290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люцифер. Искушение (СИ) » Текст книги (страница 2)
Люцифер. Искушение (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Люцифер. Искушение (СИ)"


Автор книги: Элизабет Август






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 11 страниц)

Глава 2

2 глава

– Что происходит? Почему я здесь? – Меня до самых костей пробирает первобытный страх. – Что Вы от меня хотите?

В ответ гнетущая тишина. Верёвка больно впивается в кожу, натирая до дикой боли. Из-за повязки, которая надета на глаза, ничего не видно. Незнание пугает больше всего. К горлу подступает ком, но я не собираюсь рыдать. Не дам повода для радости моим похитителям.

«Кому надо меня похищать?» Этот вопрос бесконечное количество раз прокручивался в моей голове.

Раздались негромкие, плавные шаги, движущиеся в моем направлении. Вот сейчас я и узнаю личность своего похитителя. С меня стянули повязку и в лицо хлынул яркий свет, несчастно режущий мои глаза. Пытаясь привыкнуть к свету я пыталась разглядеть обстановку. Но всё плыло, и разобрать «местность» мне не удалось. Лицо похитителя тоже расплывалась, как я ни старалась разглядеть его.

– Здравствуй, Карима. – Где же я слышала этот голос?. – Я успела соскучиться. – в её голосе звучали нотки желания и похоти.

И тут в моей голове, что-то щёлкнуло. Это же голос замдиректора. Это получается она меня похитила. Какой-то бред!

Тем временем Маниса села мне на колене и начала целовать мою шею. И я получила… удовольствие? Ну не могу же я получать радость от «этого»?

Затем И.О. директора начала снимать с меня одежду, но когда пуговицы не захотели поддаваться, она просто рывком сорвала с меня блузку.

И тут произошло, что-то из ряда вон выходящее. Глаза Манисы почернели, а кожа начала покрываться красно-коричневыми чешуйками, из головы появились рога. Замдиректора выпустила клыки и впилась мне в шею.

– ААААААААА!!!! – Я судорожно ощупывала место укуса и не могла прийти в себя.

Я лежу на кровати у Амира в комнате. Фууух. Это был всего лишь сон. Надо же выдать такой бред собственному мозгу. На часах 4:20. Чего меня в такую рань подняло?

Так стоп а почему я не в собственной кровати? Что вообще вчера было?

– Не помнишь? – опять, похоже, я говорю мысли вслух. И тут только я посмотрела в сторону друга. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку, и смотрел на меня с явным весельем в глазах.

– Если честно, то ни черта! Голова так раскалывается! У тебя нет аспирина? – я с мольбой в глазах посмотрела на его довольную рожу. Видно он недавно принял душ. Его волосы были слегка влажными.

– Ты же знаешь, я не пью таблетки. – блин, как я могла забыть. Этот индивид никогда не страдает похмельем. И я не помню не единого раза, когда он болел. Даже, когда я болела гриппом, он не заразился, хотя и провёл тогда со мной много времени.

– Ну хотя бы минералки принеси! Я ж сейчас помру! – вот прям плакать сейчас буду.

– Держи! – и в этот момент мне в лоб летит бутылка. Я еле успела её поймать. Вот, ещё бы чуть – чуть и припечатало так, что ни одним тональным кремом не замажешь!

– Эй! Ты не мог подняться и поднести?! А если бы мне в лоб попало?

– Я знал, что ты поймаешь! – развёл руками друг.

– Ладно. А сейчас расскажи, что вчера было? Я вообще ничего не помню. – я притронулась к больной голове и, открыв бутылку, сделала пару глотков. Холодная вода немного облегчила мою долю. – Только помню, как приехав с работы переоделась, позвонила тебе, поехали в клуб и… всё.

– Да ты даже половины не помнишь! Ну нечего сейчас мы восполним твои пробелы. – Он потер руки. – Так с чего начать?

– Ну, давай с начала.

– Хорошо устраивайся поудобней и приготовься слушать.

Я поправила подушку и, закутавшись в одеяло, села в позу йога.

– Всё я готова. – приготовилась слушать.

– Так начнётся же повествование. Начнём с того момента, когда мы приехали в клуб. Зайдя внутрь мы сразу же направились к бару. Изрядно подпив ты мне рассказала про твой первый «недорабочий день». Несла, что-то про Люцифера, про то, что ты не когда не дашь своей замдиректора. Затем на танцплощадке началось, что-то вроде танц-батлов. И ты с криком «Я тоже хочу!» вылетела на танц-пол, подошла к диджею и попросила включить свою песню. Угадай какой танец ты танцевала?

– Сложно сказать, если ты не единого танца не знаешь.

– Этот танец ты знала прекрасно. Кстати, я же снял видео!

Рыжий достал телефон и включил видео. Лучше бы я этого не видела. Как же стыдно. Под «Танец маленьких утят» Я танцевала, мать его, танец маленьких утят.

– Крича кря – кря! Ха-ха-ха! Я не могу! – Амир уже покраснел от смеха. А вот мне как-то совсем не смешно. Это же надо так опозориться. – Да ладно. Весело же! – утирая выступившие слёзы сказал Рыжий.

– Рассказывай дальше.

– Ах да. Тебе дали первое место за неординарность.

– Первое место? Серьёзно? – Перебила я его. – Так, рассказывай дальше.

– Так вот. Дальше мы отметили твою победу. И вызвав такси поехали домой. По пути к твоему дому ты увидела Тату-салон, работающий круглосуточно. С диким криком «Я хочу татушку!» Ты остановила такси, и потащила меня внутрь «Монстра».

– Только не говори, что где-то на моём теле красуется татуировка.

– Я и не скажу. Ты просто посмотри на свою правую кисть.

Я перевела свой взгляд с Амира на правую руку. На тыльной стороне руки красовалась надпись «Дьявол Босс»

– Блин! Разве ты не мог меня остановить? Сказать, например, «Сгинь женщина с этого нечистого места», ну или просто взять за руку и уволочь от туда.

– Я пытался. – оправдался Амир.

– Плохо значит пытался!

– Ну просто тебе это на тот момент было очень важно и просто жизненно необходимо сделать именно эту татушку. Ты сказала, цитирую: «Я таким образом покажу, как мне нравится работать в «Искушении».

– Наверное замдиректора понравится. Ладно, что было дальше?

– Ну дальше мы вышли из салона и пошли до машины. По тротуару шла группа молодых людей, лет двадцати пяти. Ты пристала и к ним. Повесившись на спину одному сказала: «Подарите мне кто-нибудь любовь!» Они с непонимающим выражением смотрели, как ты повисла на их друга. А тот собственно был и не против подарить тебе «любовь».

– Только не говори мне, что… – Господи, только не это.

– Нет. Я как порядочный друг не позволил, категорически, «дарить тебе любовь». Потом всю дорогу до моего дома ты причитала, что я гад и ты так хочешь любви.

– Ну и хорошо, что «нет».– выдохнула с облегчением. Не хватало ещё по пьяни с кем-то связываться.

– Да больше ничего, вроде, не случилось. Приехали и ты сразу завалилась спать.

– Да…весёлый вечерок был. Ещё надо заехать домой переодеться, Лёсе сказать, что меня приняли. Чёрт! Лёся!

– А, что с ним?

– Я же не сказала ему, что я еду с тобой в клуб. Он меня придушит. – Как же я могла про него совсем забыть. Когда я приехала домой, он ещё был на работе.

– Да нормально всё, я ему позвонил и сказал, что ты останешься у меня.

– Спасибо. – я зевнула.

– Ну ты ложись спи, а я пойду. Мне ещё в магазин сбегать надо.

– Пять часов утра. Какой магазин? Ложись спать.

– Ну если ты завтракать пустотой собралась, то хорошо.

– Я минералкой хорошо позавтракаю. А вот если бы у тебя аспирин был, то совсем идеально было бы.

– Понял. Аспирин, так аспирин. Но не умирать же мне с голода.

– Иди уже.

– Ушёл. – Амир Вышел из комнаты и через пару минут я услышала, как завелась машина и отъехала от дома.

***

Спать совсем не хотелось. Надо сходить в душ, освежиться.

Дом Рыжего я знала, как свой собственный. Поэтому вспомнить, где у него ванная комната мне не составило большого труда. Прихватив из бельевого шкафа чистое полотенце, я направилась в обозначенную планом комнату.

Я разделась и повернула синий кран. Прохладные струи воды брызнули в лицо. По коже побежали мурашки. Холодные капли стекали по телу, заставляя организм полностью проснуться и взбодриться.

Закрыв воду, я взяла полотенце и завернулась в него. Зайдя в комнату я подошла к зеркалу. Да… мешки под глазами никуда не делись. Ну ничего. Тональный крем и солнечные очки никто не отменял.

Надеюсь Амиру не жалко для меня футболки. С этими мыслями я открыла шкаф-купе и достала первую попавшуюся футболку.

Как оказалось, она мне очень большая. Ну ничего и так сойдёт. В это время хлопнула входная дверь.

– Тебе очень идёт. – с улыбкой сказал Амир.

– Не знала, что в твоём гардеробе найдётся футболка с таким принтом. – Я подняла бровь и провела по футболке руками.

На ней был изображён Губка Боб Квадратные Штаны и Патрик бегущие по зелёной травке с сачками, в верху радуга, медузы летают.

– Ну, а почему бы и нет.

– Просто ты обычно используешь спортивный или деловой стиль в одежде, но в «этом», – я указала жестом на футболкут, – мне очень трудно тебя представить.

– Если хочешь забирай, я то знаю, что ты любишь все нелепые вещи. А её мне не жалко. Тем более у меня есть ещё такая.

– Можно спросить, а зачем две? – меня прям заинтересовал этот факт.

– Ну первую мне подарили, а вторую я даже уже не помню от куда взял.

– Понятно. Аспирин принёс?! – Освежиться я то освежилась, а похмелье то осталось.

– Держи. – с ехидной улыбочкой он протянул мне коробочку с заветными таблетками.

Амир, сколько я его помню, собирает автографы звёзд, раритетные вещи, коллекционирует всё, что только возможно. Из его коллекций можно музей организовывать.

– Чего ты спать не легла? Выспалась бы нормально. А то на первый рабочий день, как зомби пойдёшь.

– Всё нормально.

– Ну смотри мне! – погрозил он мне пальцем. – А сейчас пойдём я тебе завтрак приготовлю.

– Ты знаешь… я как то не хочу.

– А я тебя не спрашивал будишь ты или нет. Мой долг, как друга, тебя накормить. А то на тебя прям больно смотреть. Кожа да кости.

– Эй… Сам ты вурдалак недоделанный! – Я схватила с кровати подушку и запустила в этого «опекуна».

– Чего сразу кидаться то? Могла просто сказать мол так и так, мне не приятно. А ты сразу драться. Ну ничего я тебя простил.

– Большое спасибо барин, что простил своего холопа неблагодарного! – Я сделала глубокий поклон. В этот раз уже подушка летела в меня. – Кто из нас ещё кидается.

– Пошли завтракать.

– Пошли. – в подтверждение желудок издал такой рёв, любой дикий зверь позавидует.

***

На кухне стоял такой вкусный аромат жареной яичницы с беконом, аж дух захватывает. Я просто не успеваю сглатывать слюну. И вот передо мной уже стоит тарелка, живот молит съесть это не моргая глазом. Я отломала кусочек, и отправила его в рот.

– Ммм… Как вкусно! – Вроде обычная яичница, а такой вкусной я, наверное, никогда не ела. Хотя нет, такую готовил мой отец.

– Ты чего задумалась? – с волнением в голосе спросил Рыжий.

– Да так, ничего. Просто думаю, кто будет теперь готовить мне есть.

– Эй! Я бизнесмен, а не кухарка. – с обиженным видом произнёс Рыжий.

– Ну как хочешь. Как говориться: «Моё дело предложить, а ваше отказаться». Ах… как печально. Мир теряет такого гениального повара!

– Не льсти мне, а то ещё загоржусь. – смеясь пропел Амир, – Тем более, что яичницу может приготовить каждый.

Так в весёлой обстановке мы позавтракали. Пришло время ехать домой. Ещё же надо выслушать претензии Ильяса, привести себя в человеческий вид, и отправится на свой первый рабочий день. Я забрала свои вещи и Амир отвёз меня домой.

Высадив меня около двора, Рыжий уехал, а направилась в дом. Там меня уже ждал брат.

– Доброе утро. – сказала я с опаской заходя в кухню.

– Доброе. Голодная? – Ого ещё не начал кричать. Что-то странное?

– Нет… спасибо. Меня Амир накормил.

–. Как собеседование прошло? Хотя не надо, я вижу, что всё хорошо. Я жду подробностей! – он взял в руки кружку с кофе и сделал глоток.

– Ну…всё было по обычному. Я пришла, и меня приняли. – Всё в самом деле было так, только это сжатая версия рассказа.

– Я же сказал «жду подробностей»! И маленькое уточнение. Как тебя приняли без резюме, рекомендаций и т. д?

– Если я тебе скажу, что меня приняли без него ты мне поверишь? – брат отрицательно помотал головой. – Если не хочешь верить, и не верь!

– Ну так я жду полного рассказа событий, в мельчайших подробностях. Даже можно эмоции свои описать. Так сказать, для большей представительности картины событий.

– Ладно… – На выдохе сказала я. – С чего начать? Ну приехала, зашла столкнулась с наглой блондинкой, потом меня отвела в кабинет замдиректор и приняла.

– Да… Краткость сестра таланта. А как на счёт резюме? – да, что он престал с этими бумажками.

– Ну забыла я его! И что? Меня же и без него приняли! – Вот сейчас как вспылю, и полетит что-либо в наглую рожу братика.

– Воу! Воу! Спокойнее! – Ильяс поднял руки в верх, показывая то, что он сдаётся и больше не будет задавать мне вопросов, которые меня раздражают. – Я понял!

– Вот и хорошо! – Я стала немного остывать. – Пойду собираться.

Почти дойдя до комнаты услышала с первого этажа:

– Ты только одевайся не так, как в прошлый раз! А то тебя тут же как увидят, так и выпрут за дверь!

Как же он меня раздражает. Но куда его денешь. Он же любимый и единственный братик.

Так, что надеть? Остановила я свой выбор на черной облегающей юбке до колена с небольшим разрезом с боку и красной блузке. Наверное я бы не сделала никогда такой выбор в одежде, если бы не жёсткое «одежда старухи» Ильяса. Вообще у меня хорошее чувство вкуса, но практичность никто не отменял.

Оделась я быстро. А вот с макияжем я обратилась к Лёсе. Всё из-за мелкой дрожи в руках. Нет, сначала я пыталась сама. Но мои усилия не оправдались. То красишь ресницы, а рука «дёрг» и всё смывать, то помада едет куда-то в сторону. В общем я решила, что с этим, кроме Ильяса, никто не справиться. И он, «как самый родненький человек на всей планете» согласился мне помочь.

Когда с макияжем было покончено, а причёска завязана в тугую дулю, я отправилась на свой первый официальный рабочий день в «Искушении».

Ехала я не торопясь. Сегодня я первый раз еду в такую рань на работу. Ещё где-то час до начала. Надо заехать в кафе, купить кофе и пончиков, или эклеров, чтобы потом перекусить на работе. Где в половину восьмого можно купить пончики? Точно! Есть только одно место, где делают самые вкусный кофе и пекут одну из лучших выпечек – «У Антонио». Я поехала в его сторону.

Вот оно, кафе Антонио. Приехал он из Парижа. В детстве папа часто водила нас туда с братом. С этим кафе у меня связано много счастливых воспоминаний.

– Кто это у нас тут! Да это же крошка Карима! – ко мне подбежал полный мужчина лет пятидесяти, и обнял. – Сколько лет, сколько зим! Давно ты к нам не захаживала. – Меня выпустили из крепких и таких нежных объятий.

Я посмотрела в лицо милого мужчины, с, запомнившимися мне ещё в детстве, усами, описывающими полумесяц. Он как всегда был в фартуке и в длинном поварском колпаке.

– Здравствуйте! – Я широко улыбнулась. – Я по вам тоже скучала!

– А ты не представляешь, как скучал я! Как там Ильяс? Всё такой же вредина, как в детстве?

– Ни то слово! Всё не изменилось, кроме возраста.

– Я так рад, что вы не изменились! Остались такими же дружными, как я вас и запомнил. – Его глаза начали слезиться.

– Антонио, – своего отчество он никогда не называл, и всегда просил звать его по имени, – ну, чего же Вы! Я сейчас тоже расплачусь!

Антонио друг нашей семьи, жены и детей у него не было. Может по этому он так много времени проводил с посторонними детьми. Он давал тем детям, и нам с Ильясом, всю свою любовь. А мы в свою очередь всегда пытались его радовать, какими-то рисунками, подарками и т. д.

– Ну, что же ты! Не сметь плакать! – меня опять стиснули в объятья.

– Не буду. – согласилась я.

– А я внёс одно изменение в интерьер, и добавил новых выпечек в меню. Хочешь посмотреть?

– Конечно! Показывайте!

Меня развернули на сто восемьдесят градусов и моему взгляду предстало нечто. Точнее стена. А если ещё точнее, то стена увешенная всевозможными рисунками.

– На днях я перебирал вещи у себя в кабинете и наткнулся на большую коробку. Я открыл её и вот, что обнаружил! – Он обвёл руками детское художество. – А не узнаешь эти рисунки? – Он указал на картинки, и конечно я узнала эти рисунки. Это мои детские «каляки-маляки». Они занимают центр экспозиции. У меня опят начало щипать в глазах.

Я прижалась к этому доброму мужчине, как к отцу. И он меня приобнял. Мне давно не хватало, вот таких, объятий… отцовских.

– Ну… всё… тише. – Плакать я закончила, но мне не хотелось отпускать Антонио. – Ты ещё не пробовала моих новых пончиков с клиновым сиропом! Ну это мы сейчас исправим!

Вместе с Антонио мы зашли на кухню, где меня накормили самыми вкусными пончиками во всём мире.

Я посмотрела на часы. Мне уже пара ехать на работу.

– Антонио, это одно из самых шикарных блюд, которое я пробовала! Но мне пора ехать. Не могли бы Вы мне завернуть упаковку с собой.

– Жаль, что ты уже уезжаешь! Ну ты же ещё приедешь? – Он запаковал пончики и дал их мне в руки.

– Обязательно!

Я ещё раз на прощание обняла его и вышла. Моё настроение подскочило до небывалой отметки.

Подъехала к клубу я ровно в восемь часов. Какая я умница! Впервые в жизни куда-то не опоздала! Ай да я!

На первом этаже здания никого нет. Ну оно и понятно, ведь сейчас не ночь. Поднявшись на второй этаж, я тоже никого не обнаружила.

Наверное Маниса у себя в кабинете, к нему я и направилась. Открыв дверь меня охватил не то шок, не то ступор. Моему взгляду развернулась «картина» в стиле «Ню». А точнее: какая-то обнажённая девица лежала на столе полностью голая. Она вся обмазана взбитыми сливками и рядом с ней стоит тарелочка с клубникой. Спиной ко мне стоит, скорее всего, Маниса. Она берёт ягоду и обмакнув её в сливки, прям с брюнетки, подносит ко рту и кусает. Какая гадость!

Брюнетка повернула голову и с вопросительным взглядом спросила:

– А разве мы ждали кого-то ещё? – какой мерзкий у неё голосок.

– Нет. – Замдиректора обернулась. – Карима, я не ждала вас так рано.

– Ну… так получилось. Пожалуй я пойду.

– Может присоединишься? – с блеском в глазах спрасила И.О. директора.

– Нет, спасибо, но я откажусь. Просто это не по мне.

Я вышла и закрыла за собой дверь.

Теперь у меня не возникает не каких сомнений, что Маниса «по девочкам». И тут я вспомнила сегодняшний сон. Брр! Так, пойду ка я начинать разгребать завалы с документами.

Да. За ночь здесь ни чего не изменилось. Ну, что ж приступим!

Так раскладывая по стопочкам бумаги за разные года я не заметила, как быстро пролетело время. Маниса не заходила ко мне. Я посмотрела на часы. Было время обеденного перерыва. У меня же есть пончики, а на первом это же я видела кофейный автомат. Ну вот перекушу и продолжу. Сколько не разгребаю, а завалов не уменьшается.

Я спустилась вниз и подошла к автомату. Взяв две чашки кофе я вернулась на своё рабочее место и достала из сумки коробочку с выпечкой. Антонии положил мне все виды новых пончиков в двух экземплярах. Наверное Маниса тоже проголодалась. Пойду с ней поделюсь. Перед входом в кабинет я постучалась, а то вдруг я помешаю. Мене ответило спокойное «Войдите».

Я вошла. Брюнетки уже не было. Маниса сидела закинув ноги на стол, и попивала какой-то коктейль.

– Что-то случилось? – замдиректора сурово посмотрела на меня.

– Да нет. Просто решила предложить Вам перекусить. – улыбаясь сказала я.

– Ну что ж… Проходи. И чем же ты решила угостить меня? – Маниса оживилась.

– Одними из самых лучших пончиков в городе!

Я протянула коробочку и кофе И.О.

– Да пончиками меня ещё не кормили! – усмехнулась она.

– Так я буду первой. Вы просто попробуйте! – вот и рекламу сделаю для кафе Антонио. Конечно, если ей понравится. Маниса откусила немного выпечки и довольно… замурчала.

– Ты права. Это восхитительно! Чего же ты не берёшь?

Я взяла пончик, и села напротив девушки. Так в тишине, изредка нарушаемой мурлыканьем Манисы, мы перекусили.

Потом снова бумаги, документы. Так разгребая всё и попутно изучая каждый листок, я не заметило, что начало темнеть.

Часы показывали девять вечера. Вот это я засиделась! Но зато четверть работы сделана.

Ноги дико ноют. Ну конечно. Целый день на каблуках. Я стянула обувь. Ногам стало так приятно. Блаженство…

Я встала и пошла к лифту, неся туфли в руках. Глаза немного слипались. Очень хочется спать. Прозвучал звук прибывшего лифта. Не открывая глаз, я шагнула в кабину. Но мне преградила дорогу чья-то мускулистая грудь, которая, кстати, налетела на меня. Туфли выпали из рук. Я подняла голову и встретила взгляд красных глаз.

Глава 3

3 глава

Не знаю сколько прошло времени. Может пару секунд, минут, часов… или целая вечность, а я всё продолжала смотреть в красные глаза. Руки мужчины легли мне на талию, а я, как заворожённая, не могла отвести взгляд от «красной бездны». И особенно завораживало то, что они стали менять свой цвет на чёрный, а потом на карие. И всё. Теперь они смотрели с такой холодностью, что по коже пошли мурашки.

Я оторвалась от «гипнотизирования» мужчины и взглянула на его лицо. И невольно загляделась. Его красивый прямой нос, острые черти лица, лёгкая щетина и чёрные, как смоль волосы, притягивали взгляд.

Мои руки лежали на груди мужчины, из-за чего я чувствовала его размеренно вздымающуюся грудь. Он прям греческий бог, сошедший с Олимпа.

– Может ко мне? – спросил мужчина.

– Ааа…Что? – я не поняла суть вопроса, но всё таки отвлеклась от разглядывания его лица.

– Может ко мне? Нет. У меня есть идея получше! Давай прямо здесь, в лифте?! – Мужчина сильней притянул меня к себе.

– Да что вы себе позволяете! – Я попыталась вырваться. Ничего не вышло. Меня ещё сильнее впечатали в сильную грудь.

Нет, это беспредел какой-то! Ну сейчас он познакомится с моим нецензурным лексическим запасом!

– Ты не хочешь? – на лице, на долю секунды, промелькнуло удивление, а глаза опять загорелись красным. – Совсем нет?

– «Совсем нет»! А теперь отпустите меня! Мне не нравится, когда какие-то мужики прижимают меня к себе!

И меня отпустили. И за долю секунды красноглазый исчез. Я даже не поняла куда. Но мне было не до этого. На душе как-то паршиво стало. Так девять часов, клуб только открылся. Людей будет не так много. Значит, я смогу выпить в одиночестве.

С этими мыслями я спустилась на первый этаж.

Да давно я здесь не была. В общем сам клуб делится на: бар, сцену, площадку для танцев и VIP-ложе, куда же без неё.

Как я и догадалась людей ещё мало. Самый разгар вечера начнётся ближе к полуночи.

Я двинулась к бару. За ним стаял бармен, лениво протирающий стакан.

– Серёжа, – прочла я на бейдже, – а налей мне чего-нибудь!

– Что желает леди? Может коктейль? – Я отрицательно покачала головой. – Мартини?

– Давай виски! – мой выбор пал на этот напиток.

– Чего вам будет угодно. – Серёжа достал тумблер и, кинув три кубика льда, налил янтарную жидкость. – Вуаля!

Я залпом выпила алкоголь, и тот полился, обжигая горло. Я почувствовала лёгкое облегчение на душе.

А затем пошла: первая, вторая, пятая, десятая и т. д.

И мне уже стало так хорошо, что лучше некуда. И жизнь стала казаться лучше, и музыка, которая сейчас играла, и которую я терпеть не могла, казалась красивой.

– Серёжа, а можно вопрос? – заплетающимся языком проговорила я.

– Для тебя всё, что угодно. – Сказал бармен и подмигнул.

– А почему тебя двое? – передо мной стояла двое мужчин, повторяющие одинаковые движения.

Серёжа ничего не ответил, только ухмыльнулся.

И до меня дошло! Это не его двое – это у меня в глазах двоиться! Хватит пить. Сейчас руки в ноги и домой – отсыпаться.

– Серёжа, сколько с меня?

– Красавицам за счёт заведения! – Ой как приятно! Меня назвали красавицей! Или это просто вежливость? Да пофиг.

Но обпивать собственное начальство я не собираюсь. Приблизительно прикинув стоимость алкоголя и количество выпитого, вычислила сумму, которую я должна. Хотя мне это удалось не сразу. Пьяный мозг напрочь отказывался что-либо считать. Но всё-таки мне удалось.

Положив деньги на стойку я встала и двинулась на выход. В клубе много народа. Люди сновали туда-сюда. И практически каждый счёл должным то зацепить меня плечом, то врезаться. Меня это уже начало очень сильно бесить. Но вот впереди спасительная дверь.

Глоток свежего, слегка морозного воздуха – немного отрезвил. Надо позвонить Ильясу, чтобы тот приехал и забрал меня. Кое как нащупав телефон на дне сумки, вынула. На экране высветилось десять пропущенных и два сообщения. Семь пропущенных от Ильяса, два сообщения и три звонка от Рыжего.

«Кара, ты чего трубку не берёшь? Мне звонит Ильяс, говорит, что ты не отвечаешь. Я волнуюсь. ПОЗВОНИ!»

«И ещё. Я Ильясу сказал, что ты у меня. Напилась и спишь. Как только прочитаешь– звони, в любое время.»

Так, Ильясу звонить нельзя, надо поддержать легенду, что я у Амира. Надо позвонить Рыжему и попросить перекантоваться до утра.

И тут, как на зло, телефон издал «предсмертный писк» и вырубился. Что ж за день?! Мне же даже такси не по чем вызвать!

Повертев головой в поисках людей я заметила охранника, который стоял на входе в клуб. Где-то я его уже видела! Точно. Это же тот же самый охранник, который четыре года назад стоял на этом же месте, в точно таком же костюме. И он не капельки не изменился.

Я подошла к бугаю. Он с некоторым презрением посмотрел на меня.

– Уважаемый, а не могли бы вы мне одолжить свой телефон? – меня проигнорировали, но я не из тех, кто сдаётся с первого раза. – Мужчина. Ну пожалуйста! Мне позвонить, такси вызвать!.– и опять молчание. Но теперь охранник посмотрел куда-то за мою спину. Я тоже обернулась.

На другой стороне парковки стояло такси. Отстав от мужика, пошла к машине.

На парковке не было ни одной машины, кроме такси.

Уже миновала середину пути, услышала звук ревущего мотора. Обернувшись на звук, увидела мотоцикл, который со всей скоростью нёсся на меня. А я не могу пошевелиться. Всё моё тело сковал ступор. И это очень жутко. Всё твоё тело оковывает страх, и ты стоишь как вкопанная, и даже пошевелиться не можешь. И глаза тоже не закрываются. Просто стоишь и смотришь, как кто-то несётся на бешеной скорости на тебя.

Раздался звук скрежета колёс об дорогу, и спортивный байк остановился в десяти сантиметрах от меня. А я наконец смогла пошевелиться, но ноги меня не держали и я упала на пятую точку.

– Ты не сильно ушиблась? – в его голосе слышалось беспокойство.

А я даже головы не могу поднять, чтобы посмотреть на него.

Послышались шаги. И вот уже парень сидит передо мной на корточках и, беря подбородок тремя пальцами, поднимает мою голову. А я не вижу его лицо из-за слёз.

– Можешь встать?

Я попробовала поднять сначала руку, потом ногу. Но, видимо, из-за шока мои конечности не слушались меня. И мне стала так обидно, что я разревелась в голос.

Я не успела почувствовать, когда меня подхватили на руки, с особой осторожностью, и с такой же бережностью посадили на скамейку, стоящую с краю парковки. И неожиданно, для самой себя, я перестала плакать. Я посмотрела на парня.

Передо мной сидел парень лет двадцати пяти, блондин с голубыми глазами, чёткая линия скул. Его волосы были растрёпаны, что придавала ему слегка небрежный вид.

Блондин снял куртку и надел мне его на плечи.

– Ой! Не надо. Ведь на улице холодно и Вы можете замёрзнуть! – я начала снимать куртку.

– Вот именно. На улице холодно. Ты же вся дрожишь. Вон зуб на зуб не попадает. – И на моих плечах поправили куртку.

Только сейчас я заметила, что и правда дрожу. Я продела руки в рукава, и стала так тепло и хорошо.

– Спасибо… – Слегка дрожащим голосом, сказала я.

– А вот так будет лучше. – И он застегнул молнию на куртке, одетой на мне. – Меня, кстати, Эман зовут.

– Кара. – Представилась я.

– Ну, Кара, вставай. Я тебя домой отвезу. – Эман поднялся с лавочки и протянул мне руку.

И чем-то этот парень располагал к себе. Просто не могу отказать.

Я протянула руку своему «недоубийце», и меня притянули к себе.

И вот уже второй раз за вечер я стаю тык-впритык с мужчиной, и меня сжимают в объятьях крепкие мужские руки.

Видимо, почувствовав моё смущение Эман выпустил меня.

– Ну что поехали? – Подмигнув спросил мужчина.

– Да.

***

Ночной город – это, что-то! Когда огни заполняют темноту и неоновые вывески кафе, различных магазинчиков, свет от фар машин сливаются в один круговорот света в ночи…

Я не раз ездила на мотоцикле, но впервые это так ярко. Свои ощущения просто не могу передать. Когда разгорячённую кожу обдувает морозный ветер, вызывая мурашки, когда волосы развиваются на ветру: всё это порождает чувство свободы.

И я почувствовала эту свободу. Когда едешь в машине не испытываешь чувства… эйфории. Захотелось отправиться в полёт, как птица, которая свободно парит в небе.

А почему бы и нет?! Я аккуратно приподнялась, опираясь одной рукой на плечо Эмана, и встала. Аккуратно отпустив парня, я расставила руки в сторону и подняла голову к звёздному небу..

– Вууухууууу! – я кричала во всё горло.

Мотоцикл сбавил ход. Опустив голову, просмотрела в боковое зеркало заднего вида. Эман улыбался. От его улыбки, моя стала ещё шире.

***

И вот уже мелькают дома знакомой улицы. Мы подъехали к воротам. Эман заглушил мотор.

– Ну вот и приехали! – сказала я слезая с мотоцикла. – Пока.

Я развернулась и сделала шаг к дому.

– А как же обменятся номерами?! – Я обернулась, достала телефон.

Парень продиктовал свой номер. Я набрала его на телефоне и позвонила, чтобы у него остался мой.

– Звони в любое время суток. – Эман надел шлем. – До скорой встречи!

– Эман, – я окликнула его, заставив опять посмотреть в мою сторону, – а куртка?

– Да не нужна она мне. А тебе будет напоминать о нашей первой встрече.

– Я так не могу. – Не могу брать чужие вещи.

– А я её тебе дарю. Если не возьмёшь– обижусь! – и надул губы.

У него это так смешно получилось. Я рассмеялась в голос. Он улыбнулся. Какая красивая улыбка, прям залипательная.

– Ну я поеду.

– Пока.

Ещё минут десять я стояла около ворот и смотрела на удаляющийся мотоцикл.

Послышался щелчок открываемой двери. Показалась сонное лицо брата с взбитой шевелюрой.

– Кар, ты ж у Амира должна быть? – заспанным голосом спросил Ильяс.

– А я здесь. – ответила брату.

– А кто это был? Ухажёр? – прищурив глаза поинтересовался он.

– Да…. это так…новый знакомый. – отмахнулась я.

– А чего тогда рожа такая счастливая? – ехидно поинтересовался Лёся.

И правда. Только сейчас заметила, что всё время улыбалась. Так, стоп. Он сейчас моё личико рожей назвал? Моё лицо?!

– Ты чего надулась? – сдвинул брови на переносице.

Я не ответила и просто, обойдя его, зашла в дом. Вот теперь с ним разговаривать не буду. Пусть думает чем меня обидел.

Зашла на кухню. Желудок просит еды. Так, что у нас тут есть. Открыла холодильник. Ага, тортик! Поставила на стол свой ночной перекус и взяла ложку. Вот как сейчас целый торт одна съем, а с Ильясом не поделюсь.

Запустила ложку в торт.

– Ты хотя бы кусок отрезала. – прокомментировал мои действия вошедший в кухню брат.

Я его проигнорировала. Буду есть так как хочу, хоть вообще руками!

Ильяс взял ложку и сел напротив. Это, что же? Он решил моего тортика отпотчевать? Щас прям!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю