332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Сухов » Бой «быков» » Текст книги (страница 14)
Бой «быков»
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:09

Текст книги "Бой «быков»"


Автор книги: Евгений Сухов




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– Никого, – доложился Децал, завершив осмотр «Фиата». – В натуре, один приехал.

– Ошманай его на предмет оружия, – продолжал руководить Ганин.

Лебедев покорно заложил руки за голову и позволил братку методично обыскать его. Внешне Дмитрий выглядел совершено спокойным и невозмутимым.

– Чисто.

Жиган отступил назад, освобождая Лебедеву проход к калитке.

– Ну, тогда пошли, боец. Только резких движений не делай. Лады? Нервы у меня сегодня на пределе. Да и у Децала тоже.

Дмитрий оставил эту реплику без ответа. Миновав калитку, он первым прошел по дорожке к дому Архангела и толкнул дверь плечом.

– Второй этаж, – проинформировал его идущий следом Жиган.

Децал замыкал шествие.

При виде Лебедева, едва он переступил порог гостиной, Ирина попыталась резко вскочить на ноги, но стоящий рядом Храп жестко опустил руку девушке на плечо. Она вынуждена была сесть. Взгляды бывших товарищей по оружию на базе СОБРа скрестились, как две остро отточенные шпаги. Но ни один из них не произнес ни слова.

Архангел неспешно поднялся с дивана. Лебедев бегло огляделся, проводя рекогносцировку местности. В помещении, кроме него и Ирины, было еще семь человек. Двое, что привели его к Архангелу, сам хозяин особняка, Храп, крепкого телосложения верзила, замерший на пороге смежной комнаты и неумолимо буравивший Лебедева глазами, мужчина в кресле у окна и еще один тщедушный тип, худой и высокий, как жердь. Последний расположился рядом с включенным монитором компьютера, и Дмитрий резонно предположил, что это эксперт, приглашенный Бартошевичем дать оценку той информации, что окажется у него на руках после обмена.

– Ну, что? – Архангел смотрел мимо Лебедева на стоящего у того за спиной Жигана. – Все в порядке?

– Да, как заказывали, шеф, – Ганин улыбнулся. – Он один и без оружия.

Только после этого Бартошевич сосредоточил все свое внимание на Дмитрии.

– Ты приехал быстрее, чем надо. Молодец! Диск привез?

Лебедев молча достал из кармана винчестер и продемонстрировал его на вытянутой руке. Архангел подался вперед, но Дмитрий тут же отступил к двери.

– Сначала отпустите Ирину, – выдвинул он собственное условие. – Она беспрепятственно уходит и только тогда вы получаете то, что хотите.

Архангел усмехнулся.

– Ты не в том положении, чтобы диктовать нам условия, парень.

Его слова прозвучали, как сигнал к действию для подручных. За спиной Лебедева раздалось два характерных щелчка взведенных курков. Верзила в дверях смежной комнаты тоже достал оружие и взял его на прицел. Храп приставил ствол своего пистолета к голове Ирины.

– В самом деле? – Дмитрий остался невозмутим. – Я так не думаю, Архангел. Тебе случайно не приходила в голову мысль, что я мог принести тебе не тот диск.

– В каком смысле? – брови Бартошевича сошлись над переносицей.

– В каком? По-моему, все элементарно. Взгляни-ка на эту штучку, – Лебедев вновь покрутил перед глазами Архангела зажатым в руке винчестером. – Сколько таких «винтов» ты видел? Никогда не обращал внимания, что многие из них, как две капли воды, похожи друг на друга. Этот диск может быть и не тем, на который ты рассчитываешь. Проверить это можно, только взглянув на его содержимое. Если диск окажется не тем, а ты уже убьешь нас с Ириной, как ты получишь настоящий.

– А если я убью только ее? – выдвинул контраргумент Архангел.

– Тогда я буду грызть вам глотки зубами, пока вы не убьете меня тоже. А проблема для тебя остается прежней.

Архангел оглянулся назад и встретился глазами с сидящим у окна мужчиной. Тот едва заметно качнул головой. В момент критических ситуаций Бартошевич предпочитал считаться с мнением своего начальника СБ, однако в данной ситуации даже этот кивок не слишком убедил его. Он снова посмотрел на Лебедева. Скользнул взглядом по винчестеру у него в руках.

– Допустим, я отпущу девушку… – медленно произнес Архангел. – А что если диск все равно окажется не тем?

– У вас останусь я, – твердо парировал Дмитрий.

– И будешь нам грызть глотки зубами, пока мы тебя не убьем?

– Думаешь, я так тороплюсь на тот свет? Все, что меня интересует, Архангел, так это безопасность Ирины. Отпусти ее, и мы поговорим. Честная сделка. Ты же этого хотел?

В комнате повисла напряженная тишина. Бартошевич колебался. Под худощавым мужчиной, сидевшим рядом с компьютером, предательски скрипнул стул. На лбу у Храпа выступили крупные капли пота. Дуло его пистолета по– прежнему касалось Ирининой головы.

Наконец Архангел отступил на шаг назад.

– Хорошо, – коротко бросил он. – Отпусти ее, Храп.

Виктор убрал пистолет и снял руку с плеча девушки. Ирина тут же вскочила и кинулась к Дмитрию. Прижалась к его широкой груди. Он слегка обнял ее за шею. Бартошевич криво улыбнулся.

– Теперь все? Мы можем получить диск?

– Нет, не все, – Лебедев отстранился от девушки. – Пусть она спуститься вниз и сядет в машину, в которой я приехал. А мы вместе посмотрим из окна, когда она скроется из поля зрения…

– Ты не слишком многого требуешь, козел? – неожиданно встрял в дискуссию верзила, подпиравший плечом косяк смежной комнаты.

– Помолчи, Атлет, – осадил его Архангел. – Пусть будет так, как он хочет. В конце концов, если он решит устроить нам кидняк, мы не только порвем его а куски, но и телку из-под земли достанем. Запомни это, герой. – На долю секунды Бартошевичу показалось, что у бывшего собровца нервно дернулось правое веко.

– Я это запомню, – спокойно произнес Дмитрий.

Архангел подал знак Жигану и Децалу, после чего те синхронно разошлись в стороны, освобождая путь к выходу. Лебедев чуть подтолкнул Ирину между лопаток, но девушка неожиданно заартачилась.

– Нет, Дима! Я не оставлю тебя здесь одного…

– Иди! – он нахмурился. – Это единственное, чем ты сейчас можешь мне помочь.

– Но…

– Иди, я сказал! Ну же! Живее!

Его тон не терпел возражений, и Ирина была вынуждена подчиниться. Окинув зачем-то взглядом всех собравшихся в комнате, девушка двинулась к выходу. Снабженная пружиной дверь хлопнула, когда она вышла. Лебедев первым прошел к окну. За ним последовал и Архангел. Никто больше не пошевелился.

– Она водить-то умеет? – иронично спросил Бартошевич, наблюдая за тем, как Ирина пересекает территорию по асфальтированной дорожке.

Лебедев не ответил. Несмотря на внешнюю невозмутимость нервы его в этот момент натянулись, как стальные канаты. Выведя возлюбленную из игры, он завершил лишь первую часть намеченной им операции. Впереди бывшего собровца ждали новые, не менее серьезные испытания.

Девушка благополучно достигла калитки, покинула территорию особняка и села за руль «Фиата». Закрытые окна в гостиной у Бартошевича не позволили мужчинам услышать звук запускаемого двигателя. Зато они отлично видели, как машина тронулась с места, неуклюже развернулась, а затем помчалась в сторону города. Архангел перевел взгляд на лицо стоящего рядом Дмитрия.

– Ну? Как видишь, я играю по правилам. Все честно. Девушка уехала, а значит, ты получил, что хотел. Теперь моя очередь, – он выставил перед собой обе руки ладонями вверх. – Диск!

Лебедев не пошевелился…


Четверг. 19 часов 9 минут

– Блошак, парни надежные?

Свищ сидел в директорском кресле, заложив ногу на ногу. Сам же директор охранного агентства расположился напротив него на стуле.

– Да. Сто процентов. За это не волнуйся. Я самых лучших отобрал. Ну, кому, естественно, объяснять на пальцах не надо, что к чему. Понимают, что работа левая. Особо афишировать не надо, – заверил босса Блошак. – Пацаны все сделают, как надо. Ты им только все разжуй. Ну, по полочкам разложи.

– Зови их сюда.

Руслан поднялся из-за стола и прошелся по комнате. Разминаясь, он сделал несколько круговых движений руками.

Блошак уже бросился исполнять его приказание и появился в кабинете через минуту в окружении троих здоровяков в камуфляжной форме с нашивкой агентства на плече.

Свищ снова сел за стол. Парни остановились на пороге, не решаясь пройти в комнату.

– Садитесь, – Свищ кивнул на стулья, расположенные вдоль стенки напротив директорского стола.

Блошак сел рядом с Митрофановым.

– Андрей Евгеньевич пообещал вам приличные деньги за вашу работу, – начал Свищ. – Но их придется отрабатывать. Большие деньги, как известно, нужно отрабатывать большим трудом.

Руслан обвел взглядом сидящих.

– Сразу предупреждаю, – продолжил он после небольшой паузы, – операция секретная. Отношение к ней, как вы понимаете, должно быть особое.

– Ясное дело, – вклинился в монолог Свища один из качков. – Бывали мы в переделках… Короче, есть такие люди, с которыми нормально, то бишь по-человечески, не договоришься. Надо, типа, оружием доказывать…

– Молодцы! Все понимаете, как надо, – Свищ улыбнулся своей коронной улыбкой, обнажив верхние зубы.

Глаза его при этом не изменили выражения. Руслан снял с себя пиджак и накинул его на спинку стула.

– Поясняю дальше. Подкатываем на стрелку. Мне там один уважаемый человек должен передать товар. Центровым у вас буду лично я. И Андрей, конечно. Если я даю команду, открываете огонь на поражение. Предупреждаю, пацаны там будут тертые. Вооружены. Стреляют снайперски. Поэтому особый гуманизм проявлять опасно. Лучше, если живыми уйдем оттуда мы, чем они. Отсюда вывод – палим качественно. В живых не должно остаться ни одной собаки, иначе у вас есть шанс не вернуться домой к вашим мамочкам. Вопросы есть?

Парни молча пялились на своего босса.

– Вопросов нет, – отрывисто отрапортовал один из них.

– Если вопросов нет, тогда погнали, – Свищ откинулся на спинку стула, а затем резко поднялся на ноги.

– У меня вопрос, – неожиданно подал голос светловолосый. – Какое будет оружие?

– Зачем спрашиваешь? Стрелять не умеешь? – не глядя на парня, поинтересовался Свищ.

– Никак нет, умею!

– Тогда на хрена тебе знать? Сядете в машину, узнаешь. Ясно? Еще раз повторяю, главный у вас Андрей. И я, – Свищ перевел взгляд на директора агентства.

– Все нормально, Руслан. Я за них ручаюсь, – проговорил Блошак, а затем развернулся к бойцам: – Вопросы зададите потом. Мне. Проинструктирую. Ясно?

– Так точно, – бесстрастным голосом отчеканил светловолосый.

– Свободны, – произнес Свищ.

Парни встали и, грохоча по ламинированному полу директорского кабинета тяжелыми форменными ботинками, вышли из комнаты.

– Теперь слушай ты, Блошак, – Свищ надел пиджак и приблизился вплотную к своему подручному. – Подготовишь четыре короткоствольных «калаша». Мне – самозарядный «стечкин». Поедем на твоей тачке. Моя слишком приметная. А на хрена нам светиться, правильно?

Свищ прошелся по комнате.

– Из тачки выходим все одновременно. Парней проинструктируй, чтобы как-то сконцентрировались… За диском иду я. Когда этот чувак передаст мне диск, начнете всех мочить. Если Архангел будет там лично, берешь его на себя. Уложишь в первую очередь. Потом крошим оставшихся в капусту, садимся и уезжаем. В живых не должно остаться ни одного.

Митрофанов протянул Андрею раскрытую ладонь.

– Ключи от машины давай.

Блошак вложил в его руку брелок с эмблемой «Хонды».

– Короче, пять минут вам на инструктаж. Встречаемся в машине.

Свищ скрылся за дверью.


Четверг. 19 часов 18 минут

– Диск! – повторил Бартошевич, чуть повышая голос.

В спину Дмитрия вновь уставились три дула пистолета – Жигана, Децала и Атлета. Спустя секунду к ним присоединился и вороненый ствол Храпа. Лебедев неспешно обернулся, а затем с нарочитой ленцой бросил винчестер на одну из раскрытых ладоней Архангела.

Не сводя глаз с бывшего бойца СОБРа, Бартошевич протянул руку назад и передал диск Храпу. Тот в свою очередь отнес его мужчине, сидящему рядом с компьютером, и положил на стол.

– Проверяй! – распорядился Архангел.

Жердеобразный моментально принялся за дело. К винчестеру потянулись шнуры подключения, а сам мужчина, развернувшись лицом к экрану, застучал пальцами по клавиатуре. Бартошевич шагнул в его сторону. Воспользовавшись этим обстоятельством, Лебедев слегка сместился в направлении входной двери и встал так, чтоб его и ближе всех располагавшегося к нему Жигана разделяло не более полутора метров. Браток не обратил особого внимания на это обстоятельство. Прищурившись, он, как и все остальные, наблюдал за бегущими по экрану монитора строками. Пальцы жердеобразного порхали над клавиатурой. Лебедев подобрался. Его сердце гулко стучало, словно отмеряло бегущие секунды.

Наконец решающий момент настал. Руки компьютерщика зависли в воздухе, потом он обернулся, посмотрел сначала на Дмитрия, а потом на Бартошевича.

– Это не тот диск, – сказал Жердеобразный и вжал голову в плечи, будто сам испугался собственного голоса. – Тут ничего нет, Олег Павлович.

Архангел развернулся на каблуках. Его зрачки метнули молнии. Звонарев слегка приподнялся в кресле. Храп угрожающе поднял оружие. Гримаса ярости исказила лицо Атлета. На реакцию Жигана и Децала, расположившихся справа от него, Лебедев не обратил внимания. Он широко и добродушно улыбнулся.

– Я ведь предупреждал.

Кадык Архангела нервно дернулся. Усилием воли он обуздал собственные эмоции и заставил взять себя в руки.

– Ясно, – слова срывались с его губ, как падающие на землю крупные горошины града. – Ты хотел доказать нам, что ты умник? Ты это доказал. Чудесно! Но где настоящий диск?

Лебедев пожал плечами.

– У меня его нет.

Все последующие события произошли настолько неожиданно, что Архангел и глазом не успел моргнуть.

Одновременно с последними своими словами Лебедев резко подался вправо и жестко захватил руку Жигана в тиски. Секундой спустя он уже оказался за спиной братка и направил его оружие в грудь Атлета. Тот уже изготовился открыть огонь, но не успел. Рефлекторное движение пальца Жигана, лежащего на спусковом крючке, оказалось быстрее. Грянул выстрел, и Атлета отшвырнуло назад в дверной проем. Кровь брызнула на стены и косяки.

Руки Лебедева взметнулись вверх, обхватили голову Ганина и молниеносно крутанули ее вокруг собственной оси. Громко хрустнули шейные позвонки. Жиган обмяк и, как в замедленном кино, осел на пол.

Храп выстрелил, но пуля его ушла выше пригнувшегося Лебедева. Децал навел на него свой пистолет. Бывший собровец нырнул вниз, уперся двумя ладонями в пол, а резко выброшенной ногой ударил противника по запястью. Выскочивший из пальцев Децала пистолет подлетел к потолку. Браток растерянно проводил его взглядом. Дмитрий подсек его, и Децал рухнул на спину. Распрямившись во весь рост, Лебедев ловко поймал пистолет.

Вскочивший со своего кресла Звонарев и стоящий рядом с ним Храп открыли огонь одновременно. Лебедев снова ушел вниз, дважды кувыркнулся через голову, а затем толкнулся ногами от пола с такой силой, что отправил свое тело в полет метра на три. Пули свистели вокруг него, как взбесившиеся осы, но не находили цели.

Обойма у Храпа опустела. Звонарев продолжал палить, в то время как Лебедев перелетел через распластанное тело Атлета и оказался в соседней комнате. Упав на руки и совершив еще один кувырок, он тут же подался назад и ногой захлопнул за собой дверь. Повернул замок и вжался спиной в стену, восстанавливая сбившееся дыхание.

Стрельба прекратилась. Храп с хрустом вогнал в оружие новую обойму. Выставил пистолет перед собой. Звонарев мягко, по– кошачьи двинулся в направлении той комнаты, где скрылся противник, но возобновлять бесцельный огонь не торопился. Децал, перекатившись на живот, с колен поднялся на ноги. Жердеобразный компьютерщик сидел в кресле, закрыв голову двумя руками.

– В чем дело? – Архангел едва ли не впервые в жизни утратил присущее ему самообладание. – Чего вы встали, кретины? Выковыривайте его оттуда!

– Один момент, босс, – откликнулся Храп.


Четверг. 19 часов 22 минуты

– Вот здесь остановите, – попросил Верпаховский, и таксист резко ударил по тормозам.

Машина остановилась. Майор сунул руку в карман, не глядя, достал несколько сотенных купюр и протянул их кавказцу и тут же покинул салон. Таксист, удовлетворенный такой щедростью клиента, мигом испарился.

Верпаховский быстро перешел на противоположную сторону улицы и направился к зданию Управления. Еще находясь на середине проезжей части, он краем глаза заметил прижавшийся к обочине малиновый «Опель-кадет». За рулем автомобиля сидел загорелый темноволосый мужчина в синем пиджаке, надетом поверх черной водолазки. На лице у него красовались круглые очки с прозрачными стеклами в стиле покойного Джона Леннона. Мужчина слегка приспустил боковое стекло и небрежно швырнул на асфальт наполовину искуренную сигарету.

Когда Верпаховский ступил на тротуар, темноволосый выбрался из салона. Майор подозрительно прищурился. Правая рука водителя «Опеля» была заткнута за отворот пиджака, и двигался он прямым курсом наперерез эфэсбэшнику. Верпаховский резко остановился в двух метрах от крыльца и выхватил пистолет. В этот самый момент хлопнула тяжелая дверь, ведущая в здание Управления, и данное обстоятельство всего на долю секунды отвлекло внимание майора.

Темноволосому этого мгновения оказалось достаточно. Снабженный черным цилиндром глушителя ствол выпорхнул из-под пиджака, рванулся в направлении Верпаховского, а затем издал два коротких глухих хлопка.

Первая пуля угодила майору в низ живота. Вторая, разорвав джинсовую ткань куртки, больно ударила в грудь. Холод волной разлился по всему телу майора, и он почувствовал, что против собственной воли оседает на грязный асфальт. Перед глазами поплыли радужные круги, а горло словно опутала тугая металлическая проволока. Верпаховский жадно хватал ртом недостающий ему воздух. Под рукой стремительно расползалась кровавая лужа.

– Ах ты черт! – прозвучало над самым ухом майора. – Коля?!

Верпаховский с трудом перевел взгляд и заметил, как над ним склонились двое сотрудников ФСБ Синицын и Михайлов. Вышедшие из здания Управления не слышали выстрелов, но видели, как майор упал.

– Коля! – Синицын перевернул Верпаховского на спину.

Михайлов, заметив кровь, мгновенно выхватил из-за пояса оружие и оглянулся по сторонам. Пешеходы двигались по тротуару, как в ту, так и в другую сторону. Определить, кто же из них убийца, не представлялось возможным…

Верпаховский беззвучно шевелил губами, пытаясь что-то сказать Синицыну. Коллега склонился к нему. С неизвестно откуда взявшимися резервными средствами майор оттолкнул его, перевалился на бок и бросил взгляд в сторону малинового «Опеля-кадета». Киллер в синем пиджаке уже взялся за ручку дверцы с намерением вернуться в салон. Лицо его было лишено каких-либо эмоций.

Мышцы с трудом повиновались Верпаховскому, но он, морщась от боли, заставил себя выставить вперед правую руку и выстрелил. Вспышка собственного оружия ослепила майора, но выпущенная из ствола пуля со свистом пересекла десятиметровое расстояние и вонзилась киллеру в ногу.

Михайлов резко развернулся. Раненный Верпаховским мужчина повис на дверце автомобиля, стараясь сохранить равновесие. Не особо мудрствуя, Михайлов выстрелил ему во вторую ногу и тут же бегом бросился к «Опелю».

Киллер упал на спину. Из такого положения он прекрасно мог видеть приближающегося к нему противника, но оказать вооруженного сопротивления подручный Кроулза не успел. Михайлов оказался рядом, когда Маккатчен вскинул вверх пистолет, и одним ударом выбил у него оружие…

Верпаховский закрыл глаза. Жизнь выходила из него с каждой каплей крови. Он бросил пистолет и с огромным трудом сумел– таки выудить из нагрудного кармана джинсовки злополучный винчестер. Синицын заметил его движение, нагнулся и взял диск из слабеющих обагренных кровью пальцев майора. В ту же самую секунду на поясе у Синицына зазвонил телефон. Он снял аппарат и поднес его к уху.

– Да, товарищ генерал! – разговаривая с Ярандиным, эфэсбэшник подал сигнал Михайлову, указывая на Верпаховского. – Он здесь… Ранен. Тяжело ранен, товарищ генерал… Взяли? Да, только что. Михайлов взял. Диск у меня. Понял, товарищ генерал. Сию минуту буду.

Михайлов, успевший перевернуть киллера на живот и сковать ему запястья наручниками, уже вызывал по своему мобильнику бригаду «Скорой помощи». Завершив короткий разговор, он приблизился к лежавшему на асфальте Верпаховскому.

– Как он?

– Плохо, – честно ответил Синицын.

– Я уже вызвал «скорую»…

– Да, я понял. Останься с ним пока, а я отнесу диск Ярандину. Он приказал. Сказал – срочно.

– Ладно. Иди.

Синицын скрылся за дверью Управления, а Михайлов опустился на корточки рядом с Верпаховским. Коснулся двумя пальцами сонной артерии. Пульс еще был, но прослушивался очень слабо. Михайлов обернулся. Киллер лежал там же, где он его и оставил. Рядом со своим «Опелем-кадетом».

Синицын вернулся меньше чем через пару минут. К этому моменту подкатила и карета «Скорой помощи». Двое крепких санитаров осторожно уложили Верпаховского на носилки и отнесли к машине. Михайлов озабоченно смотрел им вслед.

– Хороший он мужик, – грустно произнес эфэсбэшник, когда задние дверцы автомобиля закрыли от них тело Верпаховского, лежащего на носилках. – Жалко…

– Жалко, – эхом откликнулся Синицын. – Слушай, а как он вообще оказался замешанным во всей этой истории? Разве он не в отпуске был?

– Был, – признал Михайлов. – Но, значит, как-то так вышло. Я не в курсе этой истории. Что там с Безбородовым, Гриша?

– Ярандин сказал, что полковник покинул здание минут пять назад…

– Что же ты молчишь, тетеря! – взорвался Михайлов. – Быстро выезжаем. Где Олег?

– В дежурке, наверное.

– Зови его сюда! Живо! Да, и скажи там заодно, чтобы этого кто-нибудь подобрал, – эфэсбэшник, не глядя, ткнул пальцем в направлении лежащего Маккатчена. – Позже с ним разберемся. Сейчас самое главное – Безбородов…

Синицын стремительно взбежал на крыльцо и уже через секунду скрылся за дверью. Машина «Скорой помощи» отлепилась от тротуара и покатила прочь.


Четверг. 19 часов 25 минут

Ярандин положил винчестер на стол прямо перед собой и тут же потянулся рукой к телефонному аппарату. Набрал нужный номер.

– Валера, срочно зайди ко мне, – распорядился генерал, кашлянув в кулак. – Надо сделать экспертизу одной штучки. Как раз по твоей части.

– Сделать сегодня, товарищ генерал?

– Сегодня-сегодня, – Ярандин перевернул пальцем винчестер и осмотрел его с противоположной стороны. – Если понадобится, всю ночь за ним просидите, но чтобы к утру у меня был полный отчет по этому вопросу. Часам к семи. Ясно?

– Так точно, товарищ генерал! – особого энтузиазма в голосе Валеры не наблюдалось. – Сейчас буду.

Ярандин положил трубку обратно на аппарат, поднялся со стула и снял с его спинки свой форменный китель. Набросил на плечи и в таком виде прошел к окну. Вставил в рот сигарету.

Четверг. 19 часов 26 минут – Вон его особняк! – Свищ указал рукой прямо по курсу. – Подруливай вплотную, Блошак, – затем, обернувшись назад, он добавил, обращаясь к трем упакованным в камуфляж сотрудникам охранного агентства. – Всех, кто окажется у ворот, мочить без разговоров. Потом врываемся в дом, а там… Будем действовать по обстоятельствам. Но быть начеку.

Блошак, сидящий за рулем «Хонды», нарастил скорость. Гравий выскакивал из-под колес автомобиля. Едва не впечатавшись «носом» в стоящий на подъездной дорожке «Мицубиси», «Хонда» остановилась. Блошак заглушил двигатель и первым выскочил из салона, держа «макаров» наперевес. За ним высыпали из автомобиля трое вооруженных «калашами» подручных. Последним выбрался Свищ. В руках у Митрофанова угрожающе покачивался скорострельный «стечкин».

– Не торопится нас встречать Архангел, – усмехнулся Блошак. – И людишек его что-то не видно. Внутри окопались, Свищ.

– Как пить дать! Ладно, пошли, ребята.

Он указал направление дулом «стечкина», но сам при этом не торопился. Инициативу взял на себя светловолосый качок. Он дал короткую очередь по замку калитки и, когда тот отлетел в сторону, ногой толкнул створку. Затем ворвался на территорию, водя дулом «калашникова» слева направо. Двое других камуфлированных последовали за ним. Только после этого вперед шагнул Свищ. Блошак прикрывал спину старшего.

– В дом? – по-прежнему не обнаружив никакого сопротивления со стороны предполагаемого противника, светловолосый оглянулся.

– Конечно, в дом, – недовольно откликнулся Свищ. – Или ты собираешься стоять здесь и ждать, когда нас начнут расстреливать из окон? Живо! Пошли-пошли!

На этот раз Свищ рванул первым. Он знал, что в случае опасности идущие сзади прикроют его огневой мощью. Взбежав на крыльцо, Митрофанов толкнул от себя дверь. Она оказалась не запертой.

– Осторожней, Свищ, – на всякий случай предупредил его Блошак.


Четверг. 19 часов 27 минут

– У нас гости, Олег!

Услышав выстрел снаружи, Звонарев первым оказался возле окна и осторожно выглянул наружу. Четыре человека бегом передвигались к парадному входу в дом. Одного из них начальник СБ узнал без всякого труда.

– Что? – Бартошевич заставил себя оторвать взгляд от двери, за которой скрылся Лебедев и перевел взгляд на своего подчиненного. – Какие еще гости? Кто это? Наш герой привел– таки мусоров на хвосте?

– Это не мусора, – Звонарев покачал головой. – Это Свищ. И с ним еще четверо.

– Свищ? Ему что здесь нужно?

– Понятия не имею. Но, судя по всему, это не визит вежливости, Олег. У них автоматы.

– Твою мать! – Архангел сплюнул себе под ноги, нисколько не заботясь о том, что попал на дорогой персидский ковер. – Что за день сегодня такой? Ну, ладно… Чего уж теперь?.. Храп, Децал! Спуститесь вниз и разберитесь с этим делом, – Бартошевич подумал немного, а затем добавил, обращаясь к Звонареву. – Ты тоже иди с ними. Покрошите их всех в капусту.

– А этот? – Начальник службы безопасности с сомнением в голосе кивнул на дверь.

– Я буду здесь! – отрезал Архангел. – Дай мне оружие и спускайтесь.

– Олег…

– Разберитесь со Свищом!

Звонарев вынужден был подчиниться. Бросил Архангелу свой пистолет, и тот ловко поймал его на лету. Сам начальник СБ вытащил из наплечной кобуры новый.

Храп уже распахнул дверь и пропустил Децала вперед. Взамен конфискованного у него ствола последний взял себе оружие, принадлежащее ранее Жигану.

Архангел проводил своих подчиненных пристальным взглядом, а потом посмотрел на все еще сидевшего неподвижно компьютерщика. От испуга тот не мог вымолвить ни слова. Но Бартошевич и не собирался вступать с ним ни в какую полемику. Отступив назад, он опустился в кресло и наставил дуло пистолета на дверь в смежную комнату.

– Честная сделка, говоришь? – прошипел Олег Павлович. – Сучонок!

Ответа со стороны Лебедева не последовало.


Четверг. 19 часов 28 минут

Дмитрий только сейчас смог оглядеться. Иного выхода, кроме как через дверь, из этой комнаты попросту не было. Здесь даже отсутствовали окна. Искусственное освещение давала большая хрустальная люстра, свисавшая с натяжного потолка.

И тем не менее по губам Дмитрия скользнула победоносная улыбка. Пока все шло по его плану. Ирина в безопасности, Архангел не получил столь желаемого им диска, а теперь, судя по тому, что он слышал через закрытую дверь, к дому Бартошевича пожаловала вызванная Дмитрием вторая преступная группировка… Плюс ко всему он тоже был жив. И не собирался лишаться этого преимущества.

Отлепившись от стены, Лебедев осторожно шагнул вперед и склонился над распластанным телом Атлета. Верзила не подавал признаков жизни. Дмитрий склонился и рывком выдернул оружие из успевших окоченеть пальцев братка. Теперь у него было два пистолета. А, значит, и вдвое больше шансов на спасение. Вернувшись обратно к двери, Лебедев приложил ухо к косяку и прислушался. Из соседней комнаты не доносилось никаких звуков. Но Дмитрий не сомневался, что Бартошевич затаился и выжидает благоприятного момента…


Четверг. 19 часов 29 минут

Все пятеро замерли в середине светлого просторного холла с тянущейся вверх винтовой лестницей. Два коридора уходили влево и вправо. Свищ затравленно оглянулся, сжимая в руке «стечкин».

– Ты уверен, что здесь вообще кто-то есть? – осторожно поинтересовался Блошак. – Выглядит так, будто хозяева схиляли…

– Или это засада, – негромко откликнулся один из бойцов, упакованных в камуфляж.

Свищ недовольно развернулся в его сторону и хотел было ответить что-нибудь резкое, но дальнейший поворот событий не позволил ему этого сделать. На лестнице предательски скрипнула ступенька, и налетчики, как по команде, задрали головы вверх. В то же мгновение на них обрушился огненный шквал. Свищ проворно отпрыгнул в сторону, покатился по кафельному полу и замер у дальней стены. Рядом с ним оказался и Блошак. Светловолосый боец охранного агентства рыбкой нырнул к основанию лестницы. Двум другим визитерам откровенно не повезло. Одного из них изрешетило на месте, прежде чем он успел как-то среагировать, а второму шальная пуля зацепила шею. Из своего импровизированного укрытия Митрофанов видел, как парень корчится на полу в предсмертных судорогах, а из пробитой сонной артерии бьет кровавый фонтан. Через пару секунд все закончилось. Боец перестал дергаться и, изогнувшись всем телом, замер в противоестественной позе.

– Вот падлы!

Блошак первым вышел из оцепенения, в которое их повергла стремительная атака неприятеля, и рванулся вперед. Опрокинувшись на спину, он выставил перед собой «макаров», а затем раза четыре кряду спустил курок. Стоявший на лестнице ниже своих подельников Децал принял две пули раскрытой грудью. Оружие выпало из рук братка, он попытался ухватиться за перила, но не смог. Тело кубарем покатилось по ступеням.

Рядом с Блошаком уже оказался и один из его прямых подчиненных. Парень по диагонали прошелся автоматной очередью вдоль винтовой лестницы. Ответных действий со стороны противника не последовало.

Свищ осторожно поднялся на ноги.

– Он, что, был один?..

Словно в опровержение его вопроса, у верхнего основания лестницы появилась громадная фигура Храпа. Широко расставив ноги и держа пистолет перед собой, Виктор дважды выстрелил. Одна из пуль угодила прямехонько в голову светловолосого. Вторая по касательной зацепила плечо Блошака. Директор охранного агентства выстрелил в ответ, но промахнулся. Храп вновь скрылся из поля зрения.

– Черт!.. – Блошак сместился к Свищу.

Светловолосый остался лежать там, где его настиг выстрел Храпа.

По лестнице застучали ботинки бегущих.

– Отходим! – скомандовал Свищ.

В качестве убежища он выбрал для себя один из коридоров первого этажа. Рассчитывать на то, что удастся покинуть дом, находясь под прицелом подручных Архангела, не приходилось…

Блошак то ли не расслышал команды Митрофанова, то ли решил проявить геройство. Но так или иначе он вместо того, чтобы последовать за Русланом, прыгнул вперед и оказался на открытом пространстве. Однако реакция Блошака оказалась на высшем уровне. Крутнувшись на месте, он ловко поймал в прицел бегущего вниз Звонарева и спустил курок. Раненный в бедро начальник СБ споткнулся и полетел вниз. Блошак выстрелил еще раз, но очередной снаряд лишь сбил со стены декоративную штукатурку.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю