332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Белова » Новая реальность » Текст книги (страница 19)
Новая реальность
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:10

Текст книги "Новая реальность"


Автор книги: Елена Белова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Выродок.

Пусть. Зато он все-таки видел солнце. Алый кусочек света.

– Ты… – холеные губы Долински-старшего буквально выплюнули это слово. – Ты… ходячий амулет, жертвенный агнец, как ты посмел удрать?

Я хотел увидеть солнце.

Но Ян не стал отвечать. Нет смысла.

– Ты ушел из пещер, – снова проговорил старший демон. – Удрал! Зачем?

Тон чуть изменился, это был знакомый раздраженный голос отца, который интересовался, какого ангела сыну понадобилась очередная человеческая книжка. Привычный голос. Может, поэтому у юноши вырвалось:

– Я хотел…

– Что?! Что-то подсмотреть? Стащить? Попасться в лапы пришлым тварям? Мы едва не лишились… Чего ты хотел?!

– Жить, – устало ответил Ян. Он не ждал, что отец поймет. Что изменится хоть что-то. Просто сказал. Но и такой реакции тоже не ждал. Долински-старший вдруг шагнул к сыну – резко, вплотную, и голос его стал яростным шепотом:

– Как ты смеешь? Ты никто. Ты вещь! Специально выращенная вещь. Как ты посмел думать, что имеешь право на какие-то желания?

Вещь. Младший сын молча смотрел на отца. И не мог понять, почему не попытался уйти раньше. Почему слушался этого демона? Всю жизнь. Почему? Пещера качнулась, странно выворачиваясь из-под ног.

– Вещь? – проговорил он онемевшими губами. – Вот как. А ты, значит, отец вещи.

– Ян!

– У вещей не бывает имен. И отцов… тоже.

Секунду – целую секунду – он смотрел на летящую к лицу узкую ладонь. Почему-то секунда растянулась в длинный, почти зримый кусок времени, и ладонь летела медленно… он даже глаз не закрыл. Это неважно. И не больно… больше нет.

Но его так и не ударили. Наверное, пожалели портить вещь еще больше.

– Алтарь возьмет тебя и такого, – наконец сдавленно проговорил глава рода Долински. – Мы, конечно, могли дать тебе еще… еще времени. Но ты сам выбрал. Готовься.

Глава 6
Марианна и Магда

Сильфы – духи воздуха. Способности: левитация, формирование воздушных масс, управление погодой, невидимость. Женских особей именуют сильфидами. В человеческой форме выглядят как красивые молодые люди с прозрачными крыльями. Довольно долго помогали Стражам, но в последнее время, возмущенные растущим загрязнением воздуха, настроены против людей и, соответственно, Стражей. Дружелюбны, любопытны.

Лина глянула на часы – время пока есть. Можно вернуться домой обходным путем, так и так успеваешь. Но может, удастся что-то узнать? Время есть, а информация, даже ненужная, может при случае оказаться кладом. Например, сегодняшняя. Использовать ее Лина пока не может… не может. Но ад и пламя, как же странно и интересно, что в мире есть еще один твой родитель! И ему от тебя ничего не надо, только знать, что ты есть.

– Я понимаю, что тебе трудно привыкнуть… и не за что меня любить, –вид у отца был виноватый.  – Ты выросла без меня, ты взрослая, ты феникс. – Карие глаза снова скользнули по ее запястью. – И вы… Неважно. Пусть тебе не нужна моя помощь, но ты должна знать: ты ее получишь, когда бы ни понадобилось. Я об одном прошу – не пропадай. Приходи.

Она придет.

Попозже. Может, даже с Лёшем. Попозже, когда прояснится вопрос с серыми пришельцами. И с ней самой. И… и с Алексеем.

Лина отломила сухую ветку – все-таки без ножей непривычно, руки занять нечем – повертела в пальцах. Понять бы.

С Лёшем опять что-то не так. Или у нее уже паранойя? Бред же… она Лёша знает всего несколько недель, а родные всю жизнь, и никто ничего не заметил. Бред. Но когда они с Димом вернулись тогда, с того барьера, ей показалось…

Нет, это был Лёш, и внешне, и глазами Феникса, аура один в один, но он так смотрел тогда… Сначала – будто она сама жизнь. Словно не видел невесть сколько времени и не надеялся увидеть снова. Будто она самое дорогое в мире. Сначала именно так. Нет, это еще более-менее понятно, а вот потом… потом…

Это были всего лишь взгляды, Лёш не сказал и не сделал ничего такого, всего лишь взгляд… но Лине стало холодно.

«Ты не она… ты не моя. Не та».

Всего лишь секунда. Ощущение непонятной чужести, какой-то подмены быстро прошло. Может, она бы и забыла его, но были и другие мелочи, от которых тоже ощутимо тянуло странностью. Например, тот резкий поворот, когда с экрана включенного телевизора на полную мощность грянул волчий вой. Не просто поворот, а мгновенная боевая стойка – и оружие в руке. Отработанная такая стойка. Будто Лёш последние лет пять не на гитаре играл, а из боев не вылезал.

Лина закусила губу.

Да нет, бред, бред. Родные бы заметили.

Ладно, сосредоточься. Пора немного побродить. А то не заметишь, как из боевого феникса превратишься в кисель.

И Лина «шагнула» в тупичок-переулок. На вид самый обычный, таких в каждом городе не сосчитать. Разве что необычно пустой для людного города – местные не знали, что их отталкивало от попыток погулять по здешним тротуарам, но желающие ступить на изрисованный граффити тротуар было мало. А если человек все-таки забредал сюда (под кайфом, под градусом или на спор), то команда дежурных из охраны живо указывала заблудившемуся правильный путь и придавала ускорение.

Лину никто не остановил – магию, хоть и скованную, дежурные чуяли безошибочно. Поэтому ей никто не помешал сделать несколько шагов по неостывшему пока тротуару, потом прозрачная лесенка, ощущение теплой паутинки на лице… и готово. Девушка-феникс ступила на территорию севастопольского анклава.

Давно она тут не была. Над головой тут же пронесся дымчато-белый шар – сильфов транспорт. Еще несколько шаров, заметно покрупнее, зависли высоко над улицей. Они легонько покачивались в воздухе, точно гроздь гигантских воздушных шариков или жемчужин, каким-то чудом обретших невесомость. Лина опытным взглядом оценила высоту – обычно сильфы поднимали свои шарики подальше от земли, если в анклаве было неспокойно. Зачем – неясно. Жилища сильфов казались хрупкими, как паутинка, словно сплетенными из снежинок, но на деле дети воздуха умели себя защищать. Лина когда-то лично видела, как одного из грифонов, изрядно нетрезвого, занесло на один из таких домиков. Молнией прошило так, что даже огнеустойчивый грифон задымился. И протрезвел вмиг. Так что у сильфов вроде и не было особого повода для тревог, но шары все равно реяли над землей. Высоковато, кстати.

Прямо у линии границы кипел рынок. На первый взгляд совершенно традиционный: ящики с фруктами, уже изрядно опустевшие, переносные щиты со всяческими сувенирами, толпа народу. Но если б сюда каким-то чудом занесло обычного человека, то он, приглядевшись, отметил бы немало странностей. Бездонный ящик, из которого усталая девушка все вынимала и вынимала персики, все никак не пустел. При продаже ожерелья рассеянный продавец сунул руку прямо сквозь лоток. И разговоры, конечно.

– Посторонись! Посторонись! – послышалось впереди. Словно там шел слепой великан или топало опасное животное. Но Лина привычно опустила глаза и отступила в сторону, пропуская кошек, на которых ехали крошки-феечки. Увы, с наступлением вечера способность летать у крохотного народца отказывала, а особо торопливым приходилось вот так, на кошечках, да еще и кричать погромче. Хотя их тут же перекричали:

– Охранные амулеты! Действуют против демонов любого вида! При оптовом заказе скидка пять процентов.

Ерунда. От всех демонов защищают только мощные артефакты штучной работы. И, конечно, их не купишь со скидкой.

– Опять ты? А ну уноси крылья, мошенник!

– Девушка, желаете гламарию? Ой, извините, обознался.

– Сниму порчу, сглаз, – привычно затянул голос… и сбился. – Тьфу ты! Квалифицированный энерговампир снимет негативную энергию, преобразует по желанию клиента.

Или скинет на кого-то другого. Неофициально, конечно.

Лина скользила сквозь знакомую суету магической зоны, будто колючий еж через оживленную поляну. Наблюдатель, не агрессивный, но и не добыча. А наблюдать было что. Стихийный базарчик с ее последнего визита изменился. Меньше товаров. Больше закрытых окон. Масса охранительной символики. И у каждого хоть одна рука в кармане или на поясе – поближе к оружию-амулетам. Все на нервах. Может, зря она сюда пришла?

– Ух ты! – вдруг послышался знакомый голос. – Какие ведьмы и без охраны!

Марианна.

Сухой, очень сухой воздух. Необычно. Стены, словно нарочно декорированные светящимся мхом. Красивые, кстати, стены. То здесь, то там на свет отзываются блистающие грани кристаллов. Именно по ним Дим наконец определил, куда их занесло.

– Уровень Аддо-бра. Лёшка, я не думал, что ты про него вообще знаешь что-то сверх обязательного минимума.

Сумрачный взгляд.

– Знаю.

И уж тем более не думал, что у тебя тут знакомые, с которыми можно разговаривать. Когда ты успел обзавестись знакомыми на Уровнях? Что с тобой творится?.. Что-то не так. Тревожно.

– Лёш, это сравнительно безопасный ареал, но мы нарушаем Соглашение. Надеюсь, твой знакомый… верней, знакомая… не подаст жалобу.

– Не подаст. – Лёш наклонил голову, точно вслушиваясь в какой-то дальний шум. – Дим… тебе ничего не кажется?

На стене вдруг просиял белым светом кристалл, рядом отозвались еще два. По каменистому полу разом поползли ломкие тени. И тут же растаяли.

– Нас заметили.

– Заметили давно. Это скорей сигнал: мол, мы вас видим, так что вам лучше сказать, зачем явились.

От сухого воздуха голоса звучали чуть надтреснуто. А может, дело было в тоннах камня над головой? Но тревога не отпускала.

Алекс шагнул к кристаллу. Чуть наклонился, демонстрируя свое лицо.

– Алексей Соловьев, – кивок в сторону Дима: – Вадим Соловьев. Нам нужно видеть Магду.

Камень. Везде камень. Сегодня в нем не удается увидеть что-то большее. Не хочется видеть. После того блеска, алого, яркого, по-настоящему красивого, собственная пещера кажется еще более убогой.

Ян закрывает глаза. Но покоя нет и в темноте. Пещера – это ведь еще и звуки. Почти неслышный шорох крохотного ручейка. Царапанье вездесущих крыс. Из привычных звуков исчезли голоса охраны – их стало вдвое больше, но охота к разговорам пропала, зато добавилось шуршание-позвякивание цепи на руке. Чтобы вещь не удрала еще раз.

А он попробует.

Что продержало его здесь почти восемнадцать лет? Семья? Предназначение? Может, то, что идти было особо некуда. Но что бы ни было, теперь все это заменилось всего лишь на цепь. А цепь – это не то, что верность семье и предназначению, которую ему внушали с шести лет.

Она не удержит. Ян горько усмехнулся. Кого он обманывает? Не удержала бы. Но со временем беда.

Алтарь уже заливают смолой.

Цепь тонко зашуршала – руку, а потом и все тело пробило дрожью.

Алтарь. Опять. Совсем скоро.

Магда? Что еще за… Стену перед ними вдруг рассекла трещина, и скала стала распадаться, открывая проход. Любимый трюк горных ведьм.

Приглашают? Лёшка шагнул вперед, кажется, даже не сомневаясь в добром приеме.

Дим проверил телепорт – нормально, никаких блокировок – и двинулся следом.

Скала сомкнулась за спинами.

Ну что ж, будем надеяться, что ты знаешь, что делаешь, брат-эмпат.

– Ты одна?

– А тебе кто нужен? – опасности Лина не чувствовала, тем более что Марианна выглядела подчеркнуто мирно. Пальцы в замок переплела, улыбается.

– Хм… – Рыжая феникс задумчиво наклонила голову к плечу, озирая «нечестивую» с задумчивым прищуром. – Да мне-то никто, в общем, не нужен. У меня, понимаешь ли, приступ этой… слепоты куриной, вот.

– Что?

– И я по вечерам ну просто абсолютно никого не вижу, представляешь? Куда рвешься, бык на ластах? – тут же прошипела несчастная больная – какой-то торговец с огромным лотком на голове едва не налетел на нее. – Ослеп, что ли?

Поня-атно.

После хулиганской выходки подружек в квартире Соловьевых Лина поняла, что не все фениксы готовы так уж безоговорочно ловить беглянку, но чтоб так внаглую игнорировать прямое указание Лиз… куриная слепота, надо же!

– Ага, – понимающе кивнула «нечестивая» феникс. – И давно тебя сразила эта… болезнь?

– Да только что. – Рыжая страдалица без зазрения совести цапнула с лотка торговца крупное желтое яблоко и захрустела им. – Вот иду по рынку, и вдруг будто пеленой окутало. Не знаю, что и делать. Мне, видишь ли, надо во что бы то ни стало отловить одну беглую, а я – вот беда – лишена такой возможности! Вкусное яблоко. Хочешь одно?

– Спасибо. А что, эту беглую не только ты ищешь? Может, кто помогает?

Рядом полыхнуло – какой-то кретин решил, что базар – самое место, чтоб продавать дыхание саламандры. В потемневших глазах Марианны заплясали алые огни, в мгновение ока превратив феникса в подобие голодного вампира.

– Ну, разумеется, помогают, – как-то даже рассеянно процедила охотница на беглых фениксов. – Эту беглянку, чтоб ты знала, приказано искать всем. И на ее месте я бы, например, тихо сидела дома под защитой своего Стража и не шаталась по рынкам. Одна, по крайней мере. Как ты думаешь, она об этом догадается?

– Все может быть, – хмыкнула «неузнанная» феникс. – Если намекнуть.

– Кто б нам намекнул… – мурлыкнула Марианна. – Вот, например, почему бы это Хранительница Анна так хочет с ней поговорить? Не знаешь?

– Нет.

– Действительно, откуда бы. Ты-то ведь не она. Или вот еще загадка – почему это Приближенная Лиз так беспокоится, чтобы наша беглянка, сохрани Пламя, не вздумала посещать клубы или концерты?

Лина воззрилась на Марианну, как рыбка Екатерина – на упавшую в аквариум упаковку корма: с одной стороны, неожиданно, с другой – приятно, и… спасибо, конечно, господа, но как продраться к содержимому через препятствие? Кажется, от этой встречи будет куда больше пользы, чем показалось сначала. Как интересно.

В пещере было темней, чем в коридоре. Всего один факел и мох едва светится. Вадим невольно глянул на потолок – горные ведьмы есть горные ведьмы. И в случае падающих на голову сосулек (наслышан, были случаи) надо быть готовыми.

Что ж так тихо?

– Стражи? – Женщина выступила, кажется, прямо из камня. Длинное платье, похоже, зеленое, в темных волосах мерцает несколько камней. – Мать-Земля, как вовремя.

Зеленое платье чуть колыхнулось, белые руки легко хлопнули в ладони, цепь золотистых огней вспыхнула где-то над головами, и стало светло. И Дим невольно выдохнул, как это бывает у человека, внезапно увидевшего ослепительную красоту. Пещера… это пещера… поражала. Не слишком большая, округлая, с высоким сводом, с проступавшими из стен полуколоннами. С мерцающим озерцом-бассейном. Дим никогда не считал себя особым эстетом (это скорей по Лёшкиной части), но, Свет, красиво же! Странно, а Лёшка-то чего молчит? Будто и не видит. Смотрит только на хозяйку… странно смотрит. Будто… Дим не успел додумать.

– Стражи, я хочу заявить о нападении, – напомнила о себе женщина. Красивое лицо, властное без жестокости, умное и гордое. Да уж, горная ведьма – не прочее подземное племя. Слово «ведьма» к ней не походило абсолютно, скорей «королева». Или царица. Только в изгнании. Слишком вид встревоженный. И у нее, и у двоих горных, замерших около стены.

– Нападении?

Кто посмел ссориться с ведающими камень? Это же самоубийство. Горных не трогали даже полоумные виртибы, группа изгнанников, которых свои же вышибли за все хорошее. Разве что…

– Серые убийцы.

– Дай-имоны, – эхом проговорил Лёш. – Давно? Вы не получили предупреждения?

– Получили. Дай-имоны? Имя неважно. Но вы не предупреждали, что они способны править камнем!

Камнем?! Что-то новое. Серые еще и на это способны? Неужели горные не ошиблись?

– Вы уверены?

– Да, разумеется, – гневно начала женщина, но ее перебили.

– Когда? – Лёш подался вперед. – Магда, когда они напали? Им удалось захватить кого-то из твоих? Или убить?

Возможно, владычицу первый раз в жизни назвал на ты кто-то из посторонних. Горные сердито перешепнулись, одна сжала кулак, но Магда только махнула рукой – ей точно было не до мелочей типа этикета.

– После столкновения мы нашли два тела.

– Как они умерли?

– Дана, наша наставница, сильно обожжена. А на теле младшей никаких следов, она просто…

– Давно?

– Страж, я признаю ваше право задавать вопросы, но, может быть, вы объясните все-таки, в чем дело?

– Берегись!

Кто крикнул, Вадим понять не успел. Не до того. Крик мгновенно потонул в грохоте и треске. Пол тряхнуло. Хотя какое там тряхнуло – он буквально выдернулся из-под ног, вздыбился и пошел волнами. Воздух стал пылью, завесой из осколков, часть потолка и стен осыпалась на глазах, светильники гасли один за другим. Проклятье!

– Что творится? – Дим мгновенно запустил защитку, прикрывая всех, до кого дотянулся. Лёшка где? Вот, рядом. Какого черта, что еще за землетрясение у горных?

– Я не… это не мы! – Магда, кажется, пыталась что-то сделать, как-то остановить обезумевший камень. – Что происходит?!

– Осторожно! Горные, сюда! Быстро! Перехватите управление!

Лёшка уже успел встать на ноги! И телекинезом отшвырнуть что-то – камень? Камни. Они отлетели в сторону, в мельтешащую тенями полутьму, кто-то вскрикнул.

– Девы, ко мне! Дхил та или! Джол! Джол они!

– Лёшка, назад!

– Авык со оргри! – прозвучал голос с той стороны. Черт, да кто же это? Дай-имоны? Пытаются отобрать у горных их пещеру? Или…

Свет словно кипит – в редких лучах буквально клубится пыль, и пол рушится… рушится… в каменных волнах один за другим появляются провалы. Черные, глубокие, голодные. Мать вашу! Что-то с силой бьет по щиту – так, что Дим, только что поднявшийся, снова падает на колено, прямо в грязь. Озеро… бывшее. Горячее.

О стену расплескиваются огненные сгустки! Проклятье, влипли. Ни разу не дрался так, под землей. Пещера трещит и шатается, на щите, по ощущениям, уже тонна обломков. А воздух и правда почти кипит… крики ведьм все тревожней, и бить в полную силу нельзя – риск попасть по своим. По Лёшке. Почти машинально Дим задержал новую волну осколков и, скрутив из них смерч, послал в темноту, сопроводив шаром покрупней. Смерч, наклонившись, двинулся к нападавшим.

– Лёш, в сторону!

Брат понятливо упал, а когда встал…

Это была вода. Всего лишь вода. Лишившееся части берега озеро заливало пещеру, и вода поднялась уже по колено. И когда Лёш опускает руки…

Вода чуть впереди перестает рябить. Белеет. Застывает. Через пару секунд из воды взмывает ледяная глыба. С силой бьет о стену, растрескивается… и тут же в сторону серых отправляется ледяное облако из блистающих острых смертоносных сосулек.

Лёш! Как?!

Сдавленный вскрик, яростный, болезненный, короткий грохот. И все стихает.

– Ушли, – слышится чей-то удивленный голос.

– Не все. Некоторым уже никуда не уйти.

– Посмотрим?

– Сейчас. Отдышусь.

Горные еще что-то говорили, а Дим не мог оторвать взгляда от спины Лёшки. Усталой, но…

Это Лёш?

Глава 7
Алекс

Пока они обследовали тела серых (Лёш никому не дал коснуться, сам поворачивал телекинезом), пока договаривались с Магдой (горная ведьма дала добро на повторную встречу и над возможным союзом, кажется, призадумалась сама), пока доставляли дай-имонов в Свод и объяснялись с Координаторами (Дим машинально отметил виртуозное вранье Лёшки о причинах такого подарочка – мол, горная ведьма подала сигнал тревоги, и они, как находившиеся ближе всего… и так далее, и так далее) – Дим оставался каким-то замкнутым и молчаливым. Нет, он отпускал положенные реплики, отвечал на вопросы, свидетельские показания выдавал – все как положено. Но когда Лёшка высказал все предостережения и Пабло хищно закружил над «доставленным материалом», когда Нинне принялась мягко выставлять их из лаборатории – «разумеется, юноши, примем все меры безопасности, спасибо за помощь, хорошие мальчики, идите отдыхать», – Дим молча перехватил управление телепортацией, и вместо дома они оказались в совершенно другом месте.

Здесь было тихо и зелено, мягко шелестели листья. Кто-то пел неподалеку старинную русскую песню «Ой да не вечер» слаженно, на два голоса. Кто-то пискнул и шарахнулся с ближней черешни – а, опять леший. Лешие в последнее время просто массово повадились менять квалификацию с леших на садовых, чтоб втихую лакомиться персиками-черешнями. Хозяевам с этого никакого убытка, а вот лесам… к демонам лес. Не об этом сейчас.

Лёш замер рядом, напряженно осматривая сад.

– Так. И что это значит?

– Тебя хотел спросить.

– Ты про лед…

– Я про все. Про твои нежданно объявившиеся контакты на Уровнях. Про странную осведомленность о силах вторженцев. Про новые боевые умения, так внезапно проявившиеся. Лёш, что происходит? Тебе не кажется, что пора объяснить? – Дикая догадка, зревшая в сознании уже несколько дней, оформилась наконец в слова. – Если ты – Лёш.

Последняя фраза ударила в упор. Лёш быстро поднял глаза – потемневшие, настороженные – и снова отвел в сторону.

– Вот даже как. Ладно. Мы где?

– Сад на Камышовом шоссе.

– А… да. Надо же… ты как угадал.

– Что?

– С местом угадал. На этом месте, только повыше, должен быть твой Дворец. Горные ведьмы подняли землю, и Дворец, как старинный замок, возвышался над городом. Грозно так.

Вечер дохнул холодом. И словно скользнуло что-то по затылку, взъерошивая волосы. Так. Так… Он стоял рядом, знакомый до последней черточки, до привычно неподстриженной челки. Знакомый. И неуловимо чужой. Пальцы сами сложились в положение для захвата.

– Ты не Лёш.

Ветер зашелестел листьями, качнул над головой ветку, бросил волосы на глаза – не-Лёшки. И как-то сразу все изменилось. Зеленые глаза знакомо потеплели.

– Да нет, это я. Я. Прости, Дим… так получилось нечаянно.

Тело серого пришельца запеленали в семь слоев всевозможных защит. Нинне, мягко оперируя зачарованными инструментами, снимала темную, изрядно потрепанную одежду. Пабло россыпью подбросил в воздух кристаллы и разместил их по окружности – чтобы изображение шло с разных точек. Ну что ж, приступим.

– Свет!

Белый, почти кипящий свет бьет из стола, просвечивая тело пришельца.

– …случайно. Он хотел только передать для нас несколько воспоминаний о дай-имонах, чтобы мы знали.

– Кто – он? – уточнил Дим, уже зная ответ.

– Алекс. Алексей Сокол. Мой двойник из барьера.

Дим молча смотрел на брата. Тот вздохнул:

– Но получилось не так. Не знаю, может, он и я слишком уж похожи, больше, чем вы с тем Вадимом, но получилось, что на передачу пошла всяпамять, по крайней мере, взрослой жизни.

Удивления не было. В Лёшкином признании сходилось все – «шероховатости» последних дней, странности в поведении брата. Его знания, его замкнутость, его новая песня про войну, короткая и непривычно жесткая. Чужая память, значит. Та еще память.

– Значит, Алекс.

То, что у двойника было другое имя, почему-то успокоило. Слегка. Значит, Лёшка разграничивает свою жизнь и чужую память. Но, демон побери, на шизофрению смахивает.

– Да.

– И… как оно? – Дим попробовал представить, каково это – иметь два сознания, две памяти. Наверное, благодаря их «связке» он может это представить лучше кого-то другого. И все-таки отдает шизофренией.

– По-разному. То, что не нужно, потихоньку уходит, приглушается, гаснет. Будто рисунки на солнце выцветают. Я стараюсь оставлять полезное. Но иногда чье-то слово или лицо будто выдергивают из той памяти какую-то сценку… будто проваливаешься туда. Тогда воспоминание чувствуется как свое… яркое такое… демон его забери совсем!

И снова этот взгляд на сад, такой, будто вместо неясной массы ветвей и листьев Лёш видит что-то совсем другое. Дворец. Или дракона. Или… Свет побери.

– А почему Сокол? Я думал будет что-то вроде Соловья.

Попытка разрядить атмосферу не удалась.

– Не до песен было, – вздохнул Лёш, и от этого ответа, короткого, негромкого, снова повеяло холодом.

А это кто сказал? Его брат или… И кто молчал все эти дни, ни словом не обмолвившись о своих проблемах?

– Мне ты не сказал.

– Нет.

Дим немного подождал, но объяснений не последовало. Словно Лёш внезапно онемел. Или прикидывал, как соврать. Он теперь это хорошо умеет.

Прояснять надо сразу. И все. Непонимание веками гробит народу больше, чем террористы. Поэтому Вадим и задал вопрос, который задавать не хотелось:

– Почему?

Тихо-тихо в саду. Притих даже ветер.

– Прости.

– К демонам. Я не извинений прошу. Объясни, Лёш.

– Все равно прости. Сначала было некогда. Надо было, чтобы Координаторы объявили тревогу, а не занимались шизофренией одного Стража и расспрашивали о… о всяком-разном.

– А потом?

– Потом я просматривал эту память. А она оживала все сильнее, и Алекс этот тоже. А он скрытный. И как-то получилось… я и Лине ничего не сказал, и семье, и Координаторам. Все секреты – под замок.

Похоже на правду. Очень похоже. Скрытный, конечно. Лёшка проникся реакциями своего двойника. Да, очень похоже. Именно поэтому Дим проговорил:

– Врешь.

Лёш посмотрелна него. И словно удар под дых – из его глаз снова выглянул кто-то другой. Старше, опытнее.

– Дим… поверь, так лучше. Не надо тебе это.

Что-то стояло за этими словами странное. Какое-то почти безнадежное предостережение, какая-то горькая забота. Жалость даже.

Не надо. Не лезь. Будет хуже. Не надо.

Дим скрипнул зубами.

– Спасибо за заботу. Ты влез в голову моего брата, навязал ему свои воспоминания, а теперь еще и мной командовать пытаешься? Убирайся! Оставь Лёшку в покое!

– Я уже попросил прощения. И постараюсь… убраться, как ты говоришь. Еще пара дней.

– Пара дней. Так. Объясни, на что.

– Ты знаешь, что такое «регенератор»? «Змеиный песок»? Sueno de plata? Он теперь знает. И примерный расклад сил на Уровнях, и твоих потенциальных союзников. И еще многое. Нужное. И пусть знания и боевые навыки «обкатаются» хоть немного. Сам понимаешь, тогда шансы на выживание повысятся. Хотя бы процентов на тридцать. Прости, но так надо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю