290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаг назад, или Невеста каменного монстра » Текст книги (страница 14)
Шаг назад, или Невеста каменного монстра
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Шаг назад, или Невеста каменного монстра"


Автор книги: Елена Вилар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Я думал, ты соскучилась, – обвиняюще сообщил Тавир.

– Прости, что?! – переспросила я, все еще пребывая в легком шоке.

– Я думал, ты скучала, думал, ты меня любишь, а ты, увидев, решила жизнь самоубийством закончить, – выдал тираду несносный мужчина, чем вывел меня из ступора.

Я попыталась дернуться в его руках, но добилась лишь того, что меня поставили, чтобы тут же приподнять одной рукой мой подбородок, а другой, все еще удерживая за талию, прижать к горячему телу.

– А вот я… скучал… – выдохнула горгулья и, не дав и пискнуть в ответ, страстно поцеловала. Если и были в сознании какие-то мысли, то осталась лишь пустота, с каждым мигом наполняемая безудержным желанием.

– Маш… – Прервав поцелуй, Тавир жадно вдыхал запах моих волос, – я правда соскучился, пошли домой. Две недели, я устал, но я не железный.

– Что?! Какие две недели?! Что вообще происходит?

– Началось… – устало выдохнул мужчина, подхватил меня на руки и, обернувшись, приказал: – Вещи на первом этаже забрать. Тут навести порядок. Все следы убрать, воспоминания всем поправить. Мир запечатать.

И пока я пыталась осмыслить, что услышала, удобно устроившись на руках любимого мужчины, перед нами появилось серое облако, в которое Тавир уверенно вошел. А я? А что я… я просто была у него на руках, и все, что смогла сделать, это плотно зажмуриться.

* * *

Перемещение было стремительным и почти безболезненным. Лишь холод на миг пронзил тело, но горячее дыхание желанного мужчины не позволило отрешиться от реальности.

Мы оказались в уже знакомом мне зале. Саркофага не было. Вместо него красовался постамент с двумя массивными креслами. Возле одного из них стоял Азим, рассеянно потирая подбородок.

– Мы вернулись! – крикнул Тавир, заставив всех присутствующих тут же склониться в поклоне.

– Когда представишь Княгиню народу? – подал голос Азим, заставив меня тихо икнуть.

– Завтра, пусть все подготовят. Скажи Шами, что хозяйка вернулась и все вещи утром можно будет перенести в мои покои.

– Э… – Я все же попыталась привлечь к себе внимание.

– Ну да, в наши покои, – поправился Тавир, окончательно лишив меня возможности издать хоть звук.

– Аргар, – не унимался Азим, – это, конечно, не мое дело, но Мария уже знает о своем статусе?

– Ты прав, мой друг, это не твое дело, – оскалился Тавир, чуть подкинул меня на руках, так сказать, удобнее перехватив, и решительно направился к противоположной двери. – Подготовь все к завтрашнему приему. Нам надо поговорить.

– Угу, поговорите, – двусмысленно оскалился начальник охраны. – Точнее, и поговорить не забудьте.

– Казню! – прокричала уже из коридора горгулья, не скрывая залихватской ухмылки на лице.

Видимо, такими репликами они обмениваются не впервые. Мужчина нес меня на руках и при любой попытке рыпнуться лишь сильнее прижимал к себе, едва заметно качая головой. Распахнув ногой дверь в свои комнаты, он пересек небольшую гостиную и аккуратно опустил меня на кровать.

Я тут же села, ошалело оглядываясь по сторонам. Горгулья было сделала шаг ко мне, но я окинула ее взбешенным взглядом, мужчина замер, ожидая, когда сподоблюсь на первые слова. Эмоции не заставили себя долго ждать.

– Тавир, что я тут делаю?

– Тут ты будешь жить, со мной, – спокойно пояснил мужчина, но я видела, что и его эмоции готовы вырваться наружу.

– Но зачем я тебе?! Не ты ли несколько часов назад отправил меня домой?! Не ты ли снял с меня кольцо?!

– Стоп! – Тавир поднял руку, призывая чуть-чуть помолчать. – А что я, по-твоему, должен был сделать? – В свою очередь проявил первые крупинки эмоциональности тот, что стоял передо мной, демонстративно сложив руки на груди. – От одного только твоего присутствия у меня мутнело в мозгах. Ты была моей слабостью, моим наваждением. Да я ни о чем, кроме секса, думать не мог!

– Что?! – нахмурилась я, боясь поверить в только что услышанное.

– То! – передразнил мужчина, сурово прищурив полыхнувшие алым глаза. – Мне надо было возвращать власть. Очистить мир от клыкастых кровопийц, разобраться с сестрой. Порядок надо было навести, а все, о чем я мог думать, так это о том, как оберегать тебя, при этом не затащив в кровать!

– А кто тебя просил меня от этого оберегать?! – взвилась я, но тут же сникла, услышав в ответ рык.

– Мария, не будь эгоисткой! – попенял мужчина. – Да, я снял кольцо, потому что ты сама приняла решение и перестала быть невестой, став женой.

– Кем? – ахнула я, во все глаза уставившись на Тавира.

– Княгиней, моей законной женой, – очень медленно, практически по слогам, произнесла горгулья. – Я должен был тебя обезопасить. Я не мог разорваться и спрятал тебя в твоем мире, зная, что вампиры не успеют тебя найти.

– Интересно, – прищурилась я, – а как бы ты меня потом обратно вернул?

– Я позвал, и ты пришла, – пожал плечами мужчина.

– Позвал он… – прошипела я, сцепив руки в замок. – Ты хоть представляешь, что со мной было, когда я проснулась в квартире? Я думала, что ты мне приснился. Но хуже того, я стала думать, что сошла с ума и все это, – я обвела комнату рукой, – не более чем плод моего больного воображения.

– А что ты думаешь сейчас? – тихо, но серьезно уточнил Тавир.

– Подожди, – отмахнулась я. – Но как получилось, что в этом мире я провела почти семь дней, а в моем и ночи не прошло?

– Точное соотношение временной петли между твоим родным миром и нашим я не скажу, – задумчиво протянул мужчина, – где-то час на Земле равен суткам тут. Но магия, которую пробудила диадема в храме, помогла не только вернуть тебя домой, но и подкорректировать реальность. Документы, деньги, вещи, все должно было вернуться вместе с тобой.

– Погоди, – насторожилась я, пытаясь просчитать, сколько же пропустила времени. – То есть пока я сходила с ума на Земле, тут прошло?..

– Почти две недели, – кивнул Тавир, подтверждая невысказанную догадку. – Маш, мне надо было вернуть власть. Как только я отправил тебя на Землю, мы с Азимом и несколькими воинами, кто еще был предан мне, вернулись в замок. Была бойня. Но удалось не только загнать вампиров в их мир, но и разобраться с Лиагарой.

– И что с твоей сестрой? – не скрывая легкого сарказма, поинтересовалась я.

– Совет ее казнил. Вина была доказана.

– И в чем ее обвинили? – Я старалась не замечать, как дергается веко Тавира при упоминании его драгоценной сестренки.

– Лиа обвинили в посягательстве на смену власти, в попытке отравления Князя, то есть меня, и в… – Мужчина на миг замолчал, потом резко вскинул руку, взлохматил волосы и, чуть отвернувшись, так что встал ко мне вполоборота, продолжил: – Я не говорю, что во всем виновата она. Разумеется, я сам виноват в том, что допустил такое. Нам с Дирагом, моим секретарем, казалось, что мы все учли и просчитали. Даже диадема была зачарована таким образом, что отыскать и взять в руки ее мог лишь тот, на ком был перстень с печатью. На сей эксперимент мы получили согласие у старейшин. Вот только просчитались.

– Излишняя самоуверенность, – усмехнулась я.

– Именно, – кивнул мужчина, продолжая смотреть перед собой, – все пошло не так. Но самым фатальным оказалось то, что Дираг не успел дать координаты кольца Азиму. Они несколько лет искали не там.

– Скажи, а те рисунки… – едва слышно начала я.

– Да, я видел тебя во сне, еще до того, как затеял эту авантюру, – глухо признал Тавир. – Тогда я не знал, что ты существуешь. Как только кольцо оказалось на твоем пальце, я очнулся. Осознание, что прошло куда больше времени, чем я рассчитывал, привело в шоковое состояние. Запасы магии в воздухе были ничтожно малы. Очнувшись, я оказался пуст. Все, на что хватило внешних накопителей, это сотворить материальную иллюзию и отвести от себя взгляды.

– Знатно же ты повеселился, когда наблюдал, как я ползаю по саркофагу, мечтая тебя разбудить, – желчно процедила я.

– В тот момент жалел, что не я являюсь тем камнем, – усмехнулась в ответ горгулья, – а еще еле сдерживался, чтобы не выколоть глаза всем тем, кто видел тебя практически обнаженной.

Упоминание о моем конфузе заставило смутиться и прижать холодные пальцы к покрасневшим щекам.

– А потом, – не унималась я, – почему потом ты молчал и от всех прятался?

– Мне надо было накопить силу, восстановить магические потоки. Ну и самое главное, надо было найти диадему, ведь в нее был записан код активации источника, что должен был нормализовать энергетический баланс мира. Я был практически пуст. В таком состоянии не то что отстоять власть, я даже тебя не мог защитить. Признайся тогда, что Князь не спит, а бродит по потайным ходам замка, и меня первого бы прирезали за углом. Или пустились бы в шантаж, манипулируя твоей безопасностью.

– Но почему потом ты не сказал мне, кто на самом деле? – вскинулась я.

– Потому что… – буркнул Тавир, а поняв, что я все еще жду ответа, едва слышно выругался, но продолжил: – Хочешь признания?

– Да, хочу, – кивнула я, мало понимая, а чего на самом деле ожидаю.

– Маш, я люблю тебя. Давно. Но, видя, как ты замирала, как отводила взгляд, когда я прикасался к тебе… Решил отпустить. Это было тяжело и больно. Но когда там, по дороге к храму, в лесу… Я был самым счастливым и сразу, не дожидаясь одобрения Совета, соединил нас узами брака.

– Хм, а меня ты спросить не собирался? – Удивленно приподняв бровь, я смотрела на мужчину, который, кажется, даже не слушал меня.

– Если бы Азим задержался хотя бы на пару минут, я бы успел тебе все рассказать, а так случилось, как случилось. Мария, любимая, дорогая, желанная… Ты останешься со мной?

Тавир резко обернулся и замер, глядя мне в глаза. А я… медленно опустив голову так, чтобы волосы закрыли лицо, тянула минуты блаженства. Останусь ли я с ним? Да. Да. И еще тысячу раз да. Я жизнь готова за него отдать. Вот только…

– Это все, что я должна знать? – Медленно поднимаясь, я все еще старалась держать на лице маску хладнокровия.

– Лишь то, что я люблю тебя больше жизни.

Первый шаг дался тяжело, на втором пальто соскользнуло с плеч и упало за моей спиной на пол. Третий был словно полет. Я повисла на шее мужчины, безошибочно найдя его губы. Мой поцелуй был жадным, но инициативу перехватили раньше, чем я поняла, что сильные руки подхватили мое тело, прижимая к себе.

Господи, спасибо тебе за то, что где-то в бескрайней вселенной есть множество миров и в одном из них все-таки нашлась моя половинка.

Определенно, кровать в сто раз лучше настила из веток на земле. А мужчина, который не хочет больше скрывать своих чувств, готов раскрасить уже твои чувства бесконечной палитрой красок, каждая из которых – эхо от эмоций счастья. Платье синим бесформенным комочком лежало у кровати, а остатки колготок, с которыми Тавир справился крайне брутально, просто разрезав их отросшим когтем, сиротливо свисали с тумбочки. С нижним бельем обошлись чуть более гуманно, однако и я не отставала от мужа, желая быстрее добраться до вожделенного тела.

Страсть – это то, что лишает разума, заставляя быть самим собой. А страсть, помноженная на любовь, порождает доверие. Угомонились мы глубокой ночью, тяжело дыша, насытившись до предела, мы уснули, страстно прижавшись друг к другу, боясь даже на миг расцепить объятия.

– И чем мы займемся в ближайшее время? – мурлыкнула я, утыкаясь в ключицу Тавира.

– Займемся производством наследников, – зевнув, отозвался мужчина. – Думаю, для начала парочку мальчиков и девочку, а там посмотрим, насколько им будет скучно.

– О? Не боишься, что отпрыски заиграются во власть не хуже Лиагары? – поддела я, как только переварила услышанные перспективы.

– Очень на это надеюсь, – поцеловав меня в макушку, сказала горгулья. – Мы слишком долго живем, а миру регулярно нужна встряска. Ну и потом, одни и те же ошибки мы не совершаем, а значит, у наших детей будет что-то более интересное и многообещающее.

– Ты безнадежен. Определенно, власть испортила тебя, сделав отъявленным интриганом.

– Любимая, ты приписываешь мне еще не заслуженные эпитеты, но постараюсь тебя не разочаровать, – прошептал, уже засыпая, Тавир, затем зевнул и добавил: – Я слишком долго тебя ждал.

– А я слишком долго тебя искала, – вторила мужу, жмурясь от удовольствия, услышав такие простые, но такие важные для меня слова.

Эпилог

Десять лет спустя

Стоя на небольшой площадке, я куталась в темно-синюю шаль. Это место дети часто использовали для своеобразного трамплина. Падая вниз, они расправляли крылья и стремительно взмывали вверх. Старшему, Исааму, названному в честь деда, которого он никогда не видел, было девять. Альвере – семь, а Димеру и Каргу по пять. Кто бы мне сказал, что я решусь аж на четверых, плюнула бы в лицо и рассмеялась.

Тяжело ходить беременной, точнее, тяжело последнюю пару месяцев. А затем у детей появлялось столько нянек, что иногда мне казалось, будто я для них лишь инкубатор. Покривлю душой, если скажу, что муж не помогал в воспитании детей. Все же горгульи нелюди и особенностей очень много. Рождались они в человеческом виде, но уже в год первый раз превращались в забавных монстриков, правда, летать даже не пробовали, лишь бегали и шипели, раздирая острыми когтями тканевую обивку мебели. По словам Тавира, такое поведение было нормальным, ведь в этом облике звериные инстинкты брали свое. Единственное, что было незыблемо в нашей семье, это я. Муж с ранних лет приучал детей к тому, что обо мне надо заботиться. Что меня надо оберегать и что я была, есть и буду их единственной надеждой.

Глупости, конечно, но история его пробуждения выучена нашими детьми наизусть. Впрочем, как и сведения об участи Лиагары. Исаам каждый раз во время таких рассказов косо смотрел на Альверу, забавно цокая языком. Вот только делает он это зря. В Але такая же сумасшедшая тяга к растениям, как у Гивдара. Дядя с племянницей неразлучны и проводят сутки напролет в лаборатории, проводя генетические опыты над растениями. Надеюсь, они не изобретут что-то не слишком подходящее этому миру. Исаам все время с отцом, ведь ему в будущем править этим миром. А вот Димер и Карг, как только встали на крыло, стали безмолвными тенями Азима, чему, надо сказать, сам начальник охраны очень рад.

Рожаю я, а стремятся они все же к горгульям. Где справедливость?

Что-то настроение последнее время часто скачет, надеюсь, Тавир, гад такой, не исполнил свою угрозу и не осчастливил меня еще одним будущим чадом. С него станется.

– Любимая? – За спиной раздался голос того, о ком только что вспомнила. – Старейшины требуют тебя в зал.

– Перебьются, – насупилась я, не желая общаться с каменными маразматиками.

В моем лице они нашли кладезь информации и все эти десять лет регулярно вызывали к себе, где без зазрения совести считывали информацию. Лишь год назад я поняла, что не обязана бежать к ним по первому требованию, а вообще могу послать их далеко и надолго, чем теперь активно пользовалась.

– Маш. – Муж осторожно обнял со спины и, вдохнув мой аромат, потерся носом о выступающие на шее позвонки. – Машуль, они обещали заняться образованием детей.

– Во-о-от будет им достойная кара. Кого воспитают, с теми потом и будут разбираться, – усмехнулась я, мысленно строя каверзные планы.

– Любимая, – фыркнул в шею муженек, – если бы я знал, на какие интриги ты способна…

– Не женился бы? – нахмурилась я.

– Не отправлял бы тебя домой, – сильнее сжал Тавир, поворачивая меня к себе лицом. – Полетаем?

– Не сегодня, – я покачала головой.

– Тошнит? – уточнил мужчина, и я уловила уже знакомый блеск в его краснеющих глазах.

– Ты же обещал! – возмутилась я, пытаясь вывернуться из объятий. – Ты обещал, что близнецы будут последними!

– Маша, я просто слишком тебя люблю. – Тавир искренне пытался меня вразумить.

– Шиш! – взвизгнула я, теперь отчетливо понимая, что вспышки истерики не более чем буйство гормонов. – Я тебе не курица-наседка. Я тоже хочу пожить для себя! Я…

– Маша! – Муж придержал меня за подбородок и, осторожно целуя, перешел на шепот: – Любимая, а хочешь, мы покажем детей твоей маме?

Я замерла, во все глаза смотря на Тавира. Первые несколько лет я просила открыть портал до квартиры родителей, клялась, что только на минутку, сказать, что со мной все в порядке, чтобы они не переживали, и сразу назад, но горгулья была категорически против. И вот сейчас предлагает сама…

– Прошло десять лет, Тавир, они забыли, а может, уже давно похоронили меня, – сглотнув и опустив голову вниз, тихо произнесла я.

– Глупенькая, – усмехнулся в ответ мужчина. – Ты забыла про временные петли? Это у нас десять лет позади, а там и полугода не прошло. Я же тебе не раз объяснял. Благодаря нашему соединению в храме ты будешь жить столько же, сколько я, а быть может, и дольше. Но время в нашем мире идет быстрее, чем в твоем. Для начала давай ты напишешь маме письмо, мы его переправим, и если она захочет, то встретимся на портальной площадке.

– В Барселоне?! – опешила я.

В этот момент я пыталась понять, как заставить родителей не только сделать заграничные паспорта, но и купить путевки. А главное, сколько времени это займет по их меркам и сколько лет пройдет тут? Разумеется, своими опасениями я поделилась с Тавиром, в очередной раз получив безобидный щелчок по носу.

У меня самый лучший муж. Только он умеет одной проблемой отвлечь от другой. Письмо маме я написала, и его даже доставили. А что самое забавное, мне пришел ответ, в котором мамуля, ссылаясь на все ту же тетю Тофу, писала, что знает о том, будто у меня все хорошо. Спорить бесполезно, видимо, Тофа и правда всевидящая ведьма, способная знать то, что неведомо даже Всевышнему. В каждом мире свои боги, и местные вряд ли знают о существовании в Северной столице нашей необъятной родины скромной гадалки, к которой еженедельно ходит моя мамуля, дабы получить очередную порцию новостей о дочурке.

Еще некоторое время ушло на организацию встречи. В итоге перед мамулей я предстала будучи на седьмом месяце беременности. Слезы лились ручьями. Дети долго уговаривали бабушку бросить странный, мрачный мир и поселиться у нас. Но мамуля была непреклонна, говоря, что у каждого есть свое призвание. Ее – быть рядом с моим отцом, их дедом, который, кстати, не пожелал тайно встречаться с дочерью.

– Мам, а почему не пришел папа? – задала я ожидаемый вопрос.

– По его словам, он не хотел тебя компрометировать. Он уверен, что ты все еще работаешь на разведку и с его военным прошлым такие встречи могут быть лишними.

– М-да… – только и выдохнула я.

В отличие от меня, мамуля с первых слов поняла про временные петли и радовалась, что не каждая ее подруга может похвастаться такими прекрасными внуками. Детям же было строго-настрого запрещено при родственнице превращаться в крылатых монстров. Всему свое время, и, кажется, я все-таки уговорю мамулю оставить папу с котом и телевизором и наконец-то пожить для себя. Тем более что день в нашем мире равен примерно часу в ее.

В нашем… Да, за это время Валияр стал моим домом, и я ни капельки не жалею, что принимала все те достаточно сумбурные и эмоциональные решения. Поверьте мне, оно того стоило.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю