332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дженнифер Шотц » Макс. Лучший друг, герой, морпех » Текст книги (страница 3)
Макс. Лучший друг, герой, морпех
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 11:30

Текст книги "Макс. Лучший друг, герой, морпех"


Автор книги: Дженнифер Шотц




Жанр:

   

Детская проза



сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 3 страниц)

5

Джастин быстро натянул ботинки и прыгнул на заднее сиденье отцовского джипа. Он щёлкнул ремнём безопасности, отец резко развернул машину, и они рванули вперёд. Мама проложила на телефоне маршрут к военной псарне и подсказывала отцу, куда ехать.

– Он искусал нескольких солдат, – объяснила она, – довольно сильно.

– Мы поедем и посмотрим, что можно сделать, – сказал отец, крепко вцепившись в руль, – но я ничего не могу обещать.

– Я сказала сержанту Рэйесу, что мы заберём пса, – продолжала мама, не обратив внимания на реплику отца, – но он ответил, что Макс слишком опасен. Я сказала, что мы сейчас приедем, а он пообещал что-нибудь придумать. В любом случае, если мы не сможем убедить его, сегодня вечером пса усыпят.

– А если тебе не удастся убедить меня, то я не подвергну свою семью такому риску, – твёрдо возразил отец.

Мама откинулась на спинку сиденья и стала глядеть в окно.

– Мы не можем этого допустить, – сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно.

* * *

Как только Джастин открыл дверцу машины, его оглушил яростный лай собак. Их было так много… и они так громко лаяли. Сержант Рэйес поздоровался с родителями и приветливо кивнул Джастину.

За спиной сержанта возвышалось большое, ничем не примечательное здание. Джастин с удивлением заметил, что знаменитый на весь мир военный кинологический центр Мэйтленд выглядел совершенно обычно.

– У собак бывает посттравматический синдром, как у людей, – объяснил Рэйес, пока они обходили здание. – Потеряв своего тренера, Кайла, Макс утратил опору.

Они остановились возле грунтовой тренировочной площадки, огороженной проволокой. Джастин стал наблюдать за псом, который мчался к дрессировщику, одетому в ватный костюм. На руках и ногах у дрессировщика была дополнительная защита. Он слегка присел, готовясь к нападению. Джастин знал, что это просто тренировка, но он никогда раньше не видел собаку, обладающую такой силой и способную так умело управлять своим телом. Это было поистине впечатляющее зрелище.

– У Макса была очень крепкая связь с Кайлом, – сказал Рэйес, пока они наблюдали за упражнениями, – они ели, спали и воевали вместе. Теперь ему очень сложно подчиняться кому-либо ещё.

Джастин услышал, как его мама ахнула, когда пёс прыгнул на дрессировщика. За мгновение до того, как пёс вцепился в руку солдата, стали отчётливо видны белоснежные зубы и красные дёсны. Джастин поёжился. Пёс принялся бешено вертеть головой, таская за собой дрессировщика.

Рэйес кивнул в сторону площадки:

– На его руку сейчас приходится давление в девятьсот фунтов.

Отец Джастина присвистнул. Они с Рэйесом обменялись понимающими взглядами.

– Поэтому мы и не хотим отдавать кому-либо проблемных собак, – сказал Рэйес, – они могут нанести серьёзные увечья. Или того хуже.

– Давайте поглядим на Макса, – сказала мама. Таким тоном она говорила, когда не хотела, чтобы с ней спорили.

Они направились в главное здание Мэйтленда. Джастин шагал позади Рэйеса. Как только они зашли, зазвучал невероятно громкий лай. Джастин с трудом слышал собственные мысли – его барабанные перепонки вибрировали от воя многих десятков собак. Тут его семья оказалась в просторной комнате, ярко освещённой и безукоризненно вычищенной. Вдоль стен стояли вольеры из металлической сетки, в таком мог бы поместиться взрослый человек, и в каждом сидел пёс, похожий на Макса. Собаки внутри клеток были без поводков. Некоторые лежали на полу, некоторые беспрестанно скакали и махали хвостами, приветствуя Джастина и его семью.

У Джастина всё сжалось внутри. Он не понимал, почему встреча с Максом так волновала его, – он даже не был уверен, что пёс узнает его. Рэйес повёл Джастина и его родителей вдоль длинных рядов клеток. Собаки провожали их взглядами. Казалось, прошла целая вечность, пока они наконец не остановились возле клетки Макса. Рэйес сказал им встать на безопасном расстоянии около полутора метров.

Когда Джастин увидел Макса, сердце мальчика чуть не разорвалось на части. Другие собаки встречали их радостно или безразлично, но не Макс. Он не лаял и не махал хвостом. Он даже не посмотрел на них. Нет, Макс лежал, свернувшись клубком и уткнув морду в передние лапы. Глаза его были приоткрыты, но смотрел пёс совершенно потерянно. Выглядел он грустным и одиноким, словно утратил смысл жизни. Никаких признаков, что он узнал Джастина или рад его видеть, не было заметно – разве что он слегка повёл ухом в сторону мальчика.

– Он больше не может переносить резких звуков, – со вздохом сказал Рэйес, – выстрелы и взрывы приводят его в ужас.

Джастин смотрел на прикрытые глаза Макса и на то, как его грудь вздымается при каждом вздохе. Раньше Джастин и не подумал бы, что можно сказать подобное про собаку, но Макс выглядел так, будто он сдался.

– Этих псов воспитывали для работы, – продолжал Рэйес, – и если лишить их этой задачи, то им конец. Макс больше не может служить. А если он не может служить, то он представляет опасность для окружающих, где бы ни находился.

Мама приглушённо всхлипнула, и глаза её наполнились слезами. Она помотала головой и посмотрела на Макса. Когда она начала говорить, Макс услышал в её голосе облегчение – словно будучи бессильной спасти Кайла, она решила спасти Макса.

– Наша семья своих не бросает, – сказала она.

Рэйес долго смотрел на неё, а затем кивнул.

Хотя никто не объяснял ему этого, но он, похоже, понял, что единственной связью с Кайлом, которая осталась у семьи Джастина, был Макс.

Рэйес шагнул к клетке Макса.

– Ну, как дела, Макс? – спросил он мягко.

Мгновенно пёс вскочил на ноги и зарычал на Рэйеса, оскалив зубы. Макс подпрыгнул так быстро, что Джастин с родителями отпрянули в испуге. Из несчастного, безразличного ко всему существа он вдруг превратился в дикого зверя – бил гигантскими лапами по клетке и рычал на сержанта Рэйеса, будто хотел сожрать его целиком. Глаза Макса сверкали яростью.

– Всё в порядке, малыш, – стал успокаивать его Рэйес. – Сидеть, Макс. Всё хорошо.

Пёс угрожающе гавкнул. Рэйес повернулся к родителям Джастина и покачал головой, показывая, что он не в силах что-либо изменить – Максу суждено умереть.

Отец положил ладонь на плечо маме.

– Пэм, дорогая… – начал он.

Джастин видел, как страдает мама и как переживает отец. Сам не понимая, что делает, он глубоко вздохнул и шагнул к клетке Макса.

– Джастин! – одновременно произнесли отец и сержант.

Джастин не обратил на них внимания.

– Привет, Макс, – сказал он. – Помнишь меня? – и ещё немного приблизился к клетке.

Макс снова гавкнул, но на этот раз куда менее злобно и испуганно. Он принюхался и, кажется, узнал запах Джастина. Рычание прекратилось.

– Ты понимаешь, что делаешь? – спросил Рэйес у Джастина.

Тот не вполне понимал, но кивнул. Он понятия не имел, как обращаться с собакой, но видеть мать в таком ужасном состоянии оказалось просто невыносимо. И он был готов сделать что угодно, чтобы помочь ей, даже если ради этого придётся отдать руку бешеному псу.

Рэйес сунул ладонь в карман и протянул что-то Джастину. Это была резиновая игрушка вроде той, что Джастин нашёл в комнате у Кайла.

– Она называется конг, – сказал Рэйес, – мы используем такие штуки во время дрессировки в качестве поощрения.

– То есть мне нужно дать её ему? – спросил Джастин.

– Если он заслужит.

Джастин кивнул, чувствуя, как его ладони потеют.

– Двигайся медленно и уверенно, – объяснил Рэйес, глядя, как Джастин шагнул к Максу, протягивая псу конг, – никаких резких жестов.

Макс глухо зарычал и уставился на игрушку. Родители Джастина с тревогой наблюдали за происходящим. Джастин выдохнул и стал следить, не собирается ли Макс выкинуть что-нибудь.

– Смотри, Макс, – спокойно сказал Джастин, – классная игрушка, правда?

Макс уткнулся носом в сетку и принялся обнюхивать игрушку. Он с интересом наклонил голову, навострив уши, словно пытался спросить что-то.

– Как мне заставить его сесть? – спросил Джастин, не оборачиваясь.

– Думаю, сейчас тебе стоит сконцентрироваться на том, чтобы дать ему конг и сохранить при этом руку, – сказал Рэйес.

Джастин, не отрываясь, смотрел на пса.

– Очень смешно. Нет, серьёзно – нужно дать какой-то знак рукой? – Джастин очень осторожно обернулся к Рэйесу, и тот показал ему, как подавать команду.

Джастин опять повернулся к Максу и сделал глубокий вдох, сжал свободную руку в кулак и поднял её на уровень груди.

– Сидеть! – сказал он настолько твёрдо, насколько был способен, пытаясь при этом не показывать, как на самом деле боится, что Макс прорвётся через сетку и нападёт на него.

Пёс вздрогнул, услышав голос Джастина, но остался на месте.

Джастин повторил команду:

– Сидеть!

Макс сел, продолжая смотреть на конг.

Мама ахнула. Отец с облегчением выдохнул. Рэйес удивлённо усмехнулся. Джастин и сам с трудом верил, что у него получилось.

– Держи, чокнутая псина, – сказал Джастин, медленно просовывая конг через сетку. Было видно, как Макс напрягся, когда игрушка приблизилась к его морде. Неожиданно пёс рванулся вперёд. Джастин зажмурился, уже представляя, как клыки вонзаются в его руку, но ничего подобного не произошло. Макс аккуратно взял конг в зубы и снял его с ладони Джастина.

Мальчик не смог сдержать улыбку. Не думая, он просунул пальцы через сетку и погладил Макса по голове, почувствовал на руке его тёплое дыхание, но не успел дотронуться до пса, как послышалось предостерегающее рычание. Джастин испуганно улыбнулся и отдёрнул руку. Макс попятился и улёгся на пол, зажав в передних лапах конг, после чего принялся увлечённо грызть его, радостно подняв уши.

– Да, прости, – сказал Джастин, – наслаждайся своим конгом. А я пока побуду тут.

Рэйес положил руку Джастину на плечо.

– Это было впечатляюще, сынок, – лицо его выражало одновременно восторг и уважение.

Джастин взглянул на родителей, не совсем понимая, что делать дальше.

– Ну что ж, – сказал отец, – думаю, мы заберём Макса, сержант.

6

Отец Джастина вбивал в газон на заднем дворе металлический штырь. Макс вздрагивал каждый раз, когда резиновая киянка ударялась о металл, но Джастин крепко держал пса на коротком поводке. Послеполуденное солнце светило высоко в небе, день стоял невыносимо жаркий и влажный. Джастин плавился от зноя и не мог даже представить, каково Максу в его толстой чёрно-коричневой шкуре. Потом он подумал, что в Афганистане, скорее всего, было ещё жарче, а Макс натренирован выдерживать такие безумные температуры.

По дороге домой пёс был взбудоражен, но не агрессивен. Рэйес одолжил им клетку, чтобы поставить в машину, и Макс нарезал внутри неё круги, пока они ехали. Но он больше не рычал и не лаял, как раньше, что было хорошим знаком. Однако теперь, когда они привезли Макса домой, Джастин не очень понимал, что с ним делать. Это не комнатная собачка вроде двадцати чихуахуа Чуи. Да, Макс был напарником Кайла, но это не значит, что держать его в доме безопасно.

– Не нравится мне, что приходится его вот так привязывать во дворе, – сказала мама Джастина под аккомпанемент киянки.

Отец ненадолго оторвался от работы и посмотрел на жену.

– Памела, мы это обсуждали. Он слишком неуравновешен, чтобы жить в доме, и просто разгуливать по двору мы ему тоже не можем позволить. Что, если он убежит на улицу? Всё с ним будет нормально.

– Почему бы тебе просто не поставить забор? – поинтересовался Джастин.

Отец развернулся поглядеть на него, его шея потемнела под солнцем.

– И кто платить за это будет? Ты?

– Нет, но если ты поставишь забор, я уговорю соседских детей его побелить, – пошутил Джастин.

– Как остроумно, – отец повернулся к маме: – Ты уверена, что он наш?

Она улыбнулась, глядя на него.

– Могу доказать, у меня и растяжки остались.

Отец хмыкнул и ударил по штырю напоследок.

Джастин не мог вспомнить, когда слышал отцовский смех в последний раз или когда мама в последний раз шутила. Ещё он не мог вспомнить, когда отец в последний раз так утруждался, чтобы сделать что-то, что было важно для Джастина. Взять к себе собаку с людоедскими наклонностями он мог только ради Кайла. Ради Джастина – никогда. Вот и всё.

Отец пошатал штырь и явно остался доволен, удостоверившись, что тот не вывернется из земли, как бы сильно Макс ни рвался, потом закрепил на штыре длинную металлическую цепь и сделал шаг к собаке, собираясь пристегнуть цепь к ошейнику. Пёс заворчал и припал к земле, натянув поводок. Отец отскочил назад и поспешно отдёрнул руку.

– На, – сказал он, сунув цепь Джастину. – Сам это делай.

Джастина не тянуло спорить с отцом; он готов был на что угодно, чтобы вернуться к обычной жизни. Он взял цепь, не говоря ни слова, наклонился и медленно, аккуратно, спокойно прикрепил её к ошейнику Макса. Тот плюхнулся на землю, словно провёл на этом заднем дворе всю жизнь. Пёс выглядел совершенно расслабленным. Он вывалил язык из пасти и запыхтел. Складывалось впечатление, будто раньше он просто притворялся ненормальным – вредничал или что-то вроде.

– Ну вот и хорошо, – сказала мама довольно. – Кажется, он устроился.

Джастин быстренько прикинул в уме и счёл, что как раз успеет прокатиться, пока не стемнело. Он поднялся, собираясь уйти.

– Джастин, – окликнула его мама, – давай-ка зайдём в дом и разберёмся с ужином для Макса.

Джастин остановился, потряс головой и выставил руки перед собой. Его пронзила вспышка злости.

– Эй-эй, погодите-ка, – сказал он, пятясь от родителей и от собаки. – Я помог вам привести его сюда, но я…

Макс вскочил и зарычал на Джастина, настороженный его резкими движениями и злым голосом. Джастин заговорил тише:

– Но я не подписывался возиться с чокнутым псом Кайла.

Может, всего миг назад отец и смеялся, но теперь веселье явно покинуло его. Он отложил резиновую киянку и какое-то время глядел в землю, собираясь с мыслями. Затем он с некоторым усилием поднялся на ноги и захромал к Джастину. Мама с беспокойством на лице наблюдала за ними с другого конца двора.

– Кайла больше нет, – отец говорил, а его глаза гневно сверкали. – Так что Макс уже не его пёс. Теперь он твой. Я ясно выразился?

Джастин стиснул зубы. Он выдержал отцовский взгляд, но ничего не сказал. А смысл? Отца больше волновала тупая псина, которая когда-то принадлежала Кайлу, чем его родной живой и дышащий сын. Нет смысла спорить на этот счёт – отца ни за что не изменить.

Последовала долгая пауза, а потом Джастин обошёл отца и направился к дому. Он слышал, как звякнула цепь Макса, когда пёс вскочил, порываясь идти за ним следом.

– Сидеть! – рявкнул отец Максу. Макс залаял, и отец что-то пробормотал себе под нос.

Джастин слышал поскуливание пса, захлопывая за собой дверь. Он ворвался на кухню, схватил с пола десятифунтовый мешок с сухим собачьим кормом и надорвал его. Он цапнул новую миску из нержавеющей стали и опустился на колени, засовывая руку в гигантский мешок. Корм пах отвратительно – Джастина чуть не стошнило.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю