332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Гуйда » Айрин. Пламя во тьме (СИ) » Текст книги (страница 13)
Айрин. Пламя во тьме (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Айрин. Пламя во тьме (СИ)"


Автор книги: Елена Гуйда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Добро пожаловать на ежегодный бал в честь праздника Двенадцати лун, – прогремел его голос над нашими головами – сильный, чуть хрипловатый, приковывающий внимание с первого вдоха. Все присутствующие пришли в движение, и уже скоро я смотрела в спину какого-то лорда прямо передо мной, скрипя зубами от невозможности привлечь внимание лорда-начальника Теневой стражи. – Пусть осень и следующая за ней зима будут так же добры и щедры, как сегодняшний вечер.

Похоже, это была какая-то ритуальная фраза, потому как все тут же расслабились, послышался шёпот тихо переговаривающихся гостей. Сам король, снова предложив руку супруге, направился первым в зал.

– Идём! – вцепившись в мою руку, Лендия потащила меня вслед за королем и королевой.

Я семенила, пытаясь подстроиться под её шаги и никого не сбить с ног.

Над дверью один за другим появлялись иллюзорные портреты прибывших гостей, уже прошедших в зал, и под ними вычурными вензелями подписывались имена, фамилии и должности гостей.

– Стой! – прошептала я на ухо Дие. – Давай немного задержимся!

Дия проследила за моим взглядом и понятливо остановилась возле очередной картины, изображавшей какие-то баталии. Боюсь, в нашу заинтересованность мало кто поверил. Но плевать.

– Этот артефакт считывает личность по ауре, – зашептала Дия. – Чтобы не проник кто-нибудь… не тот. При таком количестве народа на праздник могут проникнуть и наёмные убийцы, и знать вне закона, решившая просить помилования в праздник.

– А могут просить?

– Конечно! И даже получат помилование. Король не имеет права отказать просящему в эту ночь… Потому и такие меры.

Как любопытно!

Портреты, имена, должности… картины менялись одна за другой, но мне ни лица, ни имена ничего толком не говорили. Разве что те, кого я и так знала по Академии.

– О, Сильвия… – невольно вырвалось у меня.

– Ведьма… в этом году ведьмы в полном составе, как ни странно! – заметила Лендия. – Всё! Больше никого не вижу. Все уже в зале. Идём, пока не пропустили, когда твоё имя огласят!

Мне на деле было жутко любопытно, что появится на картине, когда под ней пройду я. Но… увы!

– Леди Айрин Кор, – огласил дворецкий, стоя у входа и на меня уставилось столько глаз, что ноги подкосились. – Студентка факультета боевой магии Академии магических искусств Риогорна.

Жутко захотелось развернуться и дать дёру, но Дия зашипела, как ламия, которой на хвост наступили, и я побрела к королевскому трону.

О Свет! Помоги мне пережить это всё!

Я шагала между неровными скалами выстроившихся любопытствующих придворных с острым чувством, что эти скалы сейчас схлопнутся и задушат меня. Естественно, это всего лишь моё бурное воображение. Мне было откровенно страшно. Ноги словно налились водой.

Я пристально смотрела себе под ноги, мечтая только о том, чтобы не запутаться в подоле и не распластаться у всех на глазах. Но только теперь, в свете сотен светильников, гирлянд и алых огоньков, платье казалось искрящимся. Каждый шаг – вспышка. Каждое движение – сноп искр. Чёрт! Как же метко Дия попала, выбирая мне платье. Оно словно специально создавалось для меня. Словно вплетало в ткань мою магию. Светлую её часть…

У самого трона я присела в корявеньком реверансе, заработав пару смешков от не самых сдержанных гостей.

– Поднимитесь, леди Кор! – прозвучал всё тот же властный, проникающий под кожу голос.

О Свет! Только бы не распластаться на чёртовых каблуках… но прямо передо мной появилась мужская ладонь, – и я благодарно улыбнулась, подняв взгляд и встретившись глазами с Вилмаром. Конечно, этикет этого не разрешал. Более того, его поведение было бы возмутительно и непозволительно, но… вложив ладонь в его руку, я почувствовала себя счастливой и защищённой не только от этой толпы придворных, но и от самого короля.

Может, ещё и намекнуть, что я хотела бы с ним поговорить в самое ближайшее время?

Вот только как?

Вилмар Орем, вытянувшись в струнку, громко, чтобы слышали все присутствующие, спросил короля:

– Могу ли я просить вашего разрешения, ваше величество, сочетаться браком с леди Кор?!

У меня сердце оборвалось. Сколько бы я ни готовилась к этому моменту, а дыхание всё равно застряло в горле, голова пошла кругом, и я непроизвольно зажмурилась, дабы избавиться от чувства, что оказалась в центре карусели. И только сильная рука Вилмара была надёжной опорой и поддержкой в этот момент.

Интересно. Я была настолько взволнована, что не слышала ни звука? Или всё же высокородные гости ошеломлённо молчали, ожидая ответа короля?

– Не думала, что вы обратите внимание на… зелёную студентку, – подала голос королева.

Я осторожно открыла глаза и бросила на неё быстрый взгляд. На деле бывшая фаворитка короля, сумевшая стать королевой, меня не очень впечатлила своей внешностью. Ничего особенного. Белокожая блондинка. Миниатюрная настолько, что её едва видно было в пышном наряде,, расшитом золотом, серебром и рубинами.

– Вы ожидали от меня иного выбора, ваше величество. Но сердце выбрало леди Кор. И иной девушки я не вижу рядом с собой.

Королева поморщилась и повернулась в сторону короля. А я невольно проследила за её взглядом.

Король молчал, впившись в меня каким-то странным, загадочным взглядом. Словно видел больше, чем остальные. И мне даже дышать страшно было под этим взглядом.

– Что же… В праздник Двенадцати лун должны сбываться желания. Ваше желание, лорд Орем, мне понятно. Студентка Кор юна, хороша собой, с потрясающим потенциалом. Но желает ли она сама сочетаться с вами браком? А, леди Кор? Желаете?

У меня пальцы занемели от волнения! Желаю ли я? Желаю, конечно! Просто… просто не могу сказать об этом сейчас!

Я взглянула на Вила и заметила, как на гладко выбритых щеках заходили желваки. А ведь я так и не дала согласия! Неужели он не знает? Сомневается в моих чувствах?

– Я буду счастлива стать леди Орем и разделить остаток жизни с Вилмаром Оремом! – выдохнула я, стараясь вложить в эти слова всю свою любовь к самому замечательному мужчине в этом мире. Я не имела права говорить это, но… если завтра меня не станет, он никогда не узнает, хочу ли я стать его женой.

И только теперь заметила, как губы лорда-начальника Теневой стражи дрогнули в улыбке. Кажется, с его плеч свалился тяжёлый груз неуверенности и сомнений.

Стало совестно! С другой стороны, разве после всего, что между нами было, он мог сомневаться в моих чувствах?

– В таком случае, – хмыкнул король, спрятав улыбку в побитой сединой бороде, – я благословляю вас. И желаю прожить счастливо остаток жизни, сколько бы времени боги вам ни отмерили.

И мне почудилось в его словах нечто больше, чем просто пожелание счастья.

По телу прокатилась волна мурашек, и я быстро спрятала взгляд, дабы не выдать смятения.

– Вил… – попыталась я поговорить с женихом, но объявили имена делегации будущей второй принцессы королевства, и Вил, мимолетно коснувшись губами моих пальцев и бросив короткое: «Потом», снова вернулся на своё место за троном короля.

Проклятье! Я так никогда ему не расскажу о своих планах!

Я пыталась поймать его взгляд, но всё внимание лорда-начальника Теневой стражи теперь занимала тоненькая фигурка принцессы телевийской и её сопровождающих. Я нахмурилась, не заметив среди членов королевской семьи самого принца Эдрегора.

– Ты почему ничего не сказала? – зашипела Силь, вцепившись в мой рукав и протащив сквозь неровный строй испепеляющих меня взглядом придворных до самой дальней стены.

– Нечего рассказывать было! – пожала я плечами, пытаясь рассмотреть, что там такого происходит.

– Правда? Совсем нечего? Подумаешь, ты невеста лорда-начальника Теневой стражи… так себе новость. Каждый день ведь предложение делают.

Я прыснула, оценив обиженно-язвительный тон подруги.

– Прости, мне нужно ещё кое-что…

Но в этот миг светильники потухли все разом. Заиграла плавная мелодия, заглушив все посторонние звуки. По сводам бального зала, словно мороз по стеклу, поползло золотистое сияние, обозначив ряд круглых окошек, в каждом из которых виднелась луна. Двенадцать лун над головой. Мерцание золотого сияния и невероятная мелодия вальса. Всё это заставляло сердце замирать.

– А зачем ещё одно окошко? Пустое! – спросила я, полушёпотом, не очень надеясь, что кто-то мне ответит.

– Это для Луны с Изнанки, – ответил женский голос. – Говорят, тринадцатая луна предвестница конца света…

М-да… Хорошо, что её не видно! Значит, сегодня ничего не произойдёт. Всё обойдётся.

– Тише! Король и королева открывают бал! – зашипел на нас кто-то.

Ч-чёрт! И что теперь делать?! Как быть?!

Король и королева кружились по залу, постепенно к ним присоединялись ещё пары, а я лихорадочно искала хоть кого-то, кому я могла бы поведать о своих планах. Ну почему я не доверилась Дии или ректору Корайсу? Почему до последнего тянула с признанием Вилмару! Ну почему я сама себе создаю всегда ситуации, из которых потом не знаю, как выпутаться! Ведь всегда знала, что врать и утаивать нельзя!

Музыка умолкла! Я бросила ещё один взгляд в центр зала, надеясь поймать Вила и хоть намекнуть ему… Хотя… если тот, кто назначил мне встречу, здесь и следит за мной? Ох, помоги мне Свет! И, резко развернувшись на каблуках, я побежала к выходу.

Я смогу защитить себя. В конце концов, на мне защита Орема, его родовой артефакт…

Сбежав по широкой лестнице, я растерянно застыла, не совсем понимая, куда бежать дальше!

Но резко выдохнула и свернула на дорожку, уводящую между рядами магических фонарей.

Двенадцать лун нависли над головой так низко, что казалось – можно дотянуться до них руками.

Ни человека. Ни одной живой души. Пронизывающий, холодный, сырой осенний ветер рвал подол платья. А я с удивлением подумала, что по мощёным дорожкам сада бежать куда легче, чем вышагивать по мрамору в бальном зале. Или это оттого, что я больше не волнуюсь, как получасом ранее. Проклятье!

Я остановилась в свете последнего фонаря, заметив, что дальше только темнота. И идти туда совершенно не хотелось.

Если отец меня желал видеть – то найдёт и здесь. Я закусила губу. В груди натянутой струной звенело напряжение и нетерпение. Казалось, сама темнота подглядывала сейчас за мной. Хотелось выкрикнуть: «Вот она я. Чего ты ждешь?!»

Но темнота молчала. Неужели он не придёт? Солгал? Чему я удивляюсь!

Я обхватила себя за плечи, стараясь спрятаться от пронизывающего холода осенней ночи. Похоже, отец передумал со мной встречаться!

Я развернулась, намереваясь вернуться в зал, и помертвела. Прямо в шаге от меня стоял мужчина, которого я совершенно не ожидала увидеть здесь.

– Отличный вечер, леди Кор! Особенно для конца света!

В лицо дохнуло теплом... и алым порошком. Дыхание застряло в горле, и мир закружился. Руки и ноги отказывались слушаться. Лицо онемело. Казалось, что меня подхватил порыв ветра, унося куда-то в неизвестность. А перед глазами в ровный ряд выстроилось двенадцать лун.

Порыв ветра сдёрнул чёрную ночную тучу, и на глаза навернулись слёзы бессилия. Тринадцатая луна. Кровавое светило, предвещающее конец света, смотрело на людей с небосвода…

ГЛАВА 22

Голова раскалывалась, а сознание возвращалось неохотно, рывками. Глаза слезились, от этого свет факелов и трепещущие огни расплывались, словно разбрасывали тонкие лучи.

Приснилось? Я попыталась пошевелиться, и в запястья больно что-то врезалось. Не приснилось.

– Студентка Кор! Ну что ж ты так… могла бы и проспать всё. И даже не почувствовать ничего! – уговаривал меня хорошо знакомый мужской голос.

– С… кхм… спа… с-сибо, маг-хистр Дейрем… за заботу… – в горле першило, как от простуды. И жутко хотелось пить, но просить я бы ни за что не стала.

Вены жгло, а кончики пальцев словно окунули в кипящее масло. И в то же время в груди собирался сосущий холод, вымораживающий и отрезвляющий.

Голова отказывалась соображать, мысли будто затянуло осенним холодным туманом, и не верилось, что это Толл Дейрем. Человек, так ратовавший за светлый дар, так осуждающий некромантов и всех, в ком была хоть капля Тьмы… Разве такое возможно?

И это он? Он мой отец? Невозможно! Это просто невозможно!

Я попыталась повернуть голову, но едва смогла скосить глаза в сторону шуршащего какими-то свитками магистра. За его спиной безмолвно застыл призрак. И я снова едва не разрыдалась! Иден! Мой враг всегда был рядом. Всегда знал обо мне всё. Я доверяла ему, делилась, спрашивала советов! Не зря мне писал тот, кто звался моим отцом, что не стоит никому доверять. Совсем никому и никогда.

– Но-но! Не стоит плакать, Айрин! – тут же принялся успокаивать меня магистр. Но мне лишь захотелось его огреть чем-то потяжелее. – Я ведь говорил, что Тьма не уходит бесследно! А ты не верила…

– Я уверена, что дело… не в черноте магии, а в черноте души! – прошипела я, выплевывая слова. – Как вы можете поступать так с собственной дочерью?!

Магистр Дейрем замер, а после рассмеялся. Громко, обидно. Так, что эхо отбилось от высокого свода. Значит, всё же какой-то зал. Закрытый, но огромный. Интересно, где именно он находится? Под дворцом? Проклятье!

Оставалось надеяться, что Вилмар и принц не теряли времени зря и точно знают, где находятся Врата. Иначе я просто не представляю, как выпутаюсь из всего этого! Да и выпутаюсь ли? Внутри словно кипела лава. Казалось, даже воздух, который я выдыхала, обжигал горло. И это пугало… Магия. Моя магия плескалась в каждой клеточке тела и требовала выхода.

– Я не имел к твоему зачатию никакого отношения, – отсмеявшись, сказал магистр Дейрем. – Более того, тогда я и не подозревал, что однажды буду стоять на этом месте. Увы, я слишком поздно осознал, что Свет ценится гораздо выше, если вокруг кромешная Тьма, – меня от этих слов пробил озноб. Погрузить мир во Тьму. Уничтожить сотни людей, разрушить мир, чтобы… чтобы оценили Свет? Боги, откуда у людей появляются такие бредовые идеи? – В отличие от призрака Академии, – огорошил меня снова магистр Дейрем. – Жаль, Теверон, что ты не помнишь, кем был при жизни. Ведь не помнишь?

Иден пошёл рябью. А у меня ком в горле встал. Впрочем, чего я могла ожидать?

– Магистр Корайс поступил жестоко, – продолжал свой монолог преподаватель теории боевых заклинаний. – Он не просто убил твоего отца. Когда Алайя Кор сдала его Теневой страже, он призвал его дух и приказал служить Академии. Ужасная участь! Не считаешь? Но более полезного слуги не найти. Тем более если он ничего не помнит о своей жизни! Он видит дар студента, он просто неисчерпаемый кладезь знаний. К примеру: кому, как не самому способному и одарённому магу знать, как обойти защиту. Даже такую качественную, как защита лорда Орема! А ведь достаточно просто тебя усыпить, ведь защита от прямого воздействия, с угрозой жизни… Всё гениальное – просто! Но! Есть одно но, Айрин! Призрак подчиняется тому, у кого его тело. В данном случае – кости. И Корайс этого не учёл.

Иден вздохнул. Как-то так, как умеют только призраки, и мне… стало его жаль. Боги Света и Тьмы! Я идиотка, но мне было жаль призрака, который когда-то был моим отцом. Ведь за это время я в самом деле полюбила его. Он стал мне действительно близким старшим родственником, и от слов Дейрема становилось чуточку легче. Увы, теперь это мало что изменит!

– Правда, он всячески пытался ослушаться… – продолжал магистр, поднимая подол моего платья выше колен и чертя что-то на голенях. От этого было немного противно и жутковато. Лёгкое жжение, и по коже начало стекать что-то тёплое. Кровь. Он вырезал руны на моём теле! Я попыталась дёрнуться, оттолкнуть его… хотела… но без толку. – Но-но… Не стоит. Я стараюсь не причинять боли… Так вот, о призраке... А! Например, он спрятал одежду, чтобы ты не оказалась у прорыва. Но ты умница. Всё сама. Всегда находишь выход…

– Вы убили мою мать? – спросила я скорее чтобы отвлечь его, чем действительно желая услышать ответ.

– Алайю? Не-ет! Алайя схлестнулась с тем, что обычной ведьме не под силу. И Изнанка взяла своё. Владыка взял своё… Она попыталась закрыть прорыв, и силёнок не хватило.

Что-то зашуршало, словно осыпалась каменная крошка. И послышался звонкий стук каблучков по каменному полу.

– Что ты возишься? – раздался резкий, немного нервный женский голос. И я с ужасом поняла, что это королева. – Луны выстроились в ряд. Я могу говорить с Владыкой?

К телу постепенно возвращалась чувствительность. В спину давили какие-то неровности. Мне почему-то не хотелось думать, что это пентаграмма. Но вариантов было немного.

– Ещё не время… Она не готова! – ответил немного нервно магистр, словно злился за то, что его прервали.

– Так ускорь! Меня бросятся искать, – процедила её величество. – А я хочу получить то, за чем пришла, до того, как собственный сын меня возненавидит.

– Вы можете не волноваться. Трон достанется Эдрегору! – пообещал магистр.

Значит, второй принц ничего не знает о планах матери. Ну хоть это хорошо!

– Скоро! Совсем скоро…

И только он это сказал, как тело пронзило такой болью, что из горла вырвался крик-визг. По венам потекла лава. И тело само по себе начало корчить, словно выламывало каждый сустав, выкручивало каждую мышцу.

– Вот и началось!

– А ускорить это всё нельзя? – нетерпеливо спросила её величество.

– Нет! – раздался ещё один голос. Он мне был смутно знаком. Но сказать наверняка было сложно. – Если она не превратится, то магия разорвет её. И вместо источника силы мы получим воронку…

– Тамира, рада, что ты успела! – обронила королева. А я удивилась тому, что, несмотря на мутившую сознание боль, я отчётливо слышала их разговор. Понимала смысл сказанного.

– В этом году проникнуть во дворец оказалось весьма непросто, ваше величество. Но я ещё помню несколько лазеек… – снова стук каблучков. Боль немного отступила, и я смогла сосредоточить внимание на бывшей невесте Вилмара. Всё так же неотразима… даже сейчас.

– Я рада, что тебе удалось.

– Всё ради моей королевы! – склонив голову, выдохнула Тамира.

Она вытащила из-за корсета лист бумаги. Точно такой же, как тот, что мне прислал якобы отец. И поднесла краешек к лепестку пламени на свече. Боги, какая же я всё-таки дура.

– Она не надела кольцо. Пламя слишком сильно в ней и может выжечь тёмный дар, – процедила леди Этельверг. – Она должна надеть кольцо!

И снова боль… боль, прошивающая тело с новой силой каждую секунду, выжигающая сознание и оставляющая по себе шуршащий пепел.

«Ключ может как открыть Врата, так и обрушить их», – воспоминание было смутным, словно надписи на обгорелых листах. И всё казалось неестественным.

Новый виток боли. Мне казалось, что я горю живьём. Или так и было?

– Наденьте кольцо, пока не поздно! – выкрикнула Тамира. Но я рванулась изо всех сил.

Треснули связывающие меня путы. Осыпались искрами, а пламя, жгущее меня изнутри, вырвалось наружу.

Взлетела под самый свод, с удивлением обнаружив, что сама стала огнём.

Теперь я была магией. Частью вечного мира. Источником для жаждущего странника.

Моя сила струилась в самом истоке первозданных миров. Я была душой. Созданной из сердца и разума. Из Света и Тьмы. Из пламени – рождающего и испепеляющего.

Но это была уже не я. Прошлое смазывалось… выгорало… меня больше не было… только магия – чистая сила.

Я огляделась. Зал. Чёрные, словно закопчённые стены. Широкий алтарь, измазанный кровью. Факелы на стенах. И Врата. Чёрная арка, исписанная алыми символами-насечками. Я чувствовала Тьму иного мира. Совсем близко. Рядом практически. И она манила меня. Притягивала. Звала. Я чувствовала биение её тёмного сердца…

Королева взвизгнула, сделала несколько шагов к выходу… Но дверь с грохотом захлопнулась. Нет. Никто не уйдёт. Они будут приветствовать Владыку вместе со мной.

В дверь стучались. Что-то грохотало. Казалось, сама земля дрожит. Ну и пусть.

Я обернулась к Вратам. Их словно затянуло растопленной смолой. Рисунки по арке вспыхивали, как потревоженные угли.

Я опустилась на землю.

– Её нужно вернуть на алтарь! – раздался тревожный голос Дейрема.

Злость. Она вспыхнула, как сухая щепка, брошенная на угли. И позади раздался животный крик, постепенно переходящий в хрип.

Больше он не сможет диктовать условия и подавать идиотские идеи. Больше он ничего не сможет!

«Айрин! – звала меня Тьма, и собственный мрак отзывался урчанием где-то в груди. – Впусти меня, Айрин! Мы станем владыками этого мира! Мы будем новыми богами!»

Но что-то внутри возмутилось. Разве этого я хотела? Разве это мне было так нужно?

Рука накрыла небольшой медальон на груди, и сердце сжалось от боли и смазанных воспоминаний.

«Я люблю тебя, Риша!» – ворвалось в сознание, едва не сбив с ног. И горло перехватило от невыплаканных слёз.

«Айрин! Впусти меня!» – настаивал голос Владыки.

Я видела, как и без того тонкая плёнка, разделявшая наши миры, истончается всё больше. Кажется, я видела алые глаза Владыки по ту сторону.

«Я подарю тебе мир!» – обещал он.

Рука сама потянулась к порталу. Всего лишь подать ему руку. Всё остальное сделает магия…

– Искра! – ровно передо мной появился призрак. – Не смей. Борись. Помни то, что делает тебя человеком. Вспомни о Вилмаре. Ты ведь любишь его! Любишь…

Он хотел что-то ещё сказать, но Тьма портала не позволила, проглотила его, не дав договорить…

«Иди ко мне, Айрин! Иди!»

Но я замерла. Слова призрака, словно стена, встали между мной и Вратами. Вилмар… Я любила его! Любила ведь?

Грохот отвлёк меня. Дверь вылетела с треском, взвизгнула женщина, выбежав вон.

Пахло грозой. Родной и такой… дорогой запах.

– Ришка! – выдохнул мужчина, и что-то внутри меня треснуло, словно скорлупа, позволяя вырваться наружу чему-то живому, настоящему. – Ришка, отойди оттуда!

Сколько страха и тревоги в голосе говорившего…

Пахло зимним утром. Ещё чем-то… Запястья ожгло морозом, и в груди снова поднялся гнев.

Ну уж нет! Меня больше никто никогда не свяжет. Не подчинит!

– Проклятье, Эд! – ругнулся мужчина, так головокружительно пахнущий грозой.

Он решительным шагом приближался ко мне. Я растерялась всего на миг.

– Вернись ко мне! Риша, я не смогу без тебя жить! – и снова этот запах бури. Он поднялся в воздух. Поравнялся со мной, и теперь я видела его глаза… тёмные и такие… несчастные. В них была боль. Настоящая боль смертельно раненого зверя. – Я не отпущу тебя!

Он протянул руку, коснулся моих волос, и тут же завоняло горелой плотью. Я отпрянула. Бросила взгляд на его руку. Уродливый ожог, оставленный простым прикосновением.

Я – чудовище. Самое настоящее чудовище…

В одно мгновение я снова оказалась у Врат. Я стала Пламенем. Стала магией. И я сделаю то, что обязана сделать…

Одно прикосновение к арке. И в тот же миг символы на арке один за одним начали вспыхивать, сыпаться снопом искр и тухнуть навеки.

Капля за каплей из меня вытекала моя сила. Моя жизнь! Я уже не чувствовала ни рук, ни ног. Я не могла сказать наверняка – происходило ли это на самом деле…

Мгновение за мгновением… Казалось, я не смогу. Не завершу начатое…

Последний символ потух. Чёрная плёнка колыхнулась в последний раз и, словно гнилостный пузырь, лопнула, обдав всех вонью Изнанки.

Всё?! Ноги подкосились. Последние силы покинули тело.

Каменная крошка осыпающихся трухой Врат запорошила глаза.

– Риша! Ришечка…

Сильные руки подхватили меня! Но я уже не могла сказать наверняка, происходило ли это на самом деле…

Сознание удержать не получалось. Может, и хорошо! Мне было совестно смотреть в глаза любимому. Пусть даже это было бы последнее, что я увидела бы в жизни!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю