355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Звездная » Тайна проклятого герцога. Книга вторая(СИ) » Текст книги (страница 10)
Тайна проклятого герцога. Книга вторая(СИ)
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:49

Текст книги "Тайна проклятого герцога. Книга вторая(СИ)"


Автор книги: Елена Звездная



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Но поистине от поручения герцога за моей спиной выросли крылья! Жест доверия, столь неожиданный, и от того безмерно значимый для меня.

И это было первое за долгое время утро, которое я встречала с улыбкой, едва ли не напевая от невыразимого чувства радости, что рвалось из груди. И мне казалось, что это будет лучший день моего замужества, день в который я буду улыбаться всему, даже серым стенам замка Грэйд.

И спустя полчаса, спускаясь по центральной лестнице в холл, я улыбалась всем – огромной люстре на сотни свечей, сверкающей под потолком, кинувшимся мне на встречу Урагану и Грому, встреченным горничным, старательно натирающим ступени до блеска, хмурому Говарду, стоящему у подножия, не менее хмурому дворецкому Уилорду, несколько напряженной госпоже Вонгарад и даже…

К сожалению, мне следовало ранее обратить внимание на излишнее усердие горничных, в чрезмерно большом количестве старательно уделяющих внимание блеску мраморного покрытия. Следовало.

Возможно, в этом случае удалось бы избежать скандала, который, к моему искреннему сожалению, все с нетерпением ожидали. Потому что рядом с Говардом, вскинув подбородок и не женственно, но непрестанно обмахиваясь веером, стояла леди эн-Аури.

С момента нашей последней встречи черная магиня ничуть не изменилась все те же короткие, но сейчас элегантно уложенные волосы, шрам на щеке, очень умело, но недопустимо для высшего света подведенные глаза, ярко накрашенные губы. И платье – черное, с глубоким притягивающим внимание декольте, расшитыми жемчугом воротником и манжетами, и жемчужного цвета палатином, который небрежно свисал с плеч. И сложно было бы не заметить холодную решимость в черных глазах, решимость смешанную с готовностью устроить ожидаемый всеми безобразный скандал.

– Так значит, сопливая монашка добилась своего? – вызывающе громким голосом воскликнула леди эн-Аури.

И я поняла, что это платье, макияж и даже глубочайшее декольте были предназначены вовсе не для меня – леди намеревалась встретиться с герцогом и опоздала. А сейчас планировала все свое негодование выплеснуть на меня.

Вежливо улыбаясь, я спустилась по лестнице, не отвечая на выпад, а едва ступила на черный мрамор пола в холле, обратилась к Уилорду:

– Мы не были представлены, – ровным тоном сообщила я.

Дворецкий, как и полагается человеку его профессии, немедленно принял важный вид, сдержанно поклонился мне и произнес:

– Леди оттон Грэйд, к вам леди Энастин эн-Аури!

– Вот как? – совершенно игнорируя стоящую рядом леди, чей рост превышал мой собственный на голову как минимум, произнесла я. Затем невозмутимо продолжила: – Мне очень жаль, но данное имя мне неизвестно, что позволяет с уверенностью предположить, что леди не числится среди моих добрых знакомых. Передайте мои глубочайшие извинения, а так же искренние сожаления, но я не смогу принять уважаемую леди, и не вижу причин, по которым обязана это делать.

Одна из горничных уронила ведро. И оное, расплескивая воду и гремя, покатилось вниз по лестнице, а внизу было остановлено бросившимся к источнику шума Громом.

И в холле родового замка Грэйд повисла невероятная, напряженная тишина.

Которую я нарушила вопросом:

– Уилорд, мэр города уже прибыл?

Несколько излишне низко поклонившись, дворецкий:

– Да, моя леди. Господин Норган ожидает в гостиной.

– А господин Аннельский? – осведомилась я об управляющем.

– Так же в гостиной, ожидает, когда вы соблаговолите его принять.

– Замечательно, – я позволила себе благожелательную улыбку. – Сопроводите уважаемого господина Норгана в кабинет его светлости.

Уилорд выпрямился и несколько напряженно вопросил:

– А господина Аннельского?

– Позже.

Низкий, исполненный подчеркнутого уважения поклон дворецкого оказался на удивление приятен и оставил в душе нечто сродни чувству победы. Но я даже не надеялась, что леди эн-Аури молча проглотит оскорбление, и оказалась совершенно права. – Да как ты смеешь меня игнорировать?! – вопль, от коего зазвенела люстра под потолком и вмиг воодушевились потерявшие было надежду горничные, едва не вынудил поморщиться.

Взглянув в сторону леди эн-Аури, увидела румянец гнева и досады, пробившийся сквозь скверно наложенные белила.

– Ты, наглое отродье… – попыталась продолжить негодующая леди.

И была остановлена моим благожелательным, но непреклонным:

– Ваша светлость.

С исказившимся от гнева лицом, леди эн-Аури возопила:

– Что?

Тяжело вздохнув, я наиболее вежливым и терпеливым тоном произнесла:

– Весьма прискорбно, что вы, будучи отправлены в военную школу, оказались напрочь лишены приличествующего леди воспитания, но все же даже скудных основ военного воспитания должно хватить для того, чтобы обращаться к собеседнику согласно его статусу. Прискорбно, что вы не владеете и этими крохами знаний. Не менее прискорбна необходимость напомнить, что я являюсь герцогиней оттон Грэйд, соответственно обращаясь ко мне, вы должны говорить «ваша светлость». Это основы этикета, леди эн-Аури. Всего доброго.

И не считая себя более обязанной одаривать вниманием незваную гостью, я заложив руки за спину, отправилась в кабинет его светлости, расположенный справа от центральной лестницы. Гончие, глухо рыкнув в сторону магини, помчались за мной. И мы уже почти достигли дверей, когда позади раздался треск, словно загудел воздух, а затем раздался гневный голос Говарда:

– Леди эн-Аури, я не вступаю в бой с женщинам, чем вы и воспользовались проникнув в замок, но у меня имеются четкие распоряжения лорда оттон Грэйда, и в случае применения магии я вас уничтожу без малейших угрызений совести.

Несмотря на обоснованное любопытство и тот факт, что я расслышала каждое сказанное главой охраны замка слово, я не обернулась и лакеи услужливо распахнули двери, открывая вход в кабинет герцога. Но тут эта несчастная женщина, совершенно утратила разум.

– Он никогда тебя не полюбит, дрянь! – отчаянный, полный ярости вопль.

Остановившись и не оборачиваясь, терпеливо поправила:

– Ваша светлость.

Леди эн-Аури, выдав какое-то неизвестное мне ругательство, возопила втрое громче:

– Ты же не женщина! Ты мраморная статуя, ледышка, монашка! Тупоголовая монашка! Он даже в одну постель с собой тебя не уложит, тварь! Он…

Я развернулась и этим вынудила обезумевшую магиню умолкнуть, но прожигать меня полным ненависти взглядом леди эн-Аури не перестала. И не смотря на патовость и неправильность всей ситуации, я нашла в себе силы вежливо улыбнуться несчастной. И на улыбке не остановилась.

– Леди эн-Аури, – я говорила тихо, но мой голос разносился по всему холлу и был слышен каждому из присутствующих, – весьма прискорбно наблюдать, что вы лишены не только чести и достоинства, присущих воспитанным леди, но так же гордости и самоуважения, необходимых офицеру императорской армии, коим являетесь по должности. Жалкое зрелище, леди эн-Аури, воистину жалкое. – И более не глядя на незваную гостью, обратилась к главе охраны замка: – Говард, сопроводите уважаемую леди. В случае истерики вызовите специалиста из богадельни для умалишенных, его светлость упоминал наличие оной в Илгране. Я искренне опасаюсь, что нашей гостье требуется врачебная помощь, слишком уж много истеричных проявлений в ее поведении.

И вот после этих слов, я и покинула холл, позвав напоследок госпожу Вонград, для основательного и неприятного разговора по поводу излишнего усердия, столь не вовремя проявленного горничными.

Кабинет его светлости был внушительным, сумрачным, с двумя высокими почти во всю стену окнами и аскетической обстановкой, состоящей из черного письменного стола, двух кресел для посетителей, стеллажа вовсе не с книгами, чего можно было ожидать в подобном месте, а с папками, документацией и стопками служебных договоров. Кабинет я посещала повторно, впервые вошла в него при осмотре замка, лишь заглянув в вотчину его светлости, сейчас же невольно ощутила себя здесь полноправной хозяйкой. И в связи с этим, устроившись за столом на высоком и достаточно жестком кресле, открыла один из верхних ящиков стола, извлекла стопку чистой белой бумаги, письменный набор, в котором привлекли внимание как чернильница, так посеребренное черное писчее перо.

Вошла госпожа Вонград.

Под моим требовательным взглядом опустила голову и смущенно пробормотала:

– Этого более не повторится, леди оттон Грэйд.

– Несомненно, – холодно подтвердила я. – Ибо вы немедленно соберете всех излишне любопытствующих горничных и объявите, что вычитаете три процента из их месячного жалования. А так же поставите в известность, что в случае повторного возникновения подобных казусов, размер штрафа составит десять процентов.

Экономка недоверчиво взглянула на меня, но встретив твердый взгляд, склонилась в реверансе и произнесла:

– Да, моя леди.

В дверях показался Уилорд, но не посмел войти, не желая мешать беседе.

– Вопрос, – вернулась я к текущим делам, – посетителям его светлости подавали чай?

– Нет, моя леди, – госпожа Вонград выпрямилась.

– Это следует исправить, в приличных домах заведено подавать чай гостям, Распорядитесь.

Краткий реверанс и экономка торопливо вышла. Меня же искренне порадовало, что проявляя требуемую от дворецких тактичность, Уилорд не вошел до тех пор, пока я не позвала.

Едва шагнул в кабинет, приказала:

– Зовите мэра.

Поклонившись, дворецкий вышел, и вскоре вернулся в сопровождении высокого крепкого мужчины преклонных лет, с суровым, иссушенным ветрами и ожесточенным прожитыми годами лицом. Мэр Илграна был одет в темно-серый костюм качественного, но грубого сукна, в правой руке его имелась папка с бумагами, в левой черная простая шляпа, и лишь белые манжеты и ворот указывали на то, что явный сторонник аскетического Алдейского свода принарядился для встречи с хозяином этих земель. Мне сразу понравился взгляд мужчины – прямой, открытый, честный, не понравилось то, что будучи прямым и явно крайне жестким человеком, мэр не скрыл своего явного недовольства при виде меня. Видимо им ожидалась встреча с его светлостью.

В тот же миг, когда синеглазый как и практически все здесь коренной житель древнего Элетара вошел в кабинет, в дверях показались трое высоких, крепких молодых мужчин. Быстрые резкие поклоны и двое остались стоять там же, выправкой посрамив лакеев, которые теперь тоже постарались держать спину прямее, а третий вошел, обошел мой стол, остановился за креслом и сухо отчеканил:

– Господин Говард вынужден несколько задержаться, моя леди. На время его отсутствия, ваша охрана перепоручена мне.

Несколько удивленная развитием событий, я позволила себе поинтересоваться:

– Неужели более некому сопроводить леди эн-Аури прочь из замка?

Явно бывший военный дернул щекой, пытаясь сдержать ругательство, но затем все так же сухо произнес:

– Леди эн-Аури преподнесла несколько неприятных сюрпризов, и к моему искреннему сожалению для разрешения возникшей ситуации требуется уровень магии господина Говарда.

– Вот как… – несколько растерянно отозвалась я.

– Причин для беспокойства нет, – мгновенно заверил служащий охраны.

– Беспокойства? – переспросила я. – Дело не в беспокойстве, господин… – вопросительно подняла бровь.

– Ривз.

Улыбнулась, кивнула и продолжила:

– Дело не в беспокойстве, господин Ривз, дело в том, что лично мне крайне интересно было бы узнать, каким образом уровень магии леди эн-Аури столь стремительно поднялся.

Мужчина нахмурился.

Говорили мы практически шепотом, и потому наши слова совершенно не были слышны вошедшим Уилорду и мэру. Дворецкий однако не стал мешать беседе, дождался пока я взгляну на него и представил:

– Господин Томас Норган, глава города Илграна.

– Леди оттон Грэйд, – мэр с достоинством поклонился.

С самой вежливой и благожелательной улыбкой, я поднялась и протянула руку. Не для поцелуя – насколько мне известно, сторонники Алдейского свода придерживаются рангового равноправия, расчет был именно на то, чтобы продемонстрировать мою лояльность. Несколько потрясенный жестом, мэр приблизился, сжал мою ладонь, не скрывая явного удивления.

– Мне очень приятно познакомиться с вами, господин Норган, – произнесла я, отнимая ладонь, – Прошу, присаживайтесь.

Моим поступком был удивлен не только градопровитель, и Уилорд не сумел скрыть изумления. Но склонившись, покинул кабинет. Стоило ему выйти, как в проходе сверкнула дымка. Настала моя очередь удивляться, впрочем мне было у кого спросить. Спрашивать не потребовалось, поймав мой удивленный взгляд, господин Ривз пояснил:

– Магический звукопоглощающий полог, леди оттон Грэйд, его светлость изолирует кабинет для важных разговоров. Мэр Норган относится к важным персонам.

Кивнув, я вновь повернулась к мэру, всем своим видом демонстрируя, что готова внимательно выслушать. Господин Норган несколько замялся, не зная с чего начать и явно испытывая сомнения в том, стоит ли начинать, в результате задал неожиданный вопрос:

– А господин Аннельский во время разговора присутствовать не будет?

Улыбнувшись, жестко пояснила:

– Господин Аннельский на данный момент лишен моего доверия. Одобрительно хмыкнув, мэр вновь напрягся и уточнил:

– А его светлость осведомлен о вашем отношении к управляющему?

Вопрос достаточно невежливый, но я честно ответила:

– Мой господин и супруг полностью разделяет мою точку зрения, как и я, соответственно, разделяю и придерживаюсь его взглядов.

Мужчина внимательно поглядел мне прямо в глаза, чуть прищурившись, затем кивнул, и развязал папку.

– Девять человек были пойманы в герцогских лесных угодьях, – передо мной на стол лег протокол задержания. – Так как это личные владения его… вашей светлости, – извиняющаяся за оговорку улыбка, – под приговором требуется ваша подпись, леди оттон Грэйд.

О, Пресвятой!

Менее всего мне хотелось бы заниматься приговорами!

Но скрыв даже малейшие проявления недовольства, я взяла протокол, быстро, но внимательно прочла. О том, что быстро, пришлось пожалеть едва завершила с чтением – подняв глаза, заметила скептический взгляд мэра. Вероятно, он счел, что я не стала вникать в подробности, бегло просмотрев запись. Но его ждало разочарование.

– Среди осужденных четверо юноши до четырнадцати лет, это неподсудный возраст, – отчеканила я.

Чуть нахмурившись, господин Норган возразил:

– В Элетаре мужчина считается взрослым с одиннадцати.

– Элетар обязан подчиняться законам империи, – холодно напомнила я. – Проведите воспитательную беседу, но десять палок на площади – недопустимо.

Я взяла писчее перо, обмакнула в чернила, и ничуть не стесняясь, внесла изменения прямо в протокол задержания. Затем продолжила:

– Наказания подобного рода озлобляют и не более, желательно вовсе пересмотреть столь почитаемую сторонниками Алдейского свода палочную систему.

Скрипнув зубами, мэр произнес:

– Мальчишки выкапывали ценные деревца для продажи на пристани!

Что примечательно, в протоколе сие указано не было. Лишь строка «причинен вред на сумму пять ауре».

– Это сколько деревьев было выкопано? – поинтересовалась я.

– Десять, – сухо ответил мэр.

Десять деревьев по цене в пять полновесных золотых?! Мне безумно захотелось взглянуть на эти деревья, но не время сейчас расспрашивать. Впрочем, один вопрос я имела право задать:

– Данные деревья размножаются саженцами или семенами?

Прищурившись и как-то подозрительно на меня глядя, господин Норган ответил:

– Семена. У них крайне малая всхожесть.

– Замечательно, – я улыбнулась мэру, – всех детей отправить к главному лесничему, в качестве наказания пусть вырастят каждый по три деревца.

Господин Норган улыбнулся, затем кивнул и неожиданно хмыкнул:

– Истинно женский подход.

Улыбнувшись, я вернулась к протоколу. Остальные обвинялись в достаточно суровом преступлении для прошлого века – охоте в герцогских лесах. Ныне особого состава преступления я не увидела вовсе – несколько кроликов, лиса и рысь.

– Штраф, – вынесла я вердикт. – В конце концов, они причинили ущерб угодьям его светлости, и обязаны его возместить. А пятнадцать ударов палкой на площади в праздничный день, не то наказание, которое принесет пользу благосостоянию герцогства. Вы со мной согласны?

Мэр размышлял некоторое время, затем произнес:

– Вполне.

Я дописала строки о штрафе в протокол и передала его господину Норгану. Он мне молча вручил всю папку, с которой пришел. Судя по всему, мне начали доверять. И пусть внешне мое лицо осталось бесстрастным, но под столом ноги в мягких атласных домашних туфельках несколько раз радостно притопнули, после чего вновь чопорно устроились на полу.

К слову первый порыв радости вскоре быстро прошел, сменившись сосредоточенностью на рутинной работе. Как выяснилось Илгран, целиком и полностью подчинялся герцогу оттон Грэйд, более того – собираемые налоги шли в казну герцогства, а не отправлялись, как полагается, в казну империи. Соответственно, городской фонд так же находился под полным контролем его светлости, и никакие крупные расходы мэр не мог себе позволить без одобрения Грэйдов. Мысли о привилегированности и фактической автономии герцогства я оставила на потом, сосредоточившись на текущих моментах. Так смета на ремонт двух городских мостов получила мое полное одобрение, а вот проект найма двух извозчиков для городского управления – нет.

– Мне нужен полный перечень имущества мэрии, – отчеканила, не глядя на господина Норгана.

Спустя еще некоторое время я затребовала список зданий находящихся на содержании города, особенно меня интересовали датировки постройки, так как некоторые сметы на ремонт показались излишне завышены. Не понравилась так же и подпись под сметами – господина Аннельского. И ничего удивительного, что результатом просмотра документации стал закономерный вопрос:

– И как давно вам известно о казнокрадстве? – я направила требовательный взгляд на господина Норгана.

Мэр не стал отводить глаза и ответил честно:

– Его светлость мои замечания по поводу некоторых излишних тратах управляющего счел несущественными.

Нет, с одной стороны отношение герцога к деньгам я могла понять – состояние Грэйд было практически неисчислимо, но с другой стороны.

– Уилорд, – позвала я дворецкого, и едва он подошел, приказала: – Пошлите кого-нибудь за господином Аннельским. Немедленно.

Усмехнувшись, дворецкий с поклоном произнес:

– Сочту за честь исполнить ваш приказ лично, моя леди.

Когда он вышел, господин Норган задумчиво посмотрел на меня, затем задал неожиданный вопрос:

– И что вы собираетесь делать?

Я улыбнулась. Мэр продолжил:

– Арест? Нет состава преступления, я уже рассматривал данный вариант. Обыск в его городском имении? Он большую часть собственности записал на ближайших родственников. Увольнение?

Полагаю, господин Аннельский вполне проживет и без жалования, у него достаточно внушительные счета в столичных банках. Нет, леди Грэйд, я решительно не понимаю, что вы собираетесь делать. Если бы лорд Грэйд, так он маг, ему с человеком разобраться запросто, а вы…

Господин Норган не договорил, так как в кабинет ведомый Уилордом уже входил расплывшийся в улыбке господин Аннельский.

– Ваша светлость, сегодня вы еще прекраснее! – воскликнул управляющий прямо с порога.

– Благодарю вас, вы очень любезны, – вежливо ответила я. Затем указала на столик у стены, рядом с которым находился стул, и произнесла: – Прошу вас, присаживайтесь.

Именно в этот момент господин Аннельский перестал улыбаться. Слишком уж очевидным стало для него происходящее – ведь рядом с мэром, сидящим перед моим столом пустовало место, я же отправляла управляющего едва ли не в конец кабинета. Но на этом все только начиналось.

– Я вижу, – взглянула на папку, с коей пришел мужчина, Я вы заготовили множество бумаг для моего рассмотрения.

На лице управляющего проступила заметная бледность, однако ответил он твердо:

– Боюсь, мне требовалось одобрение его светлости.

Даже так.

Очаровательно улыбнувшись господину Аннельскому, я жестко произнесла:

– В родовом браке супруги имеют равные имущественные права. Бумаги.

Управляющий не пошевелился.

Не удивлена.

– Уилорд.

Дворецкий молча подошел к господину Аннельскому, вырвал папку из его окаменевших рук, с самой счастливой улыбкой передал мне. Поблагодарив кивком, я вновь обратилась к управляющему:

– Присаживайтесь. И да, – открыв верхнюю полку стола, вынула стопку бумаги, – у вас час на то, чтобы указать полный перечень вашего имущества. К сожалению, его светлость не располагает значительным количеством времени, чтобы проводить подобные расспросы, но по возвращению он задаст вам всего один вопрос «Написанное правда?». И я не советую лгать, утаивать или искажать истину, вы же знаете о жестокости герцога, не так ли?

Аннельский знал. Все знали. Выпрямился, словно увидел его светлость Уилорд, нахмурился господин Норган, господин Ривз, присевший на подоконник, мгновенно поднялся. И собственно участь управляющего была решена – бледный, на негнущихся? ногах он прошел к указанному столику, расстегнул камзол, ослабил узел галстука, сел и принялся сосредоточенно писать.

Я же вновь вернулась к разговору с мэром, но не произнесла и слова, так как господин Норган встал и молча протянул руку. Поднявшись, ответила на рукопожатие.

– Вернусь завтра, – улыбнулся мэр, – принесу все, что вы просили, а так же некоторые бумаги по которым мне потребуется ваше мнение, леди Грэйд. И я счастлив познакомиться и работать с вами.

Мне стоило неимоверных трудов сдержать победную улыбку, когда уходил господин Норган.

Хотелось петь, сделать несколько танцевальных па и закружиться прямо в кабинете, но… но статус герцогини оттон Грэйд обязывал, и потому бесшумно и пользуясь прикрытием под столом протанцевали мои ноги, я же с самым – сосредоточенным видом взялась за папку, принесенную Аннельским, когда услышала тихое от Уилорда:

– Я просил бы вас уделить внимание господину Атмару.

Подняв голову, чуть нахмурилась и уточнила:

– Я имею честь знать уважаемого господина?

– Директор детского приюта, – пояснил дворецкий.

Кивнув, я задумалась о том, почему же Уилорд просил о нем. Но едва крайне пожилой, едва передвигающий ноги мужчина показался в проходе – все вопросы отпали.

– Господин Ангус Атмар, – громко объявил дворецкий, помогая посетителю войти.

Хотя по сути это было обязанностью вовсе не Уилорда, а лакеев.

Господин Атмар относился к воспитанникам прошлой эпохи и потому, едва подошел, поцеловал мою протянутую для рукопожатия руку, и произнес старческим голосом:

– Очарован, леди оттон Грэйд.

Разговор с директором детского приюта был недолгим – господин Атмар был не в том возрасте, чтобы совершать путешествия на гору в герцогский замок, и ранее, насколько я поняла, его светлость сам приезжал в приют. Ныне же дела требовали безотлагательного внимания герцога, а сам герцог вот уже полтора года практически постоянно отсутствовал. Что особенно приятно – директор приехал именно ко мне, так как накануне по городу распространилось известие, что отныне существует герцогиня оттон Грэйд, а все дела связанные с благотворительностью, как известно прерогатива леди.

Уважая возраст и принимая во внимание состояние здоровья господина Атмара, я едва выслушав прошения и просмотрев принесенные бумаги, дала добро на строительство нового учебного корпуса, наем дополнительных преподавателей по шести предметам и пообещала в самое ближайшее время лично, либо в сопровождении его светлости, посетить приют. Расстались мы крайне довольные друг другом.

А вот с владельцами судостроительной верфи мне встретиться не довелось – едва Уилорд провел господина Атмара, как в кабинет стремительно вошел Говард.

Бросив взгляд на понуро сидевшего за дальним столиком господина Аннельского, подошел ко мне, наклонился, упираясь руками в крышку стола и задал неожиданный вопрос:

– Его светлость изолировал лично для вас какое-либо помещение?

Несмотря на неожиданность, после некоторого замешательства я ответила:

– Да, спальню.

Следующий вопрос оказался мне непонятен:

– Какой уровень защиты?

Выразительно развела руками и добавила:

– Говард, я не маг, а мое обучение ни коим образом магию не затрагивало вовсе.

Мужчина закрыл глаза и опустил голову, видимо пытаясь справиться с эмоциями. Резко выдохнул, после вновь посмотрел на меня и произнес:

– Я не знаю, насколько могу быть откровенен с вами, моя леди.

Да что происходит?!

– Вы можете быть предельно откровенны, Говард, – внешне сохраняя ледяное спокойствие, ответила я.

Глава охраны замка Грэйд сел на стул, ранее занимаемый моим посетителями, придвинулся ближе, устало растер лицо и несколько сгорбившись, произнес:

– Лорд оттон Грэйд ожидал сложностей со стороны храмовников и дал мне указания к действиям на случай их появления. Но мы никак не могли ожидать, что спустя всего полчаса после перемещения его светлости, в портале появится леди эн-Аури. И к сожалению это не единственная неприятная неожиданность.

Он замолчал, я же после недолгого размышления поинтересовалась:

– Вы опасаетесь, что помимо леди эн-Аури в замок прибыл кто-то еще?

Вскинув голову, Говард удивленно взглянул на меня.

– Это было бы логичным, – ответила на его молчаливый вопрос, – в конце концов, насколько я поняла, магический уровень леди эн-Аури не позволяет ей использовать порталы.

– Совершенно верно, – глухо подтвердил Говард.

Я же позволила себе предположить:

– Лорд Аури?

– Уровень ниже моего.

– Значит не он, – правильно поняла я ситуацию.

Страха почему-то не было. Совершенно не было. Напротив, появился какой-то азарт, заинтригованность. Что ж, нам часто говорили, что молодость безрассудна. Ко всему прочему вспомнилось услышанное утром «В случае любых климатических катаклизмов, леди оттон Грэйд сопроводить в лабораторию и запереть там, в изолированном помещении».

– Говард, – я с улыбкой взглянула на главу охраны замка Грэйд, – вы сопроводили бы меня в подвал и заперли там до прибытия его светлости, если бы не опасались сообщника леди эн-Аури?

Мужчина кивнул, затем глухо добавил:

– Я не могу понять каким образом она вообще сумела открыть родовой портал, он настроен на его светлость и его высочество, и только.

Да, все любопытнее.

– Где леди эн-Аури? – поинтересовалась я.

– Направляется в дом своего отца, – скрипнув зубами, ответил Говард.

А затем неожиданно признался:

– Мы обследовали подвалы, но либо тварь… прошу прощения – ‘личность’ пользуется чарами невидимости, либо…

Мне вспомнились события на корабле, странные следы, и идея возникла неожиданно.

– Мука! – торжественно объявила я.

– Что? – совершенно не Говард.

– Муку рассыпьте по полу, у лича очень странный своеобразный след, его невозможно спутать с человеческим.

Примерно секунду глава охраны замка Грэйд молча смотрел на меня как на умалишенную, но затем выражение его лица изменилось совершеннейшим образом! Говард вскочил, попытался что-то сказать, махнул рукой и бросился почти бегом прочь.

О, каких трудов мне стоило сдержаться и не броситься следом, ибо искушение участвовать в поимке неведомого, или как минимум обсыпании мукой холла, коридоров и подземелий, было столь сильным, что я едва не подскочила, но… Но статус герцогини Грэйд увы обязывал, и я вновь вернулась к просматриванию папки, отобранной у управляющего.

Увы, даже вчитаться не выходило, особенно если учесть, что всего через минуту раздался вопль повара:

– Да что вы творите! Леди Грэйд!

И все, теперь у меня был законный повод поучаствовать в действе! Подскочив, я торопливо собрала все бумаги, открыла ящик стола, уместила все туда, закрыла, заперла на ключ и приказав ‘Ураган, охранять господина Аннельского’, поторопилась навстречу уже спешащему ко мне негодующему мэтру Олонье.

– Леди Грэйд, – едва заметив меня начал главный повар, – леди Грэйд, Говард лишился разума! Моя мука, леди Грэйд, моя мука высочайшего качества помола! Мой крахмал! Сахарная пудра!

Повар не просто негодовал – цвет лица мэтра Олонье мог бы посоперничать с жаром из печи, и при этом повар размахивал испачканными тестом руками, от чего частицы будущего блюда разлетались по начищенному до блеска полу, все более омрачая лица тех нескольких горничных, что домывали центральную лестницу.

– Леди Грэйд! – мэтр Олонье на мгновение умолк, окинув вышедшую из кабинета его светлости меня внимательным взглядом, и с улыбкой заметил. – Леди Грэйд, вам удивительно идет синий, на его фоне ваши изумительные глаза еще прекраснее.

– Благодарю вас, вы очень любезны, – невольно улыбнулась я, и погладила остановившегося рядом Грома.

Повар кивнул, но затем лицо его вновь побагровело, и мэтр возопил:

– Леди Грэйд, моя кухня!

– И мой замок, – слегка повторила я его интонации. – Но что поделать, мэтр Олонье, на войне как на войне – поиск и обнаружение врага – первоочередные задачи.

Открыв рот, главный повар его тут же закрыл. После прищурился и уточнил:

– На территории замка есть враг?

– Мы предполагаем, что да, – не стала я лгать. – А так же есть предположение, что враг невидим, именно для его обнаружения Говард и принял решение использовать столь неожиданный тактический шаг, как распыление муки. Видите ли, у лича характерные нечеловеческие следы.

Глаза повара сощурились сильнее, превратившись едва ли не в две узенькие щелочки, после чего мэтр Олонье крайне недобро протянул:

– Враг значит… ну я ему покажу, как громить мою кухню!

Увы, в тот самый миг ни я, ни Говард, ни кто-либо вообще даже не могли предположить сколь опасным и коварным является, казалось бы, безобидный мэтр Олонье. Но самое интересное – не ведал об этом и таинственный лич! Но уже спустя несколько минут, все кухонные работники метались по замку с тесаками наперевес и мешочками муки на поясе, разыскивая несчастного лича, и подчиненным Говарда с ними было не сравниться ни в фанатичности ни в поисковом азарте. Стоит ли удивляться, что именно от одного из поваров, спустя не более чем четверть часа, раздался крик:

– Леди Грэйд, следы!

Я и сопровождающие меня господин Ривз и Гром бросились вверх по ступеням, туда откуда послышался голос. Позади раздался гневный окрик Говарда:

– Куда без меня?

И на лестнице глава охраны замка нас обогнал, что вынудило меня, подхватив юбку ускориться. А бегала я всегда быстро.

В результате мы с Говардом почти одновременно примчались на второй этаж, где средних лет одетый в белый забрызганный кровью халат стоял один из поваров, и окровавленным тесаком указывал на следы, ведущие в мои покои. Удивительно ли, что глава охраны замка Грэйд придержав меня, вопросительно посмотрел на повара. Мужчина, проследив за выразительным взглядом, махнул рукой и пояснил:

– Я до начала облавы мясо рубил на котлеты.

– Ясно, – выдохнул Говард и взглянул на пол.

Следы оказались мне знакомы – маленькие, когтистые, оставленные двумя конечностями.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю