290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 13)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Женщина и ребенок… не трудно ведь догнать, правда? Тяжелая неповоротливая девица с огромным животом и мальчик, который вряд ли хочет с ней идти. Или все-таки хочет? Чем-то же она его подкупила, раз он втихаря сбежал от бабушки. Что-то посулила, а может, и угостила какой-нибудь сладостью с примесью чар. Нет, нелогично! Олли хоть и маленький, но все равно альд. Значит, должен был почуять вредную магию. Тогда как этой плаксивой «дурочке» удалось уговорить его пойти в лес?! Надеюсь, не шантажом и угрозами близким!

Какое-то время мы петляли между деревьями, пробираясь вглубь леса по заснеженным тропам, потом свернули к покрытой льдом реке и побежали вдоль ее высокого берега. Обрывистого и опасного, но я не боялась сорваться, как не боялась и стать добычей обитателей ночного леса, притаившихся во тьме. С Арво мне никакие звери не были страшны! Единственное, что меня сейчас действительно пугало, – это возможность не успеть спасти Олли от ритуала, призывающего снежных духов.

Пещера, о которой я так много слышала, находилась на одном из крутых склонов реки. Темная глубокая нора… с горящим в глубине огоньком. Арво торопился, спускаясь по тропе, сохранившей две пары следов. Снег, вылетая из-под мощных лисьих лап, падал далеко вниз, и мы тоже от неосторожного шага могли рухнуть в ледяную пропасть, но… не рухнули.

Войдя в пещеру, альд замедлился, озираясь. Ждал западни или пытался по запаху определить, здесь ли Олли? Я не спрашивала, продолжая крепко обнимать его за шею и молиться, чтобы мы не опоздали. Слишком уж шустрой оказалась эта Айна… и слишком беременной, м-да. Картина, представшая нашим глазам, пугала. В пещере, как ни странно, не было Теро, которого я мысленно костерила всю дорогу. Зато там находилась его больная на голову жена, и у нее, к моему ужасу, вовсю шли схватки.

Олли тоже был там. Сидел, забившись в угол, смотрел круглыми глазами на катающуюся по полу альду и в панике наводнял и без того мрачное помещение жуткого вида тенями, которые, подозреваю, и спровоцировали столь быстротечные роды. О чем вообще думала альда Ларго, затевая все это? Или на почве беременности у нее совсем ум за разум зашел?

– Елы-палы! – выдохнул Арво.

Тени толпились за спиной лисенка, расползались по стенам, стелились по полу, протягивая когтистые лапы к насмерть перепуганной женщине. Та не кричала в голос, лишь тихо поскуливала, то и дело хватаясь за живот, будто пыталась защитить своего нерожденного ребенка. На полу между ней и мальчиком был мелом начерчен какой-то рисунок с замысловатыми символами по углам, которые подозрительно мерцали. Рядом с ними стояли зажженные свечи. Чуть поодаль валялись фонарь и какая-то книга. Но обоим участникам этого странного действа было явно не до них. Состоялся ритуал, нет? А есть ли теперь разница?

– Папа, Белла! – воскликнул малыш, едва завидев нас. – Ты нашел меня, нашел! Как обещал, – проговорил он со слезами, которые выступили только сейчас от облегчения и радости. До этого альдон не плакал, держался, хотя и испугался до такой степени, что активировался его дар. – Папочка, Айне плохо! Помоги ей.

Чудо заботливое. Совсем как отец! Эта дрянь его затащила в пещеру, напугала, а он о ней еще и беспокоится! Добрый, чуткий, смелый мальчик! Мой… наш.

Соскочив с Арво, я бросилась к лисенку, напрочь игнорируя кошмариков, которых он тут расплодил. Обняла его крепко-крепко, поцеловала в блондинистую макушку и шепнула, что все теперь будет хорошо… и с ним, и с его чокнутой похитительницей. Хотя с выводами насчет Айны я, кажется, поторопилась. Как-то подозрительно бледно она выглядела, будто вот-вот сознание потеряет или… родит?

– Не могу, не могу больше, все! – выдохнула женщина, свернувшись в позу зародыша прямо на холодном полу. – Убейте меня, умира-а-а-аю… – провыла она. – Богини наказали, духи покарали… ы-ы-ы…

– Арво? – Я покосилась на лиса, застывшего рядом с нами. – Ты знаешь, что с ней делать?

– Нет. – В голосе оборотня послышалась столь несвойственная ему неуверенность.

– У тебя же жена рожала! – возмутилась я.

– Я не присутствовал. Она выгнала меня во двор и заперлась в комнате вместе с повитухой.

– Вот Кэйс-с-са, – прошипела я не то с пониманием, не то с раздражением. Сама при родах ни разу не присутствовала, но, спасибо маме, привившей мне любознательность вкупе с любовью к чтению, и папе, который имел богатую библиотеку, кое-что из книг по врачеванию я помнила. Это вряд ли спасет, если у альды начнутся осложнения, но выбор? – Когда я рожать стану, будешь рядом сидеть и за ручку держать, – проворчала, подходя к Айне.

– Это значит «да»? – вскинул голову лис, оставшийся с сыном. Едва Олли успокоился, как монструозные тени растворились в темных углах – одной бедой меньше.

– Это значит «обсудим потом», – отмахнулась я, пытаясь сообразить, что же делать с альдой.

Продолжая поминать недобрым словом беременных и их заскоки, я быстро сняла манто и расстелила его на полу, затем перекатила на него роженицу – негоже ей на голом камне валяться. О себе не думала, не до того как-то, хотя холод и ощущала – не лето, чай. Теплой воды не было, тряпок, которые можно использовать, – тоже. Вообще ничего не было! Три мага – и ни один не способен помочь этой идиотке. Вот засада! Мы вчетвером застряли в лесной глуши, и даже за целителем некого послать, потому что без Арво я тут оставаться боюсь, а за Олиса, если побежит он, боюсь еще больше.

– Можно как-то весточку отправить в Альдъер? – спросила, с трудом снимая с Айны мокрые и окровавленные вещи.

Воды отошли – это понятно. Но почему столько крови? Так и должно быть, нет? А-а-а… кошмар!

– Попробую, – кивнул лис. И снова вокруг него закружил снег, складываясь не то в змея, не то еще во что-то… рассматривать времени не было. Роженица стонала все громче, схватки шли одна за другой.

Ох, мамочка, как же мне быть-то! Повитуха из меня никакая, но, может, хоть словом добрым помогу? Главное, не показывать, что я сама в панике.

– Умира-а-аю…

– Не смей, дура! – рявкнула я на нее. Да уж, доброе слово. С другой стороны, кнут иногда полезнее пряника. – О дочери думай, о муже… тужься, дыши, старайся – доверься собственному телу. Ну?

– А-а-а… – завопила Айна. А потом, получив коротенькую передышку, заговорила, пытаясь очистить душу. Видимо, перед смертью. – Я сына ему обещала, наследника… думала, рожу, но нет… не получается. А он сына хочет. Только сына. И я решила дать ему сына… подарить… Олиса… а-а-а…

Мама дорогая! Она и правда сейчас родит. Ну или скончается в жутких муках. Одно из двух. Арво отгородил лисенка снежной завесой, чтобы тот не видел все эти страсти, и мы с Айной остались вдвоем… то есть втроем, учитывая выскользнувшую мне в руки малышку с маленьким хвостиком и острыми, как у всех альдов, ушками.

– Ма-ма, – пискнула я, инстинктивно прижав к себе кроху. Ох ты ж… не сломать бы чего дитю с перепуга-то! Альдона пошевелилась, закряхтела, а потом и заголосила на всю пещеру, вызвав у меня облегченный вздох. Айна всхлипнула и обмякла, лишившись чувств, а я, сообразив наконец, что только что произошло, сказала:

– Арво, нам с этой юной особой нужны твои острые когти, чтобы обрезать пуповину, ибо больше нечем, и курточка Олиса, чтобы завернуть младенца, тоже бы пригодилась. Если лисенок, конечно, не против сменить ипостась.

Естественно, Олли не возражал.

Через некоторое время…

«Девочка… дочка… альдона… жива? Здоровая! Наш-ш-ша…» – От этого жуткого шепота я поежилась, сильнее прижав к себе чужого ребенка.

Арво с Олли – большой белый лис и пушистый лисенок сидели рядом, согревая нас обеих. Альд сосредоточенно обдумывал варианты, как вывести всех из пещеры, учитывая обстоятельства, если в ближайшее время нас не найдут. Айна, чье тело благополучно отторгло и послед, по-прежнему лежала без чувств. Я боялась, что она умрет от кровопотери, но и помочь ей никак не могла. Используя одежду Олли вместо тряпок, вытерла малышку и закутала ее в теплую курточку, мать же мы накрыли ее собственной шубой, в то время как лежала она на моей.

Что было в наших силах – мы уже сделали. Оставалось надеяться, что помощь, за которой отправил своих снежных посланцев Арво, не заставит себя долго ждать. А девочка тем временем ворочалась в моих руках, недовольно морщила крошечный носик… наверное, хотела к маме. Ее бы к груди Айны приложить, но как? Альда ведь без сознания. Короче, паника продолжала буйствовать, еще и эти странные шепотки покоя не давали.

– Ты слышишь? – спросила я Арво.

– Что? – отвлекся от размышлений тот.

– Кто-то переговаривается.

– Нет. – Лис дернул ухом, принюхался, потом снова посмотрел на меня. – Никого, Бель.

Никого? То есть это только я слышу непонятные голоса, обсуждающие новорожденную? Огляделась испуганно – и правда в пещере только мы. Покосилась на малышку – точно не она тут на разные лады бормочет. Тогда кто? Галлюцинация или… духи? Я ведь видела Иссу на площади, значит, загробный мир действительно существует, и из него иногда к альдам приходят посланцы. А тут и пещера специальная, и ритуал, похоже, проведен… если не до конца, то как минимум начат.

«Духи, да… – довольно зашипели… собственно, духи. Причем весьма избирательные, раз общались они только со мной. А еще эти самые духи мысли мои читали, как слепой страж в свое время. – Мы предки альдов Ларго», – представились они.

Мало нам всем от живых представителей этого семейства досталось, теперь еще и мертвые подоспели… как бы эта встреча не закончилась плохо.

«Каури… и Каури», – влился в вереницу шепотков новый гул.

Хм, а в полку, похоже, прибыло. Каури, значит. Уже легче.

– Арво, – сказала я, теснее прижавшись к лису. Рядом с ним было тепло и спокойно… ну, почти. – А я это… духов слышу. Кажется. Так и должно быть? Да?

– Духов? – Он снова внимательно посмотрел на меня. И Олли тоже поднял голову, навострив ушки.

– Угу. Духов. Тут и Ларго, и Каури. Вы точно их не слышите?

– Нет.

– А что они говорят? – полюбопытствовал Олис.


– Радуются, что маленькая альдона жива, – немного подумав, ответила я.

«Радуемся, радуемся», – подтвердили духи хором.

– Так проси, раз радуются! – встрепенулся папа-лис.

– В смысле?

– Ритуал Айна провести не успела. Значит, не он спровоцировал их приход, а рождение малышки. Начерченный круг стал для них воротами, но требование произнесено не было, иначе бы у Олли уже появилась метка рода. Странно, что духи выбрали для общения тебя, ведь ты человек, а не альда, но… этим надо пользоваться! Скажу проще: у тебя есть возможность загадать желание, которое, быть может, исполнится. Проси, Бель! Не скромничай.

«Проси, проси…» – начали вторить ему шептуны-невидимки.

Интересно, с чего вдруг такая честь? Не я ведь помогла малышке родиться.

«Помогла», – не согласились со мной духи.

Я помогла? Ну, разве что морально. Хотя и это утверждение спорно. А впрочем, зачем отказываться, если предлагают? Желание загадать, да? Как же сложно выбрать! Для Олли, для Айны, для себя? Я так хотела, чтобы Олис совладал со своим опасным даром, а еще, чтобы на спине его появилась метка рода Каури, а не рода Ларго, но гораздо важнее сейчас было спасти идиотку, валявшуюся без сознания, потому что крохе, жмущейся ко мне, нужна была мама.

«Спасем… спасем…» – пообещали духи.

«А надо ли ее спасать? – возмутился один из них. – Глупая, безответственная лисица!»

«Она поняла, раскаялась, расплатилась… – отозвались другие. – Спасем!» – решили сообща.

– Айна выживет, духи пообещали, – озвучила я их вердикт Арво. Тот понимающе кивнул.

А невидимки меж тем начали спорить.

«Наш!»

«Нет, наш!»

«В мальчонке наша кровь!»

«Но выращен он нами!»

«Эй! – возмутилась я мысленно, сообразив, что, уладив вопрос с малышкой и ее матерью, гости из загробного мира теперь делят Олиса. – Он наш! Арво и мой, понятно? Мы сами его воспитаем, не надо ему другого папу. Теро четырех дочек на ноги поднять еще требуется, а там, глядишь, и долгожданного сыночка ему его многочисленные жены с любовницами родят. Оставьте Олли нам, иначе мальчику будет плохо, а когда ему плохо, активируется дар и… Господи! Да кому я объясняю? Вы же духи, вы сами должны все видеть и знать! Неужели предки Ларго желают малышу такой страшной участи? Ради чего? Чтобы потешить собственное самолюбие, нарисовав на спине ребенка свою метку?!»

Молчание, воцарившееся вокруг, удручало. Не хотелось мне верить, что не только градоправитель и его чокнутая женушка законченные эгоисты, но и их почившие родственники тоже.

«Наш-ш-ш!» – властно прошипел чей-то громкий голос. Кто это? Глава рода? Но чьего?!

«Их», – спокойно и уверенно произнес… или произнесла? По шепоту не разобрать было, но интуиция подсказывала – это женщина.

«Их», – нехотя согласились остальные.

А в следующую минуту Олиса тряхнуло, он повалился на бок, беспомощно дернул лапами. Арво наклонился к нему, уткнулся носом в шею сына, зашептал что-то. Шерсть малыша вздыбилась, из глотки вырвался жалобный всхлип. И все это в полнейшей тишине! Духи затаились, малышка замерла, а я даже дышать перестала от страха. Когда же лисенок снова зашевелился, шумно выдохнула. Жив, здоров… вот только шерстка на спине светится голубым. Метка проступила? Но какая? Если рода Ларго, я сама Теро загрызу, чтобы не портил жизнь нашему ребенку.

Тихие смешки духов были мне ответом. Я бы с ними еще пообщалась мысленно, но… в центре узора, начерченного для вызова потусторонних сущностей, с громким театральным хлопком, цветным дымком и ворохом ослепительных искр появилась… сущность, угу.

– Марго?! – вырвалось у меня. Изумление сменилось радостью, как же сильно я была сейчас рада видеть ведьму!

Такими темпами скоро начну ждать встреч с мачехой больше, чем с родным отцом. Уже жду… Вернее, дождалась. Неужто она опять за мной следила? И на выручку пришла, хотя могла бы сидеть дома и злорадствовать. Или Марго случайно сюда заглянула? Вроде как мимо проходила. Ага, случайно… А пару лишних шуб с покрывалом просто так с собой захватила – холодно ведь в зимнем лесу.

Глава 11
СВАДЕБНОЕ ПЛАТЬЕ

Когда добрались наконец до дома, у меня не было сил даже раздеться, чего уж говорить о купании. Я так и просидела в гостиной, где оставил меня Арво, пока лисы меняли ипостась. Даже шубу, подаренную мачехой, не расстегнула. Просто смотрела бездумно в одну точку и прокручивала в голове раз за разом события минувшего вечера.

С приходом Марго атмосфера в пещере заметно разрядилась. Ее помощь, как и черный юмор, пришлись очень кстати. Правда, надолго в этот раз ведьма не задержалась: оставила нам теплые вещи, сунула под нос Айне какой-то флакон с едким запахом, который быстро привел молодую мать в чувства, после чего заявила, что с минуты на минуту тут будет куча неравнодушных, и благополучно исчезла в тумане.

Первым в обитель духов, которые, сделав свое дело, нас благополучно покинули, вбежал огненный лис, и стало заметно светлее. Даже жарче, ибо обстановка опять накалилась. Но едва Ларго увидел живую и невредимую дочурку, как его агрессия сменилась облегчением, и очередной лисьей драки, к моей великой радости, удалось избежать. Да и Айна начала каяться мужу, слезно умоляя простить. Хотя виновата была не перед ним, а перед нами. Впрочем, эта ненормальная вполне могла извиняться и за то, что не успела провести ритуал и подарить-таки Ларго сына.

– Это ты ему, что ли, снежную весточку послал? – шепотом спросила у Арво, глядя, как новоявленный папаша вьется вокруг своей крохотной дочурки, которую я отдала пусть непутевой, но все же матери.

– Угу, – ответил лис, сидевший рядом. И опять обнял меня хвостом. Похоже, непроизвольно. – Еще целителя позвал, только не уверен, дошло ли сообщение.

Как выяснилось, дошло. Потому что очень скоро в пещере действительно стало не продохнуть от количества народа, жаждущего помочь. И лекарь среди этих альдов тоже был: высокий худощавый старик с сумкой, полной инструментов и разных снадобий. О том, что наворотила Айна, никто не заговаривал, все были сосредоточены на том, чтобы побыстрее отвезти ее с младенцем домой. И только когда мы решили под шумок уйти, ибо тут явно справятся и без нас, Ларго нагнал нашу троицу, чтобы поблагодарить (хотя от него я, признаться, такого не ожидала), а потом, переминаясь с лапы на лапу, большой и обычно грозный лис смущенно спросил:

– А Олли…

– В порядке, – ответила я, не дав ему закончить фразу.

– Наш! – одновременно со мной рявкнул Арво.

Градоправитель разочарованно вздохнул, но едва его окликнул целитель, как он тут же забыл о лисенке и помчался к своей собственной семье. Вот и замечательно! Пусть лучше о дочурке заботится.

– Точно наш? – Я практически лежала на альде, когда он вез меня домой на спине. Олис бежал следом, поэтому мой шепот вряд ли слышал. – Ты видел метку?

– Нет, но разве это имеет значение? – так же тихо ответил снежный лис.

– Никакого, – сказала я, зевнув.

Хотя любопытство все равно меня мучило. И по дороге, и сейчас, когда я осталась одна в гостиной, темноту которой разгонял Оги, перелетавший с одного канделябра на другой, постепенно их все зажигая. Что же в конечном итоге решили духи? Вняли моим словам или сочли меня выскочкой, пытавшейся навязать им свое мнение…

– Белла, Белла! У меня метка рода Каури! – распушив от гордости хвост, сообщил лисенок, вбегая в комнату. Вняли-таки! Значит, есть справедливость в этом мире! – Смотри, какая красивая! – задрав рубашку, мальчик показал мне спину.

– Очень красивая! – К счастью, язык у меня не так сильно устал, как остальные части тела, поэтому похвалить узор на лопатках малыша я смогла без труда.

– Твоя работа, Белочка? – поинтересовался Арво, спускаясь по лестнице следом за сыном.

Он был в домашней одежде, чистый и растрепанный. Везет все-таки альдам! Их смена ипостаси не только облик меняет, но и очищает тоже. Пусть и в разумных пределах. Синяки с ссадинами, к примеру, у Арво после боя и в человеческом виде сохранились.

– Ты о чем? – нахмурилась я.

– Духов ты попросила, чтобы Олли пометили?

– Нет… да… не знаю. – Я растерялась. – Они сами за него там чуть не передрались. – Сообразив по внимательному взгляду лисенка, что сболтнула лишнее, добавила: – Кто же не хочет такого чудесного мальчика в свой род принять? Все хотят!

Малыш заулыбался, довольный своей популярностью, и бледные щечки его заметно порозовели. Он выглядел спокойным и счастливым, будто и не было этих кошмарных часов, пережитых им из-за Айны.

Как выяснилось, коварная лисица выманила Олли тайной, которая, по ее словам, должна была спасти Арво жизнь. Когда малыш, вызванный ею на улицу, вышел, не ставя в известность бабушку, альда Ларго наплела ему с три короба, сообщив, что Теро и Арво завтра снова сойдутся на арене, где и поубивают друг друга, если срочно что-нибудь не предпринять. Мол, и Олиса к дяде отправили именно поэтому, а не из-за какого-то там бала. Убедительная дрянь! Сказала, что только духи могут помочь спасти обоих лисов, потерявших голову от давней вражды. Знала мерзавка, на что надавить! А так как строила из себя бедную и несчастную женщину, жаждущую спасти и мужа, и Арво, Олли, естественно, повелся. Она же добрая тетя, будущая мама… как такой не довериться? Даже я считала опасной не ее, а Ханну, а вон как все обернулось.

– Можно я завтра девчонкам метку покажу? – спросил лисенок, который после наших гуляний на площади врагами соседок больше не считал. Или просто похвастаться очень хотелось?

– Можно, – улыбнулся Арво, потрепав сына по волосам.

Я бы тоже потискала это блондинистое чудушко, да руки-ноги, правда, едва шевелились. Будто мы не по танцам и пещерам весь вечер бегали, а мешки с мукой таскали. Удостоверившись, что метка у Олиса правильная, я окончательно расслабилась. И обленилась тоже. Пришлось Арво самому стягивать с меня верхнюю одежду и обувь. Когда же он начал настаивать на купании, я заартачилась, но потом взглянула на свое испачканное платье – принимая роды, сложно остаться чистенькой, и с тяжелым вздохом согласилась. Мне, в отличие от лисов, без воды и мыла от кровавых разводов не избавиться, а грязной в постель ложиться – недостойное леди дело.

К счастью, дожидаться, пока альд растопит баню, не пришлось. Мне поставили бочку. Согреть воду для нее помог наш трудолюбивый огонек Оги. Да и к колодцу Арво тоже ночью не бегал, потому что Велма без особого труда превратила ковш воды в несколько ведер. Общими усилиями альд с элементалями приготовили мне аналог горячей ванны прямо посреди гостиной. Забралась я туда не без помощи лиса и на этот раз даже не сильно стеснялась, ибо сил на смущение не осталось. Сидела, прикрыв руками грудь, в облепившем тело белье и наслаждалась массажем, который делал мне Арво, втирая в кожу лечебные снадобья. Совсем как тогда… в день нашей первой встречи.

В постель меня доставили на руках: чистую и душистую после купания, в процессе которого я все-таки умудрилась уснуть. Проснулась, конечно, когда пришло время вытираться и одеваться, но продолжала сладко зевать и мечтать о подушке. Даже от чая отказалась с наивкуснейшим малиновым вареньем. Только Арво почему-то принес меня не в комнату Олли, где планировала заночевать, а в свою собственную кровать. И я бы даже возмутилась, напомнив ему, что мы вообще-то не женаты, но малыш, устроившийся между нами, изменил мое решение.

Лисенку после ночных передряг хотелось тепла и ласки, а еще, чтобы рядом были папа и я. Как тут отказать? Так мы втроем и уснули. Причем я, кажется, раньше всех. Мне даже что-то снилось… что-то очень хорошее, потому что просыпаться от возни под боком совершенно не хотелось. И все же я очнулась… от громкого детского крика, раздавшегося вскоре. Вскочила как ошпаренная, села на кровати, пытаясь сообразить, где нахожусь и кто посмел обидеть ребенка, и уставилась круглыми глазами на стоявшего в дверях Олиса… который держал в руках мое свадебное платье и счастливо улыбался.

– Белла, Белла! – вопил этот лисий жаворонок, поднявшийся ни свет ни заря. – Смотри, что я под своей кроватью нашел! Это оно, да? Значит, ТЫ будешь моей мамой! – сделал вывод малыш. – Будешь ведь? – переспросил чуть менее уверенно.

– Хороший вопрос, – сказал Арво, входя следом за сыном. Еще один жаворонок на мою сонную голову! Да что ж эти альды так мало спят-то? Еще и неудобными вопросами с утра огорошивают. На платье лис старательно не смотрел, только на меня, отчего стало совсем не по себе. – Ты будешь моей женой, Анабель? – сказал, положив руку на плечо застывшего в ожидании сына. Это как минимум нечестно!

– Я… – Подтянув одеяло до самых глаз, попросила: – А можно я после завтрака вам отвечу, надо прояснить кое-какие моменты и… пить очень уж хочется.

Тем же утром…

Завтрак получился совсем не таким, как я ожидала. А все из-за раннего гостя, который вполне мог оказаться и поздним, если бы его мать вчера дома не заперла, заявив, что нам ночью не до Иро будет. Зато сегодня третий жаворонок из рода Каури примчался на рассвете из первых уст выяснить, что вчера случилось в пещере. Судя по осведомленности, он и так все уже знал, но жаждал как можно больше подробностей.

Естественно, Олли едва ли не с порога сообщил дядюшке, что я теперь его мама, вогнав тем самым меня не только в ступор, но и в краску. И вроде я мысленно уже согласилась с этим решением (еще вчера), но такой напор выбивал почву из-под ног, и сказать короткое «да» становилось все труднее. Еще и слова Ритвы, брошенные на балу, без конца всплывали в памяти, разъедая уверенность ядом сомнений.

Что действительно нравится Арво во мне? Я или наша дружба с лисенком? И если все-таки второе, смогу ли я принять предложение альда и остаться здесь с ним… только ради Олиса? Надо было задать этот проклятый вопрос, послушать, что мне ответят, а потом уже делать выводы, но нам без конца мешали, и я продолжала мучиться от неизвестности, накручивая себя все сильнее.

Не выдержав, сослалась на неотложные дела и сбежала от полных надежды взглядов лисенка и от насмешливых реплик Иро, который подкалывал меня по поводу карьерного роста от гувернантки до матери воспитанника. Хотелось, как пять лет назад, забиться в какой-нибудь угол и сидеть там, мечтая, чтобы все обо мне на время забыли. Желая чем-нибудь себя занять, пока гость не уйдет, решила разобрать свои вещи, в которых от души покопался малыш, обнаружив в собственной комнате аж две новые коробки. Естественно, он подумал, что это очередные подарки от «феи», и полез искать в них игрушки, которые (хвала предусмотрительности Марго!) там тоже были.

Переступив порог, я повернулась, чтобы прикрыть за собой дверь, но не успела, потому что следом за мной в комнату вошел Арво. А я, увязнув в трясине своих переживаний, опять не заметила его приближения, не услышала шагов. Сердце вздрогнуло, будто пойманная в сети птичка. Трепыхнулось отчаянно и забилось громко-громко, часто-часто. Я смотрела на альда, возвышавшегося надо мной, и нервно кусала губы, не зная, с чего начать. Спросить, что он на самом деле ко мне чувствует, – что может быть проще? Но язык почему-то отказывался произносить слова, а во рту появилась неприятная сухость.

– Боишься обидеть, сказав нет? – по-своему истолковал мою нервозность Арво.

– Нет!

– Ну вот и сказала, – грустно улыбнулся он.

– Да нет же! – Я даже ногой топнула, сердясь, что он все неверно понял.

Альд прищурился, склонил к плечу голову и в который раз за время нашего знакомства потер подбородок… снова гладко выбритый. Похоже, он и правда собирался делать мне предложение. Но Олли опередил его со своими гениальными выводами. А может, мне просто хотелось так думать, на самом же деле…

– Так да или нет, Белочка? – уточнил лис, приструнив табун моих резвых мыслей, ускакавших в какие-то дебри.

– Скажи сначала почему! – потребовала я, радуясь, что дар речи вернулся. – Почему ты хочешь на мне жениться? Из-за Олиса?

Уф! Все-таки я это произнесла. Героиня!

– Давай-ка присядем, Бель.

Арво потянул меня за руку к застеленной покрывалом кровати, на которой этой ночью никто не спал. И смелость мою как ветром сдуло. Я хотела устроиться на постели на расстоянии вытянутой руки от лиса, однако он, ломая все мои планы, легко подхватил меня и усадил к себе на колени. Опять как с маленькой! Надо было проявить характер и настоять на своем, но по телу разлилась такая слабость, что проще оказалось смириться, нежели начать спорить. Да и смысл, когда в его руках так приятно и тепло.

– Я уже говорил вчера и повторяю вновь: ты лучшая, – сказал альд, касаясь губами моей макушки.

– Лучшая мама для Олли? – шепотом уточнила я.

– И это тоже, – не стал отвергать сие утверждение он, хотя и не сделал его единственно важным. – А еще ты самая лучшая девушка для меня. Ты ведь именно такую мне обещала, помнишь? – улыбнулся, шевеля дыханием мои волосы на виске. – В Альдъере много красивых женщин. Каждая из них хороша по-своему, и я вполне мог бы выбрать себе жену из этих лисиц. Некоторые, подозреваю, даже ответили бы согласием на мое предложение, но… мне не было это нужно, понимаешь? – Я кивнула. А затем спохватилась и пожала плечами, потому что понимала, но не до конца. Раз не нужно, зачем он меня-то замуж позвал? – А потом появилась ты. Моя маленькая рыженькая проблема, – сказал ласково, так что на «проблему» я даже не обиделась, лишь улыбнулась смущенно. – И знаешь, что было самым проблемным в этой ситуации? – спросил, скользя губами по моей щеке, отчего я начала невольно терять нить разговора.

– Что? – выдавила, опять закусив губу.

– Невозможность обнимать тебя, как сейчас… – Руки его скользнули по моим плечам, лаская их сквозь тонкую ткань домашнего платья. – Прижимать тебя к себе, такую хрупкую, миниатюрную, нежную. – Говоря это, он подкреплял свои слова действиями, что пугало и радовало одновременно. – Запускать пальцы в твои восхитительные волосы цвета алого заката… – Мягко потянув за них, Арво вынудил меня откинуть назад голову, чтобы посмотреть на него, склонившегося надо мной. Сердце пропустило удар, а душа сиганула в пятки. Сглотнув, альд хрипло выдохнул в мои чуть приоткрытые губы: – Я буду целовать тебя, Бель, до тех пор, пока ты не скажешь мне «да».

Угрозу свою лис осуществил, причем так, что я все-таки забыла о сути нашего разговора. Выпала из реальности, качаясь на волнах эйфории. Воспарила на небеса, полностью доверившись чувствам и ему – самому лучшему мужчине на свете. Моему мужчине! Мой первый поцелуй не был грубым или страстным. Арво одурманил меня нежностью, вскружил голову неторопливой лаской и бережным отношением, за которое я была особенно ему благодарна. Он словно приручал меня, давая привыкнуть к себе. Я видела, что он сдерживается, боится напугать слишком сильным напором.

Милый мой, чуткий… как же я тебя люблю!

Не в силах подавить порыв, сама обняла альда за шею, прильнув к нему всем телом, и легонько куснула его за нижнюю губу, добавляя к щемящей нежности нашего поцелуя острую перчинку неожиданности.

– Бел-л-ль! – простонал Арво, прижимая меня к себе так, чтобы не было соблазна продолжить. – Не кусайся, Белочка… это слишком… – Он тяжело дышал и молчал, видимо, пытаясь подобрать слова.

– Что? – спросила я, чувствуя себя ненормально счастливой.

– Для альдов такие покусывания очень уж интимны, – признался мой хвостатый тихушник. Не зря я заподозрила какой-то подвох, когда цапнула его за шею на улице. А он меня потом дома… вот ведь зараза! – Выйдешь за меня замуж, солнышко? – повторил свой вопрос лис.

Пусть Арво и не признался мне в любви, но действия его говорили сами за себя. Это была не животная страсть и эгоистичное стремление самца овладеть самкой. Прежде всего мой мужчина думал обо мне и моих чувствах, смиряя собственные желания, давая мне время привыкнуть к нему, к его ласкам и его поцелуям. А ведь он взрослый альд, а не зеленый юнец. И угораздило же его выбрать себе в невесты такую неискушенную в любовных делах леди, как я. Хотя в теории (спасибо любовным романам, справочникам по врачеванию и болтовне служанок) я была очень даже подкована.

– Да, – улыбнулась я. – Выйду. Только папу надо уговорить, он порой бывает очень упрямым.

– Переупрямим! Было бы желание, а доводы найдутся.

По-видимому, говорить с графом Арво собрался лично.

Плохая идея. Отец мой вполне мог отреагировать на такой разговор скандалом. Я же надеялась уладить этот вопрос через Марго – раз она всячески подталкивала нас с альдом друг к другу, значит, поможет. И потом… главное, что я сама определилась! А остальное как-нибудь да решим. Вместе.

– Бел… ла! – Влетев в комнату, Олли застал меня сидящей в обнимку с его отцом. Счастье, что мы уже не целовались! А то было бы неловко. Удивление во взгляде малыша сменилось радостью. – Да! Да? Ты будешь моей мамой? – Я кивнула, улыбаясь. – Да-да-да! – закричал ребенок, забравшись на кровать, чтобы победным прыганьем отметить долгожданную новость. – Я знал, знал, что Снеженика подарит мне маму… новую… настоящую… самую лучшую! – вопило пушистое чудо на весь дом, качая вместе с кроватью и нас с Арво.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю