355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Элен Блио » Просто Он (СИ) » Текст книги (страница 23)
Просто Он (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 10:00

Текст книги "Просто Он (СИ)"


Автор книги: Элен Блио



сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 23 страниц)

Глава 85. Женя

Бросаю последний взгляд в зеркало. На мне роскошное, нежно бирюзовое платье в пол. Оно струится по моей фигуре, скрывая недостатки, которых, как я заметила, стало меньше – втянулся, почти ушел животик, бедра более упругие – почти орех. Смайлик смущенный, но смеется. Зато грудь, к счастью, нисколько не уменьшилась! А вот тут просто большой палец вверх!

Плечи и шея открыты, и, конечно, прекрасно видны следы нашего горячего брачного утра. Ну, не только утра, ночь тоже была жаркой.

Первая брачная ночь! Да, я правда не мечтала, что будет так, как вышло у нас с Алексом.

Я всегда хотела свадьбу – именно свадьбу! Банкет, шикарное платье, фотосессия, видеосъемка, толпа гостей. Обязательно все мои подруги в красивых платьях – не одинаковых, как в американских киношках, просто красивых. Каждая в своем стиле. Наташка – яркая, манкая, Лена – сдержанно-элегантная, Марина – экспрессивная. И я – просто роскошная как принцесса и очень счастливая. Жених, конечно, красивый, мужественный, влюбленный.

Еще с мамой мы обсуждали какой будет моя свадьба. Возможно, мои мечты были воплощением желаний моей мамы. Именно она хотела, чтобы у единственной дочери все было по высшему разряду. Так, чтобы на всю жизнь запомнилось. Она хотела, чтобы в этот день я была счастлива и готова была все для этого сделать. Жаль, не получилось. Может, она мечтала о такой свадьбе для меня потому, что у них с отцом все было просто? У мамы даже платья не было – бабушка взяла на прокат у подруги, потом вернула. Мама всегда переживала, что не может показать дочке свое свадебное платье, дать его примерить…

Мама, мамочка… Сейчас мне так жаль, что она не дожила до этого дня! Но она всегда в моем сердце и навеки в жизни – потому, что мою дочь зовут так же, как мою маму. И у меня все время чувство, что мама рядом.

А свадьба… Нет, если честно, то кое-какие мечты воплотились.

Мой жених именно такой, каким должен быть. Мужественный, честный, влюбленный, красивый и… очень сексуальный! Когда мы с ним обменивались клятвами, я смотрела ему в глаза и понимала – вот оно, счастье! А потом он наклонился поцеловать меня и тихонько спросил, надела ли я белье?

Хитрец! Конечно же он знал ответ!

Нет, платье у меня тоже было шикарным! Не случайно я и сегодня, в день рождения моей дочери надеваю его.

Оно не свадебное. Просто красивое вечернее платье.

Но мама Алекса намекнула, что обязательно нужно венчаться, и вот на венчании…

Я пока об этом не думаю. Слишком много всего и сразу.

Сначала разоблачение Милы и Виктории. Оказалось, что жена моего брата после того, как ее с позором выгнал наш отец подвизалась работать в одной мутной конторе. Оттуда ее потянули в другую не менее мутную. В общем, там она была уже не просто мелкой сошкой, а одной из руководителей. Кто бы мог подумать! Но… склад ума у нее был как раз для подобных дел. Хитрый, лисий. Она и напоминала мне всегда лису – такой сказочный персонаж, неприятный, наглый, в любую ж… без мыла. Как моего брата угораздило? Ладно, это другой разговор. Мила и ее подельники занимались сначала мелкими делами – воровали личные данные, секреты, шантажировали людей. Потом начали проворачивать варианты покруче. Рейдерство, промышленный шпионаж – конечно, не в мировых масштабах, но…

Вышли на компанию Устюговых через Викторию. Это она предложила Миле прогнуть семью босса. Почему она решилась на такой шаг? Ведь работала прекрасно и зарабатывала более чем! Я думала, Вика была недовольна тем, что Алексей не уделил ей достаточного внимания. Но он клялся, что вообще не давал ей повода! Меня она вообще пыталась убедить в том, что она… не совсем традиционна в предпочтениях. Мы не могли понять, что ею двигало, пока не приехал брат Алекса, Андрей.

Он прилетел по просьбе Алексея. Мой жених захотел, чтобы на нашей свадьбе – пусть скромной, камерной, только для самых близких – присутствовал его любимый брат.

Мы расписались в настоящем Дворце бракосочетаний. Правда, мне кажется, мы были единственными кого никто не сопровождал. Да, мы были вдвоем. Только ОН и Я.

Потом мы поехали в дом его родителей. Татьяна сама накрыла на стол – именно сама все приготовила, без поваров и домработниц. Гости были. Его родители, семья Даши, брат Андрей, мой брат Костя и мой отец, который перенес вылет в Израиль на неделю. Еще я пригласила девочек – Наташу, Марину и Лену.

И да, они были в красивых платьях, но… не бальных и даже не вечерних. Тут мне очень хочется добавить кучу разных смайликов, потому что чувства у подруг были самыми разными.

Я много нового услышала о себе: ты с ума сошла, говоришь такое за день, где я возьму платье и подарок; ты офигела, я не успею записаться на укладку и маникюр и вообще, что мне надеть; я так и знала, что ты найдешь богатого мужика и зажилишь свадьбу; ничего, если твоя лучшая подруга появится в доме твоих миллиардеров в образе зачуханной Золушки… Так же много нового услышала я об Алексе: так я и знала, что все богатенькие скупые, не мог банкет оплатить; я ему выскажу все, что я о нем думаю, нашел такую красотку и женится на ней тайно; он что стесняется жениться что ли?

Ха-ха, три раза!

В общем, разговоры с подругами были впечатляющими. Только Марина спокойно сказала – я приду, высылай адрес. Вот тут один смайл – молитвенно сложенные руки, потому что, когда я позвонила ей сил что-то объяснять уже не было.

Еще был Стас. Лучший друг Алекса.

И, конечно, моя Ульяна. Которая уже успела познакомится с дедом и даже привыкнуть к нему.

Застолье оказалось веселым. Мои девчонки смонтировали небольшой видеоролик обо мне. Так трогательно и мило! И навтыкали туда, конечно, моих любимых смайликов!

Дашка тоже сделала фильм об Алексе. Назвала его «Просто Он» – очень точное и емкое название! Я, кстати, узнала о своем женихе – вернее уже муже – много нового. Он, оказывается, тоже умеет краснеть!

Я очень переживала, когда приглашала отца – как встретят его Устюговы? Но потом узнала, что они уже встречались. Отец приезжал к Владимиру Андреевичу. Не знаю, о чем они говорили, но во время застолья между ними не было никакого напряжения.

Костя так же переговорил с Алексом, повинился – хотя он не был сильно в курсе дел своей жены. Она ему говорила, что занимается продажами. Денег в дом не приносила, тратила на себя. В общем, отношения их были для меня странными всегда. Вроде бы Костя все-таки решил, что с этим непонятным браком нужно заканчивать. Но мне не хотелось думать о плохом.

В общем несмотря на то, что все было не по сценарию свадьбы мечты, я осталась довольна. Может потому, что я очень любила жениха? Или потому, что он любил меня?

Мы оставили Ульяну у родителей Алекса, а сами поехали туда, где все начиналось…

И вот я снова оказалась у огромного панорамного окна – любимый город как на ладони, играет, искрится огнями никогда не спящая Москва.

Мой муж подошел ко мне, обвил руками мой живот, прижал крепко.

– Моя?

– Твоя?

– Навсегда?

– Не знаю, как получится…

Он тихонько рассмеялся – вспомнил мое любимое стихотворение. «Я счастлива и свободна, как ветер, он не сказал, что это навсегда!» Жак Превер. Прекрасно сказал. Очень точные слова.

Мы не можем быть уверены, то наши чувства останутся такими же. Мы не можем просчитать нашу жизнь. Мы не можем ничего гарантировать. Надо наслаждаться жизнью здесь и сейчас. Любить – пока любится! Но конечно же стремиться к тому, чтобы «навсегда» все-таки случилось…

И он опять брал меня у окна, нежно, но требовательно. Шептал на ухо о том, как мечтал обо мне, снова и снова, и какой он невероятно удачливый тип, потому что он в итоге меня получил!

И первая брачная ночь была волшебна. Хотя он говорил, что уже извелся, зная, что на мне нет белья. Ему постоянно хотелось запустить рубку под юбку – впрочем, за столом он именно это и проделывал, чуть не доведя меня до экстаза перед всеми гостями!

Он снял с меня платье, долго и тщательно облизывал мою грудь, пока я не взмолилась, чтобы он прекратил эту пытку. Правда, я тоже ему слегка отомстила – усердно поработав языком над его стальным членом.

Все было так же, как уже было не раз до этого, и все же по-новому. Мое тело, покрытое каплями пота, горячее, откликающееся на каждую ласку, принадлежало ему целиком и полностью Я была его без остатка! Вся его! И он так же был весь мой. И его сильные руки, и крепкий торс, и эта тонкая полоска волос, сбегающая вниз, к его естеству, уносящая сознание. И его обжигающие губы, дарящие блаженство.

Он входил в меня медленно, глубоко, нависая над моим телом, глядя прямо в глаза, с его лба капал пот, я слизывал эти капли со своих губ. Каждый раз поднимая бедра ему навстречу и думая о том, что не смогу прожить без этого ни дня, ни часа, ни минуты. Я хочу быть его. Принадлежать ему.

И когда вихрь экстаза закружил меня, я могла только повторять – да, да, да! Проваливаясь в беспамятство страсти, прижимаясь к нему, единственному, любимому…

И вот сейчас я стою в «не свадебном» свадебном платье, стараясь уложить волосы так, чтобы они чуть прикрыли шею. Но все равно видно этот ряд укусов поцелуев, который алеет на ней.

Алекс подходит, обнимая сзади – его любимая поза.

– Ты прекрасна!

Он что-то достает из коробочки – на моей шее появляется ожерелье, оно как раз скрывает большую часть печатей, оставленных им.

– Спасибо.

– Как ты себя чувствуешь?

– Прекрасно!

Я знаю, что теперь он будет постоянно спрашивать меня об этом. Потому, что тест, конечно, оказался положительным. Да, я беременна! И… это невероятно! Я не думала, что могу быть счастлива еще больше, когда утром мы вместе смотрели на две полоски, смеялись и плакали. Нет, плакала только я. Но от счастья! Он смеялся, говоря, что прекрасно знал об этом с того самого первого раза. И мы вспоминали, как это было в первый раз, когда он притащил нелепый букет, который, кстати, стоял дней десять!

Тонули в воспоминаниях….

– Если я сейчас не трахну тебя, то я сдохну….

– Я не могу…

– Почему? Господи, почему???

– Там в комнате моя Лялька, при ней нельзя. Она спит очень чутко. Если мы её разбудим – все, атас! Кухня маленькая, ванная тоже…

– А если прямо здесь?

– Как?

– Так…

– Скажи – да! Просто скажи – да!

– А если я скажу – нет?

– Не успеешь!

Да, он резко расстегивает ширинку, спускает брюки, одной рукой удерживая меня. Потом задирает мои ноги и схватив свой член прижимает его к моему лону. Я полностью готова его принять.

Я так хочу этого что, если он сейчас не вставит, я сама на него насажусь!

Он смотрит мне прямо в глаза. Это так возбуждает… Хотя я не понимаю, как можно возбудиться еще сильнее!

– Такая горячая девочка… Ты течешь… Это все для меня?

Ох… мамочки! Он въезжает в меня на всех парах, до самого конца! Я едва успеваю заглушить свой стон….

– Да…

– Что, да? Для меня?

– Да…

– Ты течешь для меня?

– Да…

– Ты ждала меня?

– Да…

– Думала обо мне?

– Да!

– Хотела меня?

– Да, да!

– Хочешь сильнее?

– Да, пожалуйста! Да!

Я и сейчас готова говорить да! Да, да, да! Каждый раз!

Он целует меня нежно, проводя рукой по животику. Эх! Недолго животику быть впалым, скоро я снова буду как ромовая баба…

– Ты будешь самой красивой беременной!

– Ну, конечно! – вспоминаю как ковыляла уточкой, отекшие ноги, и растяжки на животе. – И почему будешь, кстати? Я уже…

– Ты уже самая красивая беременная! Пойдем?

– Да, я же хотела сама нарядить Ульяну!

Конечно, я только помогаю няне, потому что она переживает из-за моего платья. Невеста у нас сегодня Лялька – на ней белоснежный наряд с пышной юбочкой – точно мечта принцессы. Ее почти лысую головку украшает шляпка, на ножках настоящие туфельки. Лялька пока не ходит сама, только держась за руку. Но мама Алекса, Татьяна, сказала мне, что уже вот-вот она пойдет.

Мы в итоге решили не арендовать никаких ресторанов, праздник состоится прямо в нашем доме. Заказали кейтеринг, детских аниматоров, декораторов, которые превратили дом в кукольное царство.

Алекс держит нашу малышку на руках, я стою рядом. Мы очень счастливы.

Гости заполняют дом – первыми, конечно, приезжают родные – родители, Дарья с семьей, Андрей. Потом мои девчонки. Потом друзья, партнеры по бизнесу. Дом заполняет шум и веселье. Место, отведенное для подарков заполнено до отказа – можно открывать детский магазин. Марина и Лена приходят с мужьями, Наталья, конечно, одна – сразу начинает выяснять, где холостяки – я смеюсь, и показываю на брата Алекса. Наташка почему-то смущается. Любопытно!

Я на минутку забегаю в спальню – поправить макияж, и вижу свой телефон, который как раз в эту минуту вибрирует, принимая вызов.

– Я слушаю.

– Привет.

– Привет.

– Не узнала?

– Почему? Конечно узнала. Что тебе нужно?

– Хотел поздравить с днем рождения нашей дочери.

– Спасибо. Неужели вспомнил? Только она не наша дочь. Она моя дочь. Ты забыл? Ты, кажется, подписал все нужные бумаги?

– А ты изменилась.

– Да. Знаешь ли. Спасибо за поздравление. Всего хорошего не желаю, извини.

Я кладу трубку. Думала, меня будет трясти, если я снова услышу его голос, но мне все равно. Только обидно, что я была глупой и наивной. Не жалею только о том, что родила такую замечательную дочку.

– Малыш? Что случилось?

– Ничего, просто решила отдохнуть от шума.

Алекс подходит ко мне, поднимает мое лицо за подбородок.

– Я же вижу. Кто-то звонил? – я молчу, – я убью его.

– Не стоит руки марать. Он… просто поздравил меня с днем рождения Ляльки. И все.

– Точно все?

– Конечно.

– Если он еще раз…

– Я не думаю, что он еще позвонит, да если и позвонит – он для меня никто.

– Правда?

Неужели он ревнует? Я прижимаюсь к нему, хочется, чтобы он был везде. Поднимаюсь на носочки, ласково касаясь губами его щеки.

– Я люблю тебя! Давай забудем раз и навсегда о том, чтобы было в прошлом.

Чувствую, как он напряжен, берет в ладони мое лицо.

– Я люблю тебя, малышка.

Мы проваливаемся в поцелуй, сначала нежный, потом напряженный, глубокий, яростный, бесконечный…

Он спускает бретельки моего платья, обнажая грудь, расстегивает молнию, запуская пальцы под гладкий шелк, касаясь моей кожи. Я расстегиваю его ремень, пытаясь быстрее добраться до его горячего члена, он буквально прыгает мне в руку, такой гладкий, твердый, готовый снова дарить блаженство.

– Ты не закрыл дверь!

– Ошибаешься детка. Закрыл. Ты теперь никогда не будешь надевать трусики?

– Почему… буду… зимой… может быть…

– Хорошо, я это запомню. Только как мне дожить до зимы?

– Вам что-то не нравится, Алексей Владимирович?

– Не поверишь! Мне нравится все!

Он проводит рукой по кружевному ободку моих чулок, лаская внутреннюю сторону бедра. Гладит, рисует иероглифы страсти на моей коже. Потом погружает пальцы в мое влажное естество.

– Алекс…

– Тихо. В доме полно народу, поэтому мы должны сделать это очень тихо!

– Я не могу тихо… ты делаешь так, что я не могу…

– Постарайся, детка…

Он разворачивает меня, раскрывая разрез платья, так, чтобы получить лучший доступ ко мне, приживает одной рукой, второй помогает, толкаясь в меня членом. Потом поднимает руку, которая пропитана моей смазкой, и закрывает мне рот.

Я знаю, что в этом доме прекрасная шумоизоляция, и даже если я буду орать как потерпевшая – никто не услышит. Но я принимаю правила игры! Мне они нравятся.

Он входит в меня быстро, жарко, до упора, его мошонка шлепает по моим бедрам – как мне нравится этот звук. По моим бедрам течет влага. Я изнываю от желания, хочется, чтобы это продлилось подольше, но мы понимаем, что лучше чуть-чуть поспешить.

– Как же это охренительно прекрасно, иметь тебя вот так! Иметь тебя по любому! Как же это заводит, малыш!

Я ничего не могу сказать – его ладонь закрывает мой рот, могу только стонать и всхлипывать.

– Тебе нравится?

– Угу… – мычу, и он чуть расслабляет руку, давая мне возможность ответить, – да, хорошо, пожалуйста!

– Вот так, детка, еще, раздвинь ноги еще, наклонись…

Он ставит меня на кровать, на колени, продолжая долбить, быстро, остро, но не грубо, прижимая мое тело рукой. Я понимаю, что вот-вот улечу…

– Люблю тебя…

Снова всхлипываю, дрожу, сжимаю бедра, ощущая, что внутри уже все звенит в предвкушении. Чувствую, что он тоже на грани. Я всегда хорошо ловлю момент, когда он готов взорваться. И мы вместе взлетаем ввысь, падая на кровать, и стонем вторя друг другу.

У меня хватает сил повернуть голову, положить руку на его скулу, придвинуть, впиться поцелуем в губы.

– Я люблю тебя, Устюгов.

– А я тебя, Устюгова.

– Ты только мой?

– Да, и ты только моя.

– Да!

Он прекрасен, главный мужчина моей жизни. Самый лучший.

У нас нет времени на отдых, быстро приводим себя в порядок и спускаемся.

Роскошный торт с единственной свечкой Алекс выносит сам. Мы с Лялькой дуем. Она, кажется, все понимает – подошла к этому вопросу серьезно и мне почти не пришлось помогать. Потом она так осмысленно хлопает в ладошки и смеется! Утыкается мне в шею, и тихо шепчет – мама.

Алекс обнимает нас, мы режем торт, раздаем всем гостям. Приглашенные официанты разносят шампанское. Отец Алекса просит слова.

– Тосты за эту прекрасную юную леди мы уже произносили. Сейчас я хочу сказать о ее матери. Эта прекрасная девушка, женщина, появилась в жизни моего сына недавно, но полностью преобразила его. Я не могу сказать, что я не верю в любовь – конечно верю, моя семья, моя жена тому доказательство. Но… я, признаться, не был уверен в том, что моим сыновьям так же повезет. Но, как видите, я тоже могу ошибаться. Алексей, я вижу искру, которая есть между вами, постарайтесь сохранить ее. Береги свою любовь. Дорожи этой прекрасной девушкой. Цени ее. Будь терпелив. Помни – жалеть нельзя! – тут, конечно, смеются все, кто помнит анекдот. – Люби ее. Могу добавить, что вчера моя семья стала больше. У меня появилась еще одна дочь и еще одна внучка. Алексей, Женя, поздравляю вас. И… горько!

Конечно, поднимается шум, все кричат, поздравляют нас, и мы с удовольствием делаем так, чтобы каждому гостю в нашем доме стало сладко. Поцелуй длится, пока отец Алекса не просит нас уже быть немного поскромнее. Мы смеемся. Мы и скромность – это что-то несовместимое.

Постепенно расходятся гости, мы укладываем Ульяну спать, она, конечно, немного капризничает – море впечатлений, трудное для детской психики.

Потом мы переодеваемся и идем во двор, у нас появилось любимое местечко – широкий уличный диван, на который мы заваливаемся с чашками ароматного кофе, укутавшись в пледы – ночи уже прохладные.

Мы смотрим на звезды и загадываем желания.

– Успела?

– Не-а… не придумала что загадать.

– Почему?

– Неверное потому, что могу загадать только мир во всем мире. Про папину операцию я уже просила. Здоровья для всех тоже.

– Получается, тебе нечего желать?

– Почему, я желаю немедленно килограмм малосольных огурчиков. Не соленых, а именно малосольных. И, может, еще манго… Или сала с черным хлебом.

– От сала бы и я не отказался.

– Эй? Ты только что съел слона на банкете!

– Не правда, всего лишь семгу на гриле, шашлык и пару салатиков!

– И торт!

– Ты за мной следишь?

– Конечно, не хочу, чтобы мой муж превратился из мачо Фассбендера в какого-нибудь…чокнутого профессора!

– Это кто такой?

– Не важно.

– Ладно, проехали. Но… тебе правда нечего загадать?

– А тебе?

– Ну, моя мечта рядом со мной.

– И моя! Я просто хочу, чтобы он был со мной. Мужчина моей мечты. Вот это могу загадать.

– Он?

– Ну да. Просто ОН. Тот о котором я мечтала.

– И кто же этот просто он?

– Догадайтесь, Алексей Владимирович.

– Думаю, мне придется потратить на разгадку этой головоломки всю жизнь. Кто же это, твой «просто ОН»

Утыкаюсь ему в шею, целуя и смеясь. Чудом не проливаю на себя кофе.

– Кстати, кофе тоже «он». – тихо шепчу ему на ушко…

– Я знаю. А этот твой «Он» тебя любит?

– Кофе? Не сомневаюсь.

– Я тоже.

Его губы горячие от кофе. Его губы пахнут кофе. Его язык сладкий от кофе. Мы целуемся, забывая обо всем, отставляя чашки, не думая о падающих звездах. Он – потому, что у него есть Я. Я потому, что у меня есть ОН.

Конец


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю