290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 14)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– А я еще в прошлый раз понял, что дело к свадебке идет! – заявил ввалившийся в комнату Иро, который нагло плюхнулся рядом, хотя в комнате были и стулья тоже. – Когда праздновать будем?

– Подозреваю, скоро, – сказала я, вспомнив пророчество Иссу Аарадо, и прижалась щекой к плечу жениха.

– Ты беременна? – на полном серьезе уточнил белобрысый сплетник. Не выдержав, я запустила в него подушкой. – Значит, нет, – сделал правильный вывод он. И тут же снова получил по башке – на этот раз от Олли, который решил, что мы с дядей играем.

Так наши с Арво объяснения с поцелуями плавно перетекли в постельные бои – благо подушек на кровати Олиса хватало. Ну а что? Лисы есть – должны и перья лететь!

В комнате…

– Я замуж выхожу, – сказала, глядя в волшебное зеркальце, по ту сторону которого находилась Марго.

– Созрела-таки, – усмехнулась ведьма, поправляя черный локон, спадающий из высокой прически на открытое плечико. Интересно, она меня в отражении видит или себя любимую? Судя по тому, как активно прихорашивается, – второе.

– Твоими стараниями, – сказала я, наблюдая за мачехой без привычного желания подправить ноготками ее холеное личико. – Ты ведь все для этого сделала: и к альдам меня отправила, и платье свадебное вместо бального подарила. – Марго хотела что-то возразить, но я не дала. – Да-да, именно специально. Не строй из себя невинность хотя бы сейчас!

– Ладно, сдаюсь, – вздохнула ведьма. – Платье в качестве намека подкинула. Но к лисам я тебя не отправляла! К этим конкретным лисам, – уточнила она, ибо в Альдъере в основном только альды и жили.

– А за кого же ты меня замуж тогда собиралась выдать, раз подвенечным нарядом, сшитым по местной моде, запаслась? – озадачилась я. – Надеюсь, не за любвеобильного градоправителя? – пошутила, но как-то нервно, потому что, кроме Арво, мне никто не был нужен. И какие-либо другие варианты я даже не рассматривала.

– Все за того же, – успокоила ведьма. – Трижды гадала разными способами – везде альд Каури выпадал как наилучший для тебя расклад. Подозреваю, не закинь я тебя в этот мир, ты бы сама нашла способ туда просочиться, ибо… судьба. Просто, поселись ты у ведуньи, а не у плотника с сыном, отношения ваши с Арво развивались бы не так стремительно.

– Понятно, – пробормотала я, сидя в комнате Олли в гордом одиночестве, ибо малыш убежал хвастать меткой к соседкам, его отец пошел работать в мастерскую, а Иро вспомнил о своих обязанностях и уехал открывать лавку. Вот я и решила пообщаться с Марго, пока никто не отвлекает. К счастью, мачеха быстро ответила. Даже, я бы сказала, молниеносно. Наверняка подозревала, о чем пойдет разговор. – Скажи, Марго… если ты все знала заранее, зачем так упорно толкала меня в объятия герцога?

– Как зачем? Чтобы ты, как обычно, все сделала наперекор! – заявила эта хитрая бестия.

Вот ведь… слов нет… приличных!

– Сильно он вам докучает? – вспомнив о бывшем женихе, забеспокоилась я. За чередой сначала тревожных, а потом и приятных событий о его светлости как-то подзабыла, а он ведь знает, что я жива, здорова… и прячусь от него в другом мире.

– Нормально. То есть никак, – сказала ведьма, чуть нахмурившись. – Исчез с наших горизонтов, не предъявляя никаких претензий, что настораживает. Вполне мог задумать какую-нибудь гадость. Для отца твоего… или для тебя. Осторожней там, Анабель! Пока он себе новую «птичку» не найдет, постарайся сидеть тихо и не высовываться.

– А как же свадьба? – расстроилась я. – Наша с Арво, – уточнила на всякий случай.

– Ой, да женитесь вы на здоровье! – отмахнулась ведьма. – Главное, там, у себя… в наш мир не суйтесь.

– А благословение графа? Его ведь еще убедить надо, что плотник для меня лучшая партия, чем герцог или какой-нибудь виконт из числа присмотренных им женихов.

– С этим я как-нибудь без вас разберусь. – Мачеха многозначительно улыбнулась.

А у меня сложилось впечатление, что это не я такая умная ловко подвела ее к выгодному для меня решению, а она знала наперед, чего я от нее хочу, и просто (для разнообразия) не стала трепать мне нервы язвительными комментариями и шантажом.

– Спасибо, Марго, – прошептала я.

– Пожалуйста, – ответила она.

Мы немного помолчали, а потом я все-таки спросила:

– Почему ты делаешь это для меня? Я же донимала тебя весь год! Ты ненавидеть меня должна, а не…

– Не помогать?

– Да! Скажи, в чем твоя выгода? Должна быть… иначе какая ты черная ведьма!

– Действительно. – Мачеха сделала вид, что задумалась. Потом с хитренькой улыбочкой призналась: – Родней хочу обзавестись в славном городе Альдъере, чтобы было к кому на чай заходить, устав от суеты родного мира.

– Марго, я серьезно! – воскликнула возмущенно.

– А если серьезно… – Она перестала улыбаться и прямо посмотрела на меня. На МЕНЯ, а не на свое отражение в зеркале. – Я очень люблю твоего отца, Белла, со всеми его недостатками, коих, сама знаешь, хватает. Сейчас, полагаю, ты, как женщина, меня хорошо понимаешь. Не так ли? – Я кивнула. – Так вот… Ты слишком похожа на свою покойную мать. Просто одно лицо. Граф любит тебя, очень, но… ему больно видеть тебя каждый день. Вернее, не тебя, а ЕЕ в тебе. Он неосознанно начинает отстраняться, избегать встреч, а ты, не понимая причин, расстраиваешься. Считаешь виноватой меня. Хотя лучше уж на меня злись, чем на него. С меня как с гуся вода. А твой папа очень ранимый человек. И все, что связано с тобой, его сильно задевает. Ты его слабое место, Анабель.

– Поэтому ты решила меня устранить?

– Скажешь тоже – устранить! – рассмеялась она. – Я решила дать тебе шанс на будущее, о котором ты сама мечтала. Разве нет? – Я промолчала. – Я, конечно, не добрая волшебница, но… не думай, что муж полюбил меня из-за чар. У нас все произошло почти так же, как у вас с альдом Каури. Настоящие, сильные чувства, ломающие стереотипы. Поэтому я особенно ими дорожу.

– А я, значит, вам мешаю… – вздохнула, снова ощутив себя ненужной.

– Не мешаешь! – опровергла мои выводы ведьма. – Но для вас с графом будет лучше, если встречаться вы начнете по праздникам, а не каждый день за обеденным столом. Заметь, это не я предложила.

– А кто?

– Твоя мать. Не надо смотреть на меня так недоверчиво. Сама теперь знаешь, что я немножечко медиум. Устав воевать с тобой, решившей, что я вселенское зло, просочившееся в вашу семью, спросила совета у покойницы. Уж ей-то явно виднее, почему у нас отношения не складываются. Лилианна и подкинула мне идею устроить все так, чтобы и ты была счастлива, и отец твой успевал соскучиться по дочурке за время разлуки, чтобы видеть в тебе тебя, а не ее оживший портрет. В принципе я сама подумывала о чем-то таком… особенно когда обнаружила у тебя магические способности. Только не замуж хотела выдать, а учиться отправить. Кто ж знал, что одно так удачно совпадет с другим? – хихикнула мачеха.

Кое-кто все же знал. Мама… моя милая, мудрая, рассудительная мамочка. Значит, Марго втайне беседовала с ней, а мне и словом не обмолвилась. У, ведьма!

– Наша с тобой война мне порядком поднадоела, а тебе?

– Наверное, – пожала плечами я.

– Мир? – предложила мачеха, и, снова вздохнув, я кивнула. Куда приятнее иметь ее в союзниках, нежели во врагах. И потом… может, она и мне устроит сеанс общения с мамой? Тогда благословение на брак с Арво я получу не только от отца, но и от нее.

Сердце защемило, глаза защипало, и я часто заморгала, стараясь прогнать соленую пелену.

– Марго… – прошептала, с надеждой взглянув на ведьму. – А ты сможешь…

– Постараюсь. – Мачеха все поняла по моему лицу. – Но общение с загробным миром – своего рода рулетка. Может, получится вызвать твою матушку, а может, и нет.

– Спасибо, – улыбнулась я, смахнув со щеки слезы, сдержать которые не удалось. – Прости. Я… я была к тебе несправедлива. – Признание далось нелегко, но от того, что я все-таки произнесла его вслух, мне полегчало.

– Да ладно… – Удивительно, но ведьма, кажется, смутилась. – Я тоже хороша. Квиты.

Вечером…

День прошел в хлопотах, по большей части приятных. Арво засел в своей мастерской, куда мы с Олисом пару раз заглядывали, чтобы его проведать или позвать к столу. Работы у папы-лиса за эти дни накопилось много, поэтому я постаралась занять малыша, чтобы он не отвлекал отца. В перерывах между готовкой, рисованием и игрой в солдатиков решила для разнообразия провести и урок математики, ибо внезапно вспомнила, что не только на роль невесты согласилась, но и на роль гувернантки тоже.

Правда, первый учебный блин у нас вышел комом – Олли витал в облаках и постоянно отвлекался, расспрашивая меня о Марго, которую считал доброй волшебницей, и про свадьбу, которую мы ему с Арво так опрометчиво пообещали. Даже сказали, что он фату понесет, сопровождая нас к алтарю. Естественно, ребенку захотелось праздника… завтра, раз сегодня уже нельзя. Пришлось объяснять, что не все так быстро, но мы с его папой очень постараемся не затягивать с приготовлениями. Иссу Аарадо ведь нагадал мне скорую свадебку. Надо соответствовать!

Обсуждая эту тему с Олисом, я никак не могла поверить в происходящее. Будто не со мной все, а с кем-то другим, очень похожим на меня. Казалось, что я на время попала в сказку: зимнюю, снежную, волшебную, по-домашнему теплую и, чего уж таить, романтическую. Ведь сердечко мое еще в лесу екнуло, когда я только увидела небритого дровосека с его пушистым отпрыском. Просто в силу отсутствия опыта до меня не сразу дошло, что происходит. Даже женить Арво хотела… вот дурочка! Как все-таки хорошо, что он выбрал меня, а не какую-нибудь двуипостасную вертихвостку вроде Ритвы.

– А я уже могу звать тебя мамой или еще рано? – рисуя на листе с заданием крылатого единорога, поинтересовался Олли.

– Зови, как больше нравится, – улыбнулась я, наблюдая за его творчеством. Вообще-то он должен был яблочки посчитать в той красочной задачке, что я ему расписала, но единорожка тоже ничего. Симпатичный получился.

– Мне и так и так нравится, – немного подумав, сказал малыш. – Мама… Белла… Мама-Белла! – радостно воскликнул он, определившись.

А я снова впала в это странное состояние, когда вроде и сижу тут, общаюсь с лисенком, пытаюсь его чему-то научить или просто развлекаю, чтобы не бегал к папе, а сама будто роль играю. И кажется, что еще немного – и я проснусь, а волшебная снежная сказка растает, как карета Золушки, с которой меня постоянно сравнивает Арво. Да и какая из меня Золушка, если подумать? Разве что снежная. В сугробе ведь нашли. И потерянные туфли, если память не изменяет, лисенок в зубах домой принес. Так что никакой интриги с поиском сбежавшей невесты в нашей сказке не было.

Звякнул дверной колокольчик, сообщая о приходе гостя. Судя по тому, что мы никого не ждали, – незваного. Мастерская находилась в пристройке, за работой станка Арво мог и не услышать звонок, а беспокоить его по пустякам не хотелось. Я была уверена, что явился Иро, поэтому пошла открывать без опаски. Накинула в прихожей шубку, чтобы не мерзнуть, и выскользнула на крыльцо. Каково же было мое удивление, когда на ступеньках вместо младшего Каури оказался незнакомый молоденький альд с корзинкой… полной бело-голубых подснежников!

– Ясных лун, леди Дорин! – воскликнул парнишка радостно. – Альд Ларго шлет вам свои благодарности и этот маленький подарок! Возьмите скорее, а то они погибнут на морозе. – Посыльный протянул мне цветы.

Олли, вертевшийся рядом, повел носом, принюхиваясь, и восторженно выдохнул:

– Настоящие!

Я тоже вздохнула. И тоже восторженно.

– Какого беса тут проис-с-сходит? – А вот в шипении Арво, который вышел вслед за нами, не было ни капли восхищения. – Подснежники? Зимой? От кого? – Он выхватил из корзины карточку, на которой было что-то написано. Судя по тому, как побагровел обычно бледный альд, послание ему не понравилось. – Верни цветы отправителю, Валто, и передай, что если Теро еще раз попробует подкатить к моей невес-с-сте… – Шипение обычно спокойного альда набирало обороты, как и растерянность парнишки, который выставил вперед корзинку, будто защищаясь. – Я его убью! – прозвучало зловеще.

Посыльный попятился, едва не свалившись с крыльца. А я рванула за ним и забрала корзинку – в конце концов, это мой подарок, а не Арво, так что нечего чужим добром распоряжаться! Стараясь быть вежливой, поблагодарила паренька за доставку. Тот нервно дернул ухом, криво улыбнулся и, продолжая с опаской коситься на взбешенного Арво, сбежал.

– Парень-то в чем виноват? – сказала я, развернувшись к жениху.

Обычно такому спокойному, уравновешенному, рассудительному… обычно, да… но не сейчас! Права была Ханна, говоря о дарах градоправителя и о том, к чему они могут привести. Только отправлять цветочки в обратный путь мне было очень жалко. Они ведь такие хрупкие, нежные… живые. Обалдеть просто! Подснежники в самый разгар зимы! Если Ларго хотел меня удивить – ему это точно удалось.

– Держи! – Я вручила корзинку Олли, который полностью разделял мое отношение к букету. – Пойди в воду поставь, а то завянут.

Обняв чудесную ношу, малыш умчался на кухню. А мы с Арво остались в сенях. Лис молчал, сверля меня тяжелым взглядом. Тут и так было прохладно, а под прицелом его прищуренных глаз и вовсе зябко стало.

– Не надо на меня так смотреть, это просто цветы. Или не просто? – нахмурилась я – вдруг чего-то опять не знаю?

– Цветы и запис-с-ска!

– Вот именно! Записка! Которую почему-то прочел ты. – Вырвав из его рук скомканную карточку, я пробежала ее глазами. – Ну и с чего такая реакция? Мне всего лишь предложили стать приглашенной мамой для малышки Ларго во время обряда наречения! Это ведь то же самое, что у людей крестная? – уточнила я. С чего-то же Арво закипел, аки вода в котле. Хорошо, хоть пар из ноздрей не пошел.

– Кресс-с-стная, угу… – Альд по-прежнему злился, и хвост его метался, ударяя по ногам. Нет, надо с этим что-то делать! Нам ведь в одном городе с Теро и его семьей жить! И хотелось бы, чтобы жизнь эта была не как на пороховой бочке. Градоправитель не отвяжется – у него натура такая. Не одно, так другое придумает, чтобы достать заклятого соперника. И если каждый его выпад мой муж будет воспринимать столь бурно, я могу ненароком и овдоветь. – Обряд наречения – просто повод, чтобы видеть тебя чаще, чтобы…

– Что? – перебила, с вызовом глядя на него. – Соблазнить меня?

– Да!

– Ты запутался, милый, – сказала, уперев руки в бока и тоже прищурившись. – Я не Кэйса. Меня Анабель зовут. Я не Теро люблю, а тебя! А этот огненный кобель… то есть лис… мне вообще не нравится! Что бы он ни дарил и ни говорил. Понятно?! Научись уже мне доверять. Я же тебе доверяю. А цветочки… они тут совершенно ни при чем! Им в воду надо, а не на улицу.

– Любишь меня? – Арво сделал шаг, сокращая и без того небольшое расстояние между нами.

Ох ты ж… это я в сердцах ему в любви призналась, что ли? Краска залила лицо, и кончики ушей от смущения тоже вспыхнули. Весь мой воинственный настрой вмиг улетучился. Я потупилась и закусила губу, проклиная свой длинный язык. Неправильно это: девушке первой чувства открывать! Или все же правильно? Он ведь замуж меня позвал, а не на свидание – это о многом говорит.

– Белочка? – протянул жених, приподнимая пальцем мой подбородок и заглядывая в лицо. Пытливый, цепкий взгляд… ну зачем ему слова, у меня же все на лбу написано!

– Холодно тут, – пробормотала, демонстративно кутаясь в шубу, подаренную мачехой. – Ножки замерзли, – нагло соврала я, покосившись на свои домашние туфельки.

– Лукавишь, – улыбнулся заметно подобревший лис. Тем не менее держать меня в сенях он не стал. Легко подхватил на руки и понес в дом. – Так любишь или нет? – шепнул на ушко.

– Люблю, – призналась я, потому что, не глядя на него, сказать такое оказалось проще.

– Бель… – выдохнул Арво, застряв вместе со мной в прихожей. – Моя девочка. Только моя! – Он приподнял меня повыше, обнял покрепче, а потом нашел губами губы…

Хорошо, что альд на руках меня держал, иначе бы я точно упала. Стремительный, сумасшедший, неожиданный поцелуй… голова пошла кругом, а пальцы сами зарылись в волосы Арво, перебирая белые пряди, сжимая их у самых корней. Жесткие, густые – вовсе не такие шелковистые, как шерсть на хвосте, но оттого не менее притягательные. Я гладила его затылок, шею, плечи, позволяя жадным мужским устам сминать мои податливые губы, пить мое дыхание, заглушая рвущийся из груди стон…

Вот бы все наши разногласия заканчивались так!

Отдавшись безумному порыву, я забыла обо всем на свете, включая Олиса… зато он не забыл о нас.

– Папа, мама-Белла… а что вы тут делаете? – запнувшись, спросил малыш, выходя в коридор.

На мгновение отпрянув от Арво, я сразу же прижалась к нему вновь, пряча пылающее лицо на плече жениха. Еще и пальчиком принялась водить по его груди, рисуя невидимые узоры. И хорошо было, и стыдно, а губы сладко ныли от слишком напористых ласк, которых мне явно не хватило, но… увы.

– Репетируем свадебный поцелуй, – с улыбкой в голосе ответил альд.

– Понятно, – деловито произнес Олли. – А то, как я буду конец фаты нести, мы тоже сегодня порепетируем? – уточнил лисенок, и, даже не видя, я знала, как горят сейчас предвкушением его голубые глазки.

Какая уж тут математика!

Глава 12
ГЕРЦОГ

Это утро началось, как обычно, с солнышка. Яркого, лучистого… Оги зовут. Огненный элементаль был единственным, кто не стеснялся меня будить, когда все остальные, напротив, старались дать выспаться. Велма и Ош тоже иногда составляли ему компанию, если побудка была, по их мнению, действительно необходима, в остальные же дни я просыпалась от тепла и света, которые излучал маленький стихийный дух. Ну или, как вариант, от радостных воплей Олли.

Однако сегодня малыша рядом не оказалось, хотя засыпали мы в его постели вместе. Сладко потянувшись, я села на кровати, поздоровалась с Оги и хотела взять с тумбочки морс, заботливо поставленный для меня лисами, но ладонь зависла над кружкой, когда я обнаружила рядом с ней и вазой, полной удивительно стойких подснежников, шкатулку. Невероятно красивую, резную. Вчера ее точно здесь не было!

– Как думаешь, это мне? – посоветовалась с элементалем. Дух, сидевший, свесив лапки, на спинке кровати, уверенно качнул головой. Пламя вокруг него заколыхалось, словно тоже кивая. – Значит, мне, – сделала вывод я, довольно улыбаясь. Будь подарок не от Арво, а от кого-то другого, Оги вряд ли вел бы себя так благосклонно. А тут сидит, ждет… наблюдает.

Взяв в руки ларец, я затаила дыхание. Провела подушечками пальцев по изящному узору на боках и крышке, коснулась металлического замочка и, решившись, открыла его. Вообще-то я ничего больше не ждала – сама шкатулка уже была произведением искусства. Но внутри, как выяснилось, прятался еще один подарок: восхитительное ожерелье, каркас которого был выполнен в виде растительного узора, оплетавшего довольно крупные изумруды. К нему прилагались и длинные серьги в похожем стиле. Не массивные, но и не простенькие. Именно то, что надо! Залюбовавшись, я начала одно за другим вынимать украшения, когда заметила на дне аккуратно вырезанную надпись: «Моей любимой Бель».

Любимой!

Сердце сжалось от нежности, затопившей его. Продолжая глупо улыбаться, я расплакалась. Оги заволновался, заметив мою реакцию, но я быстро успокоила его, объяснив, что счастлива… и растрогана… и озадачена тоже. Потому что не знаю теперь, что подарить Арво в ответ.

Мне показалось, элементаль насмешливо фыркнул, почти как хозяин дома. Пламенный ореол его ритмично заискрил, а свисающие со спинки лапки весело задергались. Не прошло и пары секунд, как этот меняющий форму дух взлетел в воздух и обернулся огненным шариком, который начал раздуваться на глазах, становясь все более прозрачным, и внутри его я увидела свернувшегося калачиком… младенца! Это что же… элементаль только что предложил мне подарить Арво ребенка?

– Хватит представлений! – буркнула я, за ворчанием пряча смущение. – Посыл поняла. – Взяв-таки морс, выпила его залпом. Вкусный! – Но для начала пойду спасибо скажу мастеру. И за шкатулку, и за ожерелье.

С этими мыслями я принялась одеваться и прихорашиваться, готовясь к скорой встрече с женихом.

Любит… не сказал до сих пор, но написал же!

Минут через пятнадцать я, причесанная и умытая, уже стояла на пороге мастерской, в которой работал альд. Мне-то казалось, что он там только пуфики да столы на заказ строгает, а он, оказывается, еще и шкатулочку для меня смастерил. Интересно, откуда взялись украшения? Купил, на заказ сделал или, может, они фамильные? Ведь, несмотря на то что я собираюсь за него замуж, про семейство Каури, не считая знакомства с Иро, его матерью и призраками из пещеры духов, я мало что знала. Кем были родители Арво, куда они делись – вопросов накопилось много, и мне не терпелось их поскорее задать.

Подкравшись к лису, сидевшему спиной к двери, хотела сделать ему сюрприз, но он, как обычно, меня учуял.

– Уже встала, Белочка? – спросил, не оборачиваясь.

– Ага, – ответила, улыбаясь. – А где, кстати, Олли?

– Иро его с утра забрал. Сказал, что у них какое-то важное дело. – На этот раз Арво посмотрел на меня, отложив резец и доску, над которой работал. После того как у малыша на спине появилась метка рода Каури, Ларго перестал представлять для него угрозу, и папа-лис уже не так сильно опекал сына, как раньше. Да и дядюшка, наученный горьким опытом, следил за племянником лучше. – Подозреваю, что-нибудь связанное со свадьбой. У них все мысли о ней. – Ах, если бы только у них! – Ты ведь не против?

– Конечно нет! Пусть малыш развеется, а то сидит безвылазно дома. Даже к девчонкам соседским не ходит. Да и они куда-то запропастились…

– Маритта, по-видимому, не пускает их сюда. Боится, что под ногами у нас будут путаться.

– Глупости! – сказала я, позволяя Арво привычно усадить меня к себе на колени. – Олли не хватает общения со сверстниками, – сказала с умным видом. Помолчала немного, поглядывая на жениха, а потом обняла его и поцеловала в щеку. – Спасибо за шкатулку, Арво. Она такая… такая… слов нет!

– Понравилась? – улыбнулся альд.

– Очень!

– А ожерелье?

– Оно потрясающее. У него есть какая-то история? – закинула удочку я.

– Есть, – кивнул жених, легонько целуя мое плечико, видневшееся в широком вырезе домашнего платья. – Его мой прадед подарил прабабушке. По семейной легенде, он получил этот комплект в награду от лесного царя, поручение которого выполнил, рискуя жизнью. Во всяком случае, именно так говорила ба. А потом эту байку и мама пересказывала, к которой перешло ожерелье. В нашем роду оно наследуется по женской линии.

– Расскажешь мне о ней… о твоей маме? – попросила я, продолжая его обнимать. – И об отце тоже. Какие они были?

– Добрые, справедливые, любящие. – Губы Арво тронула грустная улыбка. – Замечательные родители, готовые на все ради своих детей.

– А что с ними… – Я запнулась, не зная, как задать вопрос, чтобы не ранить его любопытством.

– Погибли, – сказал он. – Отправились в лес провести ритуал, который должен был помочь Килли выносить дочь. Беременность ее проходила очень уж сложно. Мои родители и отец Иро пошли ночью к реке, намереваясь попросить помощи у духов наших предков… не дошли. Встретили двух милых близняшек, под личинами которых прятались хищные ярнилы. Эти твари их и растерзали. Всех троих. Тяжелораненую маму мы нашли наутро, она нам все и рассказала, прежде чем умереть. – Он замолчал, и я тоже какое-то время молчала, не зная, что сказать. Обнимала его, гладила по волосам и вздыхала, вспоминая, как мучительно уходила из жизни моя собственная мамочка. – Я уже взрослый был… шестнадцатый год шел, а Иро совсем мальчишка. Долго по отцу тосковал, и по сей день, подозреваю, скучает.

– А сестра его? – спросила я с надеждой.

– Узнав о гибели мужа и брата, тетя Килли чуть сама не померла. И хотя ее целители все же выходили, дочку она в тот день потеряла.

– Тяжело вам было, – вздохнула я, прекрасно понимая его чувства.

– Было… но давно, Бель. Да и с покойными родными мы с Иро успели уже пообщаться, когда нам обоим исполнилось восемнадцать. Так что эта боль уже в прошлом. В мире снежных духов и маме моей, и нашим отцам хорошо. Там они среди своих. Наблюдают за нами, оберегают… ждут новой встречи, которая рано или поздно произойдет. А ожерелье, – сменил тему он, – оно в нашей семье своеобразный символ любви и родства. Мама мечтала передать его достойной невестке. Уверен, ты бы ей очень понравилась.

Я невольно вспомнила разговор с духами, которые делили Олиса. Была ведь там и женщина… точно была! Та самая, которая решила судьбу лисенка. Раньше я думала, что это Кэйса, но ведь могла быть и покойная бабушка малыша. Или все-таки Кэйса?

Мысли о покойной красавице задели за живое.

– Невестке? – переспросила я. – Значит, ты и Кэйсе его тоже дарил? – Душу будто кошка коготком царапнула. Вроде и ничего против бывшей супруги альда я уже не имела, но… ревность, как бессмертный змей, отрастила новую голову, едва отрубили старую.

– Нет. – Арво улыбнулся. Проказливо, а не печально. – Сам не знаю почему, – добавил, чуть прикусив мою шейку. Я прерывисто вздохнула, отвлекаясь от серьезного разговора. – Наверное, чувствовал, что МОЯ единственная – не она.

– Единственная? – прошептала, прикрыв глаза от удовольствия.

– Да.

Он покрывал легкими поцелуями мое лицо, поглаживая ладонями плечи, спину, а я млела от его ласк, наслаждаясь тихим проникновенным голосом и словами… такими желанными, долгожданными – самыми главными для меня!

– Любимая моя Белочка, – сказал Арво, целуя в губы. И я окончательно поплыла, отдавшись во власть его рук. Мы целовались долго и со вкусом, не боясь быть прерванными в самый неподходящий момент. Когда же альд со стоном оторвался от меня, прижав к себе теснее, ладони его дрожали от напряжения, а дыхание было тяжелым, шумным. – Наверное, пора идти ставить чайник… – после довольно продолжительной паузы проговорил он.

– Чайник? – Разочарование скрыть не удалось. – Ну да… чайник, – пробормотала я, снова выводя узоры на его груди. Видимо, опьяненная поцелуями, я не до конца еще пришла в себя, потому что мысль, вертевшаяся в голове, слетала с языка: – А от опасной девственности мы когда избавляться будем?

Ойкнув, я прикрыла ладонью рот. Стыдно-то как!

– Не искушай, Бель, – протянул Арво, прижимая меня к себе еще крепче. – Я отцу твоему слово дал.

Действительно дал, когда Марго устроила нам разговор через зеркала. Довольным граф не выглядел, пытался нас отговорить от опрометчивого шага, а меня убеждал вернуться домой. Но общими усилиями мы сломали его сопротивление. Тогда папа выдвинул условия. Разные. Начиная со свадьбы, достойной леди, и заканчивая моей неприкосновенностью до первой брачной ночи. Будто кто-то на мою девичью честь покушался. Даже обидно стало за Арво.

– Девочка моя… – Альд уткнулся носом в мои волосы, вдыхая их запах.

– Раздавишь, медведь! – возмутилась я, пытаясь отвоевать немного пространства.

– Может, ну ее… пышную свадьбу? – внезапно спросил он, отстраняясь от меня, чтобы посмотреть в глаза. – Пойдем в пещеру духов прямо сегодня? Олли возьмем… Иро с Ирмой позовем в свидетели. Поженимся и… разберемся с твоей девственностью. М-м-м?

– Марго нам не простит церемонии без нее, она ведь столько для этого сделала. А у папы все-таки случится сердечный приступ, если мы нарушим его условия. Он и так с трудом согласился отдать меня за тебя, – напомнила я. – Спасибо, ведьма помогла!

– Значит, придется ждать еще неделю, – смирился с неизбежным жених.

Честный мой, ответственный, сдержанный… надолго ли тебя хватит? А меня? Пожалуй, дату свадьбы и правда следует передвинуть, иначе это ожидание нас обоих добьет!

На следующий день…

Все было слишком хорошо, чтобы длиться вечно. Хрупкое, уязвимое счастье, которое так легко разрушить. Беда пришла, когда я меньше всего ее ожидала. А ведь новый день так здорово начинался…

Подготовка к свадьбе шла полным ходом. И за этими хлопотами мы с Арво стали меньше уделять внимания Олли. Однажды я нашла его сидящим у окна и смотрящим на ребятишек, лепивших на улице снежную бабу. Дочки Маритты за ним не заходили и гулять не звали, другие ребята – тем более, а малышу очень не хватало общения со сверстниками. Пока наблюдала за тем, как он грустно вздыхает, тоскливо покачивая белоснежным хвостиком, мне в голову пришла одна замечательная идея. Для осуществления оной, правда, пришлось бросить все дела и мне, и Арво, но игра стоила свеч.

В конце улицы, где стоял наш дом, было довольно большое поле, за которым начинался лес. Ребятишки со всей округи периодически бегали туда играть в снежки и лепить снеговиков. Именно это место мы и выбрали для строительства нашего собственного снежного городка. Вышли на улицу всей семьей (ну, почти семьей, учитывая, что я пока еще была в статусе невесты), и втроем принялись преображать унылое пространство в общедоступную снежную сказку.

Арво был не прочь размяться и лишний раз потренировать свои магические способности, возводя из сугробов крепостные стены с удобными лесенками, по которым можно было легко забираться наверх. Чтобы прогуляться по ажурным ледяным мостам и скатиться с горок – не таких крутых и извилистых, как те, что были на площади, но все равно очень здоровских. Детвора, опробовавшая их, пребывала в полном восторге.

Альдоны и альдоньи набежали еще на стадии строительства. Арво охотно советовался с сыном, делая его мнение важным, и с улыбкой поглядывал на меня, кутавшуюся в теплую шубку и шапку, которую жених заставил непременно надеть. Заботливый мой, талантливый, умный… все он прекрасно понял и сделал так, как я и задумывала.

Лисята разных возрастов с жадным интересом наблюдали, как работает папа Олиса, превращая прямо на их глазах обычный снег в игровую площадку, где можно не только кататься на дощечках и без, но и устраивать шуточные снежные баталии, а еще ездить на спинах ледяных животных. Ездить, а не просто смотреть на них, как на празднике зимнего солнцестояния! Тут были и драконы, и крылатые кони, и даже один снежный крокодил затесался среди мифических созданий, которые, по воле Арво, на время оживали и возили на своих спинах детей.

Олли был очень горд своим папой. Ведь другого такого в Альдъере нет. К лисенку подходили другие дети, звали играть. Его авторитет стремительно рос, и число приятелей быстро пополнялось. Пока приятелей, да… но со временем среди них появятся и настоящие друзья. Главное, вселить в малыша уверенность, что он не изгой, повинный в смерти мамы, а сильный, добрый, талантливый мальчик, у которого есть любящая семья, готовая ради него на все, как и он ради нас.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю