290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мстители. Бесконечность » Текст книги (страница 12)
Мстители. Бесконечность
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Мстители. Бесконечность"


Автор книги: Джеймс Мур






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 24

ИСКУССТВО ПЕРЕГОВОРОВ

ГЛАДИАТОР закрыл голографический канал связи.

– Они согласны, – медленно произнес он, давая всем осознать случившееся. – Строители согласны принять одного представителя для ведения переговоров по окончанию военных действий. Капитан был прав, когда предложил заключить с ними перемирие. И все же я им не доверяю. Я смотрел в глаза многим завоевателям, которые мечтали меня убить, и считаю, что мир со Строителями вряд ли будет долгим. Их цель – уничтожить нас. Стереть из Вселенной.

– Конечно, в этом сомнений быть не может, – ответил Капитан Америка.

– Неужели? – нахмурилась Капитан Марвел. – Зачем мы тратим здесь время, Стив?

– А ты взгляни на нашу шахматную доску, Кэрол. – Капитан указал на карту, сиявшую над столом Совета. – Наша недавняя победа ничего не изменила. Наши силы по-прежнему слабы и разрозненны. Строители заняли слишком много миров, и у нас не осталось ни одного видимого преимущества. Нас слишком мало. Так почему же мы настаиваем на встрече и переговорах, даже зная, что противник выйдет к нам с камнем за пазухой?

Капитан взглянул на Гладиатора и Кл’рта.

– Потому что это наш единственный путь. Другого не осталось. Мы сдаемся.

Кл’рт презрительно фыркнул. Гладиатор промолчал.

– Я не говорил, что вам понравится мое предложение, – продолжил Капитан Америка. – Но так мы заберемся в логово врага. Это единственный способ чего-то добиться, не гоняясь за флотом Строителей и отбросив безумные надежды на то, что враг вдруг исчезнет сам собой.

* * *

ПОКА ОСТАЛЬНЫЕ обсуждали создавшееся положение, Кэрол Денвере оттащила Капитана Америка в сторону, как можно дальше от членов Совета.

– Слушай, ты хорошенько по сторонам смотришь? – тихо спросила она. – Члены Совета уже на грани. Мы больше не можем...

– Да, не можем, – кивнул он с непроницаемым лицом. – И следующий вопрос: а получится ли задуманное? И ответ: другого выхода нет.

Она хотела что-то сказать, но ее прервал Гладиатор:

– Капитан, – сказал он, глядя на передатчик. – Все готово.

* * *

РОНАН ВЫЗВАЛ их к себе одновременно. Чарн Обвинитель недовольства не выказывал, а Райди Обвинитель своей ярости не стеснялся. Мемарак Обвинитель бросился спорить, пока его не одернули и не потребовали повиноваться приказу.

Радости на их лицах не было.

Ронан тоже страдал, но подчинился необходимости. Он призвал Корпус Обвинителей Кри к порядку, и они отдали необходимые приказы, чтобы собрать достаточно подданных Империи в указанном месте. Тем временем Создатель погрузился в переговоры со своими соратниками во флоте.

– Дела идут, Строители. Союз восставших миров попросил о встрече, чтобы начать переговоры о прекращении войны.

– Есть ли в этом смысл? – спросил один из Строителей с голографического изображения.

Ронан не понимал знаков различия и иерархии Строителей. На голограммах высвечивались самые разные существа, от гуманоидов до насекомых.

– Просьба о переговорах получена от стронцианина, одного из представителей Империи Ши’ар. Мы знакомы с его генетическим кодом. Все известные маркеры говорят об искренности эмиссара. Подтекст указывает на большее.

– Тогда примите посланца, – ответил другой Строитель. – Выдвигайте условия, при которых будет установлено регулирование выживания рас в определенных сегментах, и пусть они сдаются.

Третий Строитель добавил:

– Мы прекратим вмешиваться в их поля коммуникаций. Оставим в покое их систему связи. А они должны прекратить сопротивление.

– Согласен, – ответил насекомоподобный, управлявший Халой. – Вы дадите основания. А я проведу урок.

Он взмахнул рукой, и голограммы, потускнев, потухли. Строитель обернулся к Ронану.

– Ты выполнил мой приказ?

– Да. Все на месте: и синие, и розовокожие, военные и политики.

– А судей ты вызвал?

– Да. Все Обвинители заняли свои места.

– Тогда зови дипломата повстанцев. Давай положим конец этой войне. Пусть они преклонят колено на Хале, на виду у всей Вселенной. А ты засвидетельствуешь их капитуляцию, Ронан. Это будет величайший день в истории Кри. Союзные силы сдадутся мне и моей новой Империи.

* * *

– НАДЕЖДЫ МНОГИХ ложатся на плечи одного, – тихо произнес Кл’рт, когда эмиссар, отправленный на планету Хала, скрылся из виду. – Наше будущее зависит от капитуляции. – В его груди зарокотало, как будто он собирался с силами перед бурей. – Как низко мы пали!

– Сейчас нам не добыть славы в бою, – ответил Гладиатор. – Да и мы обсудили все, что могли. Нам не победить. И неважно, как сильно мы желаем схватки, но сейчас важнее всего – выиграть время. Наш Капитан все объяснил, и мы с ним согласились.

– Шаттл на месте, – сказал Капитан Америка, глядя на экран. – Представитель готов к переговорам.

– Ему предстоит говорить за всех, – задумчиво сказал Гладиатор. – Ты уверен, что верно выбрал представителя?

– Это наш лучший переговорщик, – уверенно ответил Стив.

Кл’рт прочистил горло.

– Что ж, мы ведь хотели говорить с ними с позиции силы...

* * *

ЭСКОРТ, направленный для встречи эмиссара, был необычайно пышен. Так встречают дорогих гостей или самых опасных врагов. И пусть насекомое видит в этой церемонии что пожелает, для Ронана посланец союзного флота – дорогой гость. Кто бы ни пришел, он явился от сил, которые выстояли против Строителей гораздо дольше, чем кри, – а это само по себе достойно уважения.

На его губах мелькнула улыбка – он увидел асгардца.

Бог грома шел с высоко поднятой головой, помахивая крепко сжатым в руке молотом.

Эскорт сопровождал посланца союзного флота со всем почтением, однако Ронан не стал бы винить тех, у кого на лицах нет-нет да и мелькало озабоченно-растерянное выражение. О Торе, его силе и способностях кри были наслышаны, ведь он не раз воевал против их Империи. Стоило богу появиться на поле битвы и призвать ураганы и молнии, сжигавшие броню до плоти, и самые сильные солдаты могли продержаться совсем недолго. Совет, может, и решил сдаться, но делать это они будут явно с позиции силы.

Ронан вышел вперед и остановился перед асгардий– цем, когда тот поставил ногу на ступеньку возвышения. Он положил ладонь Тору на грудь, ощутив мощные удары упрямого сердца.

– Дальше только без оружия, друг мой, – сказал Ронан. – Строители видели тебя в бою, и они сразу чувствуют силу.

Тор встретился с Ронаном взглядом, и Обвинитель нервно сжал челюсти. Подумав секунду-другую, бог грома кивнул и тихо проговорил, обращаясь к Мьёльниру:

– Услышь меня, отец. Достоин ли я? Если одобришь, помоги мне сегодня. Смотри мне в сердце, а не только на мою руку.

Тор подкинул боевой молот над головой, и Ронан проводил Мьёльнир взглядом – вскоре оружие превратилось в точку вдалеке, а потом и вовсе исчезло из виду.

– Как пожелаете. – Тор улыбнулся, хоть и без капли радости, и показал пустые руки. – Без оружия.

Бог грома взглянул насекомовидному Строителю в глаза. – Поговорим, поторгуемся, как слабаки?

Собеседник ответил на редкость презрительным тоном:

– Думаешь заключить выгодную сделку? Не выйдет! – Он шагнул к асгардийцу и уставился в его синие глаза. – Насколько я понимаю, вы, повстанцы, покупаете свою жизнь и жизнь на своих планетах, безоговорочно сдаваясь нам. Или у меня неверная информация? Быть может, меня обманули?

Тор нахмурился, его улыбка испарилась в мгновение ока. Он смотрел на существо, обливавшее его презрением так, словно смотрел на навозного жука.

– Ты понял неверно. Я прибыл, чтобы остановить бойню. И во имя этого мы оставляем поле битвы за вами. И я требую гарантий.

– Просить – мудро, а требовать – куда безрассуднее и глупее. Гарантий, говоришь? – Строитель качнулся вперед. – Подойди-ка...

Тор повиновался.

Создатель наотмашь ударил золотоволосого асгардийца. Бог грома, не удержавшись, мотнул головой и отступил на полшага. Ронан отлично понял, зачем Создатель устроил эту демонстрацию силы, и его мышцы непроизвольно напряглись.

– Сдавайтесь или погибнете, – произнес Создать, – Ты встанешь передо мной на колени, или твои соратники потеряют все, что им дорого. Вам остается только одно – безоговорочная капитуляция. На колени!

Тор медленно вытер губы, словно избавляясь от омерзительного вкуса. Его синие глаза встретились со взглядом красных глазок насекомого. Бог грома не дрогнул.

Повсюду во Вселенной на подвластных Строителям планетах показывали голографический репортаж – эту встречу, удар по лицу и требование подчиниться. Члены Галактического Совета смотрели на происходящее на Хале с борта Лиландры, с других кораблей или с родных планет. Все кри приникли к трансляциям: и Высший Разум, и члены королевской семьи, и розовокожие, и Корпус Обвинителей. Все видели, как бога ударили по лицу и что он сделал в ответ.

Медленно, будто преодолевая немыслимую боль, Тор-громовержец опустился на одно колено перед самодовольным Создателем.

– Ну вот, – удовлетворенно прошипел тот. – Очень хорошо. Правда, тебе и самому так больше нравится? Вот оно, твое истинное место!

Тор молчал.

Тень скрыла его лицо.

– Сегодня ты спас жизнь очень многим, – продолжал жук, – однако тебе следует уяснить, что Земля в этот список не входит. Та планета спасению не подлежит. Мы разнесем ее на атомы, сожжем огнем тысячи солнц.

Строитель наклонился ниже. С каждым произнесенным словом слюна слетала с челюстей насекомого и оседала капельками на шлеме асгардийца.

– А знаешь, почему? – спросил Строитель. – Человечество – не лучше чумы, это смертельная болезнь вирус, опасный не только для этой Галактики или даже этой Вселенной. Эта мерзость заражает все, все существующие Вселенные и даже те, каких еще нет на свете.

Ронан не шевельнулся, хотя ему и хотелось... видеть поверженного воина на коленях перед насекомым было невыносимо!

– Человечество – гниющая рана, и ее нужно прижечь каленым железом. – Голос насекомого дрожал от гнева, который существо не могло выразить на лице. – Твоя победа сегодня бессмысленна, человек. Другие выживут, а твой народ погибнет, и ты вместе с ним. Неужели ты надеялся, что все будет иначе?

Тор бесстрастно взглянул на Строителя.

– Человечеству пора узнать – ваша песенка спета. Ваше будущее – черная бездонная тьма.

Тор взглянул в красные глаза насекомого и улыбнулся. Холодно, будто проведя кусочком льда среди ночи по теплой коже спящего.

– Что, если я не просто человек?

Бум-ба-ба-бах!

В вышине над кафедральным собором Кри-Лар, разрывая тишину, прогрохотал гром. Потом вновь наступила тишина, которую спустя несколько секунд прорезал свист, становившийся все громче.

Что-то летело... и очень быстро.

– Как это? – удивленно спросил Создатель, задрав голову.

В небе появилась яркая точка, за которой тянулся огненный хвост. И прежде чем кто-нибудь успел охнуть, облетевший вокруг солнца Мьёльнир устремился к хозяину.

Тор начал вставать с колен, когда молот пробил со спины грудь Создателя и вырвался на свободу. Бог грома поймал боевой молот, горячий, перепачканный кровью и внутренностями врага.

В теле насекомовидного существа зияла дыра, из которой лился зеленый гной. Строитель рухнул вперед, упираясь в пол руками и коленями. Он из последних сил пытался встать, глядя на Тора.

– Ты-ты-ты... не понимаешь, – пробормотал он. – Эт-т-т-то зн-н-нач-чит... умрут все.

– А ты первый.

Тор опустил молот на голову насекомого, разбрызгав вокруг куски хитинового покрова и зеленую липкую кашу. Тор выпрямился в полный рост и опустил молот, с которого стекали алые и зеленые капли.

Он взглянул на Ронана. Тот вдруг подумал, что Тор редко убивал противников в бою. Выходит, он, обладая такой невероятной силой, щадил кри?!

– На орбите этой планеты находятся космические корабли. Их команды – свободные мужчины и женщины – готовы сражаться за право жить в нашей Галактике, – спокойно и уверенно сообщил Тор. – Ронан, ты свободный человек?

– Да, – без колебаний ответил Ронан Обвинитель.

А Тор продолжил:

– Есть ли среди вас другие свободные мужчины и женщины? Те, кто встанут с нами плечом к плечу? И будут сражаться до смерти или до победы?

– Да, есть, – ответил Ронан.

– Так позови их, Обвинитель. Ибо грядет большая битва, – сказал Тор.

Ронан оглядел толпу в соборе. Все молчали. На Высший Разум, заключенный в прозрачном сосуде, он даже не взглянул. Ведь тот безоговорочно сдался врагу.

Тор поднял свой молот – оружие, достойное великого воина.

Ронан тоже взял молот – оружие воина.

Ронан был настоящим бойцом и на мгновение устыдился того, что посмел об этом забыть, прислушался к казалось бы разумным доводам Разума. Подняв молот над головой, Ронан Обвинитель оглядел толпу кри.

– Обвинители! – воззвал он. – Встанете ли вы со мной?

И все как один воздели свои молоты к небу и издали радостный вопль. Звук множества голосов эхом прокатился по собору Кри-Лар. А если встали Обвинители, за ними пойдут все кри.

Радостные крики перекрыл механический, холодный голос.

– Победа ничего не значит.

Ронан обернулся и взглянул на Высший Разум. Компьютер, переполненный воспоминаниями давно умерших, правил народом кри не одно столетие. И все же не понял, не осознал, не впитал в себя страсти, необходимой, чтобы действительно править Империей.

Ронану открылась простая истина: Высший Разум держал его при себе, чтобы не спускать с короткого поводка. И эта мысль привела его в ярость, ударила в самое сердце его воинской чести.

– Это ничего не изменит, – повторил чертов компьютер. – Их по-прежнему легион. Силы Галактического Совета разобщены. Сегодня на Хале случилось невиданное, но это лишь краткий миг неповиновения. Давайте надеяться, что Строители простят нас и не уничтожат навечно.

– Высший Разум, – со всем спокойствием, на какое был способен, обратился к компьютеру Ронан. Его гнев разгорался все пуще, честь и слава звенели в нем, как особые победные струны, и умная машина попыталась умерить его пыл. – Мы великий народ. Мы воины, захватившие Галактику. Нам дали еще один шанс показать Вселенной, на что мы способны. И мы не струсим.

Ронан взглянул на Высший Разум, в его глаза. Это не были глаза кри. Разуму, даже Высшему, не понять терзаний храброго сердца.

– Мы не можем отказаться, – продолжил Ронан. – Для кри это дело чести.

– Хватит, Обвинитель, на меня этот спектакль не подействует, – отмахнулся Высший Разум. – Мы не на сцене, и зрители не оценят твоих усилий. Честь – лишь пустой звук.

В ушах у Ронана зазвенело, кровь вскипела в его жилах. И все же он удержался от скоропалительных обвинений, давая Высшему Разуму высказаться, как подобает.

– В моей памяти хранятся огромные пласты истории нашего народа. Ты по сравнению с тем, что я знаю, просто ничтожество. Что такое миллиард жизней против триллионов, чью память я храню? Что хорошего в яркой вспышке неповиновения по сравнению со всей нашей историей?

Ронан заговорил, едва сдерживая холодную, как клинок, ярость, пронзившую его сердце.

– Это мгновение, Высший Разум, эта вспышка неповиновения – самое главное, что есть в нашей истории.

Ронан поднял над головой молот и опустил его на самодовольное лицо с правильными чертами. Он разбил сосуд, оберегавший живой компьютер от ударов судьбы.

Питательная жидкость брызнула во все стороны, биомеханизм вскрикнул, полилась кровь. Обвинитель смотрел в лицо правителю Империи Кри, который корчился, дрожал, широко раскрыв глаза, впервые по-настоящему испугавшись за всю свою долгую жизнь.

– Это наша победа.


Глава 25

ВОЙНА СРЕДИ ЗВЕЗД

ПОБЕДА В ОДНОЙ БИТВЕ еще не гарантирует победы в войне. Этот простой и всем известный факт вертелся в уме каждого члена Галактического Совета. И хотя силы кри снова сражались на стороне союза, многие планеты по-прежнему принадлежали Строителям. И им тоже нужен был шанс, чтобы вырваться на свободу.

Первой была Кимеллия III. Там засела целая армия Алефов, добывавших полезные ископаемые и обративших кимеллианцев в рабов. Роботы не ожидали прибытия Корпуса Обвинителей под предводительством Ронана и уж точно не были готовы оказать сопротивления яростно дерущимся кри.

На Центавре IV неожиданная помощь приняла образ выживших Рыцарей Галадора. Их дом был уничтожен Строителями, однако уцелевшие рыцари космоса вовсе не ушли в тень. Оставался враг, к которому у выживших был длинный счет, и оплату они принимали лишь кровью.

На планете Корм скруллы вытеснили Строителей, но битва вышла нелегкой – многие расстались с жизнью. И все же никто не заплатил за свободу дороже, чем ши’арцы, часто сражавшиеся бок о бок с Мстителями.

Они выиграли битву на Ригеле, однако потеряли множество своих кораблей. Еще больше воинов погибло на Формуготе, включая и троицу из Имперской Гвардии, но Строителям не удалось завладеть планетарной системой. Но Мстителей вместе с подданными империи Ши’ар вытеснили с планеты Шиз, несмотря на помощь Тора.

* * *

– ПОСТУПИЛИ СВЕДЕНИЯ с планет Формугот и Шиз, – объявил Наставник.

– Продолжай.

– На Формуготе положение патовое, и мы вряд ли удержимся там надолго, – сказал Наставник. – Шиз пришлось отдать. С большими потерями.

– Черт, – выдохнул Капитан Америка. – Плохая новость. Флот Строителей по-прежнему велик.

– Да, – кивнул Маджестор, мрачно глядя на Капитана. – Выходит, выбора больше нет?

– Вероятность победы постоянно снижается, – произнес Наставник. – Еще день или два, и нам ничто не поможет.

– Значит, вы приняли решение? – спросила Капитан Марвел.

– Разве у нас есть выбор, Кэрол? Это наш враг, и он беспощаден. – Кэп обернулся к Наставнику. – Сообщите всем: открываем врата Ада.

Ши’арец кивнул.

– Нам нужно послать сигнал команде, которая подключит сеть звездных врат. Готовы ли аварийные маяки?

– Да, сэр, готовы, – ответил инженер связи.

– Тогда открывайте ворота в Негативную Зону. Выпускайте Волну, и да помогут нам Шарра и К’итри. Подумать только, мы подошли к краю отчаяния... Это – наше последняя возможность победить.

Волна Аннигиляции была величайшим оружием Аннигилуса против Вселенной, которая вновь и вновь нападала на него. Флот военных линкоров величиной с планету и разрушителей миров типа «Жнецы горя» однажды вырвался из Негативной Зоны и пронесся по космосу. Под его ударами пали целые миры, погибли миллиарды, и волна почти победила. Аннигилус уничтожил достаточно миров и планет, чтобы его не проклинали большинство членов Совета, рядом с которыми он теперь сражался.

Смертоносный флот вылетел через звездные врата в космос и набросился на четыре корабля Строителей, находившихся у него на пути. Тысячи насекомообразных существ, способных выжить в самых тяжелых условиях, разрушали все, что попадалось им по дороге.

– Волна пошла, – объявил Аннигилус. – Им дан приказ уничтожить всех Строителей.

И все же члены Совета смотрели на происходящее с недоверием. Аннигилус не раз говорил, что не может управлять этим явлением. А значит, кто знает, что произойдет, когда враг будет повержен?

Если же Аннигилус намеренно ввел Совет в заблуждение, последствия могли быть непредсказуемы.

– Подождите... – Голограмма Аннигилуса дернулась и на мгновение исчезла, впрочем почти сразу же появившись вновь. – Что-то не так…

– Что именно? – нахмурился Маджестор, подзывая Наставника.

– Они отклоняются от намеченного плана.

– Кто? Строители? – спросил Гладиатор.

– Нет, Маджестор. Волна Аннигиляции. Они...

На голограмме снова возник Аннигилятор. Он кричал, отмахиваясь от тучи насекомых.

– Предали! Меня предали! Как?! Почему?

Он пропал с голографического экрана.

– Они атакуют друг друга, – заметил Наставник. – Пожирают себе подобных. По-видимому, Строители нашли способ управлять этими существами, выяснили то, что не знал Аннигилус. С такой скоростью самоуничтожения Волна Аннигиляции прекратит свое существование за несколько минут.

Будто в подтверждение его слов армия насекомых продолжила пожирать сама себя. Корабли Волны Аннигиляции нападали друг на друга, а Строители отделались минимальными потерями.

Вскоре все было кончено.

– Это была наша последняя надежда. – Гладиатор изумленно смотрел на экран. – Наша последняя попытка. – Он обратился к Наставнику: – Позовите моего сына. Вызовите всех Суперстражей и Пограничников.

– Маджестор...

– Нет. Не называйте меня так. Я умру, как жил, Гладиатором, Претором Имперской Гвардии. Это конец, друг мой. Спасти нас может только чудо. Мы погибнем... и я встречу смерть лицом к лицу.

* * *

А В ДРУГОМ ОТСЕКЕ того же космического корабля собрались Садовники, чтобы взглянуть на свою Богиню. Капитан Вселенная неподвижно лежала в медицинской капсуле. Она по-прежнему дремала, а капсула следила за ее состоянием. Ведь это была просто женщина, человек, но в то же время нечто гораздо большее.

– Все дело в расчетах, – сказал Экс Нихило. – Чудо, конечно, тоже имеет значение, но надо учитывать вероятности... У разных народов разные определения этого понятия.

Бездна кивнула.

– Один ши’арец назвал это «Хол’сайфер» – событие, которое происходит однажды в сто миллионов микроциклов. Пятая максима стронциан говорит, что это случается однажды в пятьдесят миллионов. А люди, согласно закону Литтлвуда, уверяют, что чудо происходит каждый миллион секунд. – Экс Нихило взглянул на сестру. – Но мы-то лучше знаем! Мы больше видели, больше испытали, и мы знаем, что шансы на чудо приблизительно равны один на миллиард. Ты никогда не думала, отчего так?

Вопрос, конечно, был риторическим, но Бездна все же ответила:

– А еще мы знаем – и это факт, – что таково же соотношение зарождения жизни в подходящих мирах. Разумный мир в нашей Вселенной был создан, чтобы растить примерно два миллиарда обитателей. А еще мы знаем, что всех спутниц Садовников и Садовниц убили Строители. И каковы же шансы на выживание одной Бездны? Каковы шансы одного существа найти идеального спутника жизни? Неужели это не чудо?

– Довольно, – улыбнулся сестре Экс Нихило. – О возможностях и шансах мы можем рассуждать весь День, как уже делали не раз. Но сейчас повсюду вокруг нас гибнет Вселенная. – Он обращался к другим Садовникам, печально глядевшим на умирающую богиню. – Разве можем мы бездействовать? Ведь мы – Садовники! Мы сама жизнь!

Он вытянул вперед руки, и другие Экс Нихили медленно последовали его примеру. Они поняли, что он сказал, и – что гораздо важнее – поняли, как он предлагал действовать.

– Братья и сестры! Те, кого мы создали и вели по верной дороге, нуждаются в чуде. И они правы! Нам нужно чудо. Нам нужна жизнь!

Золотистая кожа Экс Нихило излучала теплое сияние, сливаясь с потоками света, исходившими от других Садовников, когда они соединили руки и направили один-единственный яркий луч.

Впервые за долгие дни тело в медицинской капсуле шевельнулось. Женщина открыла глаза, и из них брызнули струи такого же золотистого света. Она глубоко с наслаждением вдохнула:

– Аа-а-ах-х-х...

Капитан Вселенная очнулась и увидела окруживших ее преданных друзей. Экс Нихили взглянули на свою работу и решили, что она выполнена хорошо. Бездна потянулась к проснувшейся разумом и коснулась ее памяти.

Перед Садовниками лежала обыкновенная женщина, человек, гуманоид.

Однако разум внутри этой формы был далек от человеческого.

* * *

ТАМАРА ДЕВО никогда не могла похвастаться крепким здоровьем. Она знала, что умрет, прожив отпущенный ей срок. Когда Строители напали на Галадор, ей казалось, что пришел ее последний час, Капитан Вселенная не выдержит и погибнет.

А потом она очнулась среди тех, кому сама дала жизнь и кто теперь дарил жизнь другим.

– Я спала, – обратилась она к Бездне. – Помню, яркую вспышку, взрыв... трясло, давило... а потом ничего.

Ее голову окутала тьма, в которой мерцали призрачные звезды, и Капитан Вселенная воспарила над капсулой, едва не ставшей ее гробом.

– Близок тот день, когда я закрою глаза навечно, – добавила она, – но не сегодня.

– Нет, – согласилась Бездна, – время еще не настало, Мать. Твои первенцы совершенно отбились от рук.

– Ах, да... – вздохнула Мать. – Понимаю.

* * *

ЗА ЕЕ СПИНОЙ воины Ши’ар с союзниками собирали силы. К ним присоединились и Мстители, готовые к смерти. Перед ней был флот Строителей.

На флагманском корабле без предупреждения открылся портал. Из него выплыло нечто, какой-то сгусток жизненной силы, которую Строители когда-то боготворили. Создатель, ответственный за все происходящее на корабле, оглядел гостью с нескрываемой злобой.

– Это невозможно! – воскликнул он.

Сила жизни не появлялась перед Строителями более миллиона лет.

– Здравствуйте, – поздоровалась с детьми Мать.

– Алефы, уничтожьте ее! – приказал Создатель, указывая на Мать.

Роботы, запрограммированные беспрекословно подчиняться любому приказу, зарядили оружие.

Капитан Вселенная взглянула на металлических помощников Строителей и решила, что с них хватит. Она взмахнула рукой, растопырив пальцы, и мгновенно уничтожила всех Алефов. Там, где они стояли, полыхнуло белым, и роботы исчезли.

– Почему вы это затеяли? – со спокойным любопытством спросила она главного Строителя на корабле. – Когда вы пошли путем смерти? Даже перестав поклоняться мне, вы боготворили жизнь. Так почему все так изменилось?

– Потому что Вселенная умирает, – сверкнув кроваво-красными глазами, объявил Создатель. – Ты умираешь!

Она улыбнулась под скрывавшей ее лицо маской. Это была грустная улыбка, но все же...

– Я знаю.

Создатель оглянулся на других Строителей и снова посмотрел на собеседницу.

– Все Вселенные умирают, – сказал он. – И остановить их гибель можно только одним способом: уничтожить главную ось. Возможно, тогда Вселенные удастся спасти.

– Вы опоздаете, – сказала она. – Хотя я все равно не позволю вам завершить то, что вы начали.

– Но почему?! – в ярости крикнул Создатель.

Алые искры вспыхнули в его глазах и побежали по всему телу.

– Потому что я кое-что потеряла.

Будто отвечая на гнев Создателя, Капитан Вселенная сняла маску и сурово взглянула на собравшихся. Она заговорила так, словно распекатала ребенка за необдуманный поступок. Такой разговор отпечатался в ее памяти – не Вселенной, а простой земной женщины.

Создатель затрясся от гнева.

– Мы больше не следуем за тобой! У нас свой путь, и мы не остановимся! – Насекомоподобный Создатель приблизился к гостье, шевеля и пощелкивая челюстями. Его глаза горели недобрым огнем. – И почему-то мне кажется, что ты не в силах нас остановить. Не так ли... Мать?

Произносил ли кто прежде это слово с таким бесконечным презрением? Были ли на свете дети, которых давно следовало бы наказать? Она вспомнила, сколько всего подарила Строителям, сколькому научила их... а к чему они пришли? Какими стали?

Капитан Вселенная снова закрыла лицо маской. Создатель прожил сотни тысяч лет. Капитан Вселенная была намного старше его... и не собиралась терпеть такое поведение.

Она указала на говорившего пальцем, и голова и тело Создателя до пояса взорвались и исчезли в дыму.

Столпившиеся за его спиной Создатели и Инженеры напряглись, разглядывая останки невезучего товарища. Вселенная тихо заговорила.

– Он больше ничего не построит. – Она посмотрела каждому в глаза, выжидая, пока они осознают каждое произнесенное слово. – А вы?

Следующий из Создателей оглянулся на соратников и потребовал:

– Убейте ее!

Они бросились на нее одновременно, протягивая к ней раскаленные добела руки, собирая силу для решающего удара. Слишком долго они оставались одни и забыли свое истинное предназначение. Как ни печально, но Вселенная видела подобное бесчисленное множество раз. Она взмахнула рукой, и все Строители вокруг нее погибли, рассеянные на атомы.

Выжил лишь один. Он создал вокруг себя защитную энергетическую сферу, вместо того чтобы ударить по Вселенной, и теперь смотрел на богиню-мать из безопасного, казалось бы, уголка.

– Ты всех уничтожила, – сказал он. – Если удастся, я скроюсь в другой Вселенной. Твой поступок ничего не меняет. Все случится, как предначертано. – Вселенная взглянула на свое дитя и ничего не сказала. – И если не здесь, то где-то еще, –не умолкал он. – Там, за потоком. Я оставлю тебе подарок, Мать.

Создатель прорвал стены Вселенной и медленно направился туда, где Матери до него было не дотянуться. Здесь она была всемогуща. Там, вдали, были другие, как она, каждый на своем месте. Они существовали как части целого, и она была частью целого, однако встретиться им было не дано.

* * *

– СООБЩЕНИЕ: ПОЛУЧАЮ ОТ СТРОИТЕЛЕЙ ПРИКАЗ ЧЕРНЫЙ ПОЯС, – сказал Алеф. – СООБЩЕНИЕ: ПОБЕДА НЕВОЗМОЖНА.

– СООБЩЕНИЕ: ПРОГРАММА УТРАЧЕНА. Во всех мирах, завоеванных Строителями, и там, где бои еще шли, Алефы получали одно и то же сообщение.

– СООБЩЕНИЕ: АКТИВИРОВАНЫ ПРОТОКОЛЫ УНИЧТОЖЕНИЯ.

– СООБЩЕНИЕ: ПРИКАЗ – САМОУНИЧТОЖЕНИЕ ВСЕХ СИСТЕМ.

Алефы одновременно получили приказ и тут же приступили к его выполнению.

– СООБЩЕНИЕ: УНИЧТОЖИТЬ ВСЕ.

– СООБЩЕНИЕ: УНИЧТОЖИТЬ ВСЕ.

* * *

КАПИТАН АМЕРИКА стоял на командном мостике «Лиландры». Имперские Гвардейцы слушали претора, готовясь к последней битве, чтобы спасти все, что им дорого, когда к ним подошел Экс Нихило.

– Прошу прощения, – вежливо произнес он.

Гладиатор замер на полуслове, глядя на удивленных гвардейцев.

– Жаль прерывать вас, – сказал Садовник, – но я подумал, что кто-то же должен вам сообщить... ваше чудо свершилось.

– О чем ты? – Капитан Марвел задала вопрос быстрее, чем Капитан Америка, хотя у него вертелись на языке те же слова.

– Вы просили чуда, и мы тут кое-что устроили, – пояснил Экс Нихило. – Существо, которое вы зовете Капитан Вселенная, очнулось и направилось поругать своих детишек. В смысле она сейчас борется со Строителями.

– То есть как? – снова успела первой Капитан Марвел.

– Когда Строители впервые появились на этом свете, они боготворили Вселенную и жизнь. Такими их создали, таково было их предназначение. А теперь Мать отправилась домой, чтобы напомнить детям, как себя вести. Они забыли правила, понимаете? И если они сами не поймут, что хорошо, а что плохо, – она им напомнит.

И в то же мгновение флагманский корабль Строителей взорвался, превратившись в огненный шар. Он мелькнул на экране, запечатленный спутниками, которые фотографировали все яркие вспышки в космосе.

– Ну вот, – кивнул Экс Нихило. – Так-то. Похоже, она выбрала детишкам наказание.

Гладиатор посмотрел в глаза золотокожему Садовнику.

– Ты хочешь сказать, что война окончена?

Экс Нихило покачал головой.

– Нет, к сожалению. Вот Строители... как бы это сказать... кончились. Если Мать не смогла уничтожить их всех одновременно, кто-нибудь наверняка отправил сообщение Алефам. – Экс Нихило нахмурился. – Строители, конечно, отвратительны, я понимаю. И они захотят уничтожить все, до чего дотянутся. Полагаю, для вас война пока не окончена.

– Как ты считаешь, это победа? – спросила Кэрол Капитана Америка.

– Пожалуй, запишем в победы, – ответил он. – Не окончательная, конечно, но все же довольно крупная.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю