332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдгар Райс Берроуз » Люди-скелеты Юпитера » Текст книги (страница 5)
Люди-скелеты Юпитера
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:18

Текст книги "Люди-скелеты Юпитера"


Автор книги: Эдгар Райс Берроуз






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Глава 9
В Занор

Не стану докучать рассказом о той части моей одиссеи, которая в конце концов привела меня в один из городов той страны, где жил Хан Ду. Мы скрывались, как могли, потому что знали: если моргоры все еще разыскивают нас, то они станут летать на небольшой высоте на своих невидимых кораблях. Леса служили нам самым надежным укрытием, но оставались еще широкие равнины, которые следовало пересечь, реки, которые необходимо было переплыть, горы, которые нужно было преодолеть.

В этом мире, лишенном ночей, трудно вести счет времени. Казалось, наше странствие длилось несколько месяцев. Большую часть пути Фо Лар шел вместе с нами, но наконец ему пришлось повернуть к своему дому. Нам было очень жаль терять его – он оказался отличным товарищем, а кроме того, нам будет не хватать его меча.

Людей мы не встречали, зато у нас было несколько стычек с дикими зверями – ужасными тварями, ни на что земное не похожими, сильными и прожорливыми. Вскоре я понял все несовершенство мечей как единственного средства нашей защиты. Поэтому из растения, напоминающего бамбук, кажется, единственного настоящего растения, мы сделали копья. Тогда же я научил Хан Ду и Фо Лара, как делать луки и стрелы и как пользоваться ими. Они очень помогли нам при охоте на птиц и мелких животных. В лесах мы питались одним мясом человекообразных деревьев.

Наконец мы пришли к океану.

– Вот мы и дома, – сказал Хан Ду. – У самого моря стоит мой город.

Я же не видел никакого города. Мы спустились с невысоких холмов и шли неширокой прибрежной долиной, Хан Ду в нескольких шагах справа от меня. Вдруг я налетел на что-то твердое, как кирпичная стена – и все-таки здесь ничего не было, ничего! Неожиданное препятствие заставило меня отступить. Я вытянул руки и почувствовал, что путь мне преграждает как бы кирпичная стена, и все же я видел одну голую землю. Ну, не совсем голую, кое-где там и тут росли странные растения: неказистые палочки без листьев высотой от, фута до двух, на самой верхушке одинокий пушистый цветок.

Я оглянулся на Хан. Ду. Он исчез! Просто исчез, как яркий мыльный пузырь. На всем побережье не было местечка, где он мог бы заблудиться, ничего такого, где можно было бы скрыться, то есть провалиться. Я был в недоумении. Растерянно я почесал в затылке, а когда опять пошел по берегу, то лишь за тем, чтобы еще раз налететь на стену, которой не было.

Прижав руки к неведомой стене, я пошел вдоль нее. Она плавно поворачивала. Шаг за шагом я продолжал это интригующее исследование. Немного погодя я был на том же самом месте, откуда начал свой путь. Казалось, я обошел башню, из твердого воздуха. Обходя препятствие, которое закрывало мне путь, я направился в другую сторону. Через дюжину шагов я снова на что-то наткнулся и тут сдался, по крайней мере, на время.

Я громко позвал Хан Ду по имени, и почти в то же мгновение он появился неподалеку.

– Что за шутки? – спросил я. – Я натыкаюсь на стену из твердого воздуха, а когда ищу тебя, тебя нигде нет – ты скрылся.

Хан Ду рассмеялся.

– Вечно я забываю, что ты чужой на нашей планете, – оказал он. – Мы пришли в город, где я живу. Я сразу же вошел в дом, чтобы поздороваться с семьей. Вот ты и не мог видеть меня.

Пока он говорил, возле него появились женщина и маленький ребенок, казалось, возникшие прямо из воздуха. Не попал ли я в край бесплотных духов, способных материализоваться. Я в это поверил бы с трудом, потому что в Хан Ду не было ничего эфирного, ничего от какого-то привидения.

– Это О Ала, моя жена, – сказал Хан Ду. – О Ала, это Джон Картер, принц Гелиумский. Это ему мы обязаны моим избавлением от моргоров.

О Ала протянула мне руку. Это была теплая крепкая рука из плоти и крови.

– Добро пожаловать, Джон Картер, – молвила она. – Все, что у нас есть, – твое!

Милый знак гостеприимства, но, взглянув кругом, я не заметил, чтобы у них было хоть что-нибудь.

– Где же город? – спросил я.

Они засмеялись.

– Пойдем, – сказала О Ала. Она пошла, старательно огибая невидимую преграду, и там, прямо перед собой, просто в воздухе, я увидел дверь. Через дверной проем я мог рассмотреть внутренность жилища.

– Входи же, – пригласила О Ала, и вслед за ней я вошел в удобное куполообразное помещение. Последним вошел Хан Ду и сразу же задвинул дверь.

Внутри купол был высотой футов в двадцать. Скользящие занавеси, которые можно было сдвинуть или отбросить к стене, позволяли разделить помещение на четыре изолированные части.

– Почему я не увидел дом? – спросил я.

– Снаружи он покрыт песком невидимости, который мы в огромном количестве добываем на берегу. Это единственная защита от моргоров. Каждый дом в поселке, а их свыше пятисот, защищен так, – объяснил Хан Ду.

– Значит, я прошел через поселок из пятисот домов, а видел только пустынный берег неспокойного моря. А где же люди? – спросил я. – Они тоже невидимы?

– Те, что не ушли рыбачить или на охоту, сидят дома, – объяснила О Ала. – Мы редко выходим без особой надобности, чтобы моргоры, если они станут рыскать на своих невидимых кораблях, не увидели нас. Так можно выдать город.

– Если кого-то из нас застигли, – продолжал Хан Ду, – он должен как можно скорее бежать прочь, иначе, едва он войдет в дом, моргоры тут же догадаются, что здесь поселок.

– Объясни, – обратился я к Хан Ду, – как же вы умудряетесь найти свой дом, если не видите ни своего, ни какого-либо дома вообще?

– Ты обратил внимание на умпаллу, которая растет по всему поселку?

– Я видел какие-то растения, но никакого поселка не заметил.

Они опять рассмеялись.

– Мы настолько привыкли, что нам это кажется совсем обычным, – сказала О Ала, – но я вполне понимаю, что это может смутить постороннего. Видишь ли, каждое растение отмечает расположение дома. Долгими упражнениями мы все точно запоминаем положение каждого дома в поселке по отношению к остальным.

По земному счету я пробыл в жилище Хан Ду и О Алы дней пять-шесть. Я познакомился с их друзьями, каждый из которых был очень добр ко мне и старался помочь, чем только мог. Меня снабдили множеством карт отдельных районов планеты, которую, как мне говорили, даже моргоры исследовали еще не до конца. Существенным для меня было то, что на одной из карт оказался Занор, но тут же я узнал, что между мной и островом, где, как я верил, находится Дея Торис, огромный океан. Ни я, ни мои новоприобретенные друзья не имели, ни малейшего представления, как сумею я пересечь его, разве что выполнить отчаянный план: построить лодку и довериться капризам неведомого моря, возможно, кишащего морскими чудовищами. Но, решил я в конце концов, это единственная надежда, что оставалась мне на встречу с моей принцессой.

На берегу, в нескольких милях от города, находился лес, где, как я надеялся, можно будет найти деревья, пригодные для постройки лодки. Друзья сделали все возможное, чтобы отговорить меня, но когда убедились, что я твердо намерен выполнить задуманное, они одолжили инструменты, и человек двенадцать вызвались пойти со мной и помочь строить лодку.

Наконец все было готово, и в сопровождении моих добровольных помощников я вышел из дома Хан Ду, чтобы отправиться в лес.

Едва мы вышли, как один из моих спутников крикнул: «Моргоры!» И саваторы врассыпную бросились прочь из города.

– Джон Картер, беги! – крикнул Хан Ду, но я не тронулся с места.

В нескольких ярдах я увидел в борту невидимого корабля открытый люк. Я видел, как оттуда выбрались шесть или семь моргоров. Двое бросились ко мне, остальные разбежались, преследуя саваторов. В этот миг в голове моей возник новый план. Почти угаснувшая надежда возникла вновь.

Я выхватил меч и прыгнул навстречу первому из приближавшихся, благодаря бога, что их только двое – задержка могла легко разрушить мои планы. В моей атаке не было изящества, это было грубое, жестокое убийство, но совесть меня не мучила, когда я выдернул меч, из сердца убитого моргора и повернулся навстречу второму.

Этот доставил мне больше хлопот – судьба приятеля послужила ему предостережением, кроме того, он сразу узнал меня. Это сделало его осторожным вдвойне. Он стал кричать остальным, преследующим саваторов, чтобы они возвращались и помогли ему, так как здесь то существо с Гаробуса, которое возглавило резню на выпускных испытаниях. Краем глаза я увидел, что двое услышали и возвращаются назад. Я должен спешить!

Теперь моргор только защищался, стараясь выиграть время, чтобы другие присоединились к нему. В мои намерения не входило позволить это, и я теснил его изо всех сил, часто совершенно раскрывшись, так что опытный фехтовальщик легко бы убил меня. Наконец я достал противника мощным ударом, который почти снес ему голову.

Затем я быстро оглянулся, чтобы увидеть, как близко остальные, и бросился к двери, распахнутой в корпус невидимого корабля. По пятам за мной гнался моргор.

С обнаженным клинком я вскочил на корабль и задвинул дверь, потом обернулся, чтобы встретить тех, кто остался на, борту стеречь корабль. Эти глупцы не оставили никого – весь корабль принадлежал мне. Подбегая к пульту управления, я слышал, как моргоры колотят в дверь, сердито требуя, чтобы я открыл ее. Должно быть, они решили, что нашли дурака...

Миг спустя корабль поднялся в воздух, и я очутился на пороге самого удивительного приключения в моей жизни – полета на невидимом корабле над неизученной планетой. И мне придется многое узнать о полетах над Юпитером. Наблюдая за Борионом, я узнал, как запускать и останавливать корабль моргоров, как набрать высоту, как снизиться и как сделать корабль невидимым, однако приборы на пульте ничего не говорили мне. Иероглифы моргоров было совершенно не понять. Приходилось до всего доходить самому.

Открыв все иллюминаторы, я получил возможность видеть. Слева я увидел побережье, а направление береговой линии было мне известно. О нем рассказал Хан Ду. Отсюда с севера на юг, океан лежит к западу от побережья. Я нашел один прибор, который, весьма вероятно, мог оказаться компасом. Когда же я повернул корабль, то убедился, что это компас. Теперь я мог ориентироваться, насколько это возможно, довольно точно. Я сверился с картой и обнаружил, что Занор находится прямо на юго-востоке, поэтому я направил свой корабль в простор над безграничным океаном.

Я был свободен! Невредимым спасся от моргоров, Дея Торис была на Заноре в безопасности среди друзей. Я не сомневался, что вскоре буду с ней. Нас ждут новые удивительные приключения. Скоро мы снова будем вместе. Я ничуть не сомневался в своей способности отыскать Занор. Может, именно потому, что я всегда уверен в себе, мне так часто удается то, что кажется невозможным.

Не знаю, как долго я летел над угрюмым океаном. На Юпитере, который вращается вокруг своей оси в три раза быстрее, чем Земля, без Луны, Солнца и звезд я не мог измерить время.

На безбрежном просторе океана я не встретил ни одного корабля, но я видел признаки жизни, и видел их предостаточно. Я встречал шторма, которые трепали мой корабль, швыряя его, как перышко. Но это было ничто в сравнении с тем, что я видел внизу, когда бури со всей яростью обрушивались на поверхность вод. Я понял, каким самоубийством была бы попытка пересечь океан на утлом суденышке, которое я хотел построить. Я видел волны, что достигали двухсот футов от подошвы до вершины, волны, которые, как жалких пескарей, швыряли огромных морских чудовищ. В таких морях не выдержал бы ни один корабль. Теперь я понял, почему на Юпитере я не обнаружил судоходства.

В конце концов я увидел землю. И какую! Зан Дар говорил о могучих горах Занора, вздымающих покрытые лесом вершины на двадцать миль над уровнем моря, и как раз такие горы лежали передо мной. Если я не сбился с курса, это должен быть Занор! Эти горы, от которых дух захватывало, убеждали, что я не ошибся.

Из объяснений Зан Дара я знал, где искать земли его племени, племени неукротимых воинственных горцев. Они находятся среди лугов и ущелий южного склона самой высокой горы, на полпути к вершине, на высоте примерно в десять миль. Воздух здесь почти такой те, как внизу, потому что облачный слой, как в мешке, удерживает атмосферу Юпитера, не давая ей улетучиваться, несмотря на то, что быстрое вращение планеты приводит к тому, что воздух отрывается от поверхности.

Мне особенно повезло – я без особых затруднений обнаружил деревню Зан Дара. Все еще невидимый, я кружил над ней, медленно снижаясь. Я знал: едва корабль увидят, все скроются в окрестной чаще, подстерегая момент, чтобы наброситься на всякого моргора, который будет настолько глуп, что после приземления покинет корабль.

Когда я снизился до пятидесяти футов, я разглядел людей. Остановив корабль, я завис над деревней и размагнитил корпус. Едва корабль стал видимым, я одним прыжком очутился у двери и сразу отодвинул ее, чтобы люди видели – я не моргор.

Приветственно взмахнув рукой, я крикнул, что я друг Зан Дара, и попросил разрешения приземлиться.

Мне разрешили, и я медленно повел корабль к земле. Мое путешествие в одиночестве закончено. Я преодолел казавшиеся неодолимыми преграды, и я достиг своей цели. Скоро моя несравненная Дея Торис снова будет в моих объятиях!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю