332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Суслин » Чудовище в камышах » Текст книги (страница 3)
Чудовище в камышах
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:50

Текст книги "Чудовище в камышах"


Автор книги: Дмитрий Суслин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Но Данилка явно был не согласен с этим.

– Нет, я не бабка старая. Все я видел своими глазами. Это был крокодил. Я даже лапы его разглядел, как он ими под себя подгребал. Зачем я Матрену позвал? Если бы он ее схватил, я бы точно все увидел.

Надо же, ради истины Данилка даже был готов пожертвовать козой. Впрочем, это особенно не удивляет. Близнецы терпеть не могли Матрену за вредный характер. Пасти ее было всегда хлопотно и нелегко. Коза то и дело пыталась уйти в самые малопроходимые места, и искать ее каждый раз было нелегко.

– Что ж, давайте начнем поиски, – предложила Катя. Держимся на таком расстоянии друг от друга, чтобы видеть. И ищем.

– А что мы ищем? – спросил Ерема.

– Следы. Так ведь, Леша?

– Да.

– А почему не самого змея? – удивился старший из близнецов.

– Да, почему не крокодила? – также поинтересовался младший.

– Потому что, будь то хоть змей, – стал объяснять Лешка, – хоть крокодил. Он сейчас спит. Хищники в основном ведут ночной образ жизни. На охоту днем не выползают.

– Но я же его днем видел! – воскликнул Данилка.

– Скорее всего, это была случайность. Наверно он ночью ничего не поймал, поэтому выполз днем.

– Так он и сегодня может также днем вылезти.

– Может, – согласился специалист по звериным повадкам. – Поэтому мы должны быть осторожными.

И друзья принялись за поиски. Они внимательно стали осматривать пляж и все его лопуховые и ивовые окрестности. Через полчаса тщетных и бесплодных поисков, уже уставшие бояться, они собрались вновь, чтобы обсудить, что делать дальше.

– Жара-то, какая! – пыхтела Катя. – Искупаться бы.

– Купайся, – подмигнув, предложил Данилка. – Окунись разок, сплавай на тот берег.

Катя оглянулась на речку и вздохнула. Лезть в воду ей почему-то не хотелось.

– А я искупаюсь, – заявил вдруг Лешка и стал стаскивать шорты. – Вы как хотите, а я думаю, что сейчас опасности нет.

Катя схватила его за руку и взмолилась:

– Леша, не надо!

– Да ладно, ничего со мной не случится! – И оставшись в одних плавках, он направился к реке. – К тому же надо понырять и осмотреть рельеф дна. Там вполне могут быть сохранившиеся следы.

– Какие следы под водой? – удивилась девочка.

– Как какие? Кости убитых жертв, тела, зарытые в ил про запас. Если крокодил, то именно так и должно.

И с этими словами Васильев бросился в воду.

– Ах, так? – рассердилась Катя. – Тогда я тоже пойду в воду.

Она тоже быстро стащила с себя шортики и майку, поправила лямки на купальнике, который предусмотрительно одела дома, и побежала за братом. Прохладная вода ласково и бережно приняла ее в объятья. Девочка окунулась с головой, а когда вынырнула, то увидела, что рядом с ней в воде находятся слегка испуганные, но решительные близнецы.

– Мы с тобой, – поймав на себе удивленный взгляд, пояснил Ерема. – Помирать, так вместе.

И они стали изучать воду. Ничего ужасного или страшного с ними не происходило. Через пять минут дети совершенно забыли про страх и развеселились. Стали плавать, гоняться друг за другом, брызгаться, в общем, делать все то, что делают дети всего мира во время купания.

И вдруг Катя остановилась, умыла лицо водой, протерла глаза и огляделась вокруг. Постепенно глаза ее наполнились недоумением, которое быстро переросло в страх.

– А где Леша? – закричала она. – Леша! Ты где?

– Да он вроде бы там нырял, – показывая на противоположный берег, сказал Данилка.

– Нет, он здесь у берега под обрывом был, – не согласился с братом Ерема.

Обрыв был в противоположной стороне.

– Леша! – Катя чуть не плакала. – Вечно он так ныряет! Волнуйся тут за него.

Но Лешка не отзывался. Ребята застучали зубами, то ли от страха, то ли от холода. Они были в воде уже достаточно, чтобы посинеть и покрыться пупырышками.

– А вдруг его того, – заикаясь, прошептала Данилка.

– Чего того? – разозлилась Катя.

– Вдруг его крокодил утащил? А что? Подплыл под водой, схватил и на дно.

– Если бы крокодил схватил, тут знаешь, сколько бы крови было? – возразил Ерема. – А вот змей запросто обвил его кольцами, задушил и уполз. Никаких следов.

Не сговариваясь, мальчишки побежали из воды на берег. Катя заплакала, но тоже последовала их примеру.

– Нет у тебя больше брата! – сообщил ей Данилка.

– Сами вы дураки! – закричала в ответ Катя. – Навыдумывали всякой ерунды. Нет тут никаких крокодилов и змей. Чушь все это собачья! Понятно? Он просто нырнул. Знаете, как он здорово ныряет? Вам так в жизни никогда не суметь! Лешка! Выходи, давай. Нам домой пора!

Но Лешка не выныривал. На ребят вдруг навалилась жуткая гнетущая тишина. Все вокруг словно замерло. Они стояли и не в силах были сдвинуться с места. Слышно было, как вода осторожно плещется о берег, и шуршат друг о друга лопухи. Не в силах отвести от водной поверхности глаз дети стояли и смотрели.

– Что это вы тут делаете? – спросил Лешка, подходя к ним сзади и тоже всматриваясь в воду.

Все трое разом вздрогнули. Катя закричала:

– Ах, ты хулиган! – и стала колотить брата кулаками в грудь.

– Ты чего это? – удивился тот.

– Мы тебя зовем! Зовем! – со слезами на глазах причитала девочка. – А ты! Тебя все нет! Опять твои дурацкие шуточки? Мы же думали, что тебя крокодил утащил.

– Не крокодил, а змей, – поправил Ерема.

– Какая разница! Где ты был?

– Да тут я, – стал оправдываться Лешка, – неподалеку. Лопухи исследовал.

– А чего молчал, когда мы тут надрывались?

– Задумался и ничего не услышал.

– Врешь ты все! – сделала заключение Катя и заулыбалась. Она была очень рада, что все хорошо закончилось.

– Ну что, будете еще купаться? – спросил Лешка.

– Ну, уж нет! – одновременно ответили Катя и близнецы.

Желания купаться у них не было. Хотя все завершилось вполне благополучно, вода теперь почему-то пугала и отталкивала.

– Ладно, обсохнем и пойдем домой, – улыбнулся Лешка. – Эх, вы, мелюзга!

– Ничего, ничего, Лешенька, – прищурила глаза младшая сестренка, – я с тобой тоже как-нибудь пошучу. Посмотрим, как ты запрыгаешь!

– Я же говорю тебе, я не нарочно! – стал оправдываться Васильев.

– Вот и я не нарочно.

Настроение у всех было немного испорчено. Они стали подниматься по тропинке, и вдруг Лешка, который шел первым, резко нагнулся и громко прошептал:

– Атас!

И сиганул с тропы в лопухи. Не раздумывая ни секунды, остальные последовали его примеру. Через три секунды ни на тропе, ни рядом с ней никого нельзя было увидеть. Мальчики и девочка очень хорошо спрятались, но в свою очередь видели все.

«Что же так испугало Лешку? Неужели он увидел крокодила?» – лихорадочно соображала Катя. Вдруг она увидела, как по тропинке кто-то спускается. Через секунду девочка узнала в прохожем того самого противного лысого дядьку, с которым судьба свела их в автобусе. Она посмотрела на брата. Тот прижал палец к губам. Катя согласно кивнула. Близнецы пока еще ничего не понимали, но тоже притаились как мышки и голоса не подавали. Друзья стали следить за лысым.

Тот, ничего не подозревая, шел по тропинке, палкой отодвигая от себя стебли лопуха и репейника, и даже насвистывал какой-то незатейливый и незнакомый мотивчик. В зубах у незнакомца опять была трубка, и из нее кольцами шел дым. На шее болтался фотоаппарат с огромным объективом. Через плечо висела большая матерчатая сумка, явно чем-то набитая. Мужчина вышел на пляж, но раздеваться и купаться не стал. Вместо этого он стал внимательно оглядываться по сторонам. Из лопухов охотники за ископаемым чудовищем видели, как он посмотрел в их сторону, но к счастью никого не заметил. Затем он взял в руки фотоаппарат и стал фотографировать окружающий ландшафт.

Катя осторожно подползла к Лешке.

– Узнал? – прошептала она ему прямо в ухо.

Лешка кивнул.

– Чего ему тут надо?

– Не знаю, – одними губами прошептал мальчик.

– Я же говорила! – глаза у Кати совершенно округлились от возмущения. – Он за нами следит.

– Да нет, он здесь кажется по своим делам.

Лысый продолжал снимать реку.

– Я поняла! – зашептала Катя. – Он тоже!

– Что тоже?

– Тоже ищет!

– Чего ищет?

– Чего-чего? Крокодила со змеей! Вот чего! Конкурент! Пронюхал откуда-то, что у нас в деревне появилось странное чудовище, и примчался, чтобы найти его, сфотографировать, поймать и заработать на этом огромные деньги! Нет, это надо же, какая наглость!

Мужчина тем временем перестал фотографировать, снял с плеча сумку и достал из нее сверток. Развернул его и стал надувать маленьким насосом. И, о чудо! Через две минуты перед ним была одноместная надувная лодка. Он столкнул ее в воду, сел в нее и стал грести длинным двулопастным веслом, которое тоже собрал из трех частей.

– Офигеть! – завистливо пробормотала Катя. – У него еще и лодка есть!

– Да в этом деле с лодкой куда лучше на крокодила охотиться, – согласился Лешка.

– Не крокодила, а змея! – прошептал Ерема. Он воспользовался тем, что пришелец больше не смотрит в их сторону, и приполз к старшим. К нему присоединился и Данилка, и теперь все четверо внимательно наблюдали за странным незнакомцем.

Тот отплыл от берега, переплыл всю заводь, потом снова стал фотографировать, теперь уже этот берег. Ребята на всякий случай, чтобы не попасть в поле зрения объектива отползли назад. Закончив съемку, незнакомец поплыл дальше, доплыл до противоположного берега, высадился на песок, раздул лодку, сложил ее и спрятал обратно в сумку, после чего скрылся в зарослях камыша.

Целых полчаса ребята лежали молча и ждали, когда подозрительный тип вернется, чтобы узнать, откуда и зачем он сюда пришел. Однако он не вернулся. И не было надежды, что вернется.

– Пора возвращаться, – поглядев на часы, сказал Лешка. – Бабушка волнуется.

– И наша мама тоже, – согласились Ерема и Данилка.

– Эх, вы! – недовольно проворчала Катя. – Следопыты! С вами каши не сваришь. Бабушка волнуется, мама ждет.

– Хорошо, ты можешь остаться здесь и проследить до конца, – тут же согласился Лешка. – А мы вернемся домой, и я скажу бабушке, чтобы она за тебя не переживала.

Катя даже ахнула:

– И это говоришь мне ты? Мужчина?

Лешка смутился. А Катя стала размышлять вслух:

– Именно так я и поступлю. Останусь здесь в дозоре. Буду сидеть и смотреть. Пусть ко мне подкрадется крокодил или подползет великанская змея и утащит в воду, где растерзает на кусочки и сожрет. Главное, чтобы мой братец вовремя поужинал.

– Хочешь, я останусь, а ты предупредишь бабушку, – пожал плечами Лешка. – Мне все равно, раз ты боишься.

– Я боюсь? – девочка пришла в ярость. – Никто еще не упрекал меня в трусости!

– Никто в твоей храбрости не сомневается, – ответил брат. – Просто неразумно здесь оставаться в одиночестве. Вдвоем все равно надежнее. И вообще, я предлагаю не сидеть здесь в лопухах и ждать неизвестно чего, а завтра самим отправиться на тот берег и осмотреть там все. Не зря же этот стукнутый телевизором туда отправился. Значит, что-то там есть. Что скажешь, сыщик Катя?

Лешка говорил спокойно и серьезно. Катя успокоилась и призадумалась.

– Да, кажется ты прав. Ни к чему сейчас здесь оставлять засаду. Это ничего не даст. Ладно, идем домой обедать, а завтра вернемся. А после обеда я опрошу других свидетелей.

– Каких еще других свидетелей? – удивились мальчишки.

– Хозяев пропавших животных, Варьку, тетю Шуру, сторожа. В общем, кого получится.

ГЛАВА V
СВИДЕТЕЛИ

После обеда Катя отправилась опрашивать свидетелей. С собой она взяла Лешкин мобильник, в котором был диктофон.

– Головой за него отвечаешь, – предупредил ее Васильев.

– Сама знаю, – махнула рукой девочка. – Не маленькая.

Кроме мобильника Катя все-таки прихватила на всякий случай блокнот и ручку.

– Полный набор настоящего следователя, – объяснила она близнецам.

– Интересно, как же ты их опрашивать собираешься? – стал интересоваться Данилка. – Вот так подойдешь ни с того ни с сего и спросишь, да? Скажите, бабуся, где, ваши гуси?

Ерема захихикал. Катя вздохнула, пожала плечами и посмотрела на мальчиков с жалостью:

– Вот навязались малолетки на мою голову!

У близнецов сразу же пропала охота острить.

– Сейчас устрою для вас мастер-класс, – Катя с громким хлопком открыла блокнот. – За мной, мальчики! Кто у нас первый в списке?

– Тетя Клара с овцой, – угодливо подсказал Данилка.

– Вот к ней и идем.

Деловой уверенной походкой девочка отправилась к дому тети Клары, что стоял на той же улице писателя Максима Горького через пять домов от дома близнецов.

– Есть кто-нибудь дома? – закричала Катя, заходя в калитку. – Тетя Клара! Мы к вам!

На крыльце сидела маленькая очень хорошенькая белокурая девочка и играла с большой однорукой куклой.

– А мамы нет дома, – пропищала она. – Она вышла в магазин. Я одна на хозяйстве.

– Ах, ты моя умница! – Катя тут же склонилась над девочкой и потрепала по щеке ее куклу. – Какая у тебя кукла красивая. Как ее зовут?

– Кристина.

– Замечательное имя. У меня тоже когда-то была кукла, и ее тоже звали Кристиной.

– Правда? – удивилась девочка.

– Да. Ты очень выросла с прошлого года, Маришка. Такая стала красивая.

– Ой, правда?

– Правда. А ты меня помнишь? Помнишь, мы с тобой играли в прошлом году и в позапрошлом?

– Помню. Тебя Катя зовут, и ты внучка бабушки Маши.

– Какая ты молодчина. Скажи нам, Маришка, а в какой магазин пошла твоя мама?

В Разгуляевке было два магазина. Один продуктовый, другой промтоварный и стояли они почему-то в разных концах деревни.

– За хлебом, – ответила Маришка.

– Понятно. Пойдем ей навстречу. А тебе одной дома не страшно?

– Нет, – смело ответила Маришка. – Не страшно. Я часто на хозяйстве остаюсь. Я уже большая. Мне уже пять лет.

– Ты совсем взрослая, – похвалила Маришку Катя. – Наверно все знаешь, что дома творится, как дела идут.

– А как же? Все знаю.

– Так уж и все? – Катя сделала вид, что не верит.

– Все знаю, вот абсолютно все!

– Даже про пропавшую овечку?

– Про Дашу?

– Какую еще Дашу? – не поняла Катя.

– Даша это овечка! – объяснила Маришка. – Ее дядя Федя увез на мотоцикле. Я в окошко видела.

– Вот как? А разве она не на речке пропала?

– Ой, правильно! – воскликнула девочка. – Я перепутала. Мама же говорила, что Дашка у речки пропала.

– Значит, ее не дядя Федя увез?

– Дядя Федя? – Маришка задумалась. – Увез.

– Так что же получается? – Катя погрозила малышке пальцем. – Овечка у реки пропала, и дядя Федя ее увез? Разве так бывает?

– Бывает!

– Ладно, Маришка, будь здорова. Нам пора.

Ребята вышли со двора.

– Разве от ребенка чего толком добьешься? – с пренебрежением бросил Ерема.

– Малышня, – подтвердил Данилка. – Сама не знает, что говорит.

– Идем в хлебный, – произнесла Катя. И они пошли к продовольственному магазину. – Кстати, много у нас дядей Федей, да еще с мотоциклом?

– Да нет, – тут же возразил Данилка. – Федька с мотоциклом один. Тот, который тракторист.

– Который исчез? – сделала вывод Катя. – Сдается мне, что когда Маришка сказала, что Дашку увез дядя Федя на мотоцикле, куда больше похоже на правду, чем пропажа. Ладно, посмотрим. Вон кстати, тетя Клара идет.

Катя пошла к крупной полной женщине, которая, тяжело дыша, шла навстречу с двумя большими сумками.

– Здравствуйте, Клара Максимовна!

– Катюша! Уже приехала? Вот радость! Здравствуй, дорогая! Как поживаешь? Как учишься?

– Живу я замечательно. Учусь еще лучше.

– Молодец! Леша тоже с тобой в этот раз приехал?

– Конечно. Куда же он без меня?

– Хорошие внуки у бабы Маши.

– А как вы поживаете? Все ли у вас в порядке?

– Нормально все, Катенька. Все хорошо. Маришка растет, уже все буквы знает. Может, ты ее грамоте поучишь?

– Поучу, тетя Клара, обязательно поучу. Значит, все в порядке?

– В порядке!

– Тогда мы дальше побежим.

– Бегите.

И тетя Клара пошла дальше. Мальчики вплотную приблизились к Кате и зашептали ей в оба уха:

– Ты чего это про овцу не спросила?

– Кто же так спрашивает? Чего ты так не конкретно?

Катя молчала и не отвечала на вопросы, затем, когда тетя Клара скрылась за воротами своего дома, ответила:

– Что вы так расшумелись? Я все делаю, как надо. Я ее отвлекла посторонними вопросами, и посмотрела на ее настроение.

– А зачем тебе ее настроение? – искренне удивился Ерема.

– Вы обратили внимание на то, что она очень была веселая?

– Ну и что? Она всегда веселая!

– Вот в том-то и дело. Если бы у меня украли овцу, я бы ходила хмурая и задумчивая. Все-таки овца в хозяйстве что-то значит. Помню, у бабушки в прошлом году соседский пес Колумб петуха задрал. Так она дня три места себе не находила. Переживала. А тут овца.

– Так сколько же можно убиваться из-за овцы? Ну, пострадала три дня, пусть неделю, потом забыла, – резонно заметил Данилка.

– Сколько помню тетю Клару, если спросишь ее о чем-нибудь, так она столько всего расскажет, да еще со всеми подробностями, – продолжала сомневаться Катя. – А тут я ее два раза спросила, все ли у нее в порядке. И она оба раза про овцу даже не упомянула. Вам не кажется это странным?

– Кажется, – согласились мальчики.

– Ладно, не будем пока об этом думать. Потом обсудим. Сейчас идем к бабе Шуре. Вот это будет наш главный свидетель.

– А почему главный?

– Потому что у нее пропали два гуся, это раз. И она же видела пропавшего тракториста Федю у Змеиной заводи.

Ребята пошли к бабе Шуре. Она жила около хлебного магазина, и ее дом стоял на перекрестке.

– Уверена, что баба Шура сидит с бабульками у магазина и обсуждает последние известия. Уж она точно про своих гусей будет целый месяц шуметь. Я ее знаю.

Так оно и оказалось. Баба Шура сидела на длинной лавке перед магазином с тремя бабками и, опершись о палку, о чем-то говорила.

– Сначала будем слушать, – прошептала Катя. – Встанем в очередь за хлебом.

Очередь на их удачу была длинная и многолюдная. Ребята пристроились в хвосте и навострили уши. Баба Шура громко обсуждала последние известия. Ее очень волновали события на Ближнем востоке.

– И чего они туда полезли? – шумела она. – Чего там этим проклятущим американцам понадобилось?

Затем она стала обсуждать последнее повышение цен на хлеб:

– Для нас крестьян это положительный факт! – утверждала она. – Сама по радио слышала. Год нынче неурожайный во всем мире. Значит, зерно продадим по высокой цене. Будем с прибылью.

Закончив с хлебом, она перешла к предстоящим зимой выборам.

– Я на выборы не пойду! Вот не пойду и все. Как вы меня не уговаривайте. Ну а коли пойду, то ни за что за Круглова нашего голосовать не буду. Сколько я ему говорила, чтобы он лужу перед моим домом засыпал? Сколько писала? А лужа на том же месте!

Ребята с нетерпением ждали, когда же она вспомнит про гусей. Но бабка переходила с одной темы на другую, с пятого на десятое, но про гусей не вспоминала. За всеми этими разговорами очередь подошла к концу. Оказавшись перед прилавком, наши друзья выяснили, что у них с собой нет денег. И этот факт не остался без внимания бабы Шуры.

– Вот до чего мы докатились! – вещала она. – Детям на хлеб не хватает! А конфет они и не видят, небось! Это все Бог нас карает за грехи наши, чтобы мы тут на земле мучались. Вот и у Федьки, племянника моего никогда денег при себе не было. Все сразу пропивал.

Катя очень обрадовалась, что речь, наконец, зашла о важном.

– А где он сейчас, ваш племянник? – спросила она, как бы невзначай.

– Шут его знает! – отмахнулась бабка. Но потом словно что-то вспомнила, даже на месте подпрыгнула. – Разве же ты не знаешь, Катерина батьковна?

– Не знаю! – искренне ответила девочка.

– Пропал ведь он, – баба Шура всхлипнула и утерла глаза концами платка. – Два дня уж, как пропал.

– А почему вы думаете, что он пропал? Может, он просто уехал, не предупредив.

– Нет! – баба Шура замахала руками. – Он бы предупредил, коли уехать собрался. Всегда предупреждал. А так ушел на рыбалку и не вернулся.

– И когда вы его последний раз видели?

– Так у реки и видела, когда гусей искала. Как раз после обеда это и было.

– Но если он с рыбалки не вернулся, значит, он утонул, – предположила Катя. – Его в воде не искали? А удочки остались? Или какие другие следы? А почему вы гусей искали?

Баба Шура как-то растерялась под такой лавиной вопросов, затем опомнилась:

– Искали, везде искали его дружки. Ничего не нашли, ни Федьки, ни удочек, ни рыбы, которую он поймал.

– А гусей вы тоже не нашли?

– И гусей я не нашла, – бабка опять всхлипнула, затем вдруг, посмотрела куда-то вдаль и говорит: – Ой, что-то я с вами заболталась. Мне ведь огурцы поливать надо. Чего я жду?

– Крайне запутанные и противоречивые показания, – произнесла Катя, глядя вслед быстро удаляющейся, почти бежавшей старухе. Она опять поправила на носу невидимые очки. – И сдается мне, друзья мои, правды в них очень немного. Переходим к следующему свидетелю. Кто у нас по списку?

– Варька, – сказали близнецы. – А потом сторож Кузьма.

– Ищем Варьку! – объявила сыщица.

Варьку нашли на детской площадке возле бывшего сельсовета, где она выгуливала младшего братишку Митьку. Упитанный мальчуган, которому было три с половиной года, с философским видом сидел на качелях, а тринадцатилетняя долговязая рыжая и вся в веснушках, но все равно симпатичная Варька со скучающей физиономией его раскачивала. Как только она начинала лениться, Митька орал чуть не благим матом:

– Качай! Варька! Качай! Маме расскажу!

О чем он собирается рассказать маме, было непонятно. Но кричал он так противно и мерзко, что любому, кто это слышал, хотелось пришибить гадкого мальчишку чем-нибудь твердым и тяжелым.

– Привет, Варька! – поздоровались сыщики.

– Привет, – равнодушно ответила девочка.

– Как живешь, Варвара краса? – спросила Катя и села на соседние качели. Тут же к ней подскочили близнецы и стали ее раскачивать.

– Это люди живут, – печально вздохнула Варька. – А я существую.

– Что так? – посочувствовал Катя. – Митька достает?

– Если бы только Митька. А то ни от кого житья нет. Ни от подруг, ни от дружков, ни от родителей.

– А чего у тебя с бычком случилось? – с ходу решила взять быка за рога Катя.

– А чего это ты спрашиваешь? – сразу оживилась Варька.

– Да так, интересно. Все-таки событие. Очень даже крупное событие в твоей жизни. Разве не так?

– Тоже мне, событие! – фыркнула Варька. – Подумаешь, бычок! Вот у меня с Петькой полный разлад, это да. А ты, Катька, с каким-то бычком пристаешь.

– Но ведь тебе за бычка попало? – продолжала допытываться Катя.

– Попало, – как-то совершенно равнодушно ответила Варька. – Отец даже ремнем выдрал.

– Кошмар! – совершенно искренне ахнула Катя. – Прямо ремнем?

Близнецы тоже смотрели на Варьку с сочувствием. Но они молчали, полностью доверяя вести дознание своему командиру.

– Ага, по заднему месту. До сих пор сидеть больно. А ты, в этом году одна? Лешка разве не приехал?

В последнюю фразу Варька вложила куда больше интереса, нежели в предыдущие.

– Качай! – заорал Митька. – Качай! Маме скажу! Папе скажу! От тебя опять выпорет.

– Это он тебя выпорет, мелюзга сопливая, – огрызнулась Варька, но все же усилила качание брата. – Так, как, Лешка с тобой?

– Со мной, – отмахнулась Катя. – Куда он без меня?

– Лешка у тебя красивый, – мечтательно вздохнула Варька. – Куда красивее Петьки, да и Кольки тоже. Надо будет с ним встретиться.

Катя вспомнила, что обещала Наташе Воронцовой приглядеть за братом, и забеспокоилась:

– Да нет, незачем тебе с Лешкой встречаться.

– Это почему? – удивилась Варька и даже перестала качать Митьку. Тот попытался заорать, но старшая сестра влепила ему крепкий подзатыльник: – Заткнись! – Митька умолк и обиженно засопел. – Так почему это мне нельзя с Лешкой встречаться?

– Его сердце занято, – с притворным сочувствием пояснила Катя.

– Чего, в городе подружку завел?

– Ага.

– А она тоже с ним приехала?

– Нет, она осталась.

– Так что за дела? Она в городе. А я здесь. Рядом. Под боком. Глаза видят, сердце любит.

– А твой бычок как пропал? – Катя решила вернуть разговор в нужное ей русло. – При каких обстоятельствах?

– Да сдался тебе мой бычок?

Варька остановила качели, да так резко, что Митька чуть не слетел на землю.

– Ты чего? – заорал он.

– Ничего! – Варька схватила его за шиворот. – Домой пойдем. Хватит развлекаться. Поздно уже. Пора делать баиньки.

И она ушла, волоча за собой упиравшегося и ревущего братишку.

– Чего это она такая злая? – удивился ей вслед Данилка.

– Да, – вздохнула Катя. – Странные у нас какие-то получаются свидетели. Кто у нас Варькина лучшая подруга?

– Ксюха, – тут же вспомнил Ерема. – А зачем она тебе?

– О, лучшие подруги это бесценный источник информации, – уверенно сказала Катя. – Они всегда все знают и охотно ею делятся. Где она живет?

– У старого колодца.

– Пойдем к старому колодцу. А потом в сад. Как раз по пути. Навестим дядю Кузьму.

Друзья пошли дальше. Тем временем начало смеркаться. На улицах и без того пустынной Разгулявки стало совсем пусто. Если обычно около домов бродили куры и петухи, щипали траву гуси и утки. То теперь не было и их. Старый колодец находился далеко за оврагом, и когда сыщики до него добрели, небо потемнело, и на нем замерцали первые звезды. К сумраку прибавилась тишина. Такая же нехорошая, какая была на реке, когда пропал Лешка. На дне оврага, возле заросшего тиной прудика тишина словно сгустилась. Здесь росли густые высокие ивы, и их густая крона закрыла собой небо. Словно в погреб спустились. Близнецы чувствовали себя неуютно и поэтому прибавили шагу, чтобы скорее миновать зловещее место. Катя шла, как ни в чем не бывало. Данилка и Ерема смотрели на нее с нескрываемым уважением и тоже старались не показывать вида, что им страшно. Они поднялись по тропинке наверх и оказались в другой части деревни. Прошли пять домов и вышли к перекрестку, в центре которого стоял старый колодец. Напротив колодца стояла изба, в которой проживала Варькина лучшая подружка Ксюша.

– Где Ксюша? Она дома? – спросила Катя у старушки в темно-зеленом платке, которая сидела у ворот на скамье и выкладывала из подола в ведро только что собранные в огороде огурцы.

– Дома. Где ей еще быть? – ответила она. – Сериал смотрит.

– Можно мы к ней пройдем?

– Проходите, мне то что?

Ребята зашли сначала во двор, потом поднялись по крылечку в дом, прошли просторные темные, вкусно пахнувшие сени и зашли в горницу. В избе было чистенько и уютно. Мебель стояла старая, но в хорошем состоянии. Все очень гармонировало друг другу. Высокая железная кровать, дубовый шкаф, диван и стол. На столе стоял работающий телевизор, а на диване лежала симпатичная блондинка такого же возраста, что и Варька, с хвостиками. Она держала перед собой полную миску с клубникой, отправляла в рот ягоду за ягодой, глаза ее не отрывались от экрана, на котором какие-то две тетки о чем-то спорили.

– Ксюша, привет! – Катя внимательно огляделась вокруг себя.

Ксюша даже не обернулась.

– Катюха, приехала? Молодец. А Лешка тоже с тобой приехал?

При последнем вопросе Катя поморщилась и сделала вид, что его не услышала.

– Вот, как приехала, первым делом к тебе, – сказала она.

– С чего это?

– Мы все-таки подруги, как-никак, – Катя старалась не смотреть Ксюхе в глаза, потому что никогда они подругами не были, наоборот каждый раз, если судьба сводила их вместе, цапались и спорили, как кошка с собакой. – Целый год не виделись. Я соскучилась.

– А я нисколько, – ответила Ксюша и съела очередную ягоду, специально достав самую большую и красную.

Близнецы сглотнули. Катя тоже. Ксюша это заметила, но предлагать угощение не стала.

– Твои адъютанты, как всегда при тебе? – как бы вскользь заметила она. – И долго ты с малышами таскаться будешь?

– Они мои друзья, – твердо заявила Катя.

– Понятно! – Ксюша усмехнулась и отправила в рот еще две ягоды.

Разговор не клеился. Тогда Катя решила сделать ход конем.

– А это, правда, что Варька теперь с Петькой ходит?

У Ксюши брови сразу поползли вверх:

– Кто тебе это сказал?

– Сама Варька сейчас у магазина хвасталась.

– Врет она все! Выдает желаемое за действительное. Петька мой парень. А Варька с Колькой пусть гуляет. Он тоже рыжий. Хорошая ей пара.

– Не знаю, не знаю, – засомневалась Катя, – девчонки в деревне только и говорят, что Петька с ней ходил бычка искать, когда он пропал, и они с ним у реки целовались.

– Какие девчонки тебе это сказали? – громко удивилась Ксюша.

– Так я тебе и сказала, – отрезала Катя.

Ксюша тут же протянула ей тарелку, где еще осталось несколько ягод:

– Угощайся, Катюша, бери ягоды, и мальчиков своих угости.

Меньше всего Катя хотела пробовать Ксюшины ягоды, но разговор надо было продолжать. И она взяла две ягоды и протянула их мальчишкам.

– Кто сказал, кто сказал? – повторила она. – Я уж и не помню. То ли Танька, то ли Тамара. Нет, Светка говорила. А может все-таки Танька.

– Да пусть они не врут! – Ксюша яростно выключила пультом дистанционного управления телевизор. – Петька сам мне говорил, что рыжих терпеть не может, потому что ему только блондинки нравятся. А Варька дура! И бычка она с Федькой трактористом ходила пасти с дядькой своим, а вовсе не с Петром. И не искала она его. Весь день потом со мной провела. А вместо Петьки при ней только Митька был. Вот!

– А, правда, что ее за бычка выпороли? – осмелился спросить Ерема.

– Кто тебе сказал, Ерема?

– Она сама сказала.

– Странно, – совершенно искренне удивилась Ксюша. – А мне она этого не говорила. Да и не бьют ее никогда дома, ни мать, ни отец. Это я точно знаю. В общем, завралась Варька. Хочет популярность свою повысить? Да еще и на моего Петьку глаз положила? Ну и подруга! Я с ней еще разберусь.

– Ладно, нам пора, – засобиралась Катя. – А то скоро стемнеет, а нам через овраг идти.

Друзья оставили кипящую от негодования Ксюшу в одиночестве.

– Ух, – выдохнула Катя уже на улице, – противная все-таки эта Ксюха. Неприятно с ней общаться. Как только Варька с ней дружит? Просто не понимаю. И мальчишкам она нравится.

– Нам не нравится! – запротестовали Данилка и Ерема.

Катя окинула их взглядом и вздохнула:

– Это пока она вам не нравится.

И направилась в сторону колхозного сада.

Кто из ребят, оказавшись в деревне, не лазил по чужим садам? Пожалуй, мало кто. И это даже не воровство в прямом смысле слова, ведь у каждого свой сад и огород и чего там только нет. Но на чужом дереве плоды всегда слаще, и почему бы не стянуть парочку яблок. Что в этом плохого?

Ну а колхозный сад, словно создан для того, чтобы в него лазить. Это как веселая, увлекательная и опасная игра. Почему опасная? Потому что сад охраняет Мартын, самая злющая собака на все окрестности. Сад огромный, забор высокий. Охотники делятся на две группы, одна на заборе отвлекает пса, другая в это время в противоположном конце обрабатывает ближайшие к забору деревья. Мартын рано или поздно, их чует и несется, чтобы наказать вора. Тут главное, умело подать сигнал, что Мартын приближается. С появлением у деревенских ребят мобильных телефонов, эта задача сильно облегчилась, добыча увеличилась, а вот Мартыну стало тяжелее. Но игра от этого не стала менее интересная и опасная.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю