332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джеки Коллинз » Смертельный соблазн. Манхэттен » Текст книги (страница 18)
Смертельный соблазн. Манхэттен
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:42

Текст книги "Смертельный соблазн. Манхэттен"


Автор книги: Джеки Коллинз






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

33

Мэдисон и Ким молча сидели рядом в самолете, который готовился к взлету. Мэдисон чувствовала себя так, будто об нее вытерла ноги целая рота солдат, голова была готова взорваться. Она невидящим взглядом смотрела в иллюминатор и предавалась мрачным раздумьям. Вот молодец! Так и надо подходить к решению жизненно важных вопросов: нажраться в стельку и лечь под первого попавшегося официанта. Блестяще! Умница!

Она ненавидела себя за то, что случилось накануне вечером, а Ким ненавидела ее за то, что она так и не пришла ночевать в гостиницу.

– Ты не подумала о том, что я могу волноваться? – спросила Ким наутро.

– Извини, – пробормотала Мэдисон, направляясь прямиком в ванную.

Целый час она стояла под душем, надеясь, что прохладная вода успокоит и вернет ее к реальности, и размышляя о том, во что превратилась ее жизнь. Выводы были неутешительными.

Выйдя наконец из душа, она попыталась оправдаться.

– Я полагала, что ты развлекаешься и слишком занята, чтобы волноваться из-за меня.

– Я и развлекалась, – признала Ким.

– Тогда прекрати читать мне мораль. Я знала, что делаю. Я облажалась. У меня была возможность убедить мою тетку, что мы не чужие и кое-что значим друг для друга, а я упустила этот шанс. Полупьяная, я сидела у нее в кабинете, слушала, что она мне говорит, и никак не реагировала. А потом я убежала с Хуаном и провела ночь, занимаясь бессмысленным сексом. Неплохо, правда?

Ким неодобрительно покачала головой.

– Я считаю, – продолжала тем временем Мэдисон, – что каждый человек должен время от времени выпускать пар, иначе он взорвется. Вот я и выпустила пар. А теперь готова вернуться домой и попытаться справиться со своими проблемами.

Ким кивнула в знак того, что поняла мысль подруги, но было видно, что она все еще сердится.

– Что ж, если ты привыкла решать проблемы таким образом… – проговорила она, не закончив фразу.

И вот теперь они сидели в самолете и молчали.

Потягивая томатный сок, Мэдисон размышляла над тем, чем она займется по возвращении домой. Во-первых, работой – это бесспорно. Во-вторых, она выбросит из своей жизни Майкла. Она больше не хочет видеть его. Он – лжец и обманщик. А может быть, даже убийца.

Майкл. Ее отец. Папа. Предатель.

Она поежилась при мысли о том, кем еще он может оказаться.

Как только самолет поднялся в воздух, она погрузилась в сон и проснулась незадолго до посадки.

– Я полагаю, на этом наш совместный бизнес окончен, – проговорила Ким, сосредоточенно застегивая привязной ремень.

– Это точно, – ответила Мэдисон. – И напоследок я хочу сказать, что очень благодарна за все, что ты для меня сделала.

– Неужели? – вздернула брови Ким. – А по-моему, ты была бы гораздо более счастлива, если бы я не выложила тебе всего, о чем мне удалось узнать.

– Нет, – сказала Мэдисон, делая глоток томатного сока. – И спасибо, что съездила со мной в Майами. Не знаю, что бы я без тебя делала.

– Жаль, что я не смогла помочь тебе.

– Каким образом? Не позволив мне выставить себя на посмешище?

– Я не считаю, что ты выставила себя на посмешище, – тактично проговорила Ким. – Ты переспала с очень красивым молодым человеком. Это совершенно нормально.

– «Молодой» – мягко сказано, – огрызнулась Мэдисон. – А с другой стороны, кому какое дело! С кем хочу, с тем и трахаюсь! И пошли все в задницу!

Однако эта грубость была напускной. На самом деле она ощущала себя совсем иначе. Внутри у Мэдисон все словно съежилось. Она переспала с мальчишкой. Какой позор! Мэдисон не хотела, чтобы так вышло, просто в тот момент рядом не оказалось никого, на чье плечо она смогла бы опереться. Если бы только с ней был Джейк, все могло бы сложиться иначе. Впрочем, нет. Джейк – такой же, как все остальные. Своим поведением он доказал, что ничего, кроме сексуального влечения, его с Мэдисон не связывает, и это было обидно. Как глупо было с ее стороны тешить себя наивными иллюзиями!

Ей больше не хотелось видеть Джейка, а значит, нужно позвонить Виктору и попросить, чтобы он нанял для командировки в Лас-Вегас другого фоторепортера. Джейк – это уже вчерашний день, и у нее нет ни малейшего желания работать с ним на пару.

– Ну что, – спросила Мэдисон, повернувшись к Ким, которая была белее снега – видимо, она боялась летать, – ты хотя бы чуточку довольна нашей поездкой?

– Я развеялась, – ответила индианка. – И обзавелась новым нарядом.

– А мне казалось, что ты получаешь удовольствие. Тогда, на танцплощадке…

– Да, это место было заряжено какой-то энергией, – сказала Ким с мимолетной улыбкой. – Я поддалась влиянию момента.

– Мне ли не знать, что это такое, – устало произнесла Мэдисон.

Выйдя из здания аэропорта, они взяли такси и вместе доехали до центра города. Водитель – разговорчивый армянин – первой высадил Мэдисон. На прощанье она предложила Ким как-нибудь встретиться и вместе пообедать.

– Звони, – ответила Ким, подняла стекло, и такси уехало.

Но они обе знали, что вряд ли встретятся снова. Главное, что хотелось сейчас Мэдисон, – позабыть обо всем, что с ней случилось, а Ким всегда будет болезненным напоминанием об этом.

Соскучившийся по хозяйке Сламмер буквально обезумел при ее появлении. Он лаял и скакал по прихожей, колотя хвостом по собственным бокам.

– Нехорошо я с тобой поступаю, правда? – проговорила Мэдисон, соскользнув по стене на пол и принимаясь чесать ему пузо. – Постоянно тебя бросаю. Мы с тобой уже не гуляем подолгу, я все время в плохом настроении… Но теперь все будет иначе, обещаю. Все пойдет по-прежнему.

Сламмер коротко гавкнул, показывая, что все отлично понимает и не в претензии. Вероятно, он не врал. Сламмер был очень умным псом.

Мэдисон поднялась с пола и, подойдя к автоответчику, стала прослушивать сообщения, накопившиеся за время ее отсутствия. Звонили все те же: Виктор, который никак не желал угомониться, Виктор, интересовавшийся, как идут у нее дела со сбором материалов, Джеми, Майкл, черт бы его побрал! Она не хочет иметь с ним ничего общего. Даже – говорить по телефону.

Мэдисон второй раз за день приняла душ и снова вернулась мыслями к событиям прошлой ночи. Теперь Саут-Бич и все, что там произошло, казалось далеким и нереальным. Ким сказала, что там царила какая-то особая атмосфера, и была права. Какой-то чувственный дурман, который окутал Мэдисон и сделал ее беззащитной.

Одевшись, она отправилась в редакцию.

* * *

Виктор приветствовал ее с наигранным энтузиазмом.

– Моя лучшая сотрудница решила осчастливить меня своим посещением! – издевательски прорычал он. – Какое счастье!

– У меня были дела в Майами, – пояснила Мэдисон.

Брови редактора удивленно поползли вверх.

– В Майами? – переспросил он. – Какого черта тебя туда понесло?

– Ты обязательно должен свозить свою жену на Саут-Бич, Виктор, – проговорила Мэдисон. – Только там она сможет избавиться от всех комплексов и по-настоящему раскрепоститься.

– Не понял? – Брови Виктора залезли чуть ли не на макушку.

Мэдисон рассмеялась.

– Поверь, это место очень раскрепощает.

– А-а, – протянул Виктор, – судя по всему, кто-то неплохо оттянулся.

– Оттянулся, не оттянулся – это не важно, – сказала Мэдисон. – Кстати, я хочу, чтобы ты отправил со мной в Лас-Вегас другого фотографа. Джейк Сика для этой работы, пожалуй, не годится.

– Опоздала, – гаркнул Виктор. – Я его уже нанял. Кроме того, он – классный фоторепортер.

– Черт! – пробормотала она.

– А в чем, собственно, дело?

– Я подумала, что ты можешь покопаться в своей дурацкой картотеке и отыскать координаты Анны Лейбовиц. Ее работы просто потрясающи.

– То-то в «Вэнити фэйр» обрадуются! – проговорил Виктор, поджав губы. – Она работает на них.

– А мне вот захотелось для разнообразия поработать с женщиной, – сказала Мэдисон. Виктор был известен тем, что брал на работу в основном мужчин, и Мэдисон постоянно пеняла ему по этому поводу.

– Почему? – спросил он.

– А почему бы и нет? – с вызовом ответила Мэдисон. – Ты такой шовинист, Виктор!

– Я – шовинист? – с оскорбленным видом переспросил редактор. – Кстати, – проговорил Виктор, – не пора ли нам выбрать для тебя новую жертву?

– Прямо сейчас?

– Я подумываю о Брюсе Уиллисе.

– Почему?

– Он страшно недооцененный актер. Кроме того, учитывая его недавний развод, мужественную внешность и то, что он один из самых высокооплачиваемых звезд Голливуда, публика будет пускать слюни, читая твой очерк о нем.

– Почему ты так падок на кинозвезд?

– Потому что они ньюсмейкеры, и читателю интересно все, что с ними связано.

– Значит, ты хочешь еще один занудный очерк о нравах Голливуда?

– Совершенно верно.

– В таком случае, может, тебя устроит звезда «Пантер студии» Лаки Сантанджело?

– Она тоже ничего, – с энтузиазмом кивнул Виктор, – но, насколько мне известно, она не жалует нашего брата.

– А если мне удастся ее уговорить?

– Каким образом?

– Женщина с женщиной всегда договорятся. Она удивительный человек. Добиться столь многого, будучи женщиной! Я немного знакома с Алексом Вудсом – помнишь такого? Он едва не снял фильм по моему сценарию о девочках по вызову, и, насколько мне известно, он очень дружен с Лаки. Отправь меня на побережье, и я попробую достать ее с его помощью.

– Ты что, хочешь снова смыться из Нью-Йорка?

– У меня было слишком много личных проблем, и теперь я хочу развеяться.

– Ах да, конечно, – вспомнил Виктор. – Смерть матери стала для тебя настоящей трагедией.

– Даже хуже, – сказала Мэдисон, а про себя подумала: «Если бы ты только знал!» – Но сейчас мне не хочется об этом говорить.

– Ты уверена, что не хочешь выговориться? – спросил Виктор, буравя ее пытливым взглядом. – Я очень благодарный слушатель.

– Как-нибудь в другой раз. Когда все это уляжется внутри меня.

– Ну гляди, Мэдисон, – с озабоченным видом проговорил Виктор. – В конце концов, ты знаешь: я всегда к твоим услугам.

– И это – единственное светлое пятно, – грустно улыбнулась она. – Я узнала, что у меня много преданных друзей.

– Ничего удивительного, – торжественно проговорил Виктор. – У человека такие друзья, каких он заслуживает, а ты, моя дорогая, заслуживаешь самого лучшего.

* * *

Мэдисон вышла из здания редакции, прошла всего несколько метров по Лексингтон-авеню и тут же услышала, как кто-то окликает ее по имени. Она остановилась и обернулась. По улице к ней бежал Джейк Сика.

– Привет, – воскликнул он, поравнявшись с Мэдисон, – я так и знал, что это ты.

– Ага, – ледяным тоном ответила она, – кого мы видим! Странствующий фотограф! Ну, здравствуй, незнакомец.

– Незнакомец? – удивленно посмотрел он на нее. – Прошло всего две недели, и я уже незнакомец?

– Хорошо ли провел время в Париже? – осведомилась Мэдисон со сталью в голосе. – Я думаю, хорошо, коли даже ни разу не позвонил.

– Я не звонил потому, что ненавижу эти проклятые автоответчики.

– Ты хочешь сказать, что звонил мне, но постеснялся оставить сообщение на автоответчике?

– Нет, я не звонил, поскольку знаю, что у тебя постоянно включена эта дьявольская машинка. Я решил, что все равно увижу тебя, когда вернусь.

– Правда?

– Правда. А сейчас я иду к Виктору. Пойдем вместе?

– Я как раз от него.

– Вот и пойдем. Устроим ему сюрприз.

«Сюрприз будет для тебя, – подумала она. – Если у Виктора хватит духа, он снимет тебя с командировки в Вегас, и тогда – прощай, Джейк!»

– Нет, спасибо, – ответила Мэдисон, изобразив скуку на лице.

– У тебя усталый вид, – сказал он. – Что-нибудь случилось?

«Твою мать, Джейк Сика! Я не устала, я измотана. Выжата как лимон. В том числе – и от секса, которым занималась ночью. Великолепного секса, между прочим! Самого лучшего в моей жизни! А ты даже понятия не имеешь, через что я прошла, с тех пор как ты уехал. Ну и пошел в задницу!»

– Я только сегодня утром вернулась из Майами, – сказала она вслух, стараясь, чтобы ее голос звучал не слишком неприязненно. – Собирала материал о нескольких клубах на Саут-Бич. Всю ночь глаз не сомкнула, так что сам понимаешь…

– Значит, в Майами? – сказал он. – Наверное, неплохо провела время?

– Это точно. Времени зря не теряла.

Джейк придвинулся поближе.

– У тебя точно все в порядке?

– Ты меня уже об этом спрашивал, – сказала она, отодвигаясь. – У меня все нормально.

– Насколько я понял, мы вместе отправляемся в Вегас?

– Неужели? – спросила Мэдисон, словно услышала об этом впервые.

– Виктор сказал, что ты рекомендовала меня. Спасибо.

«Я не хочу с тобой работать, Джейк. И спать с тобой тоже не хочу. Ты такой же, как все остальные».

– Ты должен извинить меня, – проговорила она, словно ненароком поглядев на часы, – у меня назначена встреча, и я не хочу опаздывать. Работа – превыше всего, а уж потом все остальное.

– Может, увидимся сегодня вечером?

Он что, тупой?

– Могу я задать тебе один вопрос? – заговорила она, не в силах больше сдерживаться. – Ты предлагаешь встретиться только потому, что случайно наткнулся на меня, проходя по улице, или ты собирался позвонить мне попозже?

– А, понятно, – сказал он, – ты обиделась.

– С какой стати мне обижаться! – парировала она.

– Да-да, ты обиделась. Не отрицай.

– Вот еще! – огрызнулась Мэдисон, злясь на него и на себя одновременно.

– Обиделась, обиделась…

– Ладно, – согласилась она, устав играть в эту детскую игру. – Может, и обиделась. Мы были вместе целую неделю, нам было хорошо, а потом ты – фьюить! – улетаешь в Париж и растворяешься – до тех пор, пока я не натыкаюсь на тебя здесь. Скажи, Джейк, как, по-твоему, у меня нет причин обижаться?

– Но ты сама могла бы позвонить мне, – заметил он, отчего Мэдисон разозлилась еще больше.

– Могла бы. Вот только одна незадача: ты не оставил мне номер телефона и не сообщил, где тебя искать.

– Да, это верно, – с виноватым видом согласился Джейк.

– Так что извини, дорогой, я действительно обижена и не намерена больше говорить на эту тему.

С этими словами Мэдисон развернулась и, не оглядываясь, пошла прочь.

Что он о себе возомнил? Полагает себя неотразимым? А на самом деле – такая же дешевка, как и все остальные. Любуется самим собой и думает только о постели.

Она остановилась у ближайшей телефонной будки и набрала номер Джеми.

– Привет! Я здесь и готова поговорить, – без долгих предисловий сказала Мэдисон.

– Ну, наконец-то! – воскликнула Джеми. – А то я уже места себе не нахожу!

– Угадай, на кого я только что наткнулась.

– На кого?

– На Джейка, – с деланым равнодушием сообщила Мэдисон. – Ты можешь в это поверить? И этот сукин сын сделал вид, что ничего не случилось.

– А что случилось-то? – непонимающе спросила Джеми.

– Как что! Этот паршивец живет у меня целую неделю, а потом даже ни разу не позвонит. И что мне теперь делать – прыгнуть ему на шею? Вот уж черта с два. Я его ненавижу!

– Тебе нужен сеанс психотерапии, – ровным голосом произнесла Джеми.

– О господи! Если еще и ты посоветуешь мне обратиться к мозгоправу, я точно сойду с ума – окончательно и бесповоротно.

– Я не сказала, что тебе нужно к мозгоправу. Я говорю, что тебе нужен сеанс психотерапии. Со мной.

– Чушь собачья!

– Нет, не чушь. Тебе необходимо выговориться. Ты свободна сегодня днем?

– Да.

– Тогда давай встретимся.

– Если ты считаешь, что это действительно необходимо…

– Да, считаю.

– Хорошо. Где?

– Там, где можно спокойно поговорить.

* * *

Они встретились за ланчем в отреставрированной «Русской чайной комнате» и в перерывах между борщом, блинами и несколькими рюмками русской водки Мэдисон выложила подруге все начистоту. Джеми слушала ее очень внимательно и перебивала только в крайних случаях, а потом, когда долгий рассказ Мэдисон подошел к концу, сказала:

– Если бы это был сценарий для фильма, я не поверила бы ни одному слову, сказав, что такого не бывает.

– Знаю, – согласилась Мэдисон. – Я сама до сих пор не могу прийти в себя. Вот почему я и напилась прошлой ночью. И переспала с этим…

– Ну, он хоть был ничего? – лукаво поинтересовалась Джеми.

– Не задавай дурацких вопросов! – огрызнулась Мэдисон, делая глоток из бокала. – Мальчишке всего девятнадцать лет. Я чувствую себя развратной старухой, совратившей малолетнего.

– М-м-м… Говорят, что в девятнадцать лет мальчики – горячее всего.

– Не слушай посторонних, слушай меня. Уж я-то знаю.

Джеми негромко засмеялась.

– Как-нибудь нужно будет попробовать, – мечтательно сказала она.

– Хватит с тебя и Питера, – фыркнула Мэдисон. – Кстати, как у вас дела?

– Лучше не бывает, – потупилась Джеми. – Опять кое-что произошло.

– Что?

– Помнишь, что посоветовала мне сделать твоя женщина-детектив?

– Ну?

– Я это сделала. Я заглянула в его бумажник и нашла там презерватив.

– Иди ты! И ты пометила его?

– Да, пометила, хотя и чувствовала себя при этом полной дурой.

– И что дальше?

– Ничего. С тех пор у нас все было так хорошо, что я не удосужилась проверить. Кроме того, лазить по его вещам… это ужасно. Я начинаю чувствовать себя так мерзко.

– А обманывать тебя – это не мерзко? – После нескольких рюмок водки Мэдисон чувствовала себя гораздо лучше.

Изящная ручка Джеми пробежала по коротким стриженым волосам.

– И все равно я не хочу проверять, – упрямо сказала она.

– Может, из-за того, что ты просто боишься не найти своей метки?

– Нет.

– Тогда проверь.

– Ну хорошо, – сдалась Джеми с тяжелым вздохом, – посмотрю сегодня вечером, когда он ляжет спать.

– Что еще здесь было интересного? – спросила Мэдисон. – Что я пропустила?

– Антон устроил еще одну вечеринку.

– Крис Финикс там был?

– Нет.

– Ты разочарована?

– Не-а, – хихикнула Джеми.

– Все равно у тебя с ним ничего не получилось бы.

– Еще как получилось бы, если бы я прищучила Питера.

– Вполне возможно, что ты его еще прищучишь. Так что же, Крис Финикс станет первым в списке твоих потенциальных жертв?

– Знаешь, Мэдди, ты на меня плохо влияешь, – невесело проговорила Джеми.

– Согласна, – точно таким же тоном ответила ей подруга. – Я зла, я устала, и мне хочется плакать. Я была уверена, что у меня есть семья: папа, мама… И вдруг прямо на моих глазах все это расползлось и превратилось в кучу дерьма. И в довершение ко всему я подозреваю, что Майкл – человек, которого я всегда боготворила, – может оказаться… Черт, я даже не могу произнести это!

– Кем?

– Убийцей, душегубом, киллером. Откуда, к черту, мне знать, как это называется! Бред какой-то…

– Как бы я хотела тебе помочь! – проговорила Джеми.

– Одна мудрая женщина посоветовала мне, как вести себя в этой ситуации: плюнуть, не обращать внимания и жить, как жила. По ее мнению, я должна быть сильной и идти своей собственной дорогой.

– В тебе всегда чувствовалась какая-то отстраненность. Помню, во время школьных каникул мы никогда не ездили к тебе – либо ко мне, либо к Натали. Я и Стеллу-то видела всего раза два, не больше. А твой отец на нашем выпускном вечере? У него был такой вид, будто он терпит все это из последних сил. Сидел, будто палку проглотил. А Стелла вырядилась павлином, все мальчишки только и таращились на нее. Их можно было принять за кого угодно, только не за любящих родителей. Они не взяли твои школьные фотографии, не подарили тебе цветы – ничегошеньки! Неужели ты это забыла?

– Пыталась забыть, – грустно ответила Мэдисон. – И ты знаешь, самое забавное заключается в том, что я все равно люблю Майкла.

– Ну и что же ты теперь предпримешь? – осведомилась Джеми. – Скажешь ему, что тебе все известно?

– Может, и скажу когда-нибудь. А пока я намереваюсь вплотную заняться очередным интервью. Поеду в Лас-Вегас, сделаю материал, потом, возможно, поживу немного в Лос-Анджелесе. Прежде чем объясняться с Майклом, мне необходимо привести мысли в порядок.

– Что ж, какой-никакой, а план.

– И еще я подумываю о том, чтобы снова съездить в Майами и еще раз поговорить с Кэтрин. На сей раз я буду трезвой и собранной. И, конечно, не лягу в постель с первым попавшимся юнцом. Единственной целью этой поездки будет выяснить как можно больше о моем прошлом.

Женщины вышли из ресторана и по молчаливому соглашению направились в «Бергдорф», чтобы залечить свои душевные раны с помощью легкого шопинга. Мэдисон купила кашемировый свитер без рукавов, но с высоким воротником, и очень темные солнцезащитные очки от Дольче и Габбана.

– В конце концов, мне предстоит поездка в Лас-Вегас, – с виноватой улыбкой пояснила она, – и мне нужно выглядеть соответственно обстановке.

Джеми переживала от ощущения собственного бессилия. Она ничем не могла помочь подруге, и это ее угнетало. Вот если бы Питер согласился поехать в Вегас! Но она знала, что этого не будет.

Выйдя из магазина, они попрощались, и Мэдисон махнула проезжавшему мимо такси.

– Может, придешь к нам поужинать? – спросила Джеми. – Мы закажем еду в китайском ресторане, возьмем в видеотеке какой-нибудь фильм…

– Спасибо за приглашение, но… нет, – ответила Мэдисон, садясь в такси. – Я еще не оправилась от поездки. Для непьющего человека я вчера приняла лошадиную дозу. Кроме того, у меня на вечер назначено свидание с моим компьютером, и я обещала своему псу побыть с ним. Так что я лучше останусь дома.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю