290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаг назад, или Невеста каменного монстра » Текст книги (страница 12)
Шаг назад, или Невеста каменного монстра
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Шаг назад, или Невеста каменного монстра"


Автор книги: Елена Вилар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Глава 16

Лес. Повинуясь потокам воздуха и игривости ветра, молоденькие листочки шелестели, наполняя пространство тихим, умиротворяющим звуком. Я бежала босиком, удерживая полы сарафана в правой руке, а левой размахивала белоснежным платком, чудом не цепляясь за ветви деревьев. Так хорошо, так легко и так свободно мне не было никогда. Душу переполняли любовь, счастье и ощущения, сравнимые с тем, когда после долгой и тревожной ночи наступает яркое, солнечное утро, обещая светлый и волшебный день.

Собственный смех, словно перезвон колокольчика, веселил еще больше, подгоняя вперед. Я не убегала и не догоняла, я просто бежала, веря в то, что хорошо не завтра, а именно сейчас, в эту минуту и в этом месте…

– Маша! – Крик, долетевший до меня, заставил залиться новым приступом веселья.

Я остановилась. Роса холодила ступни, не доставляя дискомфорта. Волосы растрепались, и я попыталась завязать платок, что держала в руке, в виде косынки, но мужские пальцы перехватили мои ладони и аккуратно завели руки мне за спину. Горячие губы коснулись изгиба шеи, вызывая отчаянный приступ желания отдаться здесь и сейчас. Ведь только с ним я буду счастлива, а главное, только с ним я хочу испытывать это самое счастье.

– Я боюсь… – призналась, прикрывая веки и поворачиваясь к мужчине лицом, вот только тут же уткнулась лбом в его грудь.

В ответ меня поцеловали в макушку, после чего объятия разжались, и мужчина, развернувшись, побежал, приглашая меня продолжить сумасшедшую гонку до той поры, пока мы опять не пересечемся в одной точке.

Круг за кругом. Мы бегали то ли по спирали, то ли по кругу, но каждый раз сходились на пару мгновений, обменивались ничего не значащими ласками и разбегались вновь.

За миг до того, как открыть глаза, я вдруг поняла, что это бесконечность и разорвать ее можно лишь раз, приняв очень важное, но слишком невероятное решение. То, которое я даже озвучить пока не могу…

* * *

– Мне кажется, я скоро привыкну к тому, что, проснувшись, вижу тебя рядом, – хрипло произнесла я.

Как только открыла глаза, сразу увидела силуэт Тавира, стоящего у окна. Мужчина задумчиво наблюдал за тем, что происходило во дворе, время от времени потирая подбородок. Я не видела его глаз, но почему-то была уверена, что он злится.

– Как ты? – обернувшись, спросил Тавир.

На миг задумалась, затем попыталась проанализировать собственное состояние. Поняв, что оно ничем не отличается от вчерашнего, подняла взгляд на мужчину:

– Сносно.

– Хорошо, встанешь?

– Надеюсь, ты не будешь наблюдать за моими переодеваниями? – добавив сарказма в голос, спросила я.

Тавир окинул меня крайне странным взглядом, в котором одновременно можно было увидеть и мужскую заинтересованность, и легкое пренебрежение, тут, как говорится, кому чего хочется. Затем, фыркнув, что опять-таки могло обозначать что угодно, он удалился в дальний угол комнаты, где демонстративно повернулся ко мне спиной. Хм, интересно, а на затылке глаза у горгульи есть?

Однако, оценив местный вариант проявления качеств джентльмена, я соскочила с кровати и поспешила в ванную. Несказанно обрадовалась, увидев вполне скромное платье, висящее на вешалке возле раковины. Умывшись, переодевшись и даже заплетя волосы в косу, я вернулась в комнату и поспешила к столику с завтраком.

Тавир умыкнул с подноса кремовую булочку и одну из чашек, однако сам отошел к окну, чтобы не смущать меня. За что я была ему искренне благодарна. Лишь когда я отодвинулась от стола и, откинувшись на спинку кресла, с блаженством прикрыла глаза, горгулья заговорил:

– Вчерашний день был насыщенным?

– Не более и не менее, чем предыдущие, проведенные в этом мире, – отозвалась я.

– Однако, мне кажется, ты пришла к каким-то решениям, – допытывался Тавир.

Я перевела взгляд на мужчину, на миг подзависла, любуясь образцом мужественности, красоты и недосягаемости, мысленно взгрустнула, но все же решилась:

– Вчера я была у старейшин.

– И что они сказали? – вроде и спросил, да только явной заинтересованности в словах не прозвучало.

Губы помимо воли растянулись в улыбке, не колеблясь, вдохнула и на выдохе выпалила слова горгульи, что удерживала меня арканом силы:

– То, что ты ищешь, находится ближе, чем ты допускаешь в своем сердце, а то, о чем ты спрашиваешь, находится под твоим любимым символом. Вернись туда, где испугалась, где потеряла путь, и найди знак, который дает тебе надежду.

– Ясно, – усмехнулась горгулья, – как всегда, иди, найди, а вот возьми или уничтожь – непонятно.

– Угу, – кивнула я, полностью соглашаясь со словами мужчины.

– О чем ты думала в момент, когда спрашивала? Заметь, не что именно ты спрашивала, а о чем думала? – прищурился Тавир, внимательно наблюдая за моей мимикой.

– Думала… – эхом повторила я, теребя край подола, – о диадеме… – призналась я, упустив тот факт, что еще думала о Тавире и своих чувствах к нему.

– И все? – не унимался мужчина.

– Да, я думала о том, что хочу помочь тебе найти диадему, чтобы ты вернул меня домой, – уверенно произнесла, хотя прекрасно понимала, что мысли были совершенно о другом.

– А о том, чтобы разбудить Князя? – продолжал допрос Тавир.

– Об этом я, кажется, спросила… Но не уверена, – задумчиво произнесла я, а затем вспылила и прошипела: – И вообще, хватит меня допрашивать. Между прочим, ты вчера вампира на моих глазах убил и сбежал. Почему ты прячешься от Азима?!

– Но и ты ничего ему обо мне не сказала, – с долей ехидства парировала горгулья.

– Не сказала, – призналась я, – но скажу!

Слова должны были прозвучать как угроза, но получилось глупо и жалко, вроде как ребенок угрожает огромному зверю.

– Маш… – позвал Тавир.

Разумеется, я напряглась и медленно подняла на него вопросительный взор. Улыбка тронула губы мужчины, и я улыбнулась в ответ. Гад. Каменюка бесчувственная! Не могу, хочу его до дрожи в коленях, аж пальцы чешутся и губы колет.

– Вернись туда, где испугалась, где потеряла путь, и найди знак, который дает тебе надежду, – продекламировал Тавир, – это о чем? Есть идеи?

– Думаю, это о библиотеке, – спустя долгую минуту, потраченную на размышления, призналась я, стыдливо опустив взгляд в пол.

– Ты там испугалась? – удивилась горгулья. – Чего?

– Не столько испугалась, сколько потеряла путь. Хотя тут скорее имеется в виду, что я потеряла надежду, – пояснила так, как понимала сама.

– Хм… – задумался Тавир. – Надежду на что?

– На все! – буркнула я, мысленно желая придушить одного слишком твердолобого и недогадливого чурбана.

– Хорошо, идем в библиотеку, – кивнул Тавир. – Кстати, я слышал, что Лиагара вечером устраивает бал. Ты любишь балы?

– Нет! Мне, знаешь ли, не до веселья. Я домой хочу. Срочно! Немедленно! Сейчас!

– Тогда надо найти диадему, – предложил мужчина, пряча от меня свой взгляд. – Помнишь, где библиотека?

– Да, – кивнула я.

– Встречаемся там.

Как только за горгульей захлопнулась дверь ванной, я натянула на ноги мягкие туфельки без каблука и поспешила к двери. Дорогу до логова книг я запомнила хорошо. Охрана удивилась моему желанию срочно почитать, но согласилась сопроводить и даже подождать, пока я выбираю книгу.

Твердолобые каменюки, я бы на их месте так просто не сдалась… Хотя… Я же не на их месте…

* * *

– Маша, а чем ты занималась в своем мире? – неожиданно спросил Тавир.

Разумеется, мы встретились в библиотеке, и вот уже часа два бродили меж стеллажей, пытаясь понять, а правильно ли расшифровали загадку старейшин. В том, что искать надо именно тут, я не сомневалась. Просто в момент, когда думала о месте, перед глазами сразу вставали бесконечные полки с книгами. Странно, раньше мне казалось, что в таких помещениях должно быть душно, мрачно и пыльно. Но тут светло, чисто и… уютно.

Единственное, чего мы пока не поняли, о каком знаке шла речь. Мне казалось, что это как-то связано с кольцом. На нем и правда были какие-то закорючки, но Тавир отверг мою идею на корню, пояснив, что эти символы меняются в зависимости от того, на ком кольцо и в каких обстоятельствах. Сейчас украшение являлось охранкой, а еще указывало на мой официальный статус в этом мире, и просто было красивым. Да-да, это не мое определение, а вот этого самого мужчины, что сейчас опустился на стул и, вытянув ноги, сложил руки на груди, уставившись на меня с долей ожидания во взгляде.

– Жила, работала, – пожала плечами я.

– А кем? – продолжала интересоваться горгулья.

Так как поиски знака ни к чему не привели, я опустилась на соседний стул и, вытянув руки на столе, расслабила пальцы, лениво рассматривая кольцо. Как-то так получилось, что я невольно рассказала Тавиру все: и о своем самом обычном детстве, и о школьных годах, в которых не было ничего яркого и запоминающегося, и даже об институте, в котором не выделялась особыми достижениями. Лишь рассказ о подруге вызвал у мужчины первую реакцию.

– Она подбивает тебя на всякие авантюры, – наставительно произнесла горгулья.

– Ты прав, – кивнула я, лукаво улыбаясь, – но без нее моя жизнь окончательно потеряла бы краски, превратившись в монотонную обыденность.

– Все так плохо? – удивился Тавир. – А мужчины? В твоей жизни есть любимый?

От вопроса я вздрогнула, рвано выдохнула и сжала руки в кулаки. И такому состоянию была масса причин, вот только озвучивать его тому, кто сидел напротив меня, я не собиралась.

Мужчины? Мама считала, что на мне «венец безбрачия», точнее, это они с пресловутой тетей Тофой определили. По словам гадалки, в том месте, где я жила, мое счастье не собиралось даже проскальзывать, так что ловить было бы бесполезно. Так как поведала женщина об этом довольно давно, я и не напрягалась, оттого мужчины в моей жизни появлялись и тут же исчезали. Благодаря подружке и сокурснику ее муженька, с девственностью я успела расстаться, да только роман тот продлился неимоверно долго по моим личным меркам, аж целых три свидания. Но все это было там, в родном мире. Там при взгляде на любого мужчину сердце предательски молчало, делая вид, что вместо него кусок льда.

А тут…

При одном только взгляде на Тавира душа стремилась вверх, сердце бешено стучало в висках, а внутри что-то сжималось так, что было больно дышать. И казалось, что если он не посмотрит на меня или не дотронется, я просто истаю, превращусь в пыль, которая, гонимая ветром, растворится в пространстве, будто меня никогда и не было.

Да, я читала любовные романы. Да, я знала, что такое любовь, придуманная авторами, но я свято верила, что меня сия беда минует. Но, видимо, судьбе надоели мои мытарства, и она показала, какими бывают настоящие, непридуманные и ненаписанные чувства.

– Я не замужем, – зачем-то произнесла, выводя пальцем знак бесконечности на столешнице.

– Я знаю, что ты не замужем, иначе кольцо бы не оказалось на твоем пальце, – кивнул Тавир, продолжая сверлить меня взглядом. – Я спросил, есть там кто-то, кто дорог тебе?

– Да, – отозвалась я. – Родители. Мама и… наверное, папа. Просто папа у меня человек простой, он вряд ли заметит мое недельное отсутствие, а вот мама, она, наверное, будет переживать.

– И все? – допытывался мужчина.

– Ну, может, еще Алька будет переживать.

– Подруга? – уточнил Тавир.

– Угу, – кивнула я, – а больше и некому. После того как на работе я подвела начальство, они скорее всего уволят меня задним числом, чтобы командировку не оплачивать.

– Для тебя важна эта работа? – спросила горгулья, следя за моими манипуляциями на столе.

– Нет, – пожала я плечами после небольших раздумий. – Уже нет. Знаешь, после всех этих событий, другого мира, да и вы…

– Что мы? – насторожился Тавир.

– Вы каменные, – улыбнулась я, – с крыльями, когтями… Мне никто не поверит, а я уже не смогу сделать вид, что вас не существует.

– Ну, пока ты все еще тут и, если мы не найдем то, что ищем, тут и останешься.

– Ага, – кивнула я, – только жить в этом случае буду до завтрашнего утра.

– Маш! – Тавир, не сводя взгляда с моих пальцев, подался вперед. – Ты все время рисуешь эфу на столе, а почему?

– Эфу? – переспросила я, опуская взор на руку. – Это знак бесконечности. Я всегда его рисую, когда не могу найти выход из ситуации. Знаешь, это как бег по кругу, только тут есть точка пересечения и…

– Точка возврата! Маша, это эфу. Идем!

Тавир подал мне руку и, практически сдернув со стула, увлек за собой в другой конец библиотеки. Я бежала, боясь споткнуться и носом прочертить наш путь. Однако забег прекратился, и я, чудом не врезавшись в мужчину, застыла, озадаченно рассматривая книги с практически одинаковыми корешками.

– Смотри, это учебники по начальной магии, – пустился в объяснения Тавир. – Нижний ряд – это круг, далее идут треугольник, квадрат, пятиугольник. Все это разные уровни магии, и каждый отвечает за свой пласт. А вот это эфу…

Все книги были серыми, и только та, на которую указывал мужчина, оказалась серо-голубой. На ее корешке красовался черный знак бесконечности. Стоило протянуть к полке руку, как кольцо заметно потеплело.

– Там что-то есть, – едва слышно прошептала я, касаясь пальцами книги.

– Вытаскивай, – приказал Тавир.

Затаив дыхание, я вынула книгу, заглянула в щель, но там было пусто, тогда как палец, на котором было кольцо, уже просто горел.

– Открой ее, – видя мои сомнения, попросил мужчина.

Диадема оказалась внутри. Красивая, точно такая же, как на картине в галерее. Удивительно легкая и совершенно не женская.

– Мы нашли ее… – выдохнула я, поднимая на Тавира глаза, полные счастья.

Мне показалось, или в ответном взгляде я увидела сожаление и даже растерянность? Однако горгулья быстро взяла себя в руки и улыбнулась в ответ.

– Не будем терять время. Собирайся, вылетаем через полчаса, – отрывисто приказал Тавир, поворачиваясь ко мне спиной.

– Подожди, ты не возьмешь ее? – удивилась я, протягивая диадему мужчине.

– Не сейчас, – глухо отозвался Тавир. – До храма держи ее у себя. Я открою тебе проход и потом заберу диадему.

– Но как же Князь? И…

– Ты решила остаться? – Горгулья резко обернулась, полыхнув пугающим взглядом.

– Нет, – сглотнув, отозвалась я. – Мы договорились. Я хочу домой.

– Я так и думал…

* * *

Из библиотеки я вышла с книгой под мышкой. Той самой, серо-голубой, со знаком бесконечности и спрятанной диадемой внутри. Несмотря на то, что в поисках «чего бы почитать» я провела полдня, охрана молча сопроводила меня до моей комнаты и так же молча заняла пост у двери, не забыв дважды повернуть ключ в замочной скважине. Интересно, кого и от кого они защищают таким образом?

Бегло осмотрев помещение, я заметила Шами, сидящую в кресле возле окна. Глаза женщины были прикрыты, и вся поза говорила о том, что она спит. Сначала я хотела ее разбудить, но затем передумала и поспешила в ванную, по дороге думая, что я должна взять с собой.

– Госпожа? – Голос служанки был чуть хриплый со сна, а в глазах мелькнули испуг и легкая растерянность.

– Шами, – робко улыбнулась я, – ты расскажешь мне, что с тобой вчера случилось?

– Меня наказали, – пожала плечами женщина. – Я знала, на что иду, но я не откажусь. Это уже того стоило.

– Шами, – опять начала я. – Ты можешь помочь мне собраться?

– Вы уезжаете? – удивилась служанка. – Но ведь вечером бал!

– Именно! И на него я идти не собираюсь. Пока все будут к нему готовиться, мне надо покинуть остров. Я еще не нашла способ разбудить Князя. Мне нужны время и помощь. Если я останусь, то с первыми лучами…

– Да, я знаю, – с грустью кивнула женщина. – Если Князь не очнется, вас убьют.

– Вот видишь… – иронично усмехнулась я.

А дальше Шами развила бурную деятельность. Она переплела мои волосы, убрав так, чтобы не мешали. Заставила переодеться в теплую походную одежду. Упаковала еду, которая до этого аппетитно лежала на подносе. Управились мы как раз к тому моменту, как дверь ванной приоткрылась и оттуда вышел крайне задумчивый Тавир.

– Шами, оставайся здесь, – приказал мужчина. – Делай вид, что собираешь Марию на бал. Когда дольше тянуть будет нельзя, скроешься в потайном ходе. Будешь ждать меня там, где обычно.

– Слушаюсь, господин, – поклонилась женщина.

– Готова? – поворачиваясь ко мне, спросил Тавир, а дождавшись моего кивка, уточнил: – Все взяла?

В этот момент в дверь раздался стук, заставив всех на миг замереть.

– Мария, до бала полтора часа! – раздался голос Азима.

Вздрогнув, испуганными глазами посмотрела на горгулью, он же, приложив палец к губам, подмигнул и показал Шами на дверь. Служанка поняла без слов.

– Госпожа принимает ванну. Платье уже доставили, через полтора часа она будет готова.

– Я зайду за ней сам. Пусть дождется! – приказал Азим, еще раз приложил кулаком по двери и, судя по звукам, ушел.

– Чувствует, гад… – прошипела я.

– Идем, нам надо успеть отлететь как можно дальше, чтобы поисковики не смогли определить направление, – едва слышно отозвалась горгулья, направляясь к ванной комнате.

А дальше был забег по потайным ходам. Для меня оставалось тайной, как Тавир ориентируется практически в кромешной темноте. Казалось, мы уже раз сто заблудились и сгинем в этих каменных коридорах, но в момент наивысшего отчаяния, горгулья толкнула неприметную дверь, и мы замерли в проходе.

Полукруглая площадка была больше похожа на обрыв. До меня доносился шум ветра и моря, а также долетали солоноватые брызги. Хотя, возможно, эта влага была растворена в воздухе, будто нашептывая о свободе и последнем отчаянном шаге. При взгляде на низенький парапет, который отделял площадку от бездны над морем, страх сковал каждую клеточку моего организма. Сознание загнанной птицей билось в голове, отчаянно крича о необдуманности предстоящего поступка.

– Мария! – позвал Тавир, чуть повысив голос, в попытке перекричать ветер, а увидев мой испуганный взгляд, едва слышно выругался, перехватывая мои вмиг похолодевшие руки. – Ты мне веришь?

– С трудом, – честно призналась я, сглатывая вязкий ком в горле.

– Тебе завязать рот? – прищурившись, уточнила горгулья.

Эта фраза ввергла в шок, моментально отрезвив сознание. Я сделала шаг назад, выдернув свои ладони из рук Тавира, сжала пальцы в кулаки и с прищуром уставилась на мужчину:

– Это еще зачем?!

– Чтобы ты не орала мне в ухо, пока мы будем лететь, – поведала горгулья, прищурившись в ответ.

– Я не истеричка! – с вызовом произнесла я, гордо вскинув голову. – Со своими страхами справлюсь, ты, главное, не урони.

– Ох, какой же соблазн, – ехидно ответил мужчина. – Вот только у тебя на плече сумка с тем, что в ближайшее время мне понадобится, так что не переживай, это твоя гарантия на доставку туловища до острова.

– Туловища?! – в ответ прошипела я. – Это на что ты намекаешь, каменюка бесчувственная?

– Ну, допустим, в камне ты меня еще не видела, – парировал Тавир, ухмыляясь во весь рог, и я сглотнула, заметив, как на глазах удлиняются клыки.

– Мм… – выдохнула я, стараясь удержать ту храбрость, что только что приобрела.

– Эта площадка просматривается с двух смотровых башен. Увы, но она самая удобная для взлета. И видишь, вон там начинается вечерний туман? – Тавир указал на огромное серое марево, медленно наплывающее на замок. – Наша задача – как можно быстрее долететь до него. Мы станем незаметными для поисковых камней. Сейчас я выйду туда и через пару мгновений буду готов взять тебя на руки. Постарайся не впадать в ступор и не пугаться, просто перекинь сумку через плечо так, чтобы, когда я тебя поднял, она была прижата к твоему животу. Так мы ее не потеряем, и она не будет мешать. Вниз не смотри, лучше всего закрой глаза и, умоляю, не кричи. Когда мы в образе горгулий, у нас очень чуткий слух, а от истеричного крика я могу сбиться с направления. Поняла?

– Да… – чуть не икнув, отозвалась я, не мигая смотря на мужчину.

– Я тебя не уроню, клянусь, – чудом прочитав мои мысли, отозвалась горгулья и, дождавшись моего кивка, сделала шаг назад.

Перевешивая и закрепляя сумку, как указал Тавир, я не заметила самого превращения. Но когда подняла взгляд, застыла, пораженная своими эмоциями. Горгулья была великолепна. Впервые облик крылатого монстра не пугал, а привлекал вопреки разуму и рассудку. Хотелось подойти, прижаться, ощутить силу мощного тела. Провести рукой по мускулистому торсу, но главное, хотелось обнять и громко прокричать: «Мое!» Вот последняя мысль и заставила замереть соляным столбом, в легком ужасе смотря на Тавира. Уж не знаю, что мужчина прочел в моем взгляде, но на миг его глаза полыхнули красным, а затем он молча протянул ко мне руку.

– Пора, – рыкнула горгулья.

Я тут же поспешила к монстру, позволила когтистым лапам подхватить собственное тело и тут же позорно уткнулась носом в его огромную шею, вдыхая аромат самого желанного мужчины. Господи! Я извращенка и готова отдаться крылато-когтистому чудовищу!

Тавир сделал шаг, еще один. Мое дыхание сбилось. Затем я увидела огромные крылья, а потом…

Я не кричала, просто рвано дышала в шею горгульи, отчаянно цепляясь за нее руками. Надеюсь, в порыве страха я не задушу того, кому, кажется, готова отдать душу. Мы отлетели на несколько метров, когда я услышала какое-то явно нецензурное бормотание. Чуть разжав захват, я спросила:

– Прости, я сделала тебе больно?

– На плато кто-то был, – прорычал в ответ Тавир, – держись крепче, ускоримся.

Огромные крылья взмахивали над головой, заставляя замирать сердце. Я не смотрела вниз, лишь в одну точку на шее моего монстра. Именно там пульсировала жилка, которую отчаянно хотелось поцеловать. Вот только…

Если бы я была ему нужна, он бы не нес меня сейчас в место возврата. Он бы всеми силами уговаривал меня остаться. Хотя кто я для него? Всего лишь невеста его спящего Князя.

А вдруг он хочет вернуть меня, чтобы исчезло это дурацкое кольцо, а потом заберет обратно?!

Мысли сменяли друг друга, поражая своей нелогичностью и сказочностью, однако все это было фоном. Я обнимала за шею любимого мужчину, строя планы на то, как буду уговаривать его во что бы то ни стало дать шанс нашим отношениям. Вот сейчас мы долетим до храма, и там я все-все ему скажу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю