332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Екатерина Серебрякова » Банковский переполох (СИ) » Текст книги (страница 3)
Банковский переполох (СИ)
  • Текст добавлен: 16 декабря 2020, 21:00

Текст книги "Банковский переполох (СИ)"


Автор книги: Екатерина Серебрякова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Пф, очень просто! – я махнула рукой и закинула ногу на ногу, не теряя надежды оторваться по полной. – Просто надела трусы с подсолнухами.

– Они хлопковые! – тут же завопила дамочка. – Это полезно для половых органов. Детишки здоровее будут.

– Я Вас, может быть, удивлю, но пока тридцатитрехлетний мужчина носит трусишки с подсолнухами, никаких детишек у него не будет, даже не мечтайте.

– Малолетняя хамка!

– Ой, послушайте, прекратите ломать комедию, – я подлила себе чаю и достала печенье, которое покупалось для Андрея Григорьевича. Ничего, меньше поправится. – Вы ведь и сами понимаете, что Ваш сын, прямо скажем, не ахти в морально-нравственном плане. Его ж без учета денег ни одна девушка не вынесет. А охотницы за кошельками, уж поверьте, рожать внуков Вам не будут. Дольче Габанна одежду для беременных не выпускает, а пропустить новую коллекцию они просто не могут.

– И что Вы предлагаете? – женщина заметно поубавила обороты и решила прислушаться к моим словам. – Мне Вам заплатить, чтобы Вы от Дрюнечки деток родили?

– Упаси Господи! – открестилась я. – Мне бы с Вашим Дрюнечкой месяц проработать, а Вы о внуках…. Я говорю, что Вам нужно перестать наседать на него. Не нужно покупать хлопковые трусишки на базаре, не нужно приходить к его потенциальным девушкам и называть их хамками. Отстаньте от сына, займитесь своей личной жизнь. Вы же молодая, красивая! Муж у Вас огнище. Самой еще детей рожать надо, а Вы о внуках.

– А откуда Вы знаете о моем муже?

– А у меня мама с Вами в театре работает. Говорит, что Вы в свои пятьдесят семь охомутали их сорокапятилетнего режиссера! Но я ей не верю. Разве Вам есть пятьдесят семь?

– Ой, скажете тоже! – Латимерия Поликарповна заулыбалась и залилась густым румянцем. – Мне пятьдесят шесть лет. И тринадцать месяцев.

– Ну а я о чем? Не нужно всех вот этих материнских волнений. Успокойтесь, выдохните, Андрей Григорьевич сам разберется со своей личной жизнью и нижним бельем.

– А вы с ним…?

– Нет, я только его ассистентка.

– А жаль! Вот правда жаль. Такая умная и красивая девочка…. Ты мне нравишься даже больше, чем эта Людка. Она сплетница жуткая! Элина, а давай мы с тобой выпьем за знакомство?

– Просто маме редко кто нравится из представительниц прекрасного пола…. Настолько редко, что за тридцать с лишним лет Вы первая.

– Я на работе. Начальник ругаться будет.

– Пф! Я замну, – заговорческим голосом сказала женщина и, выплеснув чай в кактус, плеснула коньячок нам в кружки из бутылочки, достанной откуда-то из-под подола. – За знакомство?

– А давайте за знакомство! – мы звонко чокнулись фарфоровыми чашечками и пригубили немного крепкой жидкости янтарного цвета.

Спустя пару тостов, полбутылочки коньяка (само собой, маленькой) и пачку печенья, мы с женщиной стали чуть ли не лучшими подругами. Латимерия Поликарповна была очень экспрессивной и интересной личностью.

О ней я действительно слышала из рассказов мамы о театре, но никак не могла предположить, что эта эффектная и слегка сумасшедшая (в хорошем смысле) женщина является матерью моего начальника.

Хотя легкое сумасшествие это, наверное, у них семейное. Вместе с Х-хромосомой передается.

– А на выпускном из института, ты представляешь, – рассказывала Латимерия Поликарповна, захлебываясь от смеха, – я на спор поцеловала преподавателя по матанализу. При том, что это был даже не мой выпускной!

Мы залились дружным смехом и согнулись пополам как раз в тот момент, когда в приемную вошел Андрея Григорьевич.

Глаза мужчины тут же округлились, и он с недоумением уставился на нас.

– Мама? Что Вы тут делаете? Вы, что, пьете?

– Ну да, – совершенно спокойно согласилась женщина.

– А что Вы, Андрей Григорьевич, думаете, что одни можете быть пьяным на работе? Девочкам тоже можно.

– Элиночка, звучит как тост! – Латимерия Поликарповна потянулась к бутылочке с коньяком, но та откликнулась только пустым звоном. – Но у нас кончилось!

– Так, мама, Вам уже точно хватит! А Элине еще, между прочим, работать нужно.

– Да, Латимерия Поликарповна, он прав. Мне нужно работать. А-то вчера по чьей-то вине полдня на рабочем месте не присутствовала, – кинув гневный взгляд в сторону начальника, я демонстративно прошла к своему рабочему месту и плюхнулась за стол.

Мужчина тяжело выдохнул, оставил в приемной какие-то документы и под руки повел Латимерию Поликарповну в свой кабинет.

Что происходило за дверями начальника, я, честно говоря, не знала и не предполагала. Да и знать мне как-то не хотелось. Дела семейные – чего мне вмешиваться?

Через полчаса, когда я разобрала рабочую почту и отправила документы по отделам, из кабинета вышел Андрей Григорьевич с матерью и, вежливо выпроводив последнюю, присел на диванчик в приемной.

– Элина, позвольте узнать, – осторожно начал мужчина, поглядывая на меня хитрыми глазами, – что Вы такого сказали моей матери?

– Правду и ничего кроме правды, – я пожала плечами и ничуть не стушевалась.

– Надеюсь это не значит, что я должна буду стать Вашей женой, – пробубнила я себе под нос. – Просто Ваша мама в остальных девушках видит охотниц за семейным состоянием. Мне же это состояние ну никуда не уперлось!

– Мда, мама у меня действительно на редкость прозорливая особа. Ладно, Элина, работайте.

Глава 7

С каждым днем работать в банке становилось все спокойнее и спокойнее. Я понемногу осаживала Андрея Григорьевича, уменьшая список его требований в разы, ставила на место коллег, которые так и норовили облить меня грязью.

В общем, друзьями я не обзавелась, но работа ассистентки наконец-то начала походить на работу ассистентки. Меня сторонились, иногда даже побаивались. Иногда даже собственный начальник.

Раз в неделю по четвергам в банк забегала Латимерия Поликарповна. В театре, в котором работала женщина, именно в этот день пораньше заканчивались репетиции, поэтому она навещала любимого сыночка.

Частенько болтала с ней и я за чашкой чая или кофе. Наверное, я даже привыкла к этой эпатажной женщине.

Правда к концу месяца образовался завал из отчетов и предстоящей корпоративной поездки, из-за чего времени на личную жизнь и сон у меня практически не оставалось.

Я то звонила тамаде, то уточняла количество закупленного алкоголя, то проверяла цифры в документах. Иногда путала и вместо числа выданных кредитов вписывала число ящиков выпивки!

В общем, жизнь кипела. Только к пятнице, когда был назначен коллективный выезд за город, страсти немного поутихли, и я даже смогла спокойно сходить на обед.

На пять был заказан небольшой автобус, который должен был довезти всех до базы отдыха. Ровно в половине пятого офис начал пустеть, ну и я вместе с остальными принялась собирать пожитки.

– Эля, стоять! – Андрей Григорьевич чуть ли не за руку поймал меня на выходе из приемной. – Срочно перепечатываем отчет по льготным вкладам.

– А что с ним? Я же приносила Вам на подпись.

– Его облили кофе! – тихохонько ругнувшись под нос, я отбросила в сторону пальто и нажала на кнопку включения компьютера.

Помимо залитого кофе документа образовалось еще несколько проблем. Человек, ответственный за этот самый отчет, уже укатил в закат, а именно первым рейсом с закусками уехал на базу.

Нужно было срочно самим находить нужные цифры, расплывшиеся вместе с кофе по листам, и подделывать его подпись.

– Андрей Григорьевич, сейчас уедут без нас, – ныла я, глядя на часы. – Уже ведь без десяти минут.

– Эля, если мы сейчас не отправим отчет, без нас выдадут зарплату в следующем месяце. Я сканирую и отправляю, потерпи три минуты!

С горем пополам, но отчет до отправителя дошел, компьютеры были выключены, и за четыре минуты до времени отправления мы выбежали из приемной. Хорошо, что лифт оказался на нужном нам этаже, и его двери открылись сразу, как только я нажала кнопку вызова.

– Давайте скорее, Андрей Григорьевич! – поторопила я мужчину и буквально затащила за собой в лифт.

– Эля, я же боюсь замкнутых пространств!

– Ехать меньше тридцати секунд, потерпите, – на ходу я строчила Ольге Александровне сообщение, чтобы автобус не уезжал.

Казалось, что вечер спасен, и сейчас без приключений мы доберемся до базы отдыха, но не тут-то было.

– Что это? – встрепенулся Андрей Григорьевич, у которого от страха на висках уже выступил пот.

– Это…. – судя по отключившемуся свету и характерному толчку, мы застряли. – Кажется, это жопа.

– Нет, нет, нет, не говори, что это авария! – мужчина заметался по небольшой капсуле лифта, шаря руками по стенам. Его паника отчасти начинала передаваться и мне.

– Андрей Григорьевич, тихо! – до последнего сохраняя спокойствие, я схватила мужчину за руку и нажала кнопку вызова диспетчера. – Девушка, ало, слышите? Мы тут застряли!

– Ага, – безучастно ответила она. – В течение часа приедет лифтер.

– А побыстрее нельзя? – уточнила я, глядя на то, как Андрей Григорьевич сползает по стене, обливаясь холодным потом.

– Женщина, вы не одни такие. Ждите своей очереди, – раздалось из динамиков, и вызов отключился.

Наверное, эта ситуация уже просто не могла стать абсурднее! Я написала Ольге Александровне о том, что на час мы застряли в железной коробке, и опустилась на пол к начальнику.

Андрей Григорьевич тяжело дышал и не открывал глаза. Что такое клаустрофобия я знала только понаслышке, и теперь, встретившись с этим вживую, не имела ни малейшего представления, что делать.

– Как я могу Вам помочь? – мужчина мотнул головой, не открыв глаза. – Давайте поговорим о чем-то, чтобы отвлечься?

– Нет, Эль, я не в состоянии, – судя по дрожащему голосу, ему и впрямь было хреново.

Осторожно я расстегнула на мужчине пиджак, развела полы в сторону и положила ладонь на мужскую грудь, где даже через ткань рубашки ощущалось бешеное сердцебиение.

– Дышите глубже, – посоветовала я. – Не открывайте глаза и постарайтесь подумать о чем-то отвлеченном. Представьте, что Вы в зоопарке!

– Эля! – Андрея Григорьевич тихо рассмеялся и взял меня за руку.

– Что Эля? Я помочь пытаюсь. Давайте думать о чем-то позитивном. Я вот прошлым летом с родителями на дачу ездила, там ёжик завелся. В общем, он подрался с соседской кошкой. Мурка ходила вся в иголках….

– Теперь мне жалко эту кошку.

– Да что ей будет, – со смехом парировала я. – Вы за Мурку даже не…

– Эль, спасибо, что пытаешься помочь, но мне серьезно очень плохо, – и без объяснений Андрея Григорьевича я видела, что начальнику плохо. По вискам катились капельки пота, сердце колотилось так громко, что коробку лифта заполнило его гулом, а руки мужчины крепче и крепче сжимали полы пиджака до побеления костяшек.

– Черт, зачем я затащила Вас в этот лифт?! Простите, простите, простите! – но сколько бы я не каялась, мужчине лучше не становилось. С каждой секундой я ощущала, как дышать ему становится тяжелее. – Андрей Григорьевич, ну потерпите совсем немного….

Когда лицо начальника в очередной раз побелело до болезненного цвета, от бессилия я подалась вперед и коснулась мужских губ робким поцелуем. Хоть это и не спасет его, может отвлечет на пару минут.

Несколько секунд мужчина недоумевающе смотрел на меня, хлопая ресницами. Я не отводила взгляда. Покусывала нижнюю губу и от волнения сжимала мужское колено, обтянутое клетчатой тканью штанов.

Еще секунда, и Андрей Григорьевич сам подается вперед, наваливаясь на меня всем телом, и вовлекает в жаркий поцелуй, полный страсти и желания.

От неожиданности я забываю, что нахожусь в кабине лифта с собственным начальником, и как только ощущаю нежные прикосновения кончика языка на своих губах, отвечаю на поцелуй.

Понятия не имею, что снесло границы разумного напрочь – замкнутое пространство, отсутствие у меня мужчины вот уже несколько месяцев или невероятный аромат парфюма, разнесшийся по лифту, как только пальчиками я коснулась мужской шеи.

Нас накрыло чем-то сродни животной страсти. Не переставая отвечать на поцелуй, я обхватывала руками крепкую шею, пробиралась под пиджак, чтобы ощутить под пальцами мышцы.

В ответ на свои действия я почувствовала, как мужская ладонь легла на мою попу и сжала ее так, что даже через плотную ткань юбки меня обожгло от прикосновения.

Боюсь представить, чем все могло закончиться, если бы за дверями лифта не раздались шаги и ругань лифтера. Как ошпаренные мы отскочили друг от друга, пытаясь за считанные секунды привести себя в порядок, чтобы создать впечатление, что ничего не произошло.

– На выход, – прогремел голос мужчины на третьем этаже, когда лифт чуть спустился и открыл нам двери.

– Спасибо, – пролепетали мы хором, направляясь к лестнице.

– Сколько времени?

– Половина шестого, – ответил мужчина, переведя взгляд с меня на наручные часы. Господи, как долго мы там целовались!

– Автобус уже уехал. Как будем добираться?

– На машине, как еще?

Только мы оказались в машине Андрея Григорьевича, я притихла на заднем сидении и залилась густым румянцем. Вдруг пришло осознание того, что я натворила. И натворили не мы, не мой начальник, а именно я!

Андрей Григорьевич был в состоянии шока, его на тот момент сковал страх. А я? Чем я руководствовалась, когда лезла к начальнику целоваться и лапала его тело? Он же уволит меня к чертовой матери! И, нужно сказать, правильно сделает.

– А… Андрей Григорьевич, – пролепетала я, когда мы выехали с парковки, – я хотела извиниться. Не знаю, что на меня нашло…. Я просто растерялась и почему-то решила, что так смогу сделать кому-то легче! Дура, блин…

– Элина, мы виноваты в случившемся в равной степени. Просто забудем, хорошо? Тем более, мне и впрямь стало легче….

– Да, хорошо. Забудем, – вот только как забыть такое, я пока не знала. Целовался мужчина просто божественно.

– Целуешься, кстати, классно, – от неожиданности я подняла округлившиеся глаза на мужчину и встретилась с его насмешливо-улыбающимся взглядом. Щеки тут же покрылись румянцем, и я отвернулась.

До загородной базы мы доехали в тишине, потому что каждый думал о своем. Я вообще старалась ни о чем не думать, потому что подсознание сразу рисовало тесную коробку лифта и наш поцелуй.

Нет, это уже никуда не годится! Нужно срочно завести с кем-нибудь мимолетную интрижку, чтобы выбросить из головы мысли о моем начальнике, как о мужчине. Главное заводить интрижку не с Андреем Григорьевичем…

А то он уж больно любит, выпив, мне в любви признаваться. А пьяненькая я могу и не отказаться!

На базе нас встретили не очень-то тепло. Точнее, Андрею Григорьевичу, конечно, были рады, а я вот в свой адрес пару ласковых услышала. Хотя могу понять девушек, раскидывающихся проклятиями, – застряла с начальником в лифте, опоздали, приехали вместе.

Да и в какой-то степени они правы в своих словах….

Глава 8

Погода в выходные благоволила отличному отдыху и прогулкам в шортах и летних футболках. Солнце светило так, что слепило глаза, трава зеленела, птички пели. В общем, на природе было хорошо.

Сотрудники в перерывах между водкой и текилой играли в волейбол, футбол, проводили нардические турниры. Все развлекались, всем было весело, что не могло не радовать.

Правда я во всеобщем веселии не участвовала. Иногда подходила к компаниям, перебрасывалась несколькими словами, но потом уходила. Разговоры тут были, разве что, об Андрее Григорьевиче и его дяде, который вот-вот должен был приехать.

– Элина, – проходя мимо столиков с досками для игры в нарды в одном из пустых залов, я обернулась на мужской голос. У дверей стоял Андрея Григорьевич, видимо, только что вошедший в помещение. – Может быть составите мне компанию?

– Опять хотите проиграть? – самоуверенно хмыкнув, я прошла к одному из столов и удобно устроилась, расстегнув пару пуговиц на легкой блузке. Не подумайте ничего такого, в зале просто было очень душно.

– Если продолжишь расстегивать блузку, я сдамся до начала игры, – мужчина присел напротив и принялся расставлять бочонки, не поднимая на меня глаз.

– Ой, я Вас умоляю! У Вас декольте сексуальнее и богаче выглядит, чем у меня.

– Почему ты о себе такого мнения? – мужчина вдруг в упор уставился на меня своим прожигающим взглядом начальника, и я даже стушевалась на несколько секунд. – Ты молодая прекрасная девушка с шикарной фигурой и очень приятной внешностью.

– Эм…. – в тот момент я растерялась и не смогла сказать ничего лучше, чем, – давайте играть, Андрей Григорьевич.

Второй день меня не покидало ощущение того, что после злополучной поездки в лифте между нами что-то изменилось.

Если раньше я давала мужчине отпор и никогда не трепетала перед его видом, сейчас все чаще смущалась, терялась и не могла найти, что ответить на его слова. Да и Андрей Григорьевич стал как-то мягче ко мне…

Может быть, в игру вступила моя паранойя, но почему-то мне казалось, что теперь начальник более обходителен. У него даже голос менялся, когда он со мной разговаривал.

Но, вероятнее всего, все это было только в моей голове. Во-первых, дурацкий поцелуй в стрессовой ситуации не может вызвать никаких теплых чувств. А, во-вторых, Андрей Григорьевич на меня уж точно не клюнет. Тут есть девчонки и симпатичнее, и податливее меня.

А мне разум затмило долгое отсутствие мужчины!

– Снова победа за мной, Андрей Григорьевич, – когда последний бочонок был сброшен, я с улыбкой победителя откинулась на спинку кресла. – Не надоело Вам проигрывать?

– Согласись, что эта партия была за мной. Если бы три раза подряд в конце игры не выкинула две шестерки, я бы выиграл без вопросов.

– Ладно, ладно, в этот раз Вы играли хорошо. Но недостаточно, чтобы победить меня, – я уже собиралась уходить и встала со своего места, но Андрей Григорьевич схватил меня за локоть и осторожно притянул к себе.

Наверное, не окаменей я от неожиданности и шока, угодила бы прямо к нему в объятия. Но я осталась стоять статуей в нескольких сантиметрах от своего начальника.

– Элина, я хотел пригласить тебя, – на этих словах мое сердце сделало кульбит и ушло в пятки, – на ужин, – божечки мои… ужин – это ведь даже не обед. Обед может быть деловым, а вот деловых ужинов я не встречала. Ужин может быть семейный, романтический…. – Приехал мой дядя. И он хотел бы видеть сегодня кого-нибудь из филиала помимо меня.

Дядя приехал! Фух! Если с дядей встретиться, это еще нормально, это не романтический ужин. Хотя… стоп! Это же знакомство с родственниками получается?!

Так, Элина! Дядя владелец банка, так что ужин – не более, чем рабочая формальность. Вот только почему на нем должна присутствовать я, а не кто-нибудь из начальников отдела?

– А почему я?… Я ведь обычная ассистентка. Есть начальники отделов, ведущие специалисты.

– Дядя их терпеть не может. А ты в банке новое лицо, – а, ну теперь ясно. Видимо, достопочтенный владелец банка выдерживает только один ужин с каждым из сотрудников. Мы как одноразовая посуда….

– Если того требует должность, конечно. Только я не готовилась к деловым ужинам, у меня и одежды-то подходящей нет.

– Ничего страшного, встреча не будет носить формальный характер. В шесть я зайду.

С этими словами мужчина оставил меня одну в зале. И что-то я окончательно запуталась. Если встреча все-таки неформальная, зачем на ней я?

Вопросов пока было больше, чем ответов. Но раз я пообещала начальнику присутствовать на встрече, я буду на ней присутствовать. Нужно привести себя в порядок, чтобы не ударить в грязь лицом перед владельцем банка.

В какой-то степени я была рада, что у меня появилось занятие на день и вечер. На базе я откровенно скучала из-за своей отстраненности от коллектива, только иногда говорила с Ольгой Александровной и играла в нарды с начальником.

К шести часам вечера, несколько волнуясь и переживая, я была готова. Надела летящее платье бородового цвета длинною до щиколотки, достала украшения к нему и уложила волосы в аккуратную (насколько это позволяли мои кривые руки) шишечку.

Наверное, мне стоило сделать шаг в сторону, возразить, на корню пресечь такое нарушение личных границ. Но я не могла…

Андрей Григорьевич не заставил себя долго ждать. Без трех минут шесть я заприметила мужчину через окно своего номера. Одет он был в самые обычные джинсы и футболку, а в руках нес…. Букет полевых цветов.

Мамочка! Скажите, что он подарит их дяде в честь приезда.

– Элина, добрый вечер, – мужчина учтиво поздоровался и протянул мне цветы. Все-таки не дяде…. – Это в знак благодарности за помощь ну и извинение за изменения в планах.

– Спасибо, большое, но не стоило, – с опаской принимая букет (все-таки я аллергик), я прошла в номер, кое-как засунула его в стакан, который стоял рядом с графином, и тихо ругаясь под нос, отправилась с Андреем Григорьевичем на эту формально-неформальную встречу.

Оказалось, что Анатолий Владимирович прибыл еще сегодня днем, но сей факт по коллективу не распространили. Мужчина не любил шумные встречи и теплые приемы.

А за ужином он собирался поболтать с любимым племянником и, конечно, узнать, как обстоят дела в филиале. Но опять же вопрос: зачем здесь я?

Ужин должен был состояться в небольшом зале местного ресторанчика, где уже был накрыт стол на три персоны. В центре восседал мужчина лет пятидесяти приятной наружности.

Если честно, он ничуть не походил на владельца банка. Выглядел так просто и добродушно, как будто был трактористом или, скажем, электриком.

– Дядя, познакомься, это Элина Васильевна. Моя ассистентка. Элина, это Анатолий Владимирович, владелец нашего банка.

– Очень приятно с Вами познакомиться, Анатолий Владимирович, – пропела я, усаживаясь за стол.

Ужин, как я и ожидала, больше походил на семейное застолье. Мужчины обсуждали как дела у всех их многочисленных родственников, критиковали купленный в кредит автомобиль нового мужа сестры Анатолия Владимировича.

В общем, зачем я была на этом празднике жизни, понятно так и не стало. Конечно, я участвовала в разговорах, что-то комментировала, когда того требовала ситуация, но в целом была бесполезным приложением.

Зато, знаете, салат с креветками был вкусный. Вот только ради него стоило прийти и послушать о тете Маше из Саратова, дочка которой третьим забеременела.

– Прошу прощения, важный звонок, – когда нам принесли десерты, Андрей Григорьевич отлучился на телефонный разговор. И тут я ощутила себя неловко. Затянувшуюся паузу явно нужно было чем-то разбавить, но в моей голове не крутилось никаких мыслей кроме как о том, что ягоды на торте были переморожены.

– Элина, как Вам работа в банке? Насколько я знаю, Вы с нами уже больше месяца. От Андрея ассистентки сбегают чаще, чем я успеваю о них узнать.

– Первое время было нелегко, конечно…. Но сейчас мы с Андреем Григорьевичем к друг другу притерлись и, как мне кажется, сработались.

– Это замечательно. Всегда искренне радуюсь, когда на работу приходят хорошие сотрудники. Элина, прошу прощения, а Вы замужем?

Я чуть вишневой косточкой не подавилась, честное слово!

– Честно говоря, нет, и никогда там не была.

– Интересно…. – хорошо, что к тому моменту за стол вернулся Андрей Григорьевич. Потому что понятия не имею, куда бы завел нас этот разговор.

У них у всей семьи навязчивое желание женить Андрея Григорьевича? И почему-то у меня складывается ощущение, что женить его хотят на мне! А я что? Я вообще замуж, может быть, не хочу.

Нет, хочу, конечно, но не за своего начальника. Такую семейку мне, боюсь, не потянуть….

Ужин закончился в восьмом часу вечера на положительной ноте. Анатолий Владимирович закрыл счет, наплевав на возражения своего племянника, и, попрощавшись с нами, удалился в бар на втором этаже ресторана.

– Спасибо за приглашение на ужин, я, пожалуй, тоже пойду.

– Я провожу, Эль, – сопротивляться было бесполезно, поэтому я только согласно кивнула и медленно пошла в направлении выхода из ресторана.

Мы неспеша шли по мощенной желтыми камушками тропинке, наслаждаясь приятной прохладой вечера. Сейчас на природе было так хорошо и спокойно, что ничуть не хотелось возвращаться в душный номер.

Хорошо, что большая часть коллектива закрылась в номерах с пошлыми играми и алкоголем. Нас никто не видел, а следовательно и не обсуждал.

– Ты, должно быть, замерзла? – Андрей Григорьевич подошел ко мне со спины, когда я остановилась, чтобы посмотреть на небольшой искусственный пруд с плавающими на поверхности кувшинками, и приобнял за плечи.

От неожиданности я вздрогнула. Мужчина расценил этот жест по-своему и обхватил меня крепче, закрывая от вечерней прохлады в своих объятиях.

Будучи предельно честной с собой, я понимала, что сейчас испытываю уют и комфорт. Находясь в руках этого мужчины, заботливого, сильного, приятно пахнущего, я ощущала себя настоящей девушкой. Не сумасшедшей ассистенткой, не сильной и независимой, не стервозной Элиной, а хрупкой девушкой.

Я развернулась робко и осторожно, чтобы не разрывать кольца объятий на своих плечах и, поднявшись на носочки, заглянула мужчине прямо в глаза.

Он улыбался, глядя на меня и смотрел в упор, чуть наклонив голову в бок. В свете фонаря карие глаза мужчины выглядели очень светлыми, почти янтарными. А мягкие губы напротив приобретали насыщенный алый оттенок.

Мне вдруг захотелось вновь почувствовать их вкус, прильнуть и с жаром отдаться поцелую, ощущая на себе крепкие объятия.

Так, Элина, тормози на поворотах!

Отрезвив свой разум за несколько секунд, я сделала шаг назад и отвела взгляд. Мать твою, что это сейчас вообще такое было?!

Я действительно хотела поцеловать своего начальника, не имея на то никаких веских причин?

– А… Андрей Григорьевич, мне нужно в номер. У меня режим, – сказала я первое, что пришло на ум.

– Но ведь нет даже восьми вечера.

– А я встаю в пять утра. Бегать решила.

– В таком случае, увидимся завтра на пробежке.

Вот же черт спортивный! И что мне теперь реально в пять утра просыпаться и бегать идти? Да еще и с ним? Нет, этого я точно не выдержу…

Нужна какая-нибудь мимолетная интрижка, пока я не набросилась на собственного босса.

Андрей Григорьевич проводил меня до номера и, пожелав спокойной ночи, пошел к себе. Конечно, больше всего мне сейчас хотелось неспокойной ночи, но эти мысли вслух я решила не озвучивать.

В номере было скучно. Ложиться спать в восемь вечера я, конечно, не собиралась. Но и что делать в четырех стенах не знала.

В конце концов, натянув спортивный костюм потеплее и заварив себе кружку чая, я вышла на скамеечку около корпуса, чтобы насладиться вечером.

– О, а вот и компания нашлась! – сзади раздался малознакомый мужской голос с характерным похрипыванием от большого числа выкуренных сигарет. – Эля, кажется.

– Да, все верно, – согласилась я, пододвигаясь на лавочке, чтобы мужчина мог присесть.

– А я Виталик. Инкассатором в банке работаю, если не знаешь, – мужчину я и впрямь частенько видела около инкассаторской машины на парковке. Вот только обычно он был облачен в черные брюки и черную плотную водолазку, поверх которой надевал специальный защитный жилет. А сейчас мужчина был одет в обычные джинсы и футболку, которые не скрывали его мускулистого тела.

Хм, если бы знала, что инкассаторы в нашем банке так хорошо выглядят, ходила бы через парковку почаще.

– Очень приятно познакомиться, Виталик, – пропела я, протягивая руку для рукопожатия. – А почему не с коллективом?

– Да, знаешь, как-то не ладятся у меня отношения с ними. Пьянеют они быстро, – мужчина хохотнул, а я немного насторожилась.

Мы поговорили о том, о сём, обсудили поездку, погоду. В целом, это было неплохое начало знакомства с мужчиной. Может быть, я бы даже согласилась на второе свидание с ним, но…

– Ну что, красавица, к тебе или ко мне?

Вот, интересно, почему девушки (или конкретно я?) устроены так, что периодически ищут секса на одну ночь, а когда находят его, выпучивают глаза от страха и бегут так, что сверкают пятки?

– Виталий, Вас начальник инкассации ищет, – раздалось у нас за спинами. Я встретилась с серьезным взглядом своего босса и расслабленно выдохнула.

– Опять напился еще до наступления ночи… Что ж, Элина, было приятно познакомиться! Но долг зовет. Может быть, еще увидимся, – мужчина поцеловал тыльную сторону моей ладони, кивком попрощался с Андреем Григорьевичем и покинул нашу компанию.

– Интересный у Вас, Элина, режим, – властным ледяным голосом произнес мужчина. Когда он начинал так говорить, я знала, что ничего хорошего ждать не стоит.

– Не спалось что-то, – соврала я.

– И Вы решили, что флирт с коллегой сработает как снотворное?

– Простите, но Вас не касается моё решение, – сказала я и встала с лавочки, но тут же оказалась нос к носу со своим начальником.

Андрей Григорьевич сделал шаг вперед и одним движением прижал меня к себе, лишая всякой возможности двигаться.

– Какая же ты несносная и непокорная!

– С чего бы мне быть покорной? – хотя, черт возьми, если он будет продолжать шептать мне на ушко пошлости своим низким голосом, я соглашусь быть самой покорной из всех покорных.

– Потому что в глубине души ты хочешь быть такой, хочешь, чтобы мужчина имел над тобой власть, – я не против, чтобы какой-нибудь мужчина имел меня. И даже не какой-нибудь, а очень конкретный.

– Андрей Григорьевич, это всё неправильно, – чуть не простонала я, когда мужчина заправил выбившуюся прядь волос мне за ушко и провел прохладными пальцами от мочки до ключицы. – Вы начальник, я Ваша ассистентка.

– Неплохой сюжет любовного романа или фильма для взрослых.

– Боже мой! Прекратите, – прекратите, иначе я воплощу этот сюжет в жизнь!

– Эль, я тебе совсем не нравлюсь? – мужчина был так близко ко мне, что при разговоре его губы касались моих, заставляя забывать обо всем.

– Вы мой начальник, – повторяла я как мантру, – значит остальное не имеет смысла.

– А если я скажу, что в пятницу подписал заявление о твоем увольнении?

– Что?!

Меня как будто ледяной водой окатили. Я отпрянула от мужчины, посмотрела на него округлившимися от удивления глазами и, сообразив, что только что произошло, влепила ему звонкую пощечину.

– Да подавитесь своей должностью ассистентки! – выплюнула я Андрею Григорьевичу в лицо. – Хотелось бы посмотреть на дуру, которая согласится работать на Вас, но, увы, в этот банк я больше ни ногой. А Вы повернутый, сумасшедший, самовлюбленный индюк! Вот Вы кто!

Кое-как сдерживая слезы, я забежала в корпус и, не помня себя, добралась до комнаты.

Наспех скидала вещи в сумку, параллельно вызывая такси и размазывая соленые струйки по щекам.

Да как он мог меня уволить? Я же справлялась с работой! Я терпела его выходки, выполняла даже те задания, которые выполнять не должна была. А он?

Думал, что я влюбилась в него по уши и описаюсь кипятком от одной только мысли, что теперь мы можем быть вместе, несмотря ни на что? Да хрен там!

Любовь любовью, а зарплата мне нужна. Да и о какой любви речь? Это же так, мимолетная интрижка!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю