290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проклятый принц (СИ) » Текст книги (страница 12)
Проклятый принц (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Проклятый принц (СИ)"


Автор книги: Екатерина Флат






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Ага, легко сказать… Нет, я не считала себя уродиной, нормальная вполне, даже симпатичная. Но если сравнивать с красотками-избранницами… Нет, сравнивать – это вообще последнее дело. В конце концов, истинную не по внешности выбирать будут.

Но все равно, что уж скрывать, мне и самой хотелось выглядеть на предстоящем балу очень эффектно. Не для Натана, конечно, а, даже стыдно признаться, чтобы Дейвен заметил. Не в смысле «ах, какое сокровище я могу упустить». Просто сколько раз перед ним я представала чуть ли не как кикимора болотная, вот хотя бы теперь это компенсировать.

Но все же я очень старалась о Дейвене не думать, вообще гнала все мысли о нем, хотя, честно, все равно не получалось. Но сейчас моя задача номер один – это Натан. Ведь пока мой статус якобы избранницы держится на одном лишь авторитете госпожи Амельды. Как-никак она – родная сестра короля, не последний человек в Ариндейле. Но против этого и помолвка с Дейвеном, и тот факт, что первосвященник моей магии не почувствовал. А ведь какая избранница может быть вообще без магии? Потому и возможность участвовать в испытаниях висела на волоске… Теперь вся надежда на Натана.

И вот в свете всего этого я особенно не понимала поведение Уллины. Нет, как раз таки понятно, что Дейвен хоть как приковывает женское внимание. И вполне логично от него млеть даже избранницам, метящим замуж за Натана. Вот только что-то я сомневалась, что Уллина настолько потеряла голову, чтобы даже к нему в постель прыгать. Ведь явно девица рассчетливая и хитрая до мозга костей, не зря она идет на несколько шагов впереди конкуренток. То есть явно намерена стать женой Натана. Но ведь избранница «должна быть чиста и невинна». Как с этим условием быть? Наверняка Уллина в курсе этого.

Вывод напрашивался только один: она знает что-то такое, чего не знаю я. И, возможно, не знают и многие. Иначе при ее расчетливости она бы, естественно, не допустила ничего такого, что ставит ее намерения под удар. Получается, шуры-муры с Дейвеном – вполне осознанная и зачем-то нужная ей затея, а не только весьма соблазнительное занятие.

И часа не прошло, как госпожа Амельда вернулась. Только теперь не одна. Еще одна пожилая дама была явно сословным положение пониже, но держалась важно, да и платье ее больше походило на униформу. И вдобавок с ними пришла девушка едва старше меня, светловолосая, с россыпью веснушек на миловидном лице – вот она сразу казалась простой и при этом очень бойкого нрава. Как и неведомая дама, девушка была в униформе – видимо, служанка.

– Арианна, познакомься, это Вильда, – госпожа Амельда представила пожилую, – старшая смотрительница. Она во дворце заведует всеми слугами, включая личных, портных и поваров. По любым вопросам, если что, можешь к ней обращаться.

– Безмерно счастлива познакомиться с вами, госпожа Арианна, – Вильда тут же с достоинством поклонилась.

Мне аж ужасно неудобно стало. Как-то вообще непривычно, когда тебе кланяются, еще и пожилые люди.

– Мне тоже приятно познакомиться, – скрыв неловкость, я вежливо улыбнулась.

А госпожа Амельда представляла рыжеволосую:

– А это Пинна. Она теперь будет твоей личной служанкой.

– Рада познакомиться, – спешно выдала я.

– И я! – та прямо лучилась дружелюбием, но под грозным взглядом Вильды осеклась и мигом выкрутилась: – И я безмерно рада такой чести, как служить вам, достопочтимая госпожа, – тут же поклонилась.

– Госпожа Арианна, нижайше прошу прощения, просто Пинна раньше никогда личной служанкой не была, но одно ваше слово и мы заменим…

– Нет-нет, что вы, все отлично, – мигом возразила я. – Меня абсолютно все устраивает.

– Вот и замечательно! – госпожа Амельда даже в ладоши хлопнула и деловито продолжила: – Значит так, до бала осталось всего ничего. Но ты не переживай, все готово.

Госпожа Вильда все вежливо улыбалась, причем так, словно улыбка у нее уже была автоматической, просто частью ее работы.

– Я дала указания дворцовым портнихам, едва получила письмо от госпожи Амельды. Не беспокойтесь, все выполнили так, как было указано.

Ага, если бы еще я знала, что было указано. Но, допустим, размер мой тетя Дейвена узнала, когда мы в Дравуре одежду на первое время покупали. А вот что остальное? Хотя я бы не удивилась чему-нибудь вроде: «Бальное платье должны быть такое, чтобы все сразу в обморок попадали, а особенно чувствительные – прямо в кому».

– Я уже платье видела, оно чудесное! – госпожа Амельда аж мечтательно закатила глаза. – Ну все, Арианна, платье тебе вот-вот принесут, а Пинна поможет собраться на бал. Времени в обрез, поторопитесь! Ну а дальше сама знаешь, – она не стала вдаваться в подробности при слугах. Оставалось надеяться, что еще забежит и разъяснит.

Просто сама я мало что знала. Она говорила, что по этикету я должна явиться на бал с Дейвеном под руку, как его невеста. Но как избранница – в числе других избранниц. И, естественно, второй вариант предпочтительней. Так что топать мне в бальный зал в одиночестве. Но вот что дальше? Ну зайду я, ну меня объявят. А потом? Пусть последние дни путешествия госпожа Амельда дотошно мне объясняла тонкости местного этикета. Но одно дело теория, и совсем другое – применять на практике…

Госпожа Амельда умчалась сама собираться на бал. Вильда степенно оставила нас – наверняка еще дел хватало. Но почти тут же две служанки принесли платье. Правда, упакованное в серую ткань как в чехол.

И только после этого мы остались с Пинной вдвоем. Переглянулись. Честно, я едва сдержала смех. Служанка, у которой никогда не было госпожи. И госпожа, у которой никогда не было служанки. И если Пинна все же наверняка имеет понятие, что нужно делать. То я себе все с трудом представляю.

Так, надо же сейчас что-то сказать, отдать какой-то приказ – или что?

– Спасибо, – вдруг опередила меня она.

Я даже растерялась.

– За что?

– Ну что не отказались от меня. А то я то на кухне служила, то спальни убирала, то вообще в сад отправляли. Да и быть личной служанкой это же настоящая честь! Обычных-то толпы здесь, а личных, да еще и избранниц, единицы.

Похоже, она и вправду считала, что все это здорово. Может, у них это вроде карьерного роста? Я все же не стала уточнять. Дружелюбно улыбнулась:

– Так раз ты везде побывала, то и весь дворец знаешь?

– Само собой! – она горделиво улыбнулась. – И весь дворец, и всех обитателей! А если чего-то и не знаю, вы только скажите, смогу разузнать.

Замечательно! Будет у меня свой ценный источник информации.

– Спасибо. Если что, обязательно обращусь. Ну а пока нужно на бал собираться.

Еще бы я знала, как это делать. Ну там платье, прическа – это понятно. Но вдруг есть какие-то местные особенности?

Благо, Пинна все взяла в свои руки.

– Если позволите, я безотлагательно займусь платьем. А то их всегда так складывают, что потом заломы на подоле остаются. Сейчас обязательно нужно разгладить. Я, конечно, понимаю, многие дамы хотят, чтобы никто их наряд раньше срока не видел, но в итоге платья еще нужно в порядок приводить.

И пока она этим занималась, я успела принять ванну в смежной комнате. Заодно надеялась, что расслаблюсь и успокоюсь, но куда уж там. Честно, я волновалась. Очень. Все-таки первый бал в жизни. К тому же королевский. Еще и все там будут на меня глазеть как на одну из избранниц. Сплетничать обо мне, как о сомнительной невесте Дейвена. Вдобавок там увижу Натана, который вполне может сделать вид, будто знать меня не знает. И как последний гвоздь в крышку гроба – Дейвен. Вот от него вообще чего угодно можно ожидать. Вплоть до расхаживания под руку с Уллиной.

Ничего, это просто нужно как-то пережить. Главное, чтобы меня не пригласили на танец. Пусть в последние дни на корабле под чутким руководством госпожи Амельды я училась танцевать, и она даже сказала, что очень хорошо получается. Но вот Садриг, которому пришлось быть моим партнером по танцу, ответил честно:

– Просто кошмар.

Ну да, мои мысли на тот момент были заняты совсем другим, я никак не могла сосредоточиться, путала движения и сбивалась. И теперь вполне могла опростоволоситься на глазах у всего высшего света… А ведь, как говорится, первое впечатление можно произвести лишь один раз.

Конечно, я плевать хотела на мнение совершенно мне чужих людей, но вот Дейвен… Он же меня вообще сарказмом задавит, еще и высказывать начнет, что я его позорю.

В общем, мой настрой перед балом был не особенно радужный…

Зато платье превзошло все мои ожидания. Пока самые красивые я видела как раз таки на Уллине, но они враз могли показаться жалкими лохмотьями по сравнению с этим. Я даже толком не могла понять, какого оно цвета: при разных углах менялось от нежно-зеленого вплоть до темно-бирюзового. Облегающий лиф был расшит зелеными самоцветами – может, даже изумрудами, я все же в драгоценных камнях не особо разбиралась. Диковинный сложный узор продолжался на пышной юбке и вился до самого подола. Вот только сама ткань при внешней эфемерности оказалась довольно тяжелой. Но в остальном я могла лишь молча восхищаться.

Зато Пинна восхищалась не молча:

– Как потрясающе! Вот прямо как исключительно для вас и сшито, хотя вас тут никто тогда еще в глаза не видел! Вы только посмотрите в зеркало, прямо идеально! Вот знаете, тот редкий случай, когда бальное платье не затмевает хозяйку, а как бы…обрамляет ее. Ну вот как… – она на миг задумалась, – как оправа драгоценный камень. Так вот и у вас! Все подчеркнуто! И фигура, и кожа белоснежная, и волосы чуть ли не золотые, а глаза так вообще прямо изумрудные! Я аж прямо вами горжусь!

Прозвучало настолько искренне, что я едва сдержала смех. Нет, это уж точно наивысшая похвала. Но справедливости ради, меня и саму отражение очень радовало. Платье и впрямь очень удачно оттеняло внешность, идеально облегало лиф, подчеркивало талию, а отсутствие рукавов добавляло образу легкости и даже хрупкости.

К платью шли туфельки в тон, на небольшом каблуке и, к счастью, довольно удобные. Пинна хоть и посетовала на отсутствие драгоценностей, но лично мне они бы сейчас показались лишними. С таким платьем уж точно бы тогда получился перебор. И в завершение она очень ловко уложила мне волосы: часть собрала, часть завила легкими локонами – смотрелось просто чудесно.

– Что ж, госпожа, новость хорошая: вы просто неотразимы! А новость плохая… В общем, что-то мы с вами время не учли… Вы уже опаздываете минут на пятнадцать.

– Опаздываю? – я чуть не взвыла. – Пинна, а где бальный зал, можешь подробно объяснить?

Она тут же принялась рассказывать, даже предложила проводить, но я отказалась, вроде бы все запомнила.

Так, все, больше не терять ни минуты! Там наверняка уже всех избранниц представили! Нет! Ну это надо же так! Опоздать на первый и такой важный бал! Госпожа Амельда там наверняка вовсю локти кусает, а Дейвен… Хотя он, может, и рад, что меня нет… Ай, опять я о нем думаю!

Благо, я все же не заблудилась. За высокими двустворчатыми дверьми гремела музыка. Двое лакеев при моем приближении тут же поклонились и услужливо двери открыли. Всеми силами сохраняя внешнее спокойствие, с гулко бьющимся сердцем я вошла в бальный зал.

Глава двенадцатая

Я почувствовала себя Золушкой на балу. Причем, не в самом лучше смысле этого образа. Момент был тот еще… Едва я вошла, замерла на месте. Не столько поразившись великолепию бального зала, а банально из-за неловкости. Церемониймейстер и не подумал меня объявить, смотрел так озадаченно, что чуть ли не с подозрением. Даже музыка будто чуть тише стала, и взгляды большинства присутствующих замерли на мне. И разряженные дамы, и их элегантные кавалеры – все смотрели на меня. Наверняка же тут каждый аристократ знает всех других, а я – совершенно неизвестная и никому незнакомая. Вот будет позор, если сейчас местная охрана вон выставит, как незаконно заявившуюся проходимку.

И как назло я не видела в обозримом пространстве ни госпожи Амельды, ни хотя бы Садрига! Так, ладно. Главное, сохранять спокойствие и невозмутимость. Не показывать, как мне неловко и неуютно от всеобщего пристального внимания. И просто идти вперед. Понятия не имею куда, но просто в надежде встретить кого-то знакомого.

С совершенно непринужденным видом я сделала несколько шагов, но тут же повторно замерла. Дейвен… Даже я понимала, что так нельзя. Что принц по определению не должен так поступать. Но он шел ко мне.

Идеально сидящий черный камзол подчеркивал широкие плечи, крепкую фигуру, добавляя мужественному образу идеальной элегантности. Таким Дейвена я еще не видела. Все равно раньше всегда он воспринимался проще: и в Дравуре, и на корабле, и уж тем более на том заброшенном острове. Конечно, и раньше в нем всегда это чувствовалось, но сейчас он в полной мере олицетворял собой высокорожденного аристократа. И пусть я в который раз им невольно залюбовалась, но в то же время только сейчас ощутила всю пропасть между нами. Он – принц. Настоящий принц. А я… По здешним меркам, вообще простолюдинка.

Под вниманием множества любопытных взглядов Дейвен подошел ко мне, подал руку. Даже музыка уже не звучала, царила чуть ли не звенящая тишина. Я из последних сил сохраняла спокойный вид, иначе вообще будет полнейшая катастрофа.

Взяв меня за руку, Дейвен галантно коснулся губами тыльной стороны моей ладони. Едва слышно произнес, чуть ли не сквозь зубы:

– Улыбайся.

Так, понятно. Мы делаем вид, словно все так и задумано. Улыбка далась мне не просто, но, если честно, стоило Дейвену взять меня за руку, все равно стало спокойнее.

Краем глаза заметила, как чуть ли не багровая госпожа Амельда, что-то говорит церемониймейстеру. Да с таким лютым видом, словно вот-вот отдубасит беднягу его же собственным посохом.

Запоздало зазвучало торжественное:

– Леди Арианна! Избранница!

Тут же по толпе пробежали шепотки. Но Дейвен повел меня дальше.

– Не обращай внимания, – произнес чуть слышно, но я разобрала.

Ага, легко сказать. В первый раз я в такой ситуации. К тому же мы сейчас с ним оба явно повели себя не как принято. Я ни в коем случае не должна была опаздывать, он ни в коем случае не должен был так открыто демонстрировать перед всем свое внимание ко мне. Но почему-то так поступил… Конечно, мелькнула робкая мысль, что просто Дейвен презрел все условности, чтобы спасти меня в этой неловкой ситуации. Но это вряд ли.

Благо, оркестр снова взялся играть, сразу стало как-то проще. Ну все, сейчас представление королю с королевой, и на этом официальная часть закончится.

– Ты опоздала, – сухо констатировал Дейвен, на меня не глядя.

– Так получилось, – я тоже на него не смотрела. Хотя очень хотелось. Вместо этого хоть нормально огляделась. Бальный зал, конечно, впечатлял… А уж великосветские дамы явно соревновались, кто будет выглядеть лучше других.

И ведь чувствовалось множество неприятных взглядов. Их было куда больше, чем просто любопытствующих. Такое впечатление, что я не в аристократическое общество попала, а в змеиное царство.

– Впредь уж постарайся не опаздывать, – вот Дейвен вроде и говорил спокойно, но меня аж задело.

Нет, он прав, конечно, я опростоволосилась, но, блин, можно мне для первого раза снисхождение сделать. Хотя, наверное, нельзя. Тут вообще осечек быть не должно.

– Постараюсь, – ответила я как можно спокойнее.

– Не «постараюсь», а клятвенное «такого больше никогда не повторится». Ты же так рвалась в высший свет, вот и будь любезна теперь соответствовать.

Боюсь, у меня сейчас даже щеки запылали… Прозвучало так, словно он меня чуть ли не на помойке подобрал. Да раз я его настолько раздражаю, то на кой вообще сейчас подошел?! Или слух о нашей помолвке уже успел расползтись? И только поэтому он и проявил внимание?.. Мысль оборвалась.

Артем… Пусть я уже и привыкла, что настоящее имя у принца другое, но увидев сейчас его наяву – ну никак я пока не воспринимала образ иначе. Он улыбался. Смотрел на меня. Смотрел так, словно едва сдерживается, чтобы сейчас же не подойти. Стоял у двух тронов, на которых расположились король и королева, но их я заметила лишь краем глаза, все внимание было сосредоточенно на другом.

Я смотрела на Натана и пыталась понять, что же чувствую… Растерянность. Даже в какой-то мере пришибленность. Словно видишь что-то очень привычное в крайне необычной остановке. Но при этом ни влюбленной радости, ни даже желания убивать – только такой вот эмоциональный ступор. Но, может, лишь первая реакция такая.

И я ведь отчетливо чувствовала, что Дейвен сейчас не сводит с меня глаз. Цепко следит за моей реакцией. Ну я и не удержалась. Пусть даже близко не собиралась это делать, но я улыбнулась Натану. Улыбнулась так, будто безумно рада его видеть. И пусть Дейвен думает, что хочет. Если что, это я банально правила приличия соблюдаю.

Хорошо, хоть тут уже нарисовалась госпожа Амельда. В ее присутствии все воспринималось гораздо проще. Именно она опередила Дейвена и взяла на себя инициативу меня представить правящей чете и наследному принцу.

Как и положено, вежливо улыбаясь, я поклонилась королю с королевой и молчала. Прямо смотреть на них тоже не полагалось, но все равно я мельком успела разглядеть. И если отец Натана выглядел вполне радушно и даже дружелюбно, то его мать взирала с настолько ледяным презрением, что совсем не по себе стало. И вряд ли такое отношение адресовалось исключительно ко мне. Скорее, королева со всеми такая. На Натана же я больше не смотрела, хотя чувствовала, что он глаз с меня не сводит.

– И из какого же вы рода, леди Арианна? – холодно произнесла королева, едва госпожа Амельда назвала меня.

Ай, и что тут придумать?! Честно сказать, что…

– Род леди Арианны слишком знатен, потому мы пока решили держать это в секрете, – голос Натана прямо резанул по ушам. Нет, прозвучал вполне спокойно, но меня просто аж накрыло. Все-таки сейчас Артем воспринимался все равно как часть моего мира, как единственная связь с домом. И звучание знакомого голоса, который я слышала на Земле, ну никак не могло оставить меня равнодушной.

– А когда вы успели решить? – полюбопытствовал король. – Вы с леди Арианной уже лично знакомы?

– Нет, конечно, – Натан врал и не краснел. – Под «мы» я имел в виду меня и тетушку.

Госпожа Амельда тут же подтвердила:

– Я ведь сразу из Дравура написала в Вертим о возможной истинной избраннице.

– Что ж, леди Арианна, посмотрим на вашу истинность, – королева сдержанно улыбнулась, вот только весьма неприятно и с нескрываемым презрением. Даже не пыталась замаскировать сарказм.

А мне так и хотелось ляпнуть, что и она сама ведь когда-то выдавала себя за истинную, чтобы выскочить замуж за наследного принца. Сама была обманщицей, ловко пользующейся легендой и надеждой народа на спасение от проклятья. Но, естественно, пришлось молчать. Молчать и не показывать, как же меня злит людское лицемерие.

Благо, на этом официальное представление закончилось. Госпожа Амельда опередила принцев и, подхватив меня под локоть, повела прочь. Приглушенно спросила, едва мы отошли:

– Арианна, милая, что случилось? Почему ты опоздала?

– Просто долго собиралась, простите, пожалуйста. Я многое пропустила?

– Да нет, тут представляли всех избранниц – ничего интересного, – она поморщилась, все-таки раздражали ее самозванки. – Но нам бы поскорее переговорить с Натаном без лишних свидетелей. Сегодня никак нельзя, не положено. Я постараюсь завтра организовать тайную встречу. Ну а пока нужно оставаться здесь, только не привлекать к себе ненужного внимания. Особенно с участием принцев... Ничего, нужно просто подождать. Ты же помнишь, надеюсь, что уходить с королевского бала раньше, чем через час после начала, не положено.

– Помню, – я кивнула. Вот только не представляла, что тут делать. Танцевать я пока точно не рискну, остается лишь со стороны смотреть на окружающих. Ну и слушать госпожу Амельду. Она отвела меня сейчас на один из пустых диванчиков, шепотом говорила:

– Ох, сейчас и сплетен будет! Не стоило Дейвену так поступать и вообще подходить к тебе. Все же сейчас ты в качестве именно избранницы, а не его невесты. А теперь вот в итоге такая неловкая ситуация… Нам очень нужна помощь Натана! Я ведь посылала Вильду потихоньку разузнать, как дела идут. Так вот, первосвященник обрисовал в совете архимагов, как все с тобой сложилось, включая исполнение знака с “явлением морской девы” и, конечно, помолвку с Дейвеном. И пока в совете склоняются к тому, чтобы все-таки не допустить тебя до испытаний. Даже не потому, что ты помолвлена с Дейвеном. А потому, что в тебе вроде как магии нет. То есть из-за этого ты уж точно быть истинной избранницей не можешь. И теперь только Натан может склонить чашу весов в нашу сторону…

– Леди Амельда, как я рад, что вы снова почтили нас своим присутствием, – к нам подошел весьма импозантного вида пожилой мужчина, улыбался, – позволите вас пригласить? – протянул ей руку.

Она аж растерялась. Вопросительно глянула на меня. Видимо, жгучее желание потанцевать схлестнулось в неравной борьбе с опекой надо мною.

– Ничего страшного, я пока тут побуду, – я тут же ей улыбнулась.

Госпожа Амельда ушла со своим галантным кавалером, а я просто смотрела по сторонам. Засекла двух из избранниц, в том числе ту блондинку, что тогда так нагло заявилась в спальню Дейвена. Но Уллины пока видно не было. Множество пар кружилось в танце, походящим на земной вальс. Оркестр играл достаточно громко, но не настолько, чтобы мешать разговорам. Роскошная люстра искрилась огнями. И в целом создавалось ощущение, словно я попала в гигантскую шкатулку с драгоценностями – настолько роскошно выглядел сам бело-золотой зал, да и все присутствующие явно старались перещеголять друг друга. Конечно, особенно дамы, но были и мужчины в таких расшитых камзолах и брюках, что даже в глазах рябило.

Ну а я чувствовала себя очень неуютно. Да, вся эта красота и роскошь завораживала и восхищала, но тем сильнее подчеркивала, что я здесь лишняя. Намного комфортнее мне было в Дравуре, на корабле, да даже в той жуткой пещере! Особенно когда я засыпала в объятиях Дейвена…

И я радовалась хоть краткой передышке, возможности сейчас побыть одной, пусть и в толпе. Просто чтобы хорошенько обо всем подумать. Как бы меня ни бесил Натан, но в то же время он все равно воспринимался как частичка моего родного мира. И из-за этого сейчас еще сильнее потянуло домой… Но в то же время крепло странное осознание, что мое место здесь. По крайней мере, пока.

– Какое вопиющее преступление! – рядом со мной нарисовался весьма симпатичный блондин с обаятельнейшей улыбкой.

– Преступление? – не поняла я.

– Конечно! То, что такая неотразимая юная леди скучает в одиночестве – иначе, чем преступлением, и не назвать, – он сел на диванчик, но все же на небольшом расстоянии от меня, запоздало уточнив: – Надеюсь, вы не против?

Вообще я предпочла бы оставаться одна, но с другой стороны, не выгонять же теперь.

– Нет, не против, – я вежливо улыбнулась.

– Раз вы столь добры, то можно я доверю вам одну свою страшную тайну? – он понизил голос до заговорщического шепота.

– Давайте, – даже любопытно стало. Все-таки незнакомец как-то сразу располагал к себе.

Он демонстративно огляделся по сторонам, якобы в опасениях, что кто-то подслушает, и выдал:

– Я ужасно завидую драконам! Даже не прочь стать одним из них ненадолго, чтобы тоже таких вот красавиц из моря выносить, – хотел добавить что-то еще, но тут к нам подошел еще один молодой человек.

– Могу я пригласить столь милую леди на танец? – и чарующая улыбка.

Ой, нет, только не танцы... Но я даже ответить ничего успела, как вмешался сидящий рядом со мной блондин:

– Вайс, если ты не заметил, милая леди увлечена беседой со мной.

Но тот не растерялся:

– Так я с удовольствием составлю вам компанию.

– Мы обсуждаем сложные философские вопросы, не всем дано понять, – и весьма красноречивый взгляд.

– Ну почему же, в сложных философских вопросах я как раз признанный мастер.

Они продолжали пререкаться, а я едва уже сдерживала смех. Особенно, когда заметил, что сюда направляется еще один потенциальный ухажер с двумя бокалами в руках.

Нет, это-то понятно: просто новая девушка в уже знакомом обществе, потому местным ловеласам и интересно. Ну а то, что вроде как избранница, так это еще не означает запрета на легкий флирт.

Вот только всю мою веселость вмиг как ветром сдуло. Дейвен направлялся прямо ко мне. Ну все, хана. Ждут меня обвинения в разврате средь бела дня или еще в чем похуже...

Но все же грозного «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» и обвинений в растлении местных аристократов не последовало. Хотя уже при одном взгляде Дейвена все ухажеры мигом улетучились. Честно, я бы с удовольствием последовала их примеру.

– Они сами ко мне подошли, – мрачно опередила я любые обвинения.

– Я в курсе, – Дейвен сохранял тотальную невозмутимость. – Но в любом случае тебе не следует принимать чужие знаки внимания.

– Значит, если кто вдруг подойдет, сразу посылать его? – я с вызовом смотрела на принца.

– Нет. Значит, что ты не должна оставаться без сопровождения. Либо со мной, либо с тетей Амельдой.

– Либо с Натаном, – не удержалась я.

Дейвен и бровью не повел, хотя пристально следящей мне показалось, что глаза все же на миг сверкнули.

– Нет. С Натаном я тебе вообще запрещаю общаться.

Интересно, он сильно разозлится, если я сейчас расхохочусь? Нет, ну смешно же! Что за бред вообще?

– Это еще почему?

– Потому что так положено всем избранницам. После представления наследному принцу больше никакого общения с ним. Так что с Натаном не пересекаешься ни при каких обстоятельствах.

Хм. Сомнительно как-то. Надо у госпожи Амельды уточнить…

– Пойдем, – Дейвен взял меня за руку.

– Куда?

– Потанцуем.

Нет, ну вот почему он такой? Почему бы просто не пригласить? Почему обязательно надо командовать и всегда ставить перед фактом? Что я, как марионетка бесправная, – так и будет все время меня дергать туда, куда ему надо?

– А что, кроме меня, не с кем? – на волне раздражения я не смогла промолчать. – Неужели к Уллине такая длинная очередь?

Но он оставался невозмутимым.

– Ты зря пытаешься меня разозлить, Арианна.

– Я и не пытаюсь. Всего лишь дала прозрачный намек, к кому тебе стоит идти с твоими приказами, – я мило ему улыбнулась. – А еще, вот чисто по доброте душевной, могу еще добавить совет… – я осеклась.

Неужели показалось?.. Так и замерев на полуслове, я все пыталась вновь увидеть мелькнувшее в толпе знакомое лицо. Но я же вроде точно видела, это же был он…

– Арианна? – Дейвен даже обернулся, видимо, чтобы посмотреть, куда я вглядываюсь.

– Дейвен, я не уверена, но… – взгляд пытливо метался по сторонам, но без толку. – Кажется, я мельком видела здесь Эдвана…

– Эдвана? – он резко нахмурился. – Сбежавшего капитана?

– Да, именно его. Хотя, наверное, вряд ли, да? – я перевела вопросительный взгляд на принца. – Он бы уж точно не осмелился сюда явиться, верно? Может, мне все же показалось… Да еще странно так, словно бы фиолетовая дымка вокруг была…

– Фиолетовая дымка? – Дейвен помрачнел еще больше. – Точнее описать можешь?

– Так а толком нечего описывать, – я пожала плечами, – я видела лишь мельком. Ну вот просто вокруг его лица, как едва заметное облачко фиолетового тумана, чуточку искристое по краям. Но, повторяюсь, мне, наверное, просто показалось.

– Пойдем, – Дейвен взял меня за локоть и настойчиво повел вперед.

– Дейвен, я не хочу танцевать, – не хватало еще позориться. Да и коробило, что в приказном порядке.

– Я отведу тебя в твою комнату.

– Погоди, почему? – даже обидно стало. – Тебя настолько раздражает мое присутствие здесь?

– Глупостей не говори, – Дейвен решительно вел к выходу из зала, игнорируя все любопытные направленные на нас взгляды. – Раз здесь этот Эдван, то лучше тебе быть в безопасности.

– Но я же говорила, мне могло просто показаться, и…

– Арианна, – он глянул на меня так, что я резко замолчала, – показаться могло, что угодно, но уж вряд ли тебе бы показалась магическая завеса чужой личины. Ты же в точности описала ее. Хотя вот тоже странно, с твоим уровнем магии распознать иллюзию ты бы никак не смогла.

Я едва выдержала его пристальный взгляд, опасливо спросила:

– Так, значит, Эдван и вправду здесь?

– Видимо, так. Причем, этот вингардский мерзавец явно скрывается под чужой личиной. И настолько искусной, что никто не засек, только ты вот как-то смогла. В любом случае, это необходимо проверить.

Уже у выхода из зала он о чем-то тихо переговорил с сурового вида седым мужчиной, тот кивнул и скрылся в толпе.

– Это глава королевской стражи, – пояснил мне Дейвен. – Сейчас в зале много охраны, хотя и почти все под видом аристократов. Если Эдван еще не сбежал, его быстро выловят. Когда знаешь о магической иллюзии, вполне можно на ее след ориентироваться, так что все будет проще.

Хотелось бы верить… Мы как раз вышли из бального зала. Если честно, было очень не по себе. И не потому, что на нас снова все глазели и теперь слухов поползет еще больше. И даже не потому, что мы покинули бал раньше положенного срока, так что грубо нарушили этикет. Все это сейчас меня не волновало. Куда больше напрягало, что в сам королевский дворец могут вот так пробираться вражеские лазутчики. А учитывая, что именно Эдван этим магическим штормом чуть нас всех не угробил, его я опасалась особенно.

– Но ты уверен, что в моей комнате безопасно? – у меня уже начала разыгрываться паранойя.

– Уверен. Я установлю магическую защиту, так что никакой гад к тебе и близко не сунется. Только и ты, уж будь добра, лишний раз свои покои не покидай. Сама понимаешь, дело нешуточное. Раз уж виграндцы решили избавиться от избранниц, ты тоже пока в опасности. Наверняка Эдван тут не один, а еще и с сообщниками.

Вот час от часу нелегче… Я-то думала, самое сложное – это пройти испытания. А тут еще до этих испытаний дожить нужно.

Дейвен ничего особенного не делал. Просто обошел все отведенные мне комнаты, изредка касаясь пальцами стены. Лишь едва-едва можно было заметить легкое мерцание – видимо, установленную защиту. И если я наблюдала за принцем мрачно и напряженно, то Пинна чуть ли не с благоговейным восторгом. Ну вот прямо как фанатки смотрят на своего кумира, стараясь при этом не упасть в блаженный обморок.

Благо, Дейвен задерживаться не стал. Уже собираясь уходить, выдал мне как ни в чем не бывало:

– Я скоро вернусь.

– Зачем? – не поняла я.

– Затем, что остаток вечера ты проведешь со мной. Наедине.

– Ну да, конечно,– и опять я не смогла сдержать рвущийся сарказм, – как опоздать на бал – это все, конец света, вопиющее нарушение этикета, да как ты могла, это же такое кощунство! А как заявиться в мои покои и остаться со мной наедине – так это же такие мелочи, на этикет вообще плевать, как и на репутацию, принцам законы не писаны.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю