290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаг назад, или Невеста каменного монстра » Текст книги (страница 7)
Шаг назад, или Невеста каменного монстра
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Шаг назад, или Невеста каменного монстра"


Автор книги: Елена Вилар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Отступив на шаг от меня, служанка низко склонилась, едва слышно произнеся:

– Господин, еще пару минут, и госпожа будет готова.

– Продолжай, все, что услышишь, должно остаться в стенах этого помещения, – предупредила горгулья, и голос ее при этом отдавал таким холодом, что мурашки прокатились по спине.

– Слушаюсь… – Еще ниже склонилась женщина, а затем, повинуясь жесту Тавира, приступила к моей прическе.

– Мария, за столом, кроме Лиагары и Гивдара, будет еще семь горгулий, а также парочка вампиров. Последние не так важны, их можешь просто игнорировать, а вот горгульи – это те, кто, по мнению Азима, еще хранит верность Князю, но уже теряет надежду.

Далее Тавир перечислял имена, должности и давал краткие характеристики каждому из семи министров. Порадовавшись тому, что всегда отличалась неплохой аналитической памятью, я время от времени лишь кивала, при этом строго следя за манипуляциями Шами. В итоге прическа вышла безупречной. Мои волосы подняли и скрепили наверху, лишь элегантные локоны спадали ровными завитками на шею. Такая укладка была распространена в нашем мире в шестидесятых годах прошлого века – стильно, но не броско.

– Спасибо, – улыбаясь поблагодарила я, поймав взгляд женщины в отражении зеркала.

– Шами, приготовь госпоже легкий перекус, за столом она есть не будет, – приказал Тавир.

Служанка поклонилась и поспешила к двери. Как только она выскользнула в коридор, горгулья подошла и развернула меня так, чтобы я смотрела в ее глаза, в которых тут же начала тонуть, и она строго произнесла:

– Запомни, ничего в рот не бери, только если это блюдо принесет Шами. Лишь из ее рук я разрешаю тебе есть и пить. Поняла?

– Да, – выдохнула я.

На миг взгляд Тавира прилип к моим губам, и мне показалось, что вот сейчас я получу поцелуй, о котором, кажется, начинаю мечтать, но мужчина шумно выдохнул и резко отстранился от меня.

– Ты им понравишься, просто будь самой собой и не волнуйся.

– А ты? – сглотнув обиду от несбывшегося ожидания, спросила я.

– Я буду рядом, я уже обещал.

В дверь пару раз стукнули. Тавир кинул на меня последний взгляд, после чего скрылся в ванной комнате. Еще раз посмотрев на себя в зеркало, я поправила подол платья и лишь потом подошла к двери.

– Войдите!

– Мария?! – На пороге стоял Азим, окидывая меня удивленным взглядом. – Знаешь, а ты прекрасно выглядишь, возможно, я был не прав и у нас еще есть шанс.

– Возможно, – саркастически передразнила я.

– Идем, я провожу тебя. – Горгулья подала руку, и я поспешила опереться на нее.

Легкий ужин мне так и не принесли. Возможно, Шами просто не успела выполнить приказ Тавира. Ноги непроизвольно дрогнули, хотя до этого момента казалось, что страха я не испытывала. Мы спустились на первый этаж, пересекли помпезный холл и замерли возле роскошных дверей. Через витражные стекла я уже видела, что почти все места за столом были заняты.

– Не бойся, ты справишься, – шепнул Азим и, не дав мне уточнить, с чем именно, кивнул охране.

– Невеста Князя! – оповестил глашатай, распахивая створки.

Горгулья скользнула в сторону, и я осталась одна. Все взгляды присутствующих были устремлены на меня. В груди что-то сжалось, в глазах на миг потемнело, а страх волнами блуждал по вмиг онемевшему телу.

«Что за ерунда!» – мысленно возмутилась я, после чего глубоко вдохнула, не опасаясь, что крючки на платье могут отлететь от излишне резвых физических упражнений. И сделала первый, но вполне решительный шаг.

– Мария, мы рады, что вы почтили нас своим присутствием. – Голос Лиагары был звонким и уверенным, но на последнем слове я ощутила тонну презрения, чуть не затопившего меня.

В ответ я остановилась, неловко присела, что в моем понимании должно было означать реверанс, и лишь затем позволила себе еще пару шагов к столу. Меня догнал Азим и, подхватив под локоток, громко произнес:

– Мария, позвольте я провожу вас.

Разумеется, я кивнула. Атмосфера помещения давила, а если уж по-честному, то размазывала своей помпезностью, напыщенностью и удручающей роскошью. Зал сверкал богатством, но даже в страшном бреду я не могла представить во главе стола того Князя, которого видела недавно на картине. В этот антураж мужчина не вписывался.

– Прошу.

Пока я пребывала в состоянии прострации, украдкой рассматривая зал и сидящих за столом гостей, Азим довел меня до пустующего места по левую руку от Лиагары и, отодвинув стул, помог сесть. Сам же начальник охраны все так же медленно, я бы даже сказала чинно, обошел стол, между прочим, за спиной Лиагары, что явно было нарушением протокола, и занял место чуть наискось от меня. Одного взгляда на мужчину хватило, чтобы кожей ощутить все его недовольство этим ужином. Но Азим быстро взял себя в руки и, переведя взор на наместницу, подарил ей улыбку, которая более всего походила на оскал голодного зверя.

– Мария, вы прекрасно выглядите, – в левом ухе раздался знакомый шепот.

Вздрогнув, я чуть повернула голову и удивленно приподняла бровь. Рядом со мной сидел Гивдар. Невольно я кинула взгляд напротив – и мое лицо выразило неподдельное удивление. Прищуренный взгляд, которым одаривал меня вампир, не обещал ничего хорошего. А довольный хмык, раздавшийся из уст Лиагары, дал понять, что дамочка все видела и ей все нравится. Кажется, сражение еще не началось, а я уже в аутсайдерах.

– Мария, позволь, я представлю тебе наших министров, – меж тем продолжил Гивдар, полностью игнорируя поведение вампира и сестры.

Из всех семерых представленных мне горгулий запомнился лишь один. Слишком узкое лицо, крючковатый нос, узкие губы и льдистый взгляд, промораживающий до костей. Валей, как представил его Гивдар, оказался тем, кто отвечал за финансы, а точнее за казну, оставшуюся от Князя, как едва слышно пояснил Гив. Либо у горгулий слишком хороший слух, либо я не слежу за своим языком, но когда так же тихо поинтересовалась, кто профукал капиталы, раздался властный голос Лиагары:

– Пока ты только носишь статус невесты, и поверь, это ненадолго. Так что придержи свои умозаключения, пока я не обвинила тебя в преднамеренном оскорблении.

– Даже в мыслях не было, – едва заметно улыбнулась я, мысленно признавая вину за растрату за наместницей.

Однако Лиагара, выпустив пар, поспешила перевести внимание присутствующих на стол. Пара хлопков, и расторопные слуги стали выносить тарелки с яствами и ставить их перед каждым гостем. Несколько больших блюд, по виду с дичью не слишком хорошей прожарки, были размещены посредине. Я насчитала шесть пузатых графинов, из которых наполняли ребристые бокалы на витых ножках, при этом жидкость, вопреки ожиданиям, была не красной, а фиолетовой, чем вызвала мой живой интерес. Вот только в моем стакане она оказалась другого оттенка, что невольно заставило волноваться.

– За невесту Князя! – подняла бокал Лиагара, прожигая меня предвкушающим взглядом поверх хрусталя.

Все тут же повторили жест наместницы, но не спешили пить, ожидая, когда я поддержу тост. Страх липкой костлявой ладонью изнутри сдавливал горло. Я медленно протянула руку, едва заметно вздрогнув, когда кольцо резко нагрелось, среагировав на еду в тарелке. Как только пальцы коснулись ножки бокала, вернулось ощущение уверенности.

Вот только понимание того, что даже глоток алкоголя на голодный желудок может вызвать не вполне нужные последствия, заставило пальцы похолодеть. Я плотнее сдавила ножку бокала, натянула на лицо улыбку и, подняв его, отсалютовала в ответ. По залу пронесся благодарственный выдох, после чего все дружно сделали глоток. Мне показалось, что в пищевод попал чистейший спирт. На глаза тут же выступили слезы, и я даже невольно потянулась к кусочку мяса, что аппетитно поблескивало подливкой на тарелке, да вовремя отдернула вилку, в последний момент подцепив листочек явно салатной наружности. Он казался безобидным, и именно им я закусила коварный напиток.

Алкоголь достиг желудка, и жар прокатился по телу, лишая мышцы уже привычного напряжения и убирая из разума трусость и осторожность. Кажется, сейчас будет весело, и не только мне.

– Почему вы не едите? – спросила Лиагара, якобы проявляя беспокойство о гостье.

Я оценила ее заботу и даже криво улыбнулась в ответ, однако поостереглась подавать голос. Все силы уходили на то, чтобы заставить помещение перестать качаться, а язык хотя бы пошевелиться.

– Вам не нравится еда? – меж тем не унималась коварная горгулья.

– Отчего же, – одними губами произнесла я. – Просто я на диете, не хочу располнеть, знаете ли, до первой брачной ночи, а то муж убежит, так и не получив наслаждения от девичьего тела.

Господи! Что я несу?! По тому, как дернулось веко Лиагары, я осознала, что еще пара слов, и палку я перегну. Посему поспешила обернуться к Гивдару, который без зазрения совести тупо напивался, так же игнорируя еду. Недолго думая, я подхватила вилку и стащила салатный листик из его тарелки, искренне полагая, что никто этого не заметит.

Даже если и заметили, то промолчали. Азим поднял бокал и провозгласил тост за здоровье и пробуждение Князя. Отлынивать было нельзя, и еще один глоток огненной жидкости опустился практически в пустой желудок. Помещение уже не качалось, оно медленно кружилось вместе со странными яркими звездами, которые то появлялись, то исчезали в уголках той картинки, что еще пока транслировало мое зрение. Может, так выглядят те самые пресловутые «вертолетики», про которые когда-то рассказывала Алька?

Рука дрогнула, и вилка упала на тарелку, привлекая всеобщее внимание к моей скромной, но уже изрядно пьяной персоне. Мужчины разговаривали о налогах, поставках каких-то ископаемых, о дотациях на содержание армии и об истощении магической составляющей. Лиагара изредка давала свои, как ей казалось, весомые комментарии, я же старалась хоть что-то запомнить, прекрасно понимая, что наглая наместница специально устроила сие испытание, дабы я прилюдно, ой, тьфу, пригоргульно, опозорилась.

– Мария, а вы как думаете? – раздался голос крючконосого, и именно в этот момент я с испугу слегка протрезвела.

– Уважаемый Валей, боюсь, моих познаний в экономике этого мира, а также в возможностях развития любой из приносящих доход областей на данный момент недостаточно. Пока передо мной стоит куда более четкая задача. Я с удовольствием окунусь в аналитику экономических задач, а также позволю себе проанализировать целесообразность тех или иных вложений с разными периодами окупаемости, но чуть позже.

Господи! Только тебе известно, чего мне стоил этот монолог. Казалось, последние силы ушли на то, чтобы язык не заплетался, а мысль не увязла в ничего не значащих фразах. Папа бы мной гордился. Он всегда говорил, что пьяные разговоры за столом – это самая лучшая практика для любого финансиста и политика. Мол, сможешь переспорить и убедить в своей правоте пьяного, значит, справишься с многотысячной аудиторией трезвых, сонных и бедных.

– Мария, мое признание вашему таланту, вы прекрасно справляетесь, – растянув губы в пугающей ухмылке, кивнул в ответ крючконосый.

В этот момент рука прислуживающего молодого человека проскользнула под моим локтем, чем я воспользовалась, опрокинув содержимое бокала в собственную тарелку.

– Ой! – возмущенно выдохнула я, полуобернувшись к юноше.

Испуг в его глазах дал понять, что я зря его подставила, поэтому попыталась спасти ситуацию:

– Я несколько неловка.

– Госпожа, простите, – пролепетал парень.

– Не стоит, я просто не привыкла к тому, что за моей спиной кто-то есть, – тут же отозвалась в ответ, стараясь избегать тех пристальных взглядов, что сейчас меня буравили в ожидании, чем же закончится пикантная ситуация. – Думаю, будет уместно заменить мне бокал и тарелку, а также… – Тут я обвела стол растерянным взглядом, вроде как разыскивая что-то крайне важное, и лишь затем перевела взор, полный возмущения, на прищурившуюся Лиагару. – У вас что, к столу подается лишь один комплект ножа и вилки? То есть салат, горячее и десерт я должна потреблять одними и теми же приборами? Что за средневековье? – вспылила я, с наслаждением замечая, как алый румянец заливает щеки и шею наместницы.

А вот тебе, накося выкуси!

– А разве у вас не так? – удивился крючконос, откладывая собственные приборы в сторону.

– Но позвольте! – продолжала возмущаться я. – Допустим, я ем рыбу, а затем мне подали фруктовый десерт, разве запах и вкус рыбы, оставшиеся на вилке, не помешают насладиться сладковато-кисловатым соком ягод?

– Но внутри вас все равно все перемешается, – в ответ отозвался сосед Валея.

– Тогда можно уподобиться животным, например свиньям, и потреблять все из одной миски, отказавшись от приборов вовсе, ведь там, в желудке, все равно все перемешается, – не унималась я.

– А Мария права, – растягивая слова, произнес Гивдар.

– Гив! – возмущенно взвизгнула Лиагара. – Не человечке учить нас этикету!

– Отнюдь, – отмахнулась горгулья, – думаю, у этой леди есть чему поучиться, в отличие от тебя она не закатывала истерику за столом, а лишь указала нам на элементарную проблему. Сколько приборов принято ставить на стол в вашем мире?

– Все зависит от количества блюд, правил сервировки и… – я выдержала паузу, – и тех персон, для кого приготовлена трапеза. Кто-то готов довольствоваться одной вилкой и одной ложкой, а кто-то привык получать удовольствие от еды. Наслаждаться ее вкусом, разделять удовольствие от соединения или разделения тех или иных ароматов. Для многих в моем мире прием пищи – это своеобразный культ. Кто-то ест, чтобы жить, а кто-то живет, чтобы есть.

– Забавная философия, – кивнул в ответ Гив, – но она мне нравится.

Пока вели дискуссию, тарелку и бокал мне заменили. Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять: в тарелке яда нет, а в бокале другая жидкость. Едва заметно выдохнув, уже потянулась за вилкой, как крючконос поднял бокал и, отсалютовав мне, громко произнес:

– За Марию, за нашу надежду! Нашу последнюю надежду.

Делать нечего, рука сменила траекторию, и я поднесла бокал к губам. Словно по велению высших сил, в сознании всплыло: «Доча, пить можно все, но только не на понижение», а затем язык ощутил удивительно вкусное виноградное вино. Прощай, реальность, да здравствует сумасбродность!

Попытка закусить была воспринята организмом как жесткое непонимание и приравнена к предательству. Далее я лишь делала вид, что пью, и нагло игнорировала тихие вздохи юноши, который каждый раз подносил графин и так же делал вид, что подливает. Хотя куда там. Ноги были ватными, в голове шумело, а запихнутый в желудок ужин явно не желал в нем оставаться. Устав бороться с хозяйкой, организм выбрал сон, и впервые мне не удалось усмирить рефлексы, широко зевнув.

– Мария, для вас день был слишком длинным и тяжелым, – произнес Азим, поднимаясь со своего места, – позвольте проводить вас до ваших комнат.

– Премного благодарна, – отозвалась я, также отодвигая тарелку и прикрывая ее сверху салфеткой, что все это время лежала на моих коленях.

– Мария, еще так рано! – всплеснула руками Лиагара, доселе лишь стискивающая зубы. – И потом, Азим, нам надо еще обсудить массу вопросов. Раз человечка так сильно устала, пусть ее проводит Дивг. – Женщина кивнула в сторону вампира, сидящего по правую руку.

– Лиагара, – в этот раз голос подал Гивдар, – не смеши нас. Ни я, ни тем более Азим не позволим твоим клыкастикам сопровождать сей ценный груз. Раз Лиа захотелось пообщаться, Азим, будь другом, прикажи своим ребятам доставить девочку в комнату и глаз с нее не спускать.

– Хорошо, – отозвалась горгулья, подавая мне руку.

– Не доверяешь?! – прошипела Лиагара, медленно поднимаясь со своего места и нависая над столом.

– Нет, – кивнул Гивдар, откидываясь на спинку стула и складывая руки на груди. – Ты дала семь дней, поклянись, что за это время с Марией ничего не произойдет.

– А при чем тут я?! – возмутилась женщина. – Если ей на голову упадет кирпич или она с лестницы упадет, виновата буду я?

– Если кирпич никто не кинет, он и не упадет, про лестницу даже говорить не буду, – не скрывая сарказма, парировал Гив.

Лиа шумно выдохнула, выпрямилась и, сделав вид, что обиделась, сложила руки на груди. Я уже дошла до двери, когда услышала грозный окрик:

– А вы что тут сидите? Проваливайте, у вас куча дел!

– Эх, Лиагара, – рассмеялся Гивдар, медленно поднимаясь со своего места. – Надменна, глупа и недальновидна. Сама же своими руками рушишь свой же мир…

– Заткнись! Следуй в мой кабинет, братец, и ты, Азим, тоже, вас ждет сюрприз…

Далее я не слышала, ибо двери за моей спиной закрылись, отрезая от шума зала и дальнейшей перепалки родственничков.

– Викас! – Азим позвал одну из горгулий. – Проводи Марию до ее комнат, двойную охрану к двери. Никого не пускать. Вообще никого! Ты меня понял?!

– Да! – отчеканил мужчина, кидая на меня настороженный взгляд.

Я же стояла по стойке «смирно», боясь и шагу ступить, ибо коридор не просто шатался, а так и норовил выпрыгнуть из-под ног. Чудом не икнув, я продолжала медленно вдыхать и так же медленно выдыхать, правда, сквозь плотно стиснутые зубы.

– Мария? – едва слышно позвал Викас, видимо, ожидая от меня куда более резвых действий.

Я не спешила делать шаг вперед и совершила фатальную ошибку: резко качнула головой, тем самым призывая меня не торопить, отчего коридор прямо-таки совершил кульбит, либо же это самое сальто совершила я, но в итоге чьи-то сильные руки не просто успели поднять мое теряющее сознание тело, но и понесли его куда-то вперед.

– Поставь меня, – простонала я, когда поняла, что этот способ транспортировки еще больше укачивает.

Спустя пару шагов Викас сжалился и вернул мне вертикальное положение, отчего в желудке случился странный позыв, вовремя задавленный гордостью. Я подняла на мужчину взгляд, на миг мне показалось, что за его спиной что-то мелькнуло, а еще через один томительно долгий взмах ресницами передо мной стоял Тавир. Взгляд мужчины распознать было сложно, но я почему-то была уверена, что он зол.

– Ты зачем напилась? – грозным шепотом поинтересовалась горгулья.

Я скосила взгляд на Викаса, что сидел, прислоненный к стене, явно в отключке, и впервые за долгое время позавидовала мужчине. Эх, мне бы вырубиться, и дело с концом. Видимо, Тавир что-то уловил в моем взгляде, ибо резко дернул вверх и, прижав к груди, стремительно понес по коридору. Я уж было приготовилась к конфузу, но, вдохнув запах желанного мужчины, окончательно осоловела. Собственные руки, помимо воли хозяйки, обвились вокруг сильной шеи, а нос уткнулся в открытый участок кожи и вдыхал… вдыхал… вдыхал…

– Маш, ты чего? – ногой распахнув дверь в комнату, поинтересовался Тавир, опуская меня вниз.

Руки я так и не расцепила, фактически повиснув у него на шее. Горгулья осторожно придерживала меня за талию, а я осмелела окончательно и, глядя в манящие глаза, прошептала:

– Я что, настолько тебе противна?

– Что?! – чуть нахмурился Тавир.

Не желая тратить время на разговоры и подстегивая свою пьяную решительность, я чуть подтянулась, притягивая лицо мужчины к себе, резко вдохнула и прижалась губами к его устам. Руки на моей талии сжались сильнее, я внутренне возликовала, но уже через миг Тавир чуть ли не оттолкнул меня от себя.

– Маша, ты же невеста Князя! – грозно прохрипел мужчина, сверкая взглядом.

– И что мне теперь?! В гипс обмотаться и рядом лечь?! – прошипела в ответ я.

Обида душила, глаза слезились. Руки, сжавшиеся в кулачки, немели, лишая ощущения боли от ногтей, оставляющих ощутимые следы на ладонях. Но я стояла, упрямо сверля мужчину взглядом, из последних сил желая услышать, что небезразлична этому чурбану.

– Маша, у нас есть цель, – опуская взгляд вниз, едва слышно произнес Тавир. – Давай сначала диадема, а все остальное – потом.

– Понятно… – выдохнула я.

Не нужна! Для него я просто невеста Князя… Та, кто носит кольцо. Та, кто может найти эту треклятую диадему. Та, кто может разбудить этого треклятого Князя… По сути – никто.

Сделав шаг назад, наткнулась на кровать. Чудом не упала, ибо проворный каменюка подхватил. Однако я дернулась, устояла и в этот же миг осознала, что мне надо в ванную. Оттолкнув горгулью, понеслась к туалетному другу. Заливаясь слезами, я чистила организм, кляня себя за самонадеянность. Пьяная дура! О чем я думала, когда полезла целоваться? От меня же несло, как от подзаборной пьянчужки! Дура и есть!

– Маш?! – Тавир тихонько постучал в дверь.

– Отвали! – огрызнулась я и склонилась над унитазом в поисках того самого Ихтиандра, как утверждала моя подруга Алина. Не нашла. Из последних сил поднялась, умылась, с весомой долей скептицизма долго рассматривала свою бледную физиономию и, поняв, что краше сегодня уже не стану, вернулась в комнату.

– Маша? – из кресла поднялся Тавир, но я жестом остановила его.

В этот же момент в дверь отрывисто постучали.

– Госпожа, вы тут?

Голос Викаса я узнала сразу, невольно сморщилась и, кинув предупреждающий взгляд на горгулью в моей комнате, поспешила к двери. Приоткрыв ее, я окинула суровым взором четверых мужчин.

– С вами все в порядке? – осторожно уточнил Викас.

– Да, – отчеканила, – я была в ванной, сейчас иду спать. Надеюсь, могу это сделать в одиночестве?

– Да, конечно, – кивнул мужчина. – Я это…

– Упал? – усмехнулась я.

– Кажется, да, – понуро созналась горгулья, – я боялся, что вас похитили.

– Викас, – улыбнулась в ответ, – оставь ребят у двери, думаю, с этими бравыми воинами мне нечего бояться, а сам отдохни. Уверена, завтра Азим придумает нам очередное развлечение.

– Спасибо, – кивнул мужчина, развернулся и побрел к лестнице, потирая затылок ладонью.

Я в последний раз окинула ребят взглядом, после чего закрыла дверь, а для верности еще и заперлась на задвижку. Лишь после этого обернулась к Тавиру, тут же вздрогнув, так как нашла его в шаге от своей скромной персоны.

– Маш, так что это было? – ласково, даже вкрадчиво поинтересовался Тавир.

– Я не хочу об этом говорить, – упрямо произнесла я, сделала шаг к кровати, но замерла и возмущенно обернулась: – А почему ты не ушел?

– Потому что еще рано, – усмехнулся в ответ мужчина.

И словно вторя его словам, за окном раздался странный звук, будто птица билась о стекло, норовя залететь в помещение. Я кинулась к окну, но Тавир перехватил меня. С силой вжав в свое тело, он грозно прошептал:

– Не вздумай.

– Что это?! – сипло спросила я, ощущая, как дрожь парализует мой организм.

– Вампиры! Ты что, не ощущаешь влечения? Лиагара накачала тебя афродизиаком.

– Чем? – одними губами выдохнула я, практически дурея от близости мужского тела.

– Вот об этом я и говорю, – едва слышно рассмеялся Тавир. – Марш в кровать, и чтобы носу из-под одеяла не высовывала. Через пару часов действие зелья пропадет. Скажи спасибо своему желудку, большую часть заразы он выплюнул обратно.

– Спасибо, – буркнула я.

Горгулья проверила задвижки на окнах, плотно задернула шторы и уже было двинулась к ванной, как я захныкала:

– Тавир! Не оставляй меня одну!

– И что ты мне предлагаешь? – не скрывая изумления, уточнил мужчина.

Робея от собственной наглости и решимости, я пару раз ладонью стукнула по одеялу.

– Я усну, и ты можешь идти, – пояснила я.

– Милая, я в няньки не нанимался, – все еще стоя и рассматривая меня пристальным взглядом, отозвался Тавир.

– Пожалуйста… – простонала я, нервно закусывая губу.

– И все-таки я пожалею об этом…

Тавир медленно подошел к кровати и, скинув сапоги, лег поверх одеяла. Я вцепилась в его руку и, чуть подвинувшись, уткнулась носом в мужское плечо, жадно вдыхая манящий аромат. Усталость и страх взяли свое, и я медленно погрузилась в сон, однако вожделенную длань так и не отпустила. Сознание ликовало, повторяя как мантру: «Мое!»


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю