332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Суслин » Чудовище в камышах » Текст книги (страница 2)
Чудовище в камышах
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:50

Текст книги "Чудовище в камышах"


Автор книги: Дмитрий Суслин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

ГЛАВА III
В ДЕРЕВНЕ НЕСПОКОЙНО

– Ой, внучики мои дорогие! – всплеснула руками бабушка Маша, когда Катя и Лешка появились в воротах ее дома. Она как раз кормила во дворе кур, но при виде внуков бросила решето с зерном под ноги и бросилась обнимать дорогих гостей. Обрадованные ее легкомыслием куры гурьбой кинулись к корму и образовали вокруг куриную кучу малу. – А я уж вас заждалась. Волнуюсь вот. Обед давно готов, вас дожидается.

Дальше был очень вкусный ужин, борщ со сметаной, жареная картошка с мясом и со свежими только что с грядки огурцами, а на третье пирог со щавелем и клубничный компот.

– Обалдеть! – радовалась Катя. – Как я люблю, когда ты готовишь! Ну почему, баба Маша, ты не живешь с нами в городе?

Лешкин папа и Катина мама, будучи родными братом и сестрой, давно наперебой звали мать переехать в город. Но та не соглашалась, каждый раз говоря:

– Не могу я дом бросить, хозяйство. Не лежит у меня душа к городу. Родилась я в деревне, здесь и век свой проживу. Даже не уговаривайте.

После еды на ребят навалился сон. Сказалась долгая и трудная дорога, и так как дело уже клонилось к вечеру, они отправились в постель. И в этот момент, как оно часто бывает, сон как рукой сняло, и брат с сестрой часа два играли на компьютере, и спать легли поздно.

На следующий день они проснулись, умылись и сели завтракать. После завтрака отдохнули, потом немного поработали в саду, опять отдохнули, и настало время обеда. Обед был еще вкуснее, чем вчерашний. Но не успели они допить компот, как с улицы донеслись звонкие мальчишеские голоса:

– Катя, выходи! Мы знаем, что ты приехала!

– Вон и Данилка с Еремой, – улыбнулась бабушка. – Со вчерашнего утра около ворот околачиваются. Все тебя дождаться не могут.

– А что же их не было, когда мы пришли? – удивилась Катя.

– Бог их знает? Вроде как мать их загнала домой ужинать, прямо перед тем, как вы явились.

– А утром они где были?

– А я почем знаю? Может в город ходили.

– Ну, тогда я побежала, ба. Спасибо за обед. Так все было вкусно!

И Катя выскочила из-за стола, чмокнула бабушку, и через секунду ее уже не было в доме.

– Ну и егоза, – покачала головой бабушка. – Прямо шайтан в юбке. Нисколько не изменилась за год. Хоть и выросла, вытянулась, а все такая же беспокойная. И когда остепенится?

– Успеет еще, – по-взрослому рассудил Лешка. – Пусть бегает, пока ветер в голове. Какие ее годы?

– Конечно, пусть бегает, – согласилась бабушка. – А то для чего тогда сюда приехала, как не бегать?

А Катя уже была с друзьями и со всех ног неслась с ними к гороховому полю, где у ребят издавна было излюбленное местечко для игр и детских тайн.

Данилка и Ерема жили в том самом городке, где Катя и Лешка вышли из автобуса. Они были близнецами, на год моложе Кати, оба белобрысые, стриженые, худые и синеглазые. Мальчики, также как и Катя, приезжали в деревню к бабушке и дедушке, да еще на все лето. Катя верховодила ими уже много лет, и они оба безоговорочно признавали ее авторитет, как девочки, регулярно приезжавшей из большого города и привозящей с собой море новых игр и задумок, с которыми лето просто пролетало.

– Как вы тут поживаете? – обратилась Катя к мальчишкам, когда все трое оказались в шалаше, между небольшим леском и гороховым полем. – Горох поспел?

– Сочный уже, сладкий, – ответил Данилка и достал откуда-то из-за угла целый пакет с зелеными стручками. – Вот, специально к твоему приезду набрали.

– Супер! Объявляю вам благодарность!

Дальнейшая беседа продолжалась, сопровождаемая гороховым пиршеством. Зеленые стручки, предварительно пережеванные, летели во все стороны.

– У нас такие дела творятся! Такие дела творятся! – наперебой затараторили близнецы. – Просто жуть! Даже из дома, после заката не выйдешь.

– Что еще за дела? – насторожилась Катя. – Почему это после заката выйти нельзя?

– Страшно, – объявил Ерема.

– Жутко, – подтвердил Данилка.

Катя засмеялась:

– Чего это вы, зайчишки-трусишки, испугались?

– Сама еще больше струсишь, когда узнаешь. Тоже мне!

– Я? – самодовольно ухмыльнулась Катя, а потом отчетливо произнесла: – Ха, ха и еще раз ха! Да чтобы я чего-то там испугалась? Вы хоть знаете, с кем вы вообще разговариваете?

– С кем? – одновременно спросили близнецы.

– С первым помощником настоящего сыщика! Вот! – выпалила Катя.

– Чего-чего?

– Того! Глухие что ли? Я же вам говорю, что я первый помощник настоящего сыщика.

– Врешь ты все! – засмеялся Ерема.

– Я вру? Да мы с Юрой такие дела уже раскрыли! О-го-го! Рассказать?

– Расскажи!

– Ладно, так и быть. Слушайте, малявки!

И Катя рассказала свои деревенским дружкам про Лешкиного одноклассника Юру Цветкова, который ничуть не хуже любого милиционера раскрывает сложные и запутанные тайны. Она рассказала о том, как он раскрыл тайну старинного конверта, который хранил сокровища в графских развалинах села Комсомольского, и о том, как Лешка спас от кошки почтового голубя, на лапе которого обнаружилось послание с призывом о помощи. И о том, как ее саму похитили преступники, требовали за нее выкуп – бесценную тетрадь с великими открытиями, и как она показала себя, как неординарная личность.

Близнецы слушали весь этот долгий рассказ, открыв рты.

– Ну что? Как вам? – спросила Катя, когда ее достаточно долгий и сдобренный подробностями рассказ был закончен.

– Здорово, – сказали мальчишки. – А ты не врешь?

– Да пусть у меня все зубы заболят, если я вру! – поклялась Катя самой страшной в их компании клятвой. Ну, а у вас, что тут творится? С чего это после заката из дому нельзя выйти? Что за фигня такая?

– В нашей речке завелся крокодил! – таинственным голосом прошептал Данилка.

– Это в Гулёной что ли?

– Ну, да!

– Вовсе и не крокодил! – закричал Ерема. – Чего ты выдумываешь? Откуда у нас тут может быть крокодил? Не крокодил это вовсе!

– А вот и крокодил!

– Нет, это гигантский змей.

– Ой-ой! Сам ты змей! Это аллигатор. Его дачники в реку выпустили.

Катя посмотрела сначала на одного, потом на другого, брови у нее поползли вверх, а близнецы продолжали спорить.

– Крокодил! – кричал один.

– Змей! – утверждал другой.

Ребята так горячо спорили, что даже перестали обращать на Катю внимания. Тогда она заткнула руками уши и как закричала пронзительным голосом, как могут кричать только девочки:

– Молча-а-а-а-а-а-ть!

Данилка и Ерема сразу умолкли и удивленно уставились на подружку.

– Ты чего? – спросил Данилка.

Катя разжала уши:

– Это вы чего? Давай, Ерема ты первый говори. Ты старший.

И Ерема, который был всего на пятнадцать минут старше брата, довольный, что слово дали ему, стал рассказывать:

– В общем, так. Сначала у реки пропала овца тети Клары. Затем два гуся бабы Шуры.

Тут Данилка испугался, что все расскажут без него, быстро добавил:

– Да, а на прошлой неделе Варькин бычок там же сгинул. Ох, и попало Варьке. Она же его ходила пасти.

Ерема пихнул Данилку локтем:

– Да подожди ты! Я же рассказываю. Да, точно. Пропали и все. Не следов, ни рогов, ни копыт. Как в воду канули.

– В воду и канули, – подтвердил Данилка. – Вернее их крокодил утащил.

– Не крокодил, а змей!

– Крокодил!

– Стоп! – скомандовала Катя, чтобы предотвратить очередной спор. – Я примерно поняла, в чем тут дело. Значит, в деревне стали пропадать домашние животные? Так?

– Так! – согласились мальчики.

Потом Данилка сделал огромные глаза и, понизив голос, загадочно произнес:

– А позавчера исчез Федька тракторист. Не вернулся домой и все тут! И последней, кто его видел, была баба Шура. И знаешь, где она его видела?

– Где? – Катя приняла самый сосредоточенный вид.

– У той самой заводи, где пропали гуси, овца и бычок. Вот как!

У девочки загорелись глаза и зачесались ладони в предвкушении чего-то интересного и захватывающего. Пришлось их даже потереть одна о другую.

– Да это же здорово! – воскликнула Катя, вскочила и запрыгала на месте.

– Чего тут здорового? – удивились мальчики.

– Потому что это настоящий подарок для такого бывалого сыщика, как я!

– А ты разве сыщик? – засомневался Данилка.

– Ты же только помощник сыщика!

– Ничего, я уже доросла до самостоятельных дел. – Катя махнула рукой, села, скрестив по-турецки ноги, и тут же приняла строгий и важный вид. Она даже поправила на носу невидимые очки, так ей хотелось быть похожей на Юру Цветкова. – Я прямо сегодня займусь расследованием. Так, с чего начнем? Ага, с опроса свидетелей.

– Где ты найдешь свидетелей?

– Вы будете моими первыми свидетелями.

– Но мы ничего не видели.

– Тогда почему решили, что это крокодил или змей? Я должна это выяснить. Как говорит Юра Цветков, даже в самых фантастических предположениях может скрываться истина. Давай, ты Данилка начинай.

– А чего я? Что я самый умный?

– Давай, давай! Без разговоров. С чего ты решил, что это крокодил?

– Да я его своими глазами видел!

– Кого, крокодила?

– Ну да.

– Когда это ты его видел? – закричал Ерема. – Не верь ему, Катя. Он все выдумывает. Померещилось ему со страху.

– Погодите, свидетель, – строго оборвала его девочка. – До вас еще дойдет очередь, вот дадим вам слово, тогда и выскажетесь.

Ерема замолчал. Данилка окинул его победным взором и начал рассказывать.

– Это неделю назад было. Я за козой пошел. За Матреной. Меня бабка послала. Ты еще тогда со мной не пошел, потому что у тебя живот болел. Это когда ты неспелой клубники объелся. Тебе еще клизму делали.

Ерема смутился:

– Чего ты всякий вздор городишь? Причем тут живот и клизма? Разве это к делу относится?

Катя хихикнула, но потом строго сказала:

– В нашем сыщицком деле любая мелочь может оказать влияние на ход следствия. Так что продолжай, Данилка и со всеми подробностями:

– А козы на том месте, где я ее утром привязывал, не оказалось. Только колышек торчит. Ох, я и испугался. Ну, думаю, все, пропала коза. Влетит мне от бабки. Побежал я ее искать. Кричу, зову, слышу, блеет она у самой реки. Побежал я, а она у Змеиной заводи, прямо на берегу траву грызет. Зараза такая! Хотел я ее хворостиной как следует высечь, чтобы неповадно убегать было, вдруг смотрю, в воде что-то длинное и темное плывет. Прямо к Матрене. Я и закричал, а Матрена, она словно все поняла, как побежит ко мне. В воде два больших шипа показались, а потом в глубину ушли.

– Я и говорю, что это змей был, – опять не выдержал Ерема.

– Нет, – покачал головой Данилка. – У змей шипов не бывает. Это точно крокодил был.

– Все? – спросила Катя.

– Все, – сказал Данилка.

– Тогда следующий свидетель! – Катя повернулась к Ереме. – Говори, что ты видел?

– Я ничего не видел.

– Тогда почему ты так уверен, что это змей? Фильмов ужасов насмотрелся?

– Причем тут фильмы ужасов? – обиделся Ерема. – А только историю родного края надо знать.

Теперь удивилась Катя:

– Причем тут история родного края?

– А при том! Заводь как называется? Змеиная! Думаете, ее просто так назвали?

– Ну, змеи там водились когда-то, – сделала предположение Катя. – Но это давно было. Мы сколько в этой заводи купались? Ни разу не одной змеи не видели.

– Вот то-то и оно, что это давно было, – Ерема поднял вверх указательный палец. – А только дедушка нам рассказывал, что ему его дед рассказывал, что в этой заводи раньше обитал настоящий дракон. Он и коров и лошадей в воду утаскивал, и детей в этой заводи бесчисленное количество пропало. Сколько не искали, найти не могли.

– Ну, это уж точно, бабушкины сказки, – засомневалась Катя. – Вернее в нашем случае – дедушкины.

– Наш дед слишком серьезный человек, чтобы сказки рассказывать, – заметил Ерема. – Я ему верю. Его дедушка сам с мужиками и с одним профессором из Москвы, который специально по этому делу, ходил ловить этого гада и видел его своими собственными глазами. Огромный змей, толщиной с дерево и длина такая же. Лет сто назад это было, или больше.

– В наших краях? Не может этого быть!

– Ой, в жизни чего только не бывает!

– Ну и поймали этого змея?

– Конечно, нет! Если бы поймали, об этом бы во всех учебниках было написано. Уж тот профессор бы написал. Но только удрал от них змей. А больше его уже не видели. Дети перестали тонуть, лошади и коровы спокойно паслись по всему берегу. Так потом со временем об этом змее и забыли.

– А ты, значит, вспомнил? – прищурила глаза Катя. Она уже больше не улыбалась, и сидела совершенно серьезная.

– Не я вспомнил, все в деревне вспомнили.

– У Еремы своя теория, – доложил Данилка.

– Выкладывай! – потребовала Катя.

Ерема некоторое время помолчал, потом стряхнул с себя все пустые или полусжеванные стручки, икнул и солидно начал речь:

– Я так думаю. Змеи ведь существа такие, что могут, я где-то читал, сколько угодно спать. Хоть двадцать лет, хоть тридцать. Если им температура не подходит. Вот и тот змей, заснул и спал себе все это время.

– Сто лет?

– А что ему сто лет? Он же гигант. Для него сто лет, словно для нас одна ночь. А вот теперь, когда наступило глобальное потепление, он проснулся, выполз и теперь охотится. Как в мультике «Ледниковый период-2». Смотрела?

Катя кивнула. Доводы Еремы показались ей убедительными.

– Твоя версия вполне имеет право на существование, – сказала она. – И твоя, Данилка, тоже. Ведь если речь идет об ископаемом, то это может быть, как гигантский змей, так и крокодил. Или еще какая-нибудь тварь, похлеще них. А вдруг это динозавр? Вот бы было здорово?

Близнецы поежились. Они совершенно не разделяли Катиного восторга.

– Так, а почему нельзя выходить после заката? – словно что-то вспомнив, спросила Катя.

– А то, – Данилка понизил голос. – Этот змей-крокодил по ночам по деревне шастает.

– С чего вы взяли? – забеспокоилась девочка.

– Помнишь Мартына? – спросил Ерема.

Мартыном звали огромного и злющего пса. Он сидел на цепи и караулил бывший колхозный сад с вишней, сливой и яблоками. Так что вся ребятня его хорошо знала.

– А что с ним? – прошептала Катя.

– Пропал, – Данилка захлопал глазами. – Сегодняшней ночью. У магазина с утра только об этом и говорят. Только кусок цепи от него и остался. Всю ночь он выл на всю деревню, только перед рассветом перестал, а утром сторож Кузьма вышел его покормить, а Мартына и нет. И никаких следов. Даже клочка собачьей шерсти не осталась. Только пустая миска.

– Дела! – весело воскликнула Катя. – Видать действительно этот змей-крокодил огромный, если такого пса, как Мартын, уволок, да еще и цепь порвал. Нелегко нам с вами будет на него охотиться.

Мальчики переглянулись, в глазах у них появился неподдельный страх. Они явно пожалели, что рассказали подружке эту историю. Кто же ожидал, что Катя решит лично устроить охоту на таинственное чудовище?

– Только вот что, – Катя вдруг резко погрустнела. – Во всем этом деле меня больше всего волнует совсем другой вопрос.

– Какой?

– Где же мы теперь купаться будем?

Близнецы только пожали плечами. Странные дела творились в Разгуляевке.

ГЛАВА IV
ПЕРВАЯ РАЗВЕДКА

Хороши в деревне летние вечера. Трещат дрова в печке, за которой поет свою бесконечную песню сверчок. Тикают ходики, и постукивают бабушкины спицы, которыми она вяжет на зиму внукам теплые вещи. Мурлычет и трется о ноги кошка, скребутся в подполе мыши. Пахнет парным молоком и горячим хлебом.

Только в Катином и Лешкином случае ничего этого не было. Вместо печки у бабушки давно уже газовое отопление, которое сейчас в жару совершенно ни к чему. Никакого сверчка за печкой и в помине не существовало, сколько Лешка и Катя не пытались его найти. Вместо ходиков тускло мерцают зеленым светом электронные часы, а бабушка, вместо того, чтобы вязать теплые вещи уселась перед телевизором смотреть свой любимый сериал, мышей у нее в подполе вообще никогда не бывало, а кошка при виде Кати с возмущенным мяуканьем выбежала из дома и скрылась в неизвестном направлении.

Лешка открыл ноутбук и попытался с помощью новой игрушки отвлечь себя от грустных мыслей. Но ничего у него из этой затеи не вышло, потому что Катя потребовала уступить компьютер ей.

– Я должна срочно отправить Юре важное письмо! – заявила она.

– А потом отправить ты его не сможешь?

– Нет, дело не терпит отлагательств. Я должна его набить, а для этого мне нужно время. Так что давай, играй с мобильником, а мне давай компик.

– А ты на мобильнике не можешь написать свое письмо? – попытался еще спасти положение старший брат.

– Нет, оно слишком большое, чтобы набивать его на мобиле, – немного подумав, возразила Катя. – Мне нужен «Word» и мне нужны все тридцать три клавиши.

Пришлось мальчику уступить. По горькому опыту он знал, что сестрица не уступит.

– Все у меня отняли! – вздохнул Лешка. – И любимую девушку и компьютер. И как мне жить?

– Эх, мне бы твои проблемы! – вздохнула Катя. – Подумаешь, на пару недель уехал от девчонки! У меня тут вся наша деревня может погибнуть, и то я не плачу и не жалуюсь на судьбу. Нет, я обязательно должна все рассказать Юре.

Катя говорила так серьезно, что Лешка вдруг насторожился:

– А что случилось?

– Крокодил у нас тут, понимаешь, завелся, или гигантский змей, не исключено, что это вообще динозавр. В общем, ископаемое ожило.

И девочка во всех подробностях рассказала брату обо всем, о чем ей поведали Данилка и Ерема. Вопреки ожиданиям, Лешка отнесся к ее рассказу с интересом и был совершенно серьезен. Лешка Васильев очень интересовался всем, что связано с природой. Он вообще так до конца и не решил, что же для него интереснее спорт или природа.

– Теоретически, – заметил он, – такое возможно, хотя и несколько фантастично. Но жизнь очень часто подбрасывает людям такие сюрпризы, что любая фантастика меркнет. Взять хотя бы нынешний январь. Это ведь парадоксально! В середине января травка зеленела, и ежики по ней наперегонки гоняли. Так что, кто знает, может, действительно какой-нибудь доисторический змей проснулся через сто лет и выполз на солнышке погреться. Надо будет заняться его поисками.

– Ой, ты будешь его с нами искать? – обрадовалась Катя. – Ты ведь хорошо в животных разбираешься, в их повадках и все такое. Давай прямо завтра с утра пойдем и осмотрим Змеиную заводь?

– Хорошо, завтра и пойдем. Только надо осмотреть не только Змеиную заводь, но и все русло реки километра на три вниз и вверх по течению. И вообще этот змей вряд ли в самой реке живет.

– Но ведь его в реке видели!

– Ну и что? В реке он может быть, только охотится, а логово у него совсем в другом месте.

– Я же говорила, что ты у меня очень умный, – похвалила брата Катя. – Чтобы я без тебя делала? Ну ладно, время идет, а мне еще письмо писать.

И Катя уселась писать письмо Юре Цветкову. Она так быстро заколотила по клавишам всеми десятью пальцами, что Лешка только завистливо вздохнул. У него так и не хватило терпения научиться печатать слепым способом. Он решил тоже послать Наташе сообщение и принялся нажимать кнопки на мобильном телефоне. Получив ответ, он обрадовался и вступил в бесконечный диалог с любимой девушкой. Было уже достаточно поздно, и бабушка уже спала, когда от этого дела его отвлекла Катя.

– Я все написала. Постаралась ничего не упустить, ни одной важной детали. И про дядьку этого противного написала, и как на него телевизор упал, и как он потом меня преследовал. Давай поскорее отправляй мое письмо Юре, – зевая и хлопая усталыми сонными глазками, попросила она.

– Что прямо сейчас?

– Конечно. Чего ждать? Завтра у нас времени не будет.

– Это почему?

– Потому что мы встанем на рассвете и отправимся в исследовательскую экспедицию изучать берега нашей речки.

– Да, ты права, лучше всего это делать на рассвете. Именно в это время животные отправляются на водопой.

Лешка вздохнул, затем подсоединил свой телефон к компьютеру, подключился к Интернету и отправил Катино письмо.

– Все, теперь можешь спать спокойно, – сказал он, – а я пока поиграю.

Катя отправилась в маленькую спаленку, где стояла старинная железная кровать с железными пружинами, над ней на стене висел коврик, на котором Катин сон взялись охранять три богатыря русского художника Васнецова. Она уснула еще до того, как ее голова коснулась подушки. И во сне ей снились крокодил в белом «Мерседесе» и лысый дядька верхом на змее.

Наступал рассвет. Катя и Лешка продолжали безмятежно спать. Ни крики петухов, ни мычание проходящих по деревне коров, которых собирали в стадо, ни даже щелканье пастушеского кнута не разбудило их. Баба Маша, тоже не стала будить внуков. Какая бабушка способна на такое? Напротив, когда в девять утра под окнами стали кричать Ерема и Данилка, она вышла и шуганула их:

– Чего орете, как малохольные? Спит еще ваша Катя. Десятый сон видит. Нечего ей мешать! Девочка весь год в гимназии училась, пусть теперь отдыхает и отсыпается. Проснется сама, тогда и приходите.

Мальчишки слегка удивились, но спорить не стали, отошли к своему дому, который стоял напротив и уселись на поленницу. Стали ждать, когда их подружка сама появится. Чтобы ждать было не скучно, они стали играть в ножички, втыкая их в поленья.

Катя проснулась в девять тридцать и сразу же побежала в другую маленькую спаленку, их у бабушки было две, будить Лешку:

– Вставай, соня несчастный! Сколько можно спать? Ты почему меня не разбудил? Смотри, который сейчас час!

Лешка, который почти до четырех часов просидел за компьютером, только отворачивался и стонал и умолял сестрицу дать ему поспать хотя бы еще десять минут.

– И не надейся! – был ему ответ. – Там меня уже мальчики ждут! Лучше поздно, чем никогда!

– Идите тогда без меня!

– Нет, нам нужен научный человек в экспедиции, который разбирается в животном мире. Ты такой человек. Что если с нами что-нибудь случится? Этот крокодил может нас сожрать, змей может придушить, динозавр… этот вообще такого может натворить! Вставай, просыпайся!

Лешка Васильев очень хотел спать, но он любил сестру и не хотел, чтобы ее кто-нибудь сожрал. Поэтому он горько простонал, но все-таки проснулся. Сел на кровати и стал кряхтеть, продирать глаза и потягиваться.

– Быстрее! – тормошила его Катя.

– Подожди! Я не могу так быстро проснуться, как ты. Мне надо прийти в себя!

– Опять, небось, всю ночь не спал? – ворчала девочка. – Тратишь драгоценное время на компьютер?

– Катя, не будь занудой! Ты же не моя мама!

– Здесь в деревне, далеко от родителей, я за тебя в ответе.

Лешка, наконец, встал и пошел в кухню, где стоял умывальник. Умывание лица и верхней половины тела холодной водой привело его в себя.

– Теперь ты, – предложил он Кате.

Девочка только поежилась и покачала головой:

– Я уже умывалась.

Брат и сестра оделись и только хотели выйти из дома, как их остановила вернувшаяся из магазина бабушка.

– Куда это вы так рано?

– Дела, бабуленька, дела! – ответила Катя.

– Какие могут быть дела без завтрака?

Завтрак для бабушки был священен. Она загнала внуков за стол и заставила их поесть.

– Некогда, бабушка! Некогда! – пыталась воспротивиться Катя.

– Ничего не знаю!

На столе появилась горячая рисовая каша, остатки вчерашнего пирога, парное молоко, которая бабушка купила у соседки. Сама она корову уже не держала. Ребята смирились. Мало того, бабушка села вместе с ними и стала расспрашивать обо всех городских делах, родственниках, знакомых и друзьях. Она прекрасно знала обо всех Катиных и Лешкиных друзьях, никогда их не путала. Невежливо было ей отказывать, поэтому пришлось вступить с бабушкой в долгий обстоятельный разговор. На это ушло полтора часа.

– А что, бабуля, – когда все расспросы были завершены, спросила Катя, – это правда, что в деревне животные и люди пропадать стали?

Бабушка сразу нахмурилась:

– Это тебе твои балаболки наплели?

Балаболками она уже много лет называла близнецов.

– Неужели они наврали? – ахнула Катя.

– Нет, не наврали, – покачала головой бабушка Маша. – Не наврали.

– И овца, и бычок и гуси действительно пропали?

– И овца пропала, и гуси и бычок.

– И тракторист Федька?

– Про тракториста ничего не скажу. Чего про него говорить? Это же человек. Может, уехал куда. Сколько раз такое бывало?

– И что ты по этому поводу думаешь?

– Ничего не думаю. За скотиной надо лучше следить. Вот что думаю!

– Так кто же украл овцу и бычка? Может волки?

– Откуда у нас волки? Для волков у нас тут леса мало. Нет, это я так думаю, люди все.

– Какие люди?

– Мало ли какие? Может из города, а может с соседней деревни.

– Из Загуляевки?

– Может и с Загуляевки. У них ведь никто не пропадал. Ни одна курица. Разве это не странно?

– Странно, очень даже странно, – согласилась Катя.

– Катя! – раздался с улицы близнецовый хор. – Скоро ты там?

Катя и Лешка глянули в окно. Ерема и Данилка прыгали под ним от нетерпения, пытаясь что-то увидеть сквозь палисадник.

– Вот не угомонятся никак! – проворчала бабушка.

– Мы с Лешенькой пойдем? – заискивающе заглядывая ей в глаза, спросила Катя. – Ты ведь на нас не будешь обижаться?

– Идите уж!

Брата и сестру как ветром сдуло.

– Ура! Наконец-то! – закричали братья. – Чего ты там долго? Привет, Леха!

– Здорово, пацаны, – Лешка поздоровался с близнецами по-взрослому. Каждому подал руку.

Несколько лет назад он гонял с ними и с сестренкой по всей деревне и был предводителем этой маленькой разбойничьей шайки, но потом повзрослел, остепенился и стал стесняться водить с ними компанию и стал общаться со своими ровесниками. Так что последние два года малышня была лишена его присутствия. И тут вдруг он вышел вместе с Катей и удостоил близнецов своим вниманием. Ребята рты раскрыли от удивления и восторга.

– Он идет с нами, – с деловым видом кивнула Катя на брата. – Я подрядила его в качестве научного консультанта. Он разбирается в повадках животных и будет нам полезен.

– Это так? – задыхаясь от счастья, спросил Данилка.

Лешка молча кивнул.

– Когда идем? – Ерема повернулся к Кате.

– Прямо сейчас! Сегодня произведем первую разведку и наметим план наших будущих экспедиций.

И четверка исследователей отправилась в сторону речки на поиски оживших ископаемых животных.

День был ясный и жаркий. Лешка окинул экспедицию взглядом и подумал о том, что хорошо бы пройти не улицей, а задворками, чтобы не встретить знакомых пацанов и девчонок. Ерема и Данилка были в одних трусах и бейсболках, их босые ноги вздымали клубы серой пыли. Они уже успели загореть, и их выгоревшие волосы были намного светлее кожи. Такими Катя и привыкла их видеть. Сама она была в белых коротких шортах, майке и с белым же ободком в волосах, на ногах белые сандалии. Она еще не успела загореть, и рядом с близнецами была бледной и очень уж городской. Лешка знал, что это ненадолго. Пройдет неделя, и Катя превратиться в такое же дикое и необузданное существо, как и эти двое.

– Сворачиваем и идем огородами, – сказал он. – Ни к чему, чтобы все видели, что мы идем к реке.

Младшие ребята не стали возражать и свернули, где им велел Лешка Васильев. Перед ними оказалось ржаное поле, пока еще нежно-зеленое и покрытое легкой дымкой ржаной пыльцы.

До намеченной цели нужно было пройти километра два. Ребята шли совершенно в противоположную сторону той, где Катя и Лешка накануне переходили речку вброд. Там, куда они шли, Гулёная делала поворот, становилась и шире и глубже, образовывая заводь, которую почему-то называли Змеиной. Это было излюбленно место всей местной ребятни, потому что словно было создано для купания. Покрытый песком пологий берег, образовывал естественный пляж. На другом берегу также был пляж, еще лучший, чем этот. За ним шли густые заросли камыша, которые затем метров через двести заканчивались настоящим болотом, о котором среди детей ходило множество самых разнообразных слухов и легенд. Раньше, когда Катя и близнецы еще не умели, как следует плавать, Лешка переправлял их по одному на своих плечах на тот берег, и все вместе они могли там, на песке или в камышах играть часами. И всегда здесь было полно народу. В основном дети школьного возраста, но были и дачники, которые приводили сюда малышей. Так что место было людное. Особенно со стороны Разгуляевки.

Поле закончилось, ребята оказались под тенью густых высоких ив, которые росли вдоль русла реки. Дорога пошла вниз, и вот она Змеиная заводь.

Ни ребячьего смеха, ни плеска воды, ни стуканья волейбольного мяча, ни всех тех других звуков, которые витают на этом месте в ясные солнечные летние дни.

Наши герои остановились, не решаясь идти дальше. Почему-то всех, включая Лешку, охватил непонятный легкий страх перед этим местом, которое раньше приносило столько радости.

– Где народ? – Катя обозревала совершенно пустой пляж. – Ау! Есть тут кто-нибудь?

Никакого ответа.

– Так я и знала, – шмыгнула носом девочка.

– Что ты знала? – удивился Лешка.

– Мы остались без купания. Но это же катастрофа!

– Да ладно тебе, – хмыкнул Лешка.

– Я без воды не могу! – заявила девочка и повернулась к Ереме и Данилке. – А вы?

– Мы тоже!

– А в воду вы полезете?

Мальчики разом сделали шаг назад.

– Понятно, – покачала головой Катя. – Никто не хочет оказаться пропавшей овцой. Леша, поснимай тут пока.

Лешка внимательно осмотрелся по сторонам, потом достал мобильник и сделал несколько снимков.

– Отправим их Юре. А пока, – она смело вступила на тропинку, которая вела на пляж, – надо тут все осмотреть.

И первая побежала к воде. Восхищенные героизмом предводителя близнецы бросились следом. Лешка пошел последним. Говоря откровенно, он не особенно верил в крокодила и змея, но и ему было любопытно.

Катя бесстрашно ходила у самой кромки воды и внимательно осматривала берег.

– Показывай, где ты видел крокодила, – велела она Данилке.

– Вон там! – мальчик несмело указал на дальний конец пляжа, там, где росли невероятно высокие и густые заросли лопуха и лебеды. Именно сюда всегда по вечерам ребята приводили коз, телят или коров на вечерний выпас. Это было очень удобно. Можно было одновременно пасти скотину, исполняя родительский наказ и купаться с друзьями в речке. Правда от лебеды молоко становилось горьковатым, и родители или бабушки с дедушками сразу догадывались, где паслась коза или корова и обычно ворчали на ребят. Но изменить что-либо было нельзя.

– Идем на осмотр места! – объявила Катя и устремилась к лопухам.

Близнецы переглянулись.

– Вот это Катя! – восхищенно заметил Ерема.

– Настоящий сыщик, – согласился Данилка.

Братья побежали следом.

– Вот здесь я его увидел, – Данилка забежал в лопухи, – я был здесь, а Матрена у воды, вон у того куста.

Катя встала рядом с Данилкой и посмотрела на воду.

– Где, говоришь, Матрена была?

– Вон, – мальчик показал пальцем, – а вон там шипы показались. Вот такие!

Катя проследила взглядом, и спросила:

– А ты уверен, что тебе не померещилось?

– Что я дурной, что ли? Это только сумасшедшим мерещится.

– Здоровые люди тоже иногда видят разные необычные вещи, – это подошел Лешка. – Иногда воздух под воздействием солнечных лучей может исказить какой-нибудь объект до неузнаваемости. Тут метров десять до воды будет. Запросто может померещиться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю