156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Истинная чаровница (СИ) » Текст книги (страница 1)
Истинная чаровница (СИ)
  • Текст добавлен: 6 октября 2018, 02:00

Текст книги "Истинная чаровница (СИ)"


Автор книги: Екатерина Верхова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

Екатерина Верхова
Истинная чаровница

Глава 1

За окном подвывал ветер, дождь сообщал о своем присутствии тихим перестуком по карнизу. Погода довольно убаюкивающая, но я никак не могла заснуть. Вместо этого я лежала и думала – на кой черт мне все это надо… Чем я заслужила такую “милость”?

Я, Ланари Лис, дочь величайших магов королевства. И ладно бы могла похвастать только этим, нет. Я получила высочайший балл по каждому итоговому экзамену, была на хорошем счету у преподавателей, но вместо того, чтобы поощрить эти труды, меня отправили на практику. И не в какую-то захолустную деревеньку, даже не в королевский дворец, нет. Практику я должна была пройти в самой Академии! Причем… тадаааам… в должности преподавателя!

И многие обрадовались бы такому назначению – престиж, хорошая запись в личном деле – но не я. По нескольким причинам. Первая – на моем попечении была сестра. На время своей учебы я отправила Мари тете, выделяя на ее нужды часть нашего с ней наследства. Да, мы с сестрой уже десять лет как живем без родителей. Именно из-за этого я решила выучиться на чаровника в боевой магии. Вот уж где настоящие статус, престиж и, что важнее, высокий доход. Такие люди служат на благо королевства, и корона щедро оплачивает их работу. Ведь чаровники редко заводят семьи, отдавая львиную долю своего времени именно государству. Не говоря уже про риски для жизни…

Наши родители тоже были чаровниками: мать – лекарем, отец – боевым, специализирующимся на атакующих и защитных заклятиях. И десять лет назад, на Страшной войне, они трагически погибли, защищая наши границы от воинственных соседей, направивших на нас целые полчища нежити. Именно так родители получили звания героев чаровников. К сожалению, посмертно.

Чего уж греха таить, именно благодаря этой регалии меня взяли в академию, почти ничего не потребовав за обучение. Директор когда-то неплохо общался с отцом и принял меня не льготных условиях, несмотря на мой юный возраст. И из благодарности мне оставалось только досконально изучить то, что нам преподавали: до ночи засиживаясь в библиотеке в будние и на выходных развивая магический потенциал.

О, как я хотела, чтобы меня распределили на практику в королевский дворец! Именно там я мечтала работать в будущем. Именно там когда-то работали наши с Мари родители…

Я настолько размечталась, что в ближайших планах уже была покупка дома в столице, где мы могли устроиться с сестрой. Да, наследство родителей позволяло многое, даже подобные траты. Но лишь при такой важной должности я могла обеспечить нам с Мари достойное будущее. Но… спасибо моим любимым преподавателям, в королевский дворец распределили этого высокомерного индюка Кенара!

И финальным аккордом в моих мытарствах стало несколько фактов: теперь я преподаватель с небольшой зарплатой, моя двенадцатилетняя сестра еще на год остается у тетки, у которой и без того семеро по лавкам, а сегодня у нас собрание преподавателей, на котором решится, какие именно дисциплины мне доверят.

Я постаралась собрать волю в кулак и глубоко выдохнула. Встала с постели, умылась, надела синюю преподавательскую мантию и глянула на себя в зеркало. Мантия сидела будто бы с чужого плеча: где-то слишком свободная, где-то слишком узкая. Она скрывала и мою худобу в талии, и грудь. А из-за невысокого роста делала меня похожей на небольшой кубик на ножках. Только лицо и выдавало причастность к женскому полу: пухлые губы, курносый нос и большие серые глаза.

Раздался стук в дверь, и я неловко дернулась.

– Ланари, пора идти, – голос моей любимой преподавательницы по теории стазических фаер-боллов. Тех самых штук, которые при соприкосновении с поверхностью устраивают взрыв. Небольшой шар с бурлящей магией – на мой взгляд, одно из самых простых, но в то же время мощных боевых заклятий.

Милатриса Кантербель – женщина, которой уже глубоко за сотню, когда больше пятидесяти дать сложно. Может, из-за жизнерадостного характера и доброжелательности к окружающим.

– Секунду, профессор, – отозвалась я и еще раз бросила взгляд в зеркало. Пригладила непослушные каштановые волосы, спрятала крупную седую прядь, появившуюся после смерти родителей, в пучок и вышла в коридор. Милатриса встретила меня доброй улыбкой, и мы направились к кабинету директора.

Когда я вошла внутрь, почувствовала на себе пристальные взгляды: наверняка многим преподавателям было непривычно наблюдать меня в своих рядах. Да, лучшая студентка на курсе, да, любимица большинства из них, но все же бывшая студентка.

Огляделась. Просторное помещение с широким столом в окружении удобных мягких кресел, книжные полки по бокам, чайный столик в углу. Уютное желтое освещение: директор хорошо знал, как сделать времяпрепровождения тут максимально комфортным и для преподавателей, и для отличившихся студентов.

– Присаживайся, Ланари, – кивнул директор.

Нарлан Пач – мужчина лет сорока с крепкой фигурой, густой щетиной и внимательным цепким взглядом. Тугой хвостик черных волос, без малейших признаков седины подчеркивал его юный для чаровника возраст. Но несмотря на это, в магическом плане любому из присутствующих до него как пешком до карни. К тому же, у Нарлана Пача был настоящий талант к управлению академией, он почти никогда не допускал ошибок. Ну, разве что с моим назначением…

– Тебе не стоит смущаться, теперь ты одна из нас, – продолжил он. – Полноправный преподаватель. Если хорошо себя проявишь и, конечно, захочешь, то, думаю, никто не будет против, если останешься тут на постоянной основе.

Ну уж нет. Не думаю, что достигну больших успехов на этом поприще, а с такой небольшой зарплатой о покупке дома для нас с Мари смогу задуматься разве что лет через десять. Нет. Меня больше привлекала роль чаровницы в боевом искусстве. Чтобы жители Аанарила смотрели на меня так, как когда-то на моего отца.

– Студентка Лис, – вмешалась профессор Кантербель. – Мы приняли решение о том, какой предмет вы возьмете на себя. Решили приурочить это к теме вашей дипломной работы: “Боевые чары во время Страшной войны”. Думаю, студентам был бы полезен такой экскурс в историю. Разумеется, поднимать тему запрещенных чар не стоит.

Я мысленно застонала, ведь я понимала, что это значит, что…

– Мы понимаем, что тебе придется взять на себя курсы, на которых обучаются твои ровесники, – спокойно произнес мастер Пач. – Да, тебе будет нелегко. Но я уверен, что мы в тебе не ошиблись.

Я тихонько вздохнула. А выбора-то у меня и не было. С преподавателями лучше лишний раз не спорить, иначе плакал мой диплом, который мне так нужен. К тому же, сама виновата – поступила в академию в пятнадцать, когда остальные первокурсники уже достигли совершеннолетия – восемнадцати. И по началу этот разрыв в возрасте был слишком ощутим: находились индивидуумы, которые считали своим долгом подчеркнуть мое “малолетство”. И я долго доказывала свое право на обучение в академии. Но теперь, будучи преподавателем по истории Страшной войны, мне предстоит заново столкнуться с возрастным разрывом. Ведь преподаватель, который является ровесником, а то и младше, тех студентов, которым преподает… мягко говоря, моветон.

Ладно, будем разбираться с проблемами по мере их поступления.

– Когда я могу ознакомиться с расписанием? – поинтересовалась я.

– Cегодня пришлю тебе вестника, – довольно произнес директор.

– Благодарю. Я могу идти?

– Лана! Ты бы хоть улыбнулась, – я услышала высокий голос одной из преподавательниц, – тут такая честь, а ты недовольно губы поджимаешь!

Ну да. Что еще стоило ожидать от той, что преподает историю моделирования низшей нежити? Причем преподает настолько скучно, что даже смоделированная низшая нежить просит ее заново умертвить, лишь бы не слушать эту нудятину.

Да и бывали у нас с ней… кхм… разногласия.

Началось все с первого курса, когда я совершенно случайно пролила на ее новую пару обуви реактив собственного производства. Лишь благодаря вмешательству директора получилось избежать взрыва и спасти ноги Присцилы. А вот ее любимую пару туфель из кожи дракона сохранить не удалось. А на них, между прочим, наверняка ушла не одна ее зарплата. Но я не жалела. Драконы и без того вымирающий вид, чтобы всякие живодеры их убивали во благо моде. Вот только через год она скопила на новую пару – и мне пришлось ругать себя за глупость. Спрос рождает предложение, а я увеличила ее спрос на два.

– Я ничего не поджимаю, – прохладно отозвалась я. Внутренне же пыталась себя убедить: всего год. Всего какой-то дурацкий год, и можно будет идти на все четыре стороны: хоть по деревням и весям, хоть в королевский дворец в столицу. Ведь от того, что я буду злиться, ничего не изменится.

– Я бы хотел, чтобы ты еще ненадолго задержалась и поприсутствовала в дальнейшем обсуждении – мягко произнес мастер Пач.

– Да, директор, – отказать ему я не могла.

– Ты будешь вести четыре группы. Боевых чаровников – свою специальность. Лекарей, им будет важно донести последствия заклятий. Практиков, им необходимо понять принцип работы таких чар для создания амулетов и прочих щитов. И некромантов, которые, помимо прочего, специализируются на простейшей нежити.

Я кивнула и погрузилась в свои размышления. Вместе с тем мои бывшие преподаватели продолжили обсуждение самых разнообразных моментов, касающихся учебных процессов. “Изнутри” все выглядело совсем не так интересно, как казалось сперва. Но… но я немного воспряла духом. В конце концов, это всего лишь еще один год в академии. Причем год, когда мне не придется постоянно противостоять этому хаму и наглецу Кенару!

Не откажется же он от места при дворе только для того, чтобы досаждать мне?

Я стояла перед деревянной резной дверью в аудиторию и подавляла в себе желание сбежать. Мне было страшно. Даже страшнее, чем когда низшая нежить на практике у Присциллы вырвалась на волю. Модель поведения нежити хотя бы немного можно было предсказать, а вот что делать со студентами – я не знала.

Ни с кем с младших курсов я не поддерживала отношений. Что уж говорить – я даже со своей группой старалась контактировать по-минимуму. Но при этом я сама была видной фигурой. “Заучка Лана”, “Одиночка Лана”, “Лана-библиотекарь” – все эти прозвища были даны не просто так.

Я закрыла глаза и представила, что сижу в аудитории. Смотрю на дверь, в ожидании преподавателя. Кого бы я хотела увидеть в этой должности? Во-первых, человека, которого я бы смогла уважать. А значит, мне нужно добиться уважения студентов. Но как его заслужить, когда в тебе роста метра полтора от силы, а лицо как у подростка?

С другой стороны, я тщательно подготовилась. Собрала свитки, подготовила список дополнительной литературы, заранее прорисовала схемы…

Да и первая группа должна быть довольно спокойной – чаровники-лекари. По данным, полученным от преподавателей, ребята спокойные, немного флегматичные, но жадные до знаний. Думаю, сойдемся. Должны сойтись. И пусть великий бог удачи Канис убережет меня от ошибок.

– Доброе утро! – поздоровалась я, найдя в себе силы, чтобы открыть дверь. – Меня зовут Ланари Лис. Как вы могли узнать из расписания, буду преподавать вам дисциплину “Боевые чары, используемые во время Страшной войны”. Если у вас есть какие-то организационные вопросы, давайте обсудим их сразу.

– А мы будем изучать запрещенные чары?

– А как к теб…к вам обращаться?

– А сколько тебе лет?

Так-с, а вот эту очаровательную брюнеточку с ехидным голосом я запомню. Мало того, что не стоит обращаться к преподавателю, пусть практику, на “ты”, так еще и с такими вопросами.

– Обращаться ко мне можно практик Лис. Запрещенные заклинания запретил изучать директор, но я никогда не откажу в вопросах, – позволила себе улыбку. – А последний я, пожалуй, проигнорирую, поскольку он никакого отношения к дисциплине не имеет.

Ребята скептично меня разглядывали. У них всех на лицах был написан один единственный вопрос – почему нам в преподаватели досталась она. Признаюсь, я сама всегда недооценивала практиков. Мне казалось, что они стопорят весь учебный процесс, а теперь сама оказалась на их месте.

– Вы – будущие чаровники-лекари. Я – преподаватель, от которого не только зависит оценка на зачете, но и качество тех умений, что я могу дать. И я прекрасно понимаю, что вы имеете полное право усомниться в моей квалификации, – я пыталась говорить дружелюбно, – но я хочу поделиться с вами теми знаниями, которые по крупице собирала самостоятельно. Которые могут пригодиться при защите наших домов, при защите наших семей. Еще какие-нибудь вопросы по теме есть?

– Что вы делаете сегодня вечером? – С задней парты раздались смешки.

Черт, а вот это уже плохо. Меня совершенно не воспринимают всерьез. И если сейчас я не дам отпор, то мне до конца года придется выслушивать смешки и купаться в неуважении. И именно сейчас я была рада, что в нашей академии не было официального запрета на магические наказания.

Обратившись в внутреннему резерву, я перехватила потоковые нити и сплела небольшое заклятие. Отправила магический пузырь в сторону шутника. Сквозь его стенки не доносилось никакого смеха, только приглушенное мычание и хрип.

– Предлагаю тебе чуть-чуть помолчать, иначе тебе не хватит воздуха, и ты задохнешься, – я и сама не успела заметить, как разозлилась, видимо, сказывается нервное напряжение. – Итак, дорогие студенты. Безвоздушный пузырь класса Е. Свойства – чем больше человек разговаривает, пытается кричать, тем меньше у него остается воздуха и пузырь сжимается. Во время войны использовался для нейтрализации врага с последующим допросом, поскольку пузырь не убивает, а полностью блокирует дееспособность соперника. Создатель Корнелиус Фам. Если немного изменить векторы, то вместо нейтрализации воздуха произойдет его сжигание. Если удариться в точные науки, то пузырь наполняется либо сонным газом, либо так называемым газом правды. Ваша задача, как лекарей – нейтрализовать последствия. В принципе, таким пузырем и убить можно, но мы же не хотим, чтоб обучающийся сильно пострадал?

Нерадивый студент, наконец, затих и внимательно прислушивался к тому, о чем я говорила. Его одногруппники, в свою очередь, стали прощупывать пузырь магическим взглядом. В их глазах заиграл интерес, и я мысленно выдохнула.

– То есть, по сути, подобные пузыри достаточно безобидны? – спросила та самая брюнетка, любопытствующая на тему моего возраста.

– Назовитесь, студентка – надо постепенно знакомится с обучающимися.

– Нана Карп, практик Лис.

– Студентка Карп, представляете, какие сведения могут открыться врагу, если "нашего" хорошенько накачать газом правды? Ваша задача нейтрализовать яд, если подмога подоспела вовремя. Либо… – мне в голову пришла идея, я даже слегка хлопнула в ладоши от мысли, так неожиданно пришедшей в голову. – А что вы скажете на то, если заранее придумать антидот широкого действия. Как раз ваш профиль…

Из шара начали раздаваться хрипы, и он начал сужаться. Я заставила его растворится.

– Ну что же вы, студент…Эээ… Назовитесь – уже почти успокоившись, спросила я.

– Наркель Барц – потирая горло специальными пассами, восстанавливающими дыхание, протянул он.

– Студент Барц, из вас вышел отличный практический материал.

– Практик Лис, мне в голову пришла идея антидота. Даже не антидота, а… – с загоревшимися глазами произнес студент. Ну точно – мои люди, так стремящиеся к новым знаниям и открытиям…

– Слушаю…

– А если внутри пузыря по этим же векторам формировать новый пузырь? При этом враг будет думать, что он одержал победу, а "наши" смогли бы ввести соперника в заблуждение.

– Слишком энергозатратно для одного чаровника. А остальные в отряде не обладают и минимальным магическим потенциалом – на секунду задумавшись, ответила я. – Но ваша идея хороша для чаровничей разведки. Именно эта идея была использована Марниусом Тихим на третий год Страшной войны. Благодаря этому нам удалось избежать колоссальных потерь.

Я оглядела аудиторию и призадумалась. Что – то не так. Не в то русло направлены наши мысли.

– Сейчас вы размышляете как маги-практики. Но ваша специализация – лекарство. И задача состоит в создании антидота от порошка правды и сонного газа, воздействующих через пузырь данного типа. Это помогло бы больше при решении задачки.

– Но, наверняка, ответ уже придуман… – с сомнением протянула студентка Карп.

– Разумеется, придуман. Вам всего лишь надо учесть вектора пузыря класса Е. Это будет вашим домашним заданием. Могу открыть вам небольшой секрет. Ответ на эту задачу можно усовершенствовать… Именно потому, что пузыри класса Е уже давно разобраны и нами и сторонними государствами, после Страшной войны их никто не использует. Это вроде как низшая форма пузырей в принципе. А вот пузырь класса D – я оглядела аудиторию, некоторые как – то странно напряглись, ну не изверг же я, без повода нападать не буду. – Еще практический материал найдется?

– А вы можете без наглядного примера? – задумался Барц.

– На живом человеке объяснять удобнее, как работать с векторами, – призналась я. – Готовы предложить свою кандидатуру?

Разумеется, я хорошо знала, что со студентом ничего страшного не случится. Класс пузыря довольно низкий, да и последствия всегда можно смягчить искусственно. К тому же, по книгам все это было изучить крайне сложно: схемы, графики, путанные объясления великовозрастных профессоров.

– Студент Барц? Я сделаю так, чтобы вы на собственной шкуре, кхм… коже, прочувствовали все вектора. Может, именно это натолкнет вас на решение?

– Я насколько понимаю, пузырь этого класса лишит меня сознания? – спросил Барц. – А мои коллеги должны будут понять, в чем подвох?

– Вы уже сталкивались с подобным? – удивленно спросила я.

Информация, которую я пыталась донести, находилась в закрытом доступе. И я сильно рисковала уже в первый день. Но самой разобраться в данном вопросе мне помогли записи матери, без них я бы не освоила и десятую часть.

– Мне дед, что-то подобное рассказывал… Но я не очень понял.

– Именно поэтому мне и нужен подопытный…эмм, желающий.

– Давайте, – вздохнул Барц.

Как оказалось, не только его и меня захватили исследования. Над бессознательным телом студента склонились все его одногруппники и начали прощупывать вектора, выдвигая самые различные идеи.

– Паралич? – спросила тихая девушка с большими черными глазами.

– Мимо.

– Стазис клеток головного мозга? – с сомнением уточнил парень, который вместе с Барцем подхихикивал в начале занятия.

– Мимо.

– Фиксация нервных окончаний?…

– Так, близко. Посредством чего?

Аудитория замолчала.

– Вам необходимо прощупать векторы. Ведь если вывести человека из подобной "комы" неправильно, то он останется инвалидом. Думайте!

– Протезные чары? – робко уточнила та девушка с большими черными глазами.

– Назовитесь, студентка – позволила себе улыбку я.

– Хари Мар.

– Вы правы, умеете снимать подобные чары?

– Нас этому учили на первом курсе.

– Вперед. Действуйте. Студенты, кто мне расскажет, почему для пузыря такого класса используются такие элементарные чары?

– Протезные чары – чары, которые обычно используют при долгом и болезненном лечении. Тело полностью деревенеет, человек ничего не чувствует, при этом, как само собой разумеющееся тело не двигается и не может никак противостоять до двадцати четырех часов. Именно такой срок действия у этих чар без вмешательства лекаря…

– Вопрос в другом. Я не дура, чтоб спрашивать у лекарей их профильные вопросы на последнем курсе. Я уверена, что теорию вы знаете на отлично – произнесла я, как только Карп замолчала. – Повторю. Почему именно эти чары?

Именно в этот момент в сознание пришел Барц. Я выполнила обещанное: вернула его телу память. Потому все, что мы обсуждали, прошло через его сознание в одно мгновение. Более того, парень даже вектора прочувствовал. От его реакции вздрогнула даже я, потому что он оглушительно заорал:

– Я понял!

– Чуть тише, студент. Чары немоты проходили и на лекарском профиле, хотите опробовать их в каком-нибудь новом для вас качестве? – засмеялась я, некоторые студенты тоже заулыбались. Кажется, стена отчуждения разбита. – Итак, ваша идея?

– Протезные чары сложнее всего ощутить по векторам. И если произойдет неправильное вмешательство лекарей, парализованному будет сложнее помочь.

– Верно, студент. Садитесь все на свои места – я подождала пока студенты рассядутся, – Именно в такие моменты вы должны понимать, насколько важны чаровники-лекари, насколько дорого ваша ошибка может обойтись пострадавшему. Увы, вы не имеете права на ошибку при лечении чар, наложенных искусным чаровником-боевиком. Я думаю, что вам много раз это говорили, но я лишний раз хотела бы это подчеркнуть и показать воочию…

– Практик Лис, а почему вы так хорошо разбираетесь в лекарстве, ведь ваш профиль чаровник – боевик? – спросил Барц.

– Ну… тут несколько факторов. Первый – мне всегда было интересно изучать одинаковые воздействия с точки зрения разных профилей, а во – вторых, моя мама была лекарем, – ответила я.

И именно в этот момент по аудитории разлетелся перезвон колокола. Занятие окончено. Даже быстрее, чем я ожидала.

– Все свободны, встретимся через три дня. И не забудьте про домашнее задание.

Студенты со мной попрощались, пожелали удачного вечера. Некоторые поблагодарили за урок. Как только последний студент вышел за порог, я села за стул и облегченно вздохнула. Что ж, первое занятие пройдено успешно, я бы даже сказала, что сама получила немалое удовольствие. Эти ребята – очень неглупые, и я искренне восхитилась, как быстро они сообразили. Мне в свое время потребовалось больше времени и усилий.

Все же чаровничество по части лекарства и боёв мне очень неплохо давалось. Во многом благодаря наследству, оставленному нам с сестрой нашими родителями – и речь не только о деньгах. Огромное количество разных свитков, тетрадочек и книг, заботливо собранными на протяжении всей их жизни. На полях всегда были приписаны расшифровки и доработки, поэтому даже после их смерти, благодаря записям, я будто бы общалась с ними.

Следующее занятие с некромантами и практиками. С ними будет сложнее.

Об их специализации я знала достаточно поверхностно. И если практикам еще могу рассказать хоть какой-то минимум, то некромантия для меня черный лес, кишащий нежитью.

Вспомнились слова отца: "Магия – это искусство. Твори то, на что хватит фантазии, но не забывай, что осмысление собственных действий – это неотъемлемая часть искусства".

– Заучка-Лана! – снова этот голос. Голос, докучающий мне изо дня в день на протяжении всего моего обучения. Черт… Что он тут забыл?!

Кенар Босн – человек, донимающий меня своими язвительными шуточками на протяжении пяти лет. Человек, от чьих выходок меня бросало в дрожь: от злости, иногда от бессилия. Человек, которого распределили проходить практику при королевском дворе.

– Кенар, что ты тут забыл?.. Надоело подтирать сопельки аристократам при дворе? Неужели соскучился?.. – сделала вид, что абсолютно расслаблена и растянула губы в ехидной улыбке.

А ведь еще с утра я надеялась, что злодейка-судьба не столкнет меня с этим человеком. Хотя бы на время практики. Видимо, Канис решил, что хватит с меня на сегодня его милости.

– Лана, подтирать, как ты выразилась, сопельки аристократам при дворе вожделела ты, – он присел на мой преподавательский стол, – а теперь подтираешь сопельки студентикам. Не правда ли забавно?

Не удержавшись, пустила по столу небольшой заряд молнии, направив ее прямо на пятую точку Кенара. Вот только вздрогнул он всего на миг, потом с легкостью нейтрализовал простейшие чары первого порядка.

– Ммм, а при дворе тебя быстро научили нейтрализовать чары. Кажется, ты на протяжении всей учебы велся на эту безобидную шутку… – протянула я.

– Мой разум просто затмевала твоя реакция на "заучку-Лану". Студентики научили тебя терпению? – парировал он.

– Просто повторяешься, уже неинтересно.

– Оправдывайся, оправдывайся… Как тебе суровые преподавательские будни?

– Специально прибыл для того, чтобы поинтересоваться, как у меня дела? Всегда знала, что ты ко мне неровно дышишь! – пустила в голос побольше яда.

– Ты себя в зеркало видела? Ни рожи, ни кожи – только глаза торчат! – по голосу было заметно, что Кенар тоже разозлился.

– Всегда знала, что у тебя плохой вкус!

– Можешь не метать из глаз молнии, от них я тоже умею ставить блоки.

– Тоже при дворе научили?

– Ланари, вот что ты за человек такой?!

– Искренне не понимаю, о чем ты – я встала из-за стола и направилась в коридор. Надеюсь, этот Кенар отвянет. У меня сегодня еще занятие с некромантами, а перед ними лучше не падать в грязь лицом.

Но Кенар не был бы Кенаром, если бы не отправился следом. И ладно бы просто отправился, нет, продолжил меня донимать! Мысленно я представляла, как шандарахну по его телу моим личным изобретением – навозной бомбочкой. Но это, несомненно, тяжелое оружие мне хотелось приберечь на вручение диплома.

– Лана, а что это ты накрасилась? К встрече со мной готовилась?

Черт, заметил! Нет, дорогой Кенар, накрасилась я для того, чтобы выглядеть хотя бы чуть-чуть старше перед студентами.

– Если б знала, что ты приедешь, подготовила бы сюрприз посерьезней.

– Вообще-то сегодня большинство наших приезжает, на промежуточный отчет, – едко выплюнул Кенар. – Но ты, видимо, со своими студентиками все на свете позабыла!

Точно! Я не учла, что для прохождения этой, казалось бы, формальной процедуры, остальным придется приезжать в академию. Фиксировать магический потенциал, отчитываться о проделанной работе…

– Студент Босн, практик Лис, ко мне в кабинет – спокойно сказал директор, который буквально за мгновение до этого вышел из-за угла.

– Да, мастер.

– Здравствуйте мастер Пач – тон Кенара сразу стал серьезным.

Мы проследовали за директором прямиком в святая святых нашей Академии. Мастер Пач сразу сел за стол и рукой махнул, чтобы мы присаживались напротив. Мы с Кенаром удивленно переглянулись. Интересно, что могло потребоваться мастеру от нас двоих.

– Кенар, я просил по приезду сразу ко мне! – пристально посмотрел он на моего бывшего одногруппника.

– Простите директор, мне стало интересно, как поживает моя одногруппница – честно-пречестно ответил Кенар.

– Мне от твоего "интересно" на протяжении первых двух лет приходилось ее успокаивать!

Кенар бросил на меня заинтересованный взгляд. Еще бы, по моему поведению сложно было сказать, что хоть один его, иногда не самый безобидный, подкол мог меня задеть.

Вот директор, вот удружииил! Сообщить об этому ему! Да еще и так.

Впрочем, отрицать сложно. Как только я поступила в академию, Кенар тут же львиную долю своего внимания начал уделять моей персоне. Иногда его “приколы” доводили до слез, но мне удавалось их скрывать за маской безразличия и ехидства. А потом период взросления. Именно тогда я начала получать от наших взаимоподколок удовольствие.

Но однажды, в самом начале, директор заметил, как я крушу кусты в лесу при академии, как реву при этом. Приводил меня в этот самый кабинет, давал успокаивающего настоя, рассказывал забавные истории из молодости. Так я и успокаивалась. А потом по академии поползли слухи о нас с директором, и мне пришлось прекратить эти встречи. Мастер Пач, к счастью, все понял верно.

– Кенар, тебе стоит пройти тест на магический потенциал и совместимость, потом напечатаешь письменный отчет. Свободен.

Кенар кивнул и вышел из кабинета. На его лице было написано удивление. Скорее всего, его озадачила необходимость прохождения теста на магическую совместимость. Если вкратце, то благодаря подобному тестированию находилась идеальная боевая пара. Чаровник, с которым можно работать в связке, что едва ли не удесятерит общий потенциал. Решение оставалось за специально созданной магической системой, в которой содержалась база чаровников разного уровня. Обычно этот тест проводился по окончанию обучения, но, видимо, в этот раз решили не ждать. Я сама прошла этот тест еще несколько недель назад – система молчала. “Идеального напарника” можно ждать годами, а можно и не дождаться вовсе.

– Лана, я хотел с тобой поговорить – начал директор, устало откидываясь в свое кресло.

– Мастер Пач, я не знала, что вы сплетница… – обидчиво протянула я.

При посторонних я не могла позволить подобного общения. Но этого мужчину я знала едва ли не с самого детства – он общался с моим отцом, да и после трагедии сильно помог. Я считала его добрым дядюшкой, который всегда поддержит и поможет советом.

– Кенару давно следовало понять, что ты девушка, а не жертва словесных и физических нападок, – устало протянул он. – А это может подчеркнуть только твоя слабость. Поверь, мысль о том, что он мог причинить тебе настоящую душевную боль, его немного отрезвит.

– О чем вы хотели поговорить? – я перевела тему.

– Как поживает Мари?

– Сестренка соскучилась. Но пишет, что у нее все хорошо… – сухо ответила я.

– Не хочешь ее забрать сюда? – внезапно спросил он.

– Но в Академию же нельзя посторонних, – неловко пробормотала.

– Ты сейчас в должности преподавателя, у тебя теперь привилегий больше. Но при этом, я не говорю про то, что она будет жить в Академии. От нас уходит профессор Дранг, и он оставляет свой домик Академии, ты могла бы туда заселиться с сестрой.

Эмоции накрыли теплым одеялом. Мне не верилось! Моя сестра сможет быть со мной! В порыве чувств я бросилась вперед и крепко обняла мастера. Он хмыкнул.

– Ключи отдам тебе через неделю, когда она приедет. Я уже написал письмо и отправил карету, чтобы ее забрали.

– Спасибо! У меня просто нет слов… Спасибо огромное!

– Иди. Мне нужно работать, – иногда директор пытался быть суровым. Иногда у него даже получалось, но я почему-то не верила.

Тем не менее, выскочила в коридор и направилась в столовую, через час занятие с некромантами. Было бы неплохо перекусить.

Уже когда я подошла, я опять услышала этот надменный голос.

– О, быстро ты.

– Кенар, у меня слишком хорошее настроение для того, чтобы ругаться! – весело ответила я и направилась к стойке с едой. В столовой уже собрались студенты. За дальним столиком сидели лекари. Завидев меня, они махнули рукой, заулыбались. Это подняло настроение еще сильнее. Кажется, я начинаю справляться.

– Такая счастливая, потому что директор одарил тебя своим вниманием? – зло выплюнул Кенар.

– О чем ты? – беззаботно спросила я, выбирая между булочкой с маком и рожком с корицей. Настроение ругаться улетучилось вместе с новостью о воссоединении семьи.

– Ну как же… Все знают, что ты директорская любимица, все видят, как он на тебя смотрит… Признавайся Лана, ты с ним спишь?

Я могла метнуть в него молнию. Могла создать пузырь, классом повыше, чем те, о которых рассказывала на первом занятии. Могла даже статическим фаер-боллом отомстить. Но вместо этого отвесила звонкую пощечину. И момент облегчения изменил тот факт, что Кенар отчего-то улыбнулся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю