290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Новая жизнь. Боги » Текст книги (страница 17)
Новая жизнь. Боги
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:00

Текст книги "Новая жизнь. Боги"


Автор книги: Дмитрий Серебряков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Глава 22


Проснувшись, я выполз из палатки и, осмотревшись сонным взглядом, запустил пару заклинаний. Одно, чтобы умыться – создал воду прямо из воздуха, а второе, чтобы привести тело и одежду в норму. Можно было с лицом так же поступить, но мне почему нравилось умываться именно прохладной водой, а не просто применять заклинание. Чуть в стороне в позе лотоса сидел Хан, совершая свой очередной утренний ритуал перед разминкой. Из-за горизонта показалось солнце, пока еще только самым краешком, освещая горные вершины вокруг нас. Мы конечно не были на самой вершине горы, но высота тоже была немаленькой. Где-то наверно километра четыре над уровнем моря. Достав из своего пространственного кармана еду, я, разогрев ее, принялся завтракать, параллельно обдумывая сложившуюся ситуацию.

Идея Хана отправиться на планету Изон только вдвоем мне лично понравилась. Переживать за Софию, которая стремилась со мной на эту планету, я не хотел. Хотя за то, что вот так вот свалил не попрощавшись, она мне еще устроит, если только выживу. Так что мы уже как неделю сидим тут в горах на другой планете, привыкаем к новой среде обитания и ждем союзника Хана. Интересно будет посмотреть на этого посланника Борея, который решил пойти против своих господ. Как только ему удается скрывать свои замыслы от богов?

Позавтракав, я присоединился к Хану, сев рядом, и принялся медитировать. В этом состоянии было проще привыкать к новому воздуху, силе тяжести и заново готовить заклинания. Тут все было слегка по-другому. Все расчеты заклинаний приходилось делать заново. ИИ, я и Алиса фактически всю неделю работали в поте лица, пытаясь отрегулировать и настроить правильность применения магии. Особенно тяжело было Алисе.

Во-первых, не было рядом ее подруг фей, что безумно расстраивало мою девочку. К сожалению, наши надежды не оправдались, и тот астральный островок, что был создан Сильвой, на этой планете недоступен. Судя по всему, то пространство с островом является неким личным для каждой планеты. Но тут хоть ежевечерний массаж головы и ног помог ее смириться с такой утратой. Хорошо, что после всех тренировок с Ханом у меня открылась новая способность. Я теперь мог входить в слияние и импульс сколько угодно раз в день. Правда, было ограничение в виде трех часов в сутки, ибо потом возникала жуткая усталость, и просто безумно болело сознание. Да-да, именно сознание. Я чувствовал себя в такие моменты, словно в киселе, причем помещенный в колокол, что постоянно звонил жутким звоном. Непередаваемые эмоции, которые испытать еще раз меня не тянет до сих пор.

Во-вторых, тут все работало не так; более того, мои изменения в руководстве своей духовной и жизненной энергиями именно на этой планете стали с безумной скоростью изменять силы Алисы. Мы до сих пор не могли понять, из-за чего это происходит. Изменения были во всем, а если быть точным, то единственное, что осталось неизменным – это отношения между мной и Алисой. Все остальное было другим.

В-третьих, давление в мире фей. Оно тут было другим, более плотным и тяжелым. Но хоть тут нам удалось разобраться. Судя по всему, боги не просто контролировали пространство, но и весь астрал. Именно там они собирали свою энергию веры, и ее было не просто много, а нереально много. Она была везде. Именно из-за этого возникало давление в астрале, которое уже сказывалось на пространстве фей. Одно было непонятно, если боги дерутся за энергию веры, то почему ее так много в астрале? На этот вопрос ответа пока не было. Все-таки жаль, что тут нет Германа или Гримжоу, а самому во всем разбираться тот еще геморрой.

Погрузив свое сознание в медитацию, я, как обычно с утра, запустил на полчасика импульс. Нужно было проведать Алису, а то ей и так сейчас тяжко. Только привыкла к постоянной компании и тут на тебе – опять одна.

– Алекс! – на меня тут же запрыгнуло мое радостное чудо, но тут же наехало. – Че так долго?

– С добрым утром. – улыбнулся я, почухав ее макушку. – Как только позавтракал, сразу к тебе.

– Ну ладно тогда. – покровительственно махнула ручкой моя фея, спрыгнув с моей спины. – Так и быть, прощаю. – и тут же, подпрыгнув на месте, воскликнула. – Смотри, как я теперь могу!

Зрелище было не для слабонервных. Алиса покрылась синим плотным покровом, а сверху алой дымкой, что развевалась вокруг ее фигуры, словно огонь. Энергии духа и жизни. А ведь мы с Ханом и профессором думали, что эта техника доступна только разумным. Однако, судя по тому, что я вижу, это абсолютно не так. Алиса с довольным видом покрутилась, а потом и вовсе начала повторять весь комплекс атак, которому меня учил Хан. В ее исполнении оно смотрелось совсем по-другому. Если в движениях Хана каждый удар ощущался силой и мощью, готовой убивать, то в движениях Алисы была грация и плавность, больше похожая на танец, чем на боевое искусство.

– Скажи, круто! – остановившись, воскликнула Алиса. – Ну, скажи, что я умница! Ну! Ну!

– Да! – с трудом вклинился я в этот поток эмоций, с улыбкой добавив. – Ты просто самая умная фея на свете.

– Это да. Тут я согласна. Это я молодец. – гордая как павлин, Алиса расхаживала передо мной.

– А что мне скажет моя умница насчет магии? – ехидно спросил я.

– Пфффф... опять ты об этом. – фыркнула ставшая недовольной Алиса. – Ну, тут как бы такое дело... – замялась она, водя носочком ножки по полу. – Ну, все не так просто, да и вообще сложно... Ну ты понимаешь.

– Хм... Странно. – изобразил я задумчивость. – Почему тогда ИИ утверждает, что ты почти не занималась магией? Может у него какой сбой? Может мне его записи проверить?

– НЕ НАДО! – тут же воскликнула испуганно Алиса и сама же от собственного крика смутилась. – Ой.

– Кажется, кто-то только что спалился по полной. – с сарказмом в голосе произнес я.

– Упс! – еще больше смутилась Алиса, тут же попытавшись сделать милый вид обиженного и виноватого котенка. – Я больше так не буду. Честное-пречестное!

Долго выдержать серьезный и грозный вид я не смог. Это секретное оружие моей феи до сих пор слишком сильно било своим умилением по моему сознанию.

– Ладно, сдаюсь. – поднял я руки вверх в шутливой манере. – Но, Алисочка, солнце, давай ты все-таки займешься не только новыми игрушками, но и магией.

– Хорошо, хорошо. – тут же согласно закивала моя фея, усаживая меня на диван. – Вот ты сейчас будешь делать массаж, а я тебе еще кое-чем похвастаюсь.

С улыбкой на лице я дождался, когда наконец моя фея умостится на диване таким образом, чтобы ее голова на подушке расположилась у меня на коленях.

– Ушко или волосы? – с усмешкой я задал провокационный вопрос. Обычно после этого у Алисы было легкое зависание между таким тяжелым выбором.

– И то и другое. И побольше. – сходу ответила фея. – Хотя, нет. Сначала ушки. Мочку сильнее делай... Воооот... Даааа... Ммммммм... Каааайф...

– Так что ты хотела мне рассказать? – глядя на балдеющую Алису, спросил я через минут пять довольного мычания феи.

– Ммммм... Поооодооождиии... Мммммм... – замычала, наслаждаясь, Алиса. Но все же переложила мою руку на волосы. – Теперь тут. Ах да, новости. Я тут обнаружила, что тоже могу видеть потоки судьбы.

От этого известия я аж замер в шоке. После чего аккуратно усадил напротив себя Алису.

– Эх... так и знала, что от этой новости весь массаж сорвется. – тяжко вздохнула Алиса.

– Массаж? – не сразу понял я, о чем Алиса. – А, это. Не переживай, как только ты мне все подробно расскажешь, я тебе час буду делать массаж.

– Честно?! – обрадованно воскликнула Алиса.

– Честно-пречестно.

– Ну тогда ладно, можно и рассказать. – царственно пожав плечиками, согласилась фея. – Хотя рассказать не получится, нужно показать.

– Мыслеобраз? – предложил я.

– Не-а. – энергично покачала головой Алиса. – Даже он не сможет передать эти ощущения. Нужно, чтобы ты использовал свою энергию духа и потом слияние. Только так я смогу тебя провести в это странное пространство.

– Хм... Даже так. – удивился я. – Тогда подожди. Я сейчас в реал, предупрежу Хана, поставлю барьеры, только потом попробуем.

Алиса согласно кивнула. Я же быстро отключил импульс и, вкратце объяснив Хану наш эксперимент, попросил его подстраховать меня барьерами. Хан не очень был доволен таким поворотом, но согласился с тем, что лучше об этой способности все же узнать поподробнее перед предстоящей встречей. Так что, установив максимальные барьеры, я отправился назад в импульс. Хан же поставил поверх моих барьеров еще и свои, но не магические естественно, а духовные.

– Ну, я готов. – вернувшись, сходу заявил я ожидающей Алисе, пребывая в возбужденном предвкушении.

– Тогда начинаем. – радостно отозвалась фея, входя в состояние духовной силы.

В этот раз слияние было другим. Более полным что ли. Мир вокруг стал не просто ощущаться, но и приобрел невидимую доселе четкость. А потом Алиса потянула меня куда-то в другое пространство-время. Даже не знаю, как это новое пространство потом объяснить ИИ или Хану. Боюсь, что даже мыслеобразы будут бессильны в описании той картины / зрелища / ощущения / чувств / объема и еще многого чего, что даже назвать не получится, ибо нет таких слов в любом из известных мне языков. Любые попытки объяснить или даже понять будут только жалким подобием правды. Этот безмерный и всеобъемлющий океан событий, ощущений и красок, был везде и одновременно нигде. Само время тут было не чем-то эфемерным, а вполне себе реальной составляющей мироздания. Миллиарды точек разумных, что при этом были не точками, а течением в линиях пространства и судьбы с огромным водопадом событий, каскадом падающих на реальность, но при этом взлетающих вверх в переплетении с другими подобными водопадами и потоками, в одновременно спокойной и бурлящей среде.

Мы с Алисой были словно тонкая струя холодной воды в океане соленых вод. Но тут же были видны мощные потоки подобных сил, что бурлили в водах событий. Как тут можно было понять, где настоящее, а где будущее, лично я не понимал. Но видел картинки, что явно были из возможного будущего. Их было безумно много. Бесчисленное количество миллиардов в такой же степени событий, которые одновременно кружились вокруг тебя, одни ярче – те, что похоже, были более вероятными, а другие тускнели и прямо на глазах пропадали вовсе. Мне было странно осознавать, что кому-то удавалось осознанно понимать все, что происходит в этом океане событий. Но одно я понял абсолютно точно. Те потоки чистой воды судьбы принадлежали богам. Это понимание пришло само собой, как будто всегда было во мне. И мне и Алесе не нравилось то внимание, что эти потоки обратили в нашу сторону. Заметил я и маленький, почти невидимый, но при этом абсолютно черный и прозрачный поток Хана, что струился рядом со мной.

Восторженные мысли Алисы достигли моего разума, зовя меня попробовать скрыть наш и Хана поток, сделав его не просто полупрозрачным, а полностью растворить его в океане. С учетом весьма быстрого приближения сразу семи потоков богов, я согласился. Ощущение опасности от этого сближения было огромным. Но Алиса рассеяла наш и Хана поток по океану, он превратился во что-то неразличимое и почти телесное. В тот же миг мы вылетели, как пробка из бутылки из пространства судьбы. Только в самый последний момент я увидел, как стремительные потоки богов остановились в недоумении. Их цель пропала. От этого меня охватило чувство облегчения и понимания, что теперь мы в безопасности.

Не останавливаясь нигде, мое сознание стремительно влетело в реальность. Ощутив себя в реальном теле, я с трудом облегченно вздохнул. Лежа на земле у меня не было сил даже пошевелить пальцем. Все тело ломило от духовного отката, магия была недоступна, ибо источник был пуст, а вся моя жизненная энергия, при поддержке Хана, стремилась успокоить бурю отката, что бушевала внутри меня. Собственно, на этом моменте я и потерял сознание. Бороться не было ни сил, ни желания. Хотелось просто отдохнуть пару сотен лет, или даже тысячу. Когда-нибудь эти эксперименты с Алисой меня точно убьют быстрее, чем это сделают боги.

Очнулся я бодрым и отдохнувшим. Что не скажешь о Хане, который выглядел слегка осунувшимся и уставшим.

– Очнулся. – скорее констатировал факт, чем спросил Хан. – Это хорошо.

– Где мы? – осмотревшись, я обнаружил, что мы в какой-то пещере.

– Пришлось срочно менять позицию. – спокойно ответил Хан. – Надеюсь то, что ты сделал, стоило такого риска. Я с трудом успел уйти до того, как туда явились боги собственной персоной.

– Ух ты. – только и мог произнести изумленно я.

– Именно. Жаль только, их было слишком много. – со злостью в голосе произнес Хан. – Такая прекрасная возможность увидеть сущность богов и убить бывает нечасто.

– Это могли быть только их проекции в реальности. – возразил я, уже более четко понимая богов. После посещения того пространства для меня как будто отрылись двери понимания событий и сущности. Они были не полные, но все же были.

– Я так и подумал. Потому и не стал нападать. – уверенно кивнул Хан.

Все-таки мой учитель псих. Кажется, его ненависть к богам бьет все рекорды.

– Напасть и погибнуть? – усмехнувшись, прокомментировал я.

– Зачем? – изумился Хан. – Напасть, убить быстро того, кто прибыл первым, и скрыться. Погибать я не собирался. Кажется, кто-то забыл главную тренировку? – сурово посмотрел на меня Хан. Пришлось смущенно кивнуть отрицательно головой. Хотя я действительно не подумал о старом принципе учителя. Только живой может отомстить, мертвый лишь порадует врага. – Так что же вы там такого натворили, что боги, бросив все свои дела, примчались в другой уголок планеты?

– Хм... Сложно объяснить. Тут даже мыслеобразы не помогут. – грустно вздохнул я.

– Пока я спасал твое тело от распада. – Хан осуждающе посмотрел на меня. – Потратил слишком много сил. Так что мыслеобразы пока мне недоступны. Так что давай вкратце.

– Если так, то мы с Алисой сделали, что теперь в переплетении линий судьбы твоя и моя ветка возможностей скрыта от взоров кого-либо. Даже мы сами теперь не сможем предсказать свою судьбу. – задумчиво произнес я. – Каким образом, даже не спрашивай, я и сам с трудом понимаю, как такое возможно. Но боги отныне не властны над нашей линией. Хотя влиять на тех, кто рядом с нами, они могут.

Хан молча смотрел чуть выше меня, с напряжением во взгляде обдумывая услышанное.

– Ясно. – наконец, после десятиминутного молчания, произнес он. – Что же, вы все сделали правильно. Даже бой против всех богов менее важен, чем то, что удалось вам создать. – он довольно улыбнулся, отчего я чуть не уронил челюсть на пол. За все последние годы я увидел впервые УЛЫБКУ на лице Хана. Жесть. – Я доволен тобой, ученик.

Хан, продолжая улыбаться, сел в позу лотоса и принялся медитировать. Его аура мрачности и угрюмости стала мягче и спокойней. Как будто бушующий океан наконец прекратил штормить, а из-за туч выглянуло радостное солнце. Хм. А с каких пор я стал так отчетливо видеть ауры разумных?

***

Борей проснулся резко и встревожено. Впервые его фей Гольдер напрямую разбудил его тревожным вызовом. Образ, что сбросил он хозяину, выбил Борея из колеи спокойствия. А новость, что сообщила Амелия, чуть не довела бедного посланника до первого инфаркта в его жизни. Быстро вскочив и собравшись, он бросился в комнату для телепортов. Так быстро он еще никогда не складывал кристаллы. Буквально за секунды выложив нужную фигуру, он открыл телепорт и тут же в него прыгнул. Вышел он в нескольких километрах от того места, где еще недавно жили Хан с Алексом. В этот раз вокруг Борея было такое количество щитов и заклинаний скрытности, что даже аватары богов, что сейчас усиленно летали вокруг места жилья незваных гостей, никак не смогли бы его заметить. Борей же, слившись сознанием с Гольдером, пока его тело прикрывала Амелия, пытался осознать, что именно тут произошло.

Когда Алекс и Хан ставили свои щиты и барьеры сокрытия, они даже на секунду не могли подумать о том, что судьба вне этих мелких условностей. Там царят свои законы, которые невозможно скрыть магией и духом. Слишком разные силы. Борей моментально осознал эту обычную ошибку начинающего мага судьбы. Он видел остаточный след этих барьеров, видели их и аватары богов, но что это им даст? Ничего. Даже понимание, кто это мог быть, невозможно рассмотреть. Один Борей четко понимал, кто именно тут находился. Хотя он ждал Хана только через две недели, но он уже давно подозревал, что его хитрый партнер заранее прибывает на их встречи, дабы собраться с силами и привыкнуть к планете. Учитывая их весьма натянутые отношения, это было вполне логично. Но больше Борея интересовал второй разумный, прибывший с Ханом, что смог совершить немыслимое.

Еще раз более внимательно, Борей, используя ощущения и силу Гольдера, попытался ощутить линию судьбы Хана или его спутника, но в ответ была абсолютная тишина. Не будь Борей абсолютно уверен, что этого живучего кадра Хана фиг так просто убьешь, то подумал бы, что от этого эксперимента с линиями судьбы они умерли. Потому как их линии обрывались именно в этом месте. А значит, его спутник совершил революцию в магии судьбы, сумев скрыть свое существование полностью для всех, кто только может видеть океан событий. Даже Борей мог только аккуратно корректировать и скрывать ложными наложениями свою линию, но вот так вот исчезнуть не мог. Смущало только одно. Если это настолько сильный маг судьбы, то почему не прикрыл себя барьером сущности, что скрывает присутствие разумного в океане? Не считает нужным или просто не умеет? Не будь тут следов бесполезной магической защиты, то Борей бы подумал о своеобразном вызове богам, но их наличие говорило о том, что все-таки маг судьбы был новичком, хоть и очень сильным и умным.

Еще раз внимательно изучив линии судьбы, Борей прервал слияние с феем. Ему очень хотелось прямо сейчас встретиться с Ханом и посмотреть, как это отразится на линиях, но бороться со своими импульсами желаний он научился уже безумно давно. Потому легко отстранился он от этих, невовремя возникших стремлений. Все линии говорили о том, что никаких встреч не будет, но была одна линия, что показывала его разговор с пустотой в запасном месте встречи через месяц. От этой картины Борей довольно усмехнулся, он конечно был весьма своеобразной личностью, но разговаривать с пустотой даже для него было перебором. Как же все-таки интересно будет все это ощутить в реальности. Отодвинув в сторону свои эмоции предвкушения, Борей достал кристаллы и принялся создавать телепорт. Все что он хотел узнать, он уже увидел. Взглянув напоследок в сторону бешено летающих по кругу аватаров, он довольно улыбнулся. Приятно видеть, когда даже боги не в состоянии усмотреть ничего в окружении. Эта картина еще долго будет радовать память посланника Борея.

Вернувшись назад, он с довольным видом отправился на очередную тренировку своих новых учеников. Конечно, тратить свое время на тренировку весьма банальных разумных в виде посланницы Ауны и бывшей рабыни Леры, было не совсем рационально, но было два весомых но. Первое – это ученый Горан Куран, который мало того, что обрадовал его своим принесенным артефактом, так еще и смог за прошедшие два года придумать огромное количество новых и весьма перспективных разработок. Второе, и не менее важное – это его главный ученик Руиз. Этот молодой изон был настолько перспективным, что уже сейчас мог на равных сразиться с любым из посланников. И даже обладал слиянием со своей феей. Очень перспективный ученик. Борею даже иногда казалось, что этот разумный знает больше, чем показывает, но это пока еще было не подтверждено. Умный, осторожный, не по возрасту грамотный, да еще и стремительно растущий, все это уже давно не видел нигде и ни в ком Борей. Что-то в нем было не так, но что именно, Борей пока понять не мог. Была некая связь этого парня с будущими событиями. Руиз был тоже частично скрыт из линий судьбы, но не им самим, а их тайным союзником. Изначальный бог, с которым год назад по этому поводу пытался беседовать Борей, лишь уклончиво уходил от вопросов. Одно он ответил четко, Руиз будет всегда против новых богов. Так что тут приходилось верить союзнику на слово.


Глава 23


Когда Хан просил Гримжоу сохранить свою тайну в секрете, он не учел немаловажный факт – мнение фей. Ведь феи знают все, что знает маг, с которым они фактически живут. Нет, нельзя сказать, что Гримжоу не пытался учесть и такой фактор, но увы. Его фея оказалась не столь молчаливой, как сам Гримжоу. Как только Хан и Алекс исчезли, оставив после себя только записку, в дело включилась возмущенная и весьма разозленная София. Будь она одна, то это можно было бы игнорировать, но к сожалению, ее не в меру любопытная наставница Елена была первой, кто присоединился к образованному кружку борцов за правду. Дальше все пошло по наклонной – фея Янсона и фея Германа, а потом и весь женский коллектив с лунной базы. В итоге Гримжоу оказался в окружении всех своих бывших союзников. Но темный эльф был опытным интриганом, так что целый месяц он умудрялся обходить подводные камни. Пока его фея наконец не выдержала и не призналась во всём своим подругам. Шантаж, в виде недопуска в астральный мирок фей, оказался слишком действенным против создания, которое до этого тысячи лет была почти в полном одиночестве. Любые попытки успокоить паникующую фею в исполнении Гримжоу провалились. Что и привело всю ситуацию к сегодняшнему дню.

Уставшим взглядом окинув всех незваных гостей, что собрались в гостиной его дома, Гримжоу потер обреченно подбородок. Чикэко, под угрозой Гримжоу надеть на себя блокиратор, пока еще опасалась выдать всю информацию, но намекнуть о том, кто именно в курсе всего, другим феям она смогла. Так что тут был вопрос времени, когда она наконец не выдержит и все разболтает подругам. Пока же перед ним возмущенно расхаживала София, и громко пыталась надавить на его совесть. Ее естественно поддерживал весь женский коллектив, и только Янсон и Герман делали вид, что они тут не причем. Их мотивы были понятны, обоим хотелось побывать на соседней планете. Хотя степень опасности они как раз таки прекрасно осознавали.

– Еще раз повторюсь, какой смысл вам от знания, если вы все равно ничего не сможете изменить? – устало оборвал монолог Софии Гримжоу.

– Это уже нам решать, что мы можем, а что нет. – возмутилась София. – И вообще, угрожать собственной фее блокиратором – это низко.

– А доступом на астральный остров нет? – ехидно кольнул в отчет Гримжоу.

– Это вынужденная необходимость. – недовольно буркнула София. – Просто скажите, где Алекс и все.

– Ты это и так знаешь. – изобразил удивление Гримжоу. – Он на планете Изон вместе с Ханом.

– Я имела в виду, где именно и как туда попасть. – гневно сверкнув глазами, произнесла София.

Внимательно посмотрев на девушку, Гримжоу печально покачал головой. Исчезновение Алекса превратило эту спокойную и добрую девочку в истинную фурию. А ведь он говорил Алексу подумать насчет детей. И время было, и возможность, да и сейчас не было бы никаких особых проблем, кроме переживаний.

– Есть секреты, от знания которых могут пострадать разумные. – возразил Гримжоу. – Хан знает, что делает, и поверьте, если будет нужно, он выйдет на связь. Они свяжутся с нашими союзниками на Изоне и на этом все. Никакой войны против богов они устраивать не будут.

– Ну раз все так хорошо, почему тогда вы запретили Чикэко говорить? – с подозрением посмотрела на него София.

– Доверять бесчувственному чурбану, который хоть и поменял тело, но остался таким же, как и раньше? – почти одновременно с Софией заявила Ольга.

– В конце концов, что такого тайного может быть в этой информации? – еще один вопрос от женского коллектива, но уже от более серьезной артиллерии в виде Ауэль де Амидал.

– Можешь даже не отвечать на наши вопросы, просто сними свой запрет с Чикэко. – дипломатично предложила Елена.

– Боюсь, знание добавит только больше проблем, чем их решений. – обреченно произнес Гримжоу. За две недели давления он уже начинал уставать сопротивляться. У него даже все чаще и чаще стала появляться мысль разрешить Чикэко все рассказать и посмотреть на удивленные физиономии всего женского коллектива.

– Вы хотите, чтобы мы наугад отрыли разлом? – хмуро спросила София.

– Вам так хочется погибнуть? – с усмешкой поинтересовался Гримжоу. – Да вам никто и не даст этого сделать.

– Ты ошибаешься. – неожиданно произнес Герман. – Если честно, я удивлен всеми событиями, что произошли за этот месяц. Минора смогла меня убедить в том, чтобы прийти сюда, но этот фарс меня начинает утомлять. Вы со своей обоюдной скрытностью только мешаете друг другу. – профессор раздраженно осмотрел присутствующих, и остановил свой взгляд на Софии. – Твое желание броситься спасать Алекса, которому спасение не нужно, отчасти понятно. Но вот почему было не подумать дальше? Зная Хана, уверен, что он предусмотрел возможность рассказа Гримжоу. Так что вряд ли вы сможете получить от него что-то конструктивное. Но и ваш план, который в основном задумала Ауэль, – Герман бросил в ее сторону весьма недовольный взгляд. -попахивает безумием. Гримжоу, ты, я смотрю, за этим беганьем от девочек совсем потерял хватку. Ты в курсе, что под руководством Ауэль гномы, эльфы, орки и драконы создали союз и сейчас их объединенная армия собрана на Астере и готова ринуться в бой?

– Да знаю я все. – отмахнулся Гримжоу. – Мстительность Ауэль известна всем. А тут такой повод и возможность.

– Ауэль, о чем они? – удивленно посмотрела на нее Ольга, озвучив вопрос, витавший на лицах всех девушек коллектива.

– Ауэль сама расскажешь, или мне за тебя это сделать? – усмехнувшись, спросил Гримжоу.

– А ты сам не хочешь отомстить тем, кто уничтожил наш народ? – гневно сверкнув глазами, спросила Ауэль.

– Армия не поможет против богов. – спокойно возразил Гримжоу. – И то, что гномы за пять лет смогли построить целых десять воздушных крепостей и даже снарядить их с помощью технологий имперцев Астера – это мелочь на фоне армий демонов.

– Двухмиллионная армия – это не мелочь. – гневно возразила Ауэль.

– Тебе напомнить, сколько тогда сражалось народу? – с сарказмом в голосе спросил Гримжоу. – Этих два миллиона раздавят и даже не заметят.

– Дело не в результате. – серьезно произнесла Ауэль. – Дело в самом принципе. Это будет первая атака на их планету, что заставит задуматься богов.

– Бред. – презрительно фыркнул Гримжоу. – Они просто в ответ ударят по нам и на этом все закончится. К тому же, как вы собрались туда попасть? Разломы могут и не открыться, ведь они привязаны к силе богов. И что тогда?

– Я уверена, что у тебя есть способ туда попасть. – уверенно произнесла Ауэль.

– То есть, все это нагнетание вокруг Софии и моей феи, только ради того, чтобы узнать способ? Не стыдно использовать девочку втемную? – осуждающе покачав головой, спросил Гримжоу.

– Почему же втемную? – удивилась Ауэль. – Она хочет попасть на Изон и найти Алекса, я же хочу нанести удар по демонам. Да, тут у каждого есть мотив туда отправиться. Даже тот же Герман хочет побывать на их планете. Про остальных я вообще молчу.

– И только я один понимаю, чем это закончится. – печально покачал головой Гримжоу. – Допустим, ты получишь то, что хочешь, и сможешь попасть на их планету. Предположим, у тебя получится разместить армию и даже притащить туда ракеты имперцев с ядерными зарядами. Их правда осталось не так что бы много, но кто тебе позволит их запустить? Или еще проще – собьют в воздухе.

– Ты не понимаешь. – перебила его Ауэль. – Наша армия – это только добровольцы, что потеряли своих близких и родных после атак демонов и те, кто понимают, что пора уже ответить адекватно на эти нападки.

Возможно, этот разговор еще долго бы длился в бесполезных попытках переубедить Гримжоу, вот только все присутствующие одновременно получили сигнал от своих фей. То, что они увидели в переданной мыслеформе, надолго заставило замолчать всех участников беседы. Ибо на островок фей в их пространстве явился не кто-нибудь, а личная тень изначального бога. Это было настолько неожиданно, что это событие потрясло всех.

Феи, как и всегда, разделившись на группки, общались в своем удобном мирке между собой, когда заявилась тень бога. Выглядел он как обычный человек, вот только одну его руку окружал свет пламени, а вторую синева духа. От его фигуры, на вид относительно молодого мужчины с длинными белыми волосами, исходила сила и магическая мощь, что была сильнее всех фей вместе взятых. И это была лишь тень истинной сущности изначального.


Погасив огонь в своих руках, он в примирительном жесте поднял руки.

– Я пришел сюда не ради драки. Я тот, кого вы назвали Изначальным богом. – спокойно произнес он. – Очень скоро ваши стремления обретут реальность, а ваша армия сможет отомстить нападавшим на вас. Вы сами не сможете воплотить свои стремления в жизнь, но я вам помогу. Когда придет время, я открою разлом, дабы вы смогли попасть на Изон. – тень бога, словно фокусник, достал из воздуха артефакт, который медленно пролетев, оказался перед Наоки, феей Ауэль де Амидал. – Бери. Он покажет время, когда настанет час, и разлом в месте смерти нового бога Руга откроется для вас. – Наоки с опаской взяла в руки артефакт, которой оказался неожиданно тяжелым. – На нем загорится таймер за пять суток до открытия разлома на Изон. Будьте готовы и помните, другого шанса у вас не будет. Пока еще я заключен в тюрьме новых богов, но очень скоро она рухнет. Вам осталось ждать недолго, возможно месяц или два, но максимум три. Будьте готовы.

Тень пропала так же, как и появилась, внезапно и неожиданно, и только тяжелый артефакт, что остался в руках феи напоминал об этом невероятном событии. Феи, не сговариваясь, одновременно все моментально связались со своими магами. Тем самым освободив Гримжоу от тяжести отвечать на настырные вопросы. Правда, теперь уже было сложно сказать, что тяжелее, отвечать на вопросы или гадать, зачем это сделал бог? То, что это был именно изначальный, а не один из новых богов, сомнений не было. Все феи отчетливо почувствовали его суть, которую он приоткрыл специально для них.

***

Руиз был доволен новым положением и новыми возможностями. Учиться у этого древнего посланника оказалось на удивление интересно и увлекательно. Особенно после того, как Борей выяснил его возможность слияние с феей. Руиз думал, что это как-то усложнит их отношения, но он ошибся. Нисколько не удивившись, он только усилил темп обучения. За два года Руиз узнал столько нового и стал настолько сильнее, что даже сам серьезно удивился такому быстрому прогрессу. Единственным не сильно приятным моментом в их обучении было знакомство с феей и феем Борея. Один оказался тем еще снобом, а вторая выражалась как бульварная торговка. В ее речи, сплошь состоявший из матов и ругательств, было сложно понять смысл. Спасало только личное вмешательство Борея.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю