332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джек Уильямсон » Легион Времени » Текст книги (страница 23)
Легион Времени
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:41

Текст книги "Легион Времени"


Автор книги: Джек Уильямсон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 28 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Глава девятнадцатая. Власть над змеем

Еще даже не увидев, а только почуяв угрозу, Прайс инстинктивно выпустил из рук веревку, тянувшуюся к шее араба, и, прыгнув вперед, поднял боевой топор. Криор, похоже, ничего другого и не ожидал. Не помышляя даже о самоубийственной атаке, он, подобрав веревку, опрометью кинулся по коридору назад к винтовому проходу.

Прайс устремился в погоню. Однако хромота жреца куда-то подевалась, и Дюран никак не мог его догнать. Добежав до спирального туннеля, американец огляделся. По воздуху плыл золотой туман. Жрец успел исчезнуть.

Проклиная свою неосмотрительность, Прайс не мог не восхищаться упорством Криора. Он был врагом, прислужником злобного Маликара, и при каждом удобном случае пытался убить Прайса. Все так. Но его упорство, коварство и изобретательность делали жреца достойным противником.

Какой-то миг Прайс заколебался, не зная, куда идти. Вернуться на балкон или же продолжить прерванный спуск? Любопытство влекло его на балкон – в краткий миг перед нападением араба Прайс успел заметить там кое-что весьма интересное.

Балкон оказался футов двадцати в ширину и около сорока в длину. Под ним, за невысоким каменным парапетом, лежал колоссальный, высеченный в толще скалы круглый зал около четырехсот футов в поперечнике. Над головой простирался громадный купол, покрытый, как и стены, желтым инеем золотых кристаллов. И весь этот необъятный зал был полон клубящегося желтого тумана.

Осторожно подобравшись к парапету, Прайс заглянул вниз.

До пола было несколько сот футов – припорошенный, как и все вокруг, золотым инеем, он находился на противоположной от Прайса стороне зала. Прямо под балконом пола не было. Здесь скала обрывалась в бездонную пропасть, до краев залитую светящимся желто-зеленым маревом.

Перегнувшись через парапет, Дюран разглядел внизу мост – узкую полоску, протянувшуюся от одного края пропасти до другого, невидимого Прайсу.

Весь этот зал напоминал театр. Половина пола была сценой. Пропасть, через которую протянулся невероятно узкий мостик, была оркестровой ямой… бездна. Балкон, на котором стоял Прайс, – единственной зрительской ложей.

Прайс все еще разглядывал зал, когда на сцене появились актеры.

Из бокового прохода на устланный золотом пол вышли Маликар и Викира. С балкона они казались крохотными, словно игрушечными.

Маликар, золотой мужчина, с которым Прайсу уже дважды довелось сразиться. Широкоплечий, желтобородый, одетый во все красное, с красным шлемом на голове. В руке он держал свернутый кольцами тяжелый и длинный кнут.

Викиру Прайс видел впервые, если не считать, конечно, видений в мираже. Ее необычная красота, дикая и страстная, не могла не поражать. Стройная желтокожая женщина оделась во все зеленое. Красно-золотые волосы были перетянуты широкой черной лентой.

Они шли и, похоже, о чем-то спорили. Или ругались. Прайс сразу понял, что это их разговор он слышал в спиральном коридоре. И теперь тоже до Прайса доносились голоса золотых людей. Высокий и чистый голос Викиры и резкий, неприятный – Маликара.

О чем именно шла речь, Прайс, увы, разобрать не мог. Золотые люди говорили очень быстро, и голоса их таяли в гулком эхе, плывущем по громадному залу.

Внезапно Викира отскочила от Маликара. Она побежала по пандусу к каменной платформе, чем-то напоминающей алтарь. Только теперь Прайс заметил эту спрятанную в нише платформу. И то, что на ней лежало.

Только сейчас он заметил золотого змея. Настоящую золотую рептилию, чье изображение он видел в парящем над замком мираже. Огромный и неподвижный, змей лежал на алтаре, и его золотая чешуя поблескивала в желтом сиянии тумана.

Остановившись перед ним, Викира начала петь. Она подняла обнаженные желтые руки, словно призывая змея к чему-то. Песня лилась, маняще-сладкая, и в ней бился древний, непривычный для человеческого уха ритм.

Треугольная голова змея качалась в такт с пением Викиры. Пурпурно-черные глаза неотрывно следили за женщиной. И вот змей медленно вытянул шею, опустив голову на уровень плеч Викиры.

Песня замерла. Викира подбежала к змею и в странной ласке обняла его толстую, похожую на колонну шею. Она нежно погладила широкую плоскую голову.

Прайс услышал гневный крик Маликара. Явно недовольный происходящим, жрец быстро шел к платформе, помахивая на ходу кнутом.

Отскочив от змея, Викира побежала ему навстречу. Странным звенящим звуком она позвала за собой золотого змея.

Развернув толстенные кольца, рептилия неторопливо поползла вслед за женщиной. Теперь Прайс видел, что это чудище было больше самого огромного удава – футов пятьдесят в длину, никак не меньше.

Викира остановилась у подножия пандуса, но змей, проскользнув мимо нее, продолжал ползти к Маликару. Он полз, высоко подняв треугольную голову. Дрожал в пасти яркий раздвоенный язык. Сверкали длинные золотые клыки. Сердито шипя, змей бросился на Маликара, и его шипение гулким зловещим эхом отдалось под сводами громадного зала.

Маликар не пошевелился. Он смело стоял на пути гигантской рептилии. Голос его гремел, словно бронзовый гонг.

И змей остановился, замер перед Маликаром, все еще недовольно и нервно шипя.

Викира бросилась вперед. Она что-то кричала, и, повинуясь ее приказу, змей нанес удар.

С удивительной ловкостью Маликар отскочил назад, одновременно взмахнув кнутом. Щелчок прогремел как выстрел. Змей отшатнулся. Грозя кнутом, Маликар пошел на противника, крича на него голосом, подобным грому.

Золотая рептилия уступала. Она еще шипела, но ее шипение понемногу сменялось неуверенным шепотом.

Но вот Викира вновь обняла змея за шею. Громче зазвенела мелодичная песня золотой женщины. И змей замер. Плоская голова нежно потерлась о тело Викиры.

Маликар продолжал наступать. Викира вновь обратилась к змею. Она приказывала ему, упрашивала, умоляла его, наконец. И змей снова перешел в атаку. Но неуверенно, как бы заранее не веря в ее успех.

Маликар яростно взревел и еще раз ударил змея кнутом. Дрожь пробежала по длинному сверкающему телу змея, и он снова замер. Черно-пурпурные глаза, не отрываясь, глядели на Маликара. Верховный жрец ударил опять, и на сей раз змей даже не вздрогнул.

Опустив кнут, Маликар подал короткую резкую команду, и змей медленно и нерешительно вытянул к нему длинную шею. Клыкастая пасть рептилии была закрыта.

Викира пела, звала и ласкала своего могучего союзника… Все без толку.

Маликар несколько раз ладонью ударил змея по носу, и даже Прайс на своем балкончике услышал звон этих ударов. Потом жрец отдал новый приказ, и громадная плоская голова повернулась к Викире.

Женщина вскрикнула, и в голосе ее явственно прозвучал испуг.

Змей зашипел, словно ветер зашептал в сухих листьях.

Викира коротко вскрикнула. Охваченная ужасом (так, во всяком случае, это выглядело со стороны), она бросилась прочь, к проходу, по которому они с Маликаром вошли в подземный зал. Злобно шипя, змей быстро пополз за ней.

Через несколько секунд золотая женщина исчезла в туннеле, и змей остановился. Затем, повинуясь новой команде Маликара, он вернулся к алтарю. Свернувшись тугими блистающими кольцами, опустив тяжелую голову, не отрываясь глядел на верховного жреца.

И тогда Маликар начал бить его кнутом.

Кнут был длинный и у рукояти достигал в толщину человеческой руки. Обращался с ним Маликар весьма и весьма умело. Тонкий кончик кнута оглушительно щелкал. Змей вздрагивал от ударов. Волны катились по его могучему телу, но черно-пурпурные глаза все так же неотрывно глядели на Маликара. А тот, похоже, получал удовольствие от этой пытки.

Наконец Маликар остановился и долго стоял в неподвижности, задумчиво глядя на змея. Наконец очнувшись, жрец рукоятью кнута указал на алтарь и что-то приказал. Покоряясь его воле, желтый змей прополз к возвышению и, свернувшись в нише, замер, словно золотая статуя.

Маликар подошел к краю пропасти и долго смотрел на другую, не видимую Прайсу сторону. Туда, куда вел узкий, всего в две ступни шириной, мост.

Постояв на краю, жрец широкими шагами двинулся через пропасть.

Он прошел, наверное, около сотни футов и вдруг остановился.

Прайсу сперва показалось, что золотого человека одолело головокружение. Еще бы, ведь под ногами у него лежал провал, полный искрящегося желтого тумана. Провал бездонный, хак пустота между звездами.

Но нет, переложив кнут в другую руку, Маликар небрежно почесал затылок. Потом, словно вспомнив что-то очень важное, круто развернулся и быстро пошел обратно. Через минуту он уже скрылся в туннеле, в который недавно убежала Викира.

Глава двадцатая. Сон в тумане

Как зачарованный Прайс смотрел на странную борьбу Викиры и Маликара за власть над змеем. Он начисто забыл о сбежавшем пленнике. Все его мысли были поглощены разворачивавшимся перед глазами зрелищем.

Но когда Маликар покинул зал, Прайс вернулся к реальности. Дюран понимал, что если он не хочет попасть в лапы жрецов, то ему надо побыстрее покинуть этот балкон. И единственным выходом был тот самый проход, по которому Прайс сюда и попал.

Американец не собирался сдаваться. Он намеревался продолжить поиски в озаренных призрачным желтым светом туннелях.

Криор сказал, что Айса спит где-то здесь. Не оставалось ничего другого, как поверить в правдивость жреца. История казалась совершенно невероятной, и это отчасти подтверждало ее истинность. Решив соврать, Криор, наверное, выдумал бы что-нибудь более правдоподобное.

Добравшись до спирального коридора, Прайс начал осторожно спускаться и тут же услышал впереди шаги. Быстро вернувшись к горизонтальному ходу, он спрятался за поворотом, плотно прижавшись к стене.

Несколько секунд спустя мимо прошествовал Маликар с недовольной гримасой на желтом лице, что-то бормоча себе под нос.

Дождавшись, когда гул шагов стихнет, Прайс выбрался из укрытия и продолжил прерванный спуск. Он бежал вниз, отчаянно вслушиваясь в тишину. Времени прошло довольно много, и Криор наверняка уже поднял тревогу.

Чем ниже Прайс опускался, тем гуще становился желтый туман. Еще тогда американец заметил странное щекочущее ощущение в носу и некоторую нехватку воздуха. Но, обеспокоенный более насущными проблемами, пренебрег опасностью золотого тумана.

Наконец туннель выровнялся. Еще немного, и Прайс вошел в большой круглый зал – тот самый, где в нише на алтаре спал гигантский змей. Покрытые золотым инеем стены поднимались на многие сотни футов. Прайс едва разглядел тот балкончик – наверху, под самым куполом, – с которого он наблюдал за всем произошедшим в этом зале.

Справа футах в восьмидесяти в нише лежал свернувшийся змей. От его вида Прайсу стало как-то не по себе. Но рептилия, похоже, спала, уронив массивную голову на толстые золотые кольца. Страшные чернопурпурные глаза были закрыты.

До пропасти было футов двести. Дальше лишь желто-зеленый туман клубился над бездонным провалом да тонкая ниточка моста тянулась на другую сторону пропасти к широкой нише в базальтовой стене.

Мост этот, словно магнитом, притягивал к себе Прайса. С одной стороны, Дюран до смерти боялся выходить на него – он знал, что не сможет вот так запросто сохранить нужное спокойствие и хладнокровие, очутившись над головокружительной бездонной пустотой. С другой стороны, Прайс почему-то не сомневался, что найдет Айсу в нише на другой стороне провала.

Времени для колебаний не оставалось. Маликар мог вернуться в любой момент. Но даже если и нет, то Криор наверняка приведет сюда отряд вооруженных до зубов жрецов. Или, что еще хуже, гигантский змей может проснуться и обнаружить незваного гостя.

Не раздумывая. Прайс бесшумно направился к мосту. Змей не пошевелился. Добравшись до пропасти, американец вступил на узкую каменную дорожку.

Гладкий, без каких-либо поручней или перил мостик не достигал в ширину и пары футов. Профессиональный акробат с великолепно развитым чувством равновесия перебрался бы на другую сторону без малейшего труда. Но Прайс, сделав всего несколько шагов, закачался. Голова у него закружилась, и он чуть не упал.

Поспешно зажмурившись, Прайс попытался вернуть себе утраченное было равновесие.

Он старался не глядеть вниз, однако пропасть под ногами так и притягивала его взор. Холодный пот выступил на лице Прайса. Он судорожно сжимал кулаки, так что ногти до боли вонзались в ладони, и заставлял себя идти быстро. Все что угодно, лишь бы поскорее оказаться на той стороне.

Отчаянным усилием воли Прайс пытался забыть о пропасти. Он старался думать только об Айсе. О той ночи, когда арабы Фархада поймали ее в пустыне и продали Жоао де Кастро. О другой ночи, когда вдвоем с девушкой он бежал из каравана. О сладких днях в забытом оазисе Энза.

Победив головокружение, Прайс быстро шел через мост.

Прайс прошел уже, наверное, половину пути, когда вдруг отчетливо почувствовал, что ему нестерпимо хочется спать. Глаза так и слипались. Веки упорно не желали подниматься, словно кто-то привязал к ним тяжелый груз. Руки и ноги будто свинцом налились.

Мысли путались. Сон накатывал неудержимым морским приливом.

Собрав волю в кулак, Прайс брел сквозь золотой туман. И наконец с неописуемым облегчением увидел, что мост остался позади. Он перешел через пропасть. Он добрался до ниши. Но волны порожденного желтым туманом сна захлестывали его сознание.

С внезапной ясностью американец понял, что ему никогда не пройти по мостику в обратную сторону. Один неверный шаг, и он рухнет в бездонную пропасть. Полусонному, ему не удержаться от этого рокового шага.

Взяв себя в руки, Прайс оглядел нишу в скале. Это была скорее даже не ниша, а полукруглый грот диаметром около сорока футов. Золотой иней густым слоем покрывал черный базальт стен и округлого свода.

Внутри грота стояли четыре массивные продолговатые каменные глыбы, чем-то напоминающие большие широкие столы. Три плиты были пусты, но на четвертой неподвижно лежало человеческое тело, завернутое в блестящие золотыми кристаллами одеяния.

Это была Айса. Грудь ее мерно вздымалась и опадала.

Подбежав к камню, Прайс с замиранием сердца посмотрел на спящую девушку.

Ее нежное лицо, как и все вокруг, было покрыто мельчайшими кристалликами золотого инея. Прайс похолодел. Он осторожно провел рукой по щеке девушки и с облегчением увидел, как осыпается золотая пыль, оставляя после себя чистую белую кожу.

Возможно, Айса и в самом деле понемногу превращалась в существо из живого металла. Даже если и так, процесс, похоже, еще не успел зайти далеко.

– Айса! – закричал Прайс. – Проснись, Айса!

Он затряс девушку за плечи, но она не пошевелилась.

Мерцающий туман явно действовал как снотворное. Девушка лежала, сраженная сном, который тяжким грузом лег на плечи и самого Прайса.

Американец поднял Айсу на руки. Девушка не просыпалась. Она была теплая, ровно и глубоко дышала. Но Прайс не мог ее разбудить.

Беспросветное отчаяние охватило Прайса. И оттого, что он держал возлюбленную в объятиях, отчаяние становилось только сильнее. Он нашел свою любовь… нашел лишь для того, чтобы снова потерять. Если бы не усыпляющие свойства золотого тумана, он бы просто-напросто вынес девушку из подземелий. Вынес на свежий воздух, где она наверняка пришла бы в себя. Увы! В его теперешнем состоянии подобное было просто не под силу.

Не зная, что делать дальше, Прайс стоял возле Айсы. Стоял, борясь с коварным сном, глядя на непроходимую ниточку повисшего над пропастью моста. И тут он увидел Маликара.

Все так же держа в руке свернутый кольцами кнут, жрец шел по залу к мосту.

Первым порывом Прайса было бросить девушку и куда-нибудь спрятаться. Но это не имело смысла. Золотой человек наверняка уже его заметил. А даже если и нет, он, без сомнения, обратит внимание, что девушку трогали, что золотая пыль стерта с ее лица.

Не торопясь, Прайс осторожно положил Айсу обратно на каменную плиту. Взяв в руку топор, он подошел к выходу с моста.

Маликар невозмутимо двинулся через провал.

Ситуация выглядела совершенно безнадежной. Казалось, злая судьба не оставила Прайсу ни малейшего шанса. И почему только этот проклятый сон овладел им как раз в тот миг, когда он наконец-то нашел свою любовь? И почему именно в этот момент Маликар решил вернуться в подземный храм? Удача Дюранов… неужели она насмехается?

Прайс чувствовал себя донельзя усталым. Дышать было неимоверно тяжело. Желтый туман удушливым комом застревал в горле. Веки словно налились свинцом. Сон, как прибой, бился о сознание. Бесконечный прибой на берегу океана забвения.

Все силы Прайса уходили на то, чтобы держать глаза открытыми. Он хотел заставить свое тело сражаться – хотя бы один удар топора по Маликару, так самоуверенно идущему через мост. Но волны сна поднимались все выше и выше… Они захлестывали разум… Они захлестнули Прайса, с головой окунув его в воды беспамятства.

Провал бездонный, как пустота между звездами.

Глава двадцать первая. Во власти Маликара

Прайс очнулся от вызванного желтым туманом сна в полной темноте. Раздетый догола, он лежал на жалкой кучке колючей соломы.

Попытавшись встать, американец пребольно стукнулся головой о низкий каменный потолок. Ошарашенный, он опустился на колени и начал на ощупь, руками изучать темницу, в которую попал.

Камера фута четыре в ширину и около семи в длину и с таким низким потолком, что выпрямиться во весь рост в ней нечего и думать. Стены из холодного, грубо отесанного камня, дверью служит толстая металлическая решетка…

Отчаяние охватило узника Маликара. Такой исход безумного похода внутрь горы можно было, наверное, предвидеть. Прайса, впрочем, это не утешало. И примириться со своим положением он не мог.

Маликар замуровал его внутри горы. Замуровал и, похоже, забыл о нем. Нестерпимо медленно тянулось время. Час за унылым часом…

Прайс стойко переносил муки голода и жажды. Какое-то время спустя он снова уснул и проснулся от зеленого света, пробивавшегося сквозь прутья решетки. У дверей камеры стояли три одетых в синее жреца с пиками в руках и с ятаганами на поясе. Отомкнув дверь, один из них просунул в камеру две глиняные миски – с водой и с похлебкой из мяса с мукой.

Прайс не заставил себя долго упрашивать и с жадностью принялся за еду.

Когда миски опустели, жрецы снова отомкнули дверь:

– Пошли!

Они зашагали по темному коридору, вдоль по ведущему вверх спиральному туннелю, вроде того, который шел в логово змея, и наконец, пройдя через высокую арку, попали в совершенно невероятную комнату.

Длинный зал, высеченный в черном вулканическом камне, несколько десятков футов в ширину, втрое больше в длину, с высоким готическим сводом. Но вот самая первая странность, бросившаяся Прайсу в глаза, – комната освещалась затененными электрическими лампами.

Вдоль боковых стен неподвижно замерли жрецы с символом золотого змея на лбах. Вооруженные пиками и ятаганами, они стояли, словно статуи, глядя прямо перед собой.

В дальней части комнаты, под матовыми электрическими светильниками, за массивным столом из красного дерева, который вполне мог бы украсить любой офис на Манхэттене, сидел Маликар.

Бесшумно крутился настольный электрический вентилятор. А рядом лежал длинный кнут, которым Маликар учил уму-разуму змея в зале золотого тумана.

Вдоль дальней стены за спиной Маликара располагались зеленые стальные шкафы для документов, книжные полки с переплетенными на азиатский манер фолиантами и длинная скамья с разного рода научными приборами: микроскоп, весы, химические пробирки, банки с реактивами… Тут же стояли фотокамера и медный телескоп.

Над скамьей висела карта мира, датированная 1921 годом и, судя по подписи, опубликованная весьма известным издательским домом Соединенных Штатов.

Здесь, в мрачном подземном зале, эти вещи, сделанные на цивилизованном Западе, выглядели ничуть не менее удивительными, чем все чудеса Золотой Земли. Прайс был поражен, что конечно же не укрылось от пристального взора Маликара.

– Не ожидал, что я окажуть таким космополитом? – резким и одновременно каким-то мертвенным голосом спросил желтый жрец.

Вопрос он задал на вполне приличном английском.

– Да, – кивнул Прайс. – Этого я действительно не ожидал.

– Ты ведь англичанин, не так ли?

– Американец.

– Понятно, – кивнул Маликар. – Десять лет назад мне довелось побывать в Нью-Йорке. Любопытный город.

Прайс промолчал.

– Со времени падения Рима, – продолжал Маликар, – я довольно часто посещал внешний мир. Последний раз я выбирался к вам в 1922 году: провел четыре месяца в Оксфорде и Гейдельберге – надо же было познакомиться с последними достижениями вашей, надо сказать, весьма топорной цивилизации. Домой я вернулся, совершив кругосветное путешествие. Тогда-то я заодно и побывал в твоей стране… Между прочим, насколько я понимаю, вы пришли сюда от моря по проложенной мною дороге?

– Ты имеешь в виду тропу черепов?

– Совершенно верно. Человеческий череп виден издалека. Он прочен и удобен в использовании… Но сейчас меня больше интересует, чем я обязан радости видеть гостя в своем доме? Прежде всего, как тебя зовут?

– Прайс Дюран.

– Ты понимаешь, что тебя – ошибочно, разумеется – приняли за древнего короля Иру? Того самого, чью гробницу ты, похоже, ограбил.

– Может, оно и так.

Желтые глаза испытующе глядели на Прайса.

– Скажи мне, Дюран, что тебя сюда привело?

Прайс заколебался. Чуть подумав, он решил, что скрывать ему нечего. Зачем осторожничать? Хуже уже не будет.

– Я искал Айсу. Девушку, которую ты похитил.

– Ты, во всяком случае, честен; – с нескрываемой иронией произнес Маликар. – К сожалению для тебя, этой молодой женщине выпала высокая честь стать новой жрицей змея и… моей любовницей.

– Ты хочешь сделать ее золотой? – с трудом сдерживая гнев, спросил Прайс.

– Змей не примет обычного человека, – издевательски кивнул Маликар. – Верховная жрица должна иметь золотую кровь.

Скажи, Дюран, ты хотя бы понимаешь, в чем суть этого процесса? Золотой туман в логове змея возникает на основе редкого золотосодержащего соединения, формирующегося в вулканическом сердце земли. Оседая на стенах подземного храма, он образует золотой иней.

Попадая внутрь живого организма, это удивительное вещество заменяет в протоплазме воду, создавая новое живое соединение золотого цвета. Оно, между прочим, куда прочнее и выносливее, чем заурядная плоть.

– И ты полагаешь, что Айса пойдет у тебя на поводу? – зло спросил Прайс, – Ты же знаешь, она ненавидит тебя! И вполне заслуженно!

– Боюсь, сейчас она и в самом деле относится ко мне не так, как мне бы того хотелось, – оскалился Маликар. – Но когда кровь ее станет золотой, она уже не сможет уйти из-под моей власти. Врата смерти тоже будут для нее закрыты. Для укрощения Айсы, возможно, потребуется некоторое время, но время ничего не значит для счастливых бессмертных. Ничего, постепенно она научится меня любить.

Маликар злорадно и многообещающе улыбнулся. Наклонившись вперед, он поднял со стола тяжелый кнут и любовно погладил желтыми пальцами тонкую черную кожу. Не понять намека было невозможно.

Безумная ярость охватила Прайса при мысли о милой Айсе, похороненной в золотом теле, из которого нет спасения. Об Айсе, ставшей рабыней в руках этого ухмыляющегося демона. Больше всего на свете Прайсу хотелось сейчас свернуть Маликару шею.

Внезапно золотой жрец открыл ящик своего стола и вытащил оттуда тонкую кисточку и небольшой пузырек с золотой жидкостью.

– Мистер Дюран, – сказал он, глядя на узника ленивым и безразличным взором, – я готов сделать весьма необычное предложение. Мне нужно избавиться от тех золотоискателей, с которыми ты прибыл в мою страну.

– И ты освободишь Айсу… – с надеждой в голосе начал Прайс.

– Нет, – отрезал Маликар. – Но я дам тебе шанс спасти свою жалкую жизнь.

– Шанс?

– У тебя есть выбор, Дюран. Поклянись в верности змею и мне лично как верховному жрецу. Я нарисую у тебя на лбу символ твоей новой веры и сохраню тебе жизнь.

– И не подумаю…

– Тебе выбирать, – пожал плечами Маликар. – Стань рабом змея и живи. Или же ты станешь рабом другого змея… – он многозначительно посмотрел на кнут, – и умрешь в подземельях.

Самодовольная, издевательская жестокость этого предложения окончательно вывела Прайса из себя. Повернувшись, он выхватил из рук не ожидавшего ничего подобного жреца копье и яростно бросился на сидящего за столом Маликара.

Но Прайс не сумел сделать и пяти шагов. Два стражника схватили американца и повалили на пол.

– Отпустите этого пса, – по-арабски скомандовал Маликар и с мерзким смешком поднялся из-за стола. В руках он держал кнут.

Стражники отскочили в стороны, а Прайс, ничего не видя перед собой от ярости, кинулся на врага.

Протянувшись, словно щупальце, длинный кнут обвился вокруг копья в руке Прайса. Еще миг, и вырванное у американца оружие полетело в другой конец комнаты.

Но Прайс, подгоняемый слепой ненавистью, не остановился. Сжав кулаки, он наступал на этого издевательски ухмыляющегося золотого дьявола.

Снова щелкнул кнут. Прайс не почувствовал боли, хотя грудь его была распорота, словно от удара ножом. Затем кнут, будто живой, обвил ноги американца. Рывок – и Прайс тяжело рухнул на пол. Еще удар – и кровавая полоса пролегла по спине поднимающегося узника. Он опять двинулся вперед и тут же снова очутился на полу.

Пытаясь встать, Прайс заметил, что в зале появился золотой тигр. На его спине среди подушек на большой черной платформе, в каких в Индии ездят на слонах, сидела Викира, золотая женщина из миража. Она лениво наблюдала за происходящим, и во взоре ее Прайс не увидел ни жалости, ни любопытства. Ничего.

Вновь и вновь кнут, будто острый клинок, впивался в тело. Беспомощно ловя руками разящий, как молния, инструмент пытки, Прайс, шатаясь под ударами, опять пошел на Маликара.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю