332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Рус » Играть, чтобы жить. Кн. V. Битва. Кн. VI. Война. Кн. VII. Исход » Текст книги (страница 36)
Играть, чтобы жить. Кн. V. Битва. Кн. VI. Война. Кн. VII. Исход
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:23

Текст книги "Играть, чтобы жить. Кн. V. Битва. Кн. VI. Война. Кн. VII. Исход"


Автор книги: Дмитрий Рус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 36 (всего у книги 54 страниц) [доступный отрывок для чтения: 19 страниц]

Глава 17

История девушки не сверкала тайнами, в чём-то была предсказуема, а в чём-то закономерна.

Чуть более двадцати лет назад, во время «Войны Санкций», родители Наты попали под знаменитый Семнадцатый Пакет. Согласно очередному псакингу Госдепа все русскоязычные эмигранты, находящиеся на территории США, объявлялись «потенциально неблагонадёжными» и резко ограничивались в правах.

Первое поколение эмигрантов лишилось «права на выбор места жительства, работы и свободного перемещения». Проще говоря, оказалось в концентрационных лагерях, или «этнических резервациях», как их политкорректно называли дикторы новостных каналов.

Второе поколение, то есть дети, родившиеся на территории самой свободной страны, были изъяты из семей и лишены «права на альтернативное образование и выбор идеологии».

Спецшколы закрытого типа приняли более полумиллиона подростков и занялись жёстким промыванием мозгов и насаживанием демократических ценностей, включающих в себя просмотр гей-порно, тестов на половую предрасположенность и принудительную гормонотерапию по приведению личности к общеамериканским стандартам.

На выходе получали некое среднеполое существо со сглаженными пиками психической активности. Никаких бунтов и агрессий, абсолютное безразличие в выборе партнёра для создания семьи. Мальчик, девочка, собака или виртуальный шлем – всё едино, всё приемлемо и поощряемо.

Ната родилась уже после принятия санкционного пакета и была причислена к третьему поколению неблагонадёжных. Волчий билет в виде АйДи с красной полосой «ограниченных гражданских прав» навеки закрыл для неё дорогу в средний класс.

Социальная пирамида настойчиво тянула её на самое дно, провоцируя на занятие проституцией и мелкий криминал.

Девушка не сдавалась. Правдами и неправдами получила грант на учёбу и умудрилась с отличием окончить колледж, однако работы так и не нашла. Работодатели смотрели в её АйДи, испуганно вздрагивали и стыдливо отводили глаза при виде злых женских слёз.

Кабальные условия гранта оказались федеральной ловушкой для особо умных и настойчивых. Невозможность найти работу мгновенно оформили как «нежелание трудится и служить Родине». Выплаченная за учёбу сумма ретроактивно трансформировалась в ссуду с конскими процентами.

Несмотря ни на что девушка продержалась ещё два года…

Перебивалась случайными заработками, разбирала себя и душу на запчасти, литрами сдавая кровь и трижды выступая в роли суррогатной матери. Последний удар она получила, когда узнала, куда именно уходили изымаемые на четвёртом месяце эмбрионы. Медицинская корпорация «Вечность», лидер по производству омолаживающих инъекций и кремов, предстала перед ней в истинном свете.

Ната наглоталась таблеток, медикаментозно прервала очередную беременность, за что и получила свой первый уголовный срок. «Порча корпоративного имущества» – серьёзная статья в мире капитала. Судья увидел федеральную спецметку в личном деле и вкатил по полной – двенадцать лет виртзаключения.

Неизвестный куратор из миграционной полиции наконец-то смог облегчённо выдохнуть и сдал её дело в архив – одной головной болью стало меньше.

Федералы выставили срок на аукцион, где её «права и обязанности на труд» были выкуплены хедхантерами из частных тюрем. Единственный выбор, который ей предоставили, – это право самостоятельного определения коэффициента разгона времени и количества сверхнормативных рабочих часов. По статистике, большинство заключенных пахали на максимальных настройках, выдавая десятилетку за год и выходя из мест лишения свободы полноценными идиотами со справкой.

Девушка на замануху не купилась, работала на «единичке» минимально положенные четырнадцать часов. За что и была распределена на самый тяжёлый участок – охотник за редкими металлами в магме планетарной коры. Валюта из «Евы-4» администрацией тюрьмы уважалась и легко конвертировалась в хрустящие доллары.

Примерно через год всё изменилось. По каким-то параметрам прогресса персонажа её отобрали в государственную программу и переподключили к Друмиру, где она полгода день за днём кастовала тупое заклинание «Перемещение предмета в зону Альфа».

Впрочем, через какое-то время случился прорыв. Потёртые кругляши золотых монет принялись послушно исчезать, после чего за девушкой пришли парни с квадратными подбородками и спецрейсом доставили на подземную базу в жаркой Аризоне.

Магия оказалась востребованной. Каждый час ей подвозили тележки с металлами, артефактами и свитками. Девушка уже давно не кликала на иконку, махала руками больше для вида и кастовала не разжимая зубов одной лишь силой желания.

Кое-что из перебрасываемоего добра удавалось захомячить. Это не так уж сложно, когда для перемещения предмета в инвентарь достаточно коснуться его пальцем. Заблокировать базовую игровую способность невозможно, однако администрация особо не напрягалась – все равно заключённых ежедневно топили в Отстойнике, лишая содержимого сумки и приучая к дисциплине.

Однако Ната нашла общий язык с охраной и за скромный подогрев в виде нормальной еды и лишней пятиминутки отдыха таскала им ништяки из зоны каста.

Пользовали девушку на износ, постоянно увеличивая время сессий и сокращая периоды офлайна. Вскоре это привело к прогнозируемому финалу – Ната ушла в срыв. Звёзды были благосклонны, в этот день девушка перебрасывала объёмные пачки свитков, из-за чего на кармане у неё осела добрая сотня пергаментов «Невидимости».

Девушка молча фиксировала растущие часы неожиданной переработки, отмечала возросшую вокруг суету и молилась всем богам сразу. О феномене оцифровки она знала, мечтала и жаждала каждой клеткой измученного тела.

На десятом часу непрерывного трудового подвига Ната решилась. Активировала свиток «Невидимости» и пошла на рывок, пешком через сотни километров Фронтира.

Остальное – дело техники. Добраться до ближайшего посёлка, сменить точку привязки и залечь на дно, обживаясь в новом мире и особо не отсвечивая. Торопиться не надо – впереди вечность. Рабство у китайцев было вполне сознательным шагом – от большого срока лучше всего прятаться в тюрьме по невинной статье «за хулиганку»…

Пока Ната рассказывала, мы заворожённо слушали, позабыв даже о богатом столе. Непростая судьба выпала девушке… И я не уверен, что она осилила бы весь рассказ без срыва и истерики, если б в какой-то момент ей на колени не легла тяжёлая бронированная морда Главгончей.

Ната впала в лёгкий транс, монотонно почёсывала треугольные уши псины и говорила, говорила, говорила…

Первым пришёл в себя Оркус. Отведя от девушки неожиданно тёплый взгляд, он откашлялся и заговорил:

– Кх, командир, я отвлеку тебя на секунду. Пошли доклады от стелсеров. Судя по всему, их вскрыли, причём с запредельной дистанции. Опознали клановую принадлежность и отступили, не желая связываться и оставляя трофей. Вероятно, пятнистых осталось совсем немного, силы за собой не чувствуют…

Ната кивнула:

– Для них всегда главным оружием была анонимность. Боевая группа действительно невелика, по крайней мере на той базе, где меня держали.

Я прикинул расклад и был вынужден согласиться.

– Предполагаю, что в аватарах у АНБ проблем нет, беда в квалифицированном персонале. Загнать в вирт роту спецназа сложно и дорого, но можно. А вот если больше – уже малореально. Боевое крыло нашего Альянса тянет на полноценную дивизию! Никакая секретная контора не выдержит такой гонки вооружений. Скорее всего, помимо скрытности, они делают ставку на качественное превосходство и административный ресурс.

Аналитик ехидно оскалился.

– А вот последний – накрылся рваной пилоткой! Болт им, а не консоль модератора в персональном интерфейсе! Будут играть по общим правилам!

Я согласно кивнул.

– Да, ситуация для джентльменов непривычная. Но недооценивать их не стоит, наверняка нахомячили полные рукава козырей. То, что пятнистые отступили, – это хорошо. Лайнер берём под свой контроль и начинаем спешно осваивать нежданное наследство.

Оркус хрустнул могучими кулаками и разочарованно протянул:

– Бегущий враг вызывает страстное желание догнать… Ната, координаты их базы подскажешь?

Девушка зло закусила губу и покачала головой.

– У таких, как я, «почтальонов» персонажи кастрированные. Перматравма «Сотрясение», с пожизненным дебафом «Потеря ориентировки». Не работают радар и карта, заблокированы чувство направления и навигатор к собственной могилке.

Я вспомнил некоторые странности её поведения и медленно кивнул: теперь многое становится понятным, заодно косвенно подтверждает рассказанную историю.

В этот момент идиллию эльфийского сада нарушила сдвоенная пулемётная очередь микропорталов. Офицеры повскакивали с мест, хватаясь за оружие и поднимая магические щиты, параллельно пытаясь уследить взглядом за парой размытых теней, наворачивающих вокруг нас хаотичные восьмёрки.

Я рывком ушел в разгон, взвинчивая восприятие и притормаживая время.

Дети! Двое малявок из детского сада играли в магические салочки, гоняясь друг за другом. Причём один с невероятной скоростью открывал на бегу микропорталы, перемещаясь ломаным пунктиром. Догоняющий же шёл чётко по его следу, поднимая с земли медленно тающую тень от портала и силой взламывая уже захлопнувшуюся дверь. Невероятно!

Дождавшись, когда малышня окажется максимально близко, я ещё раз ускорился и, шагнув вперёд, ухватил обоих за шкирки.

– А ну стоять! Вы что творите?!

Дети еще какое-то время мотыляли в воздухе ногами, продолжая свой бег. Затем испуганно замерли и синхронно принялись оправдываться и жаловаться:

– Дядя Глеб, ты чего, мы же играем! Тетя Лена к дракошам ушла, сказала: «Займите себя чем-нибудь!» А Чебурашка нам советовал больше патитоваться!

Я рефлекторно поправил:

– Практиковаться…

Значит, без Че тут не обошлось… Обалдеть у детишек способности!

Поставил первого беглеца на землю.

– С тобой вроде как понятно… – протянул я, затем обвиняюще ткнул пальцем во второго: – А вот ты что делал?!

Первый нетерпеливо заскакал на месте и мстительно присоединился к экзекуции:

– Он читер, читер! Скажи ему, дядя Глеб! Свои порталы не открывает, всё время через чужие ходит! Так нечестно!

Второй насупился.

– А что, нельзя?! Чебурашка меня хвалил, говорил, что мало кто так может!

Я перевёл взгляд на штабистов. Большинство непонимающе морщат лоб. Аналитик быстро шевелит губами, просчитывая открывающиеся перспективы, а Оркус довольно потирает кулак.

Я с ним согласен, возможности боевого применения потрясают воображение. Уточнил у мелкого:

– Какой давности портал можешь открыть?

Тот задумался для солидности, привычно ковырнул из носа отсутствующую там козявку, придирчиво осмотрел чумазый палец. Затем снизошёл:

– Тень от «микрика» держится минуту. Обычный «Гейт» – полчаса. Ну а рейдовый портал могу и через сутки открыть, след там ого-го какой!

Я кровожадно улыбнулся и поставил малыша на землю.

– Вот именно ты нам и поможешь!

Затем переключился на штабной канал:

– Группу личной охраны пацану! Беречь как собственное дитя! Приказ по клану – готовность к прыжку через пять минут!

Мелкий взломщик нас не подвёл. Облазив притопленный лайнер от помятого носа до задравшейся кормы, причём, судя по всему, исключительно для собственного удовольствия, он уверенно ткнул пальцем в пустое пространство на главной палубе.

– Тут! Запачкали всё магией, как Сашка кашей стол вымазывает! Только я с вами пойду, вдруг будет нужно еще что-то открыть?

Я потрепал пацана по лохматой шевелюре.

– Понадобится – позовём. Ты пока тут побудешь, осмотришь с охраной детскую комнату, отберёшь игрушки для своей группы.

Повернулся к трём сотням своих бойцов, кое-как закрепившихся на покосившейся палубе.

– Первыми идут демоны. Затем танки и дамагеры. Следом – стелсеры, ну а дальше – второй эшелон и арьергард. Доложить о готовности!

Взломанная дверь перехода вела в Портальный Зал базы пятнистых. Нас не ждали, но легче от этого не стало. Служба была поставлена хорошо, подвергшийся вторжению сектор мигом изолировали. С лязгом рухнули массивные бронедвери, замигали, выходя на режим, мобильные силовые поля. Ожили стоящие по углам големы, распахнулись немногочисленные бойницы. Живого персонала пятнистым и вправду не хватало.

Остановить рейд пассивными средствами обороны практически нереально. Да, можно нанести некий урон, затянуть время до прибытия подкрепления или завершения эвакуации, но не более того.

В течение первого часа мы держали строй и перемалывали прущих из технических туннелей механоидов и големов. Затем десять минут – на разборку главных ворот и утомительное продирание сквозь бесконечные галереи базы.

На острие атаки шли демоны Инферно под личным предводительством неожиданно присоединившегося к рейду Асмодея. Клин Серебряного Легиона казался несокрушимым. Адовы создания споро гасили очаги сопротивления, взламывали щиты и рвали лапами металл. Потери демонов оставались смехотворными, и я всё больше склонялся к мысли, что Верховный просчитал мою попытку слить его войско.

Следует отдать должное защитникам, убивали нас с выдумкой. Спиральные коридоры логова пятнистых делились массивными сейфовыми дверьми на пятидесятиметровые герметичные участки. Вскрытие очередного сектора начиналось борьбой с его пассивными средствами защиты.

Принятие на грудь изощрённых маголовушек, восстановление хитов после подрывов магических кристаллов, воскрешение павших после затопления сектора, заливки его объёма магмой или смена кислородной атмосферы на кислотную.

Команда «БЧ-5», занимающаяся борьбой за живучесть, откровенно зашивалась. Парни работали на пределе гениальности, с невероятной скоростью выдавая рекомендации по контрзатоплению отсеков, смене конфигурации бафов или вызову элементалей-антиподов, в пику применённой противником стихии.

Живых врагов мы встретили немного. Изредка в стене открывалась очередная амбразура и по нам спешно разряжали магический жезл артефактной мощи.

Рутина штурма…

Десяток свежих могил становится в очередь на воскрешение. Демоны быстро вскрывают участок стены, за которым обнаруживается крохотная ниша размером с вертикально стоящий гроб. Попасть туда можно только порталом, а уходить защитники предпочитали через смерть, подрывая висящий на груди медальон.

Частенько под ногами вздрагивала земля – вероятно, пятнистые, потеряв свой главный козырь – анонимность, спешно проводили эвакуацию и обрушивали на нашем пути галереи переходов.

На четвёртый час монотонного взлома обороны за очередной дверью мы упёрлись в свежий завал из бетонного крошева. Участвующие в осаде гномы-неписи прикладывали уши к камню, стучали по обломкам крохотными молоточками и обеспокоенно качали головами. Порода им не нравилась, лежащие впереди пустоты залов и переходов больше не ощущались.

Штаб ещё не успел собраться на летучку, как земля глухо застонала, охнула, и коридор с оглушительным грохотом просел по всей длине.

Посыпавшиеся с потолка камни украсили галерею алыми пятнами человеческих клякс. Хищно распахнувшиеся трещины поглотили и пережевали еще часть народа. Серая бетонная пыль гуманно скрыла от глаз выживших картину кровавой мясорубки.

Катастрофа слизнула не меньше половины рейда. Бойцы закончили читать системные сообщения о переломах и травмах, во тьме засияли магические шары светильников, послышался мат и нервный смех.

Сидящий рядом со мной гном уважительно покосился на конический свод коридора.

– Пласт просел метров на тридцать, а ход выдержал. Чудеса, да и только…

Я ткнул пальцем в пол.

– Как думаешь, остальная база сохранилась? Пробьёмся?

Гном отрицательно покачал головой.

– Под нами сложилось тридцать метров пустот. Сейчас там… – коротышка лёг на пол, прижал мохнатое ухо к скале и прислушался. – Вода пробивает себе новые пути, а земляные элементали трясут ненадёжные камни. Как успокоится всё, можно будет пробить десяток шурфов, может, и разыщем сохранившиеся карманы с добром!

Я разочарованно кивнул и поднялся с места. Нужно обойти бойцов, приободрить парней добрым словом. Для рядового состава рейд получился неудачным – немало золота потеряно на расходниках и неизбежном ремонте экипировки. Плюс обидные и болезненные смерти от окружающей среды, в которых опыт списывается по полной, а могилу не всегда удаётся отыскать.

По возвращении домой офицеры подберут правильные слова и смогут объяснить бойцам, насколько стратегически важно уничтожение опорной базы противника. Но это будет потом…

А сейчас – ноги в руки, Глебка, и иди выполнять долг Лидера! Покажи, что ты видел в бою каждого, найди правильные слова даже для последнего энчантера третьей линии! Вперёд, родной!

Далеко я не ушёл. Невдалеке от кучкующихся демонов Серебряного Легиона я встретил Нату. Девушка стояла у лиловых потрохов придавленного глыбой огра и раз за разом кастовала какое-то заклинание.

Подойдя сзади и нарочито громко топнув ногами, я положил руку на хрупкое плечо, укрытое фиолетовым плащом визарда.

– Ната, ты чего ману переводишь?

– А?! – девушка вздрогнула, потом смутилась. – Ну, понимаешь, после побега я привычку заимела дурацкую. Делаю мелкие гадости анабэшникам. Как увижу мерзость какую-то – кучу навоза там, или гниль пахучую, то не могу удержаться и не отправить ее в «Зону Альфа». Пусть проблюются, уроды!

Глядя, как исчезают горсти склизких потрохов, я задумчиво нащупывал на поясе ребристую тушку одной из последних гранат. Попросить, что ли, заслать взрывоопасный «привет» с выдернутой чекой?

А потом мои пальцы отыскали кармашек быстрого доступа с лежащим в нем Камнем Души. И я вздрогнул от пришедшей в голову мысли!

Медленно, словно боясь спугнуть, извлёк кристалл и бросил его девушке под ноги.

– Ната, родная… Будь любезна, отправь-ка им от меня этот камушек…

Экс-почтальонша смутилась от моего тона, но демонстративно пожала плечами и взяла кристалл в целеуказание.

Короткие переливы магии, сопровождаемые оглушительным грохотом моего сердца. Затем едва слышный хлопок, камень исчезает, а перед моим взором разворачивается сообщение внутреннего интерфейса.

Торопливо читаю по диагонали, и мои ноги едва не подгибаются от нахлынувшей слабости.

– Внимание, изучено новое умение: «Портал в зону Альфа».

– Связь некромага с душой поверженного им существа настолько сильна, что пленивший её Камень сверкает для вас как маяк. Затянувшаяся складка пространства не скроет от вашего взгляда истинный свет кристалла. Теперь вы всегда сможете открыть и удержать портал в таинственные земли «Зоны Альфа».

– Ингредиент: Камень Души.

Осторожно свернув сообщение в трей, я переключился на панель умений и убедился в появлении новой пиктограммы.

Мамочки! Это что ж теперь будет, как жить?!

Перефокусировав зрение, я повёл вокруг ошарашенным взором.

Ничего не понимающая Ната, деловито-спокойные дроу ближнего круга охраны, сверкающий невероятной алчностью взгляд Асмодея, медленно приближающегося крадущейся походкой.

Я вскинулся, настораживаясь. Верховный ласково улыбнулся и едва слышно прошептал:

– Портал на Землю, говоришь? Ты не разочаровал меня, глупый смертный…

Чувство опасности взревело корабельным ревуном! Я рванулся взглядом к иконке тридцатисекундной неуязвимости, но Асмодей резко выбросил вперёд руку, и мою душу мгновенно вышибло из физической оболочки!

Ах!

Я завис, словно космонавт в невесомости, беспомощно кувыркаясь в метре от собственного тела.

Я разевал в беззвучном крике рот, но Тишина улыбалась мне в ответ.

Я хватал за плечи стоящих рядом дроу, но мои руки проваливались сквозь чужую плоть.

И лишь один развивший бурную деятельность Асмодей косил на меня глазами и ехидно улыбался. Он видел и торжествовал!

Ещё один взмах его когтистой лапы, и душа Светоборца заняла моё тело.

– Открывай портал… – ласково приказал Архидемон.

Моё! Светлоликий подери, моё лицо счастливо растянулось в дьявольском оскале и вскинуло руки в такт первым звукам творимого заклинания!

Я взвыл и рванулся вперёд, по миллиметру преодолевая разделявшее нас расстояние! Я тянул вперёд призрачные пальцы, стремясь вцепиться в собственное лицо и сдёрнуть с него маску, явив недоуменно переглядывающимся соклановцам морду захватившей тело твари!

Бум! Оглушительно распахнулась арка межмирового портала. Сквозь мыльный пузырь полога потянуло стерильным воздухом кондиционированного помещения, позабытыми запахами пластика и озона.

– Я мечтал об этом больше двух тысяч лет… – прошептал Асмодей и, глумливо подмигнув мне на прощанье, шагнул в портал.

Следом за ним потекла цепочка закованных в серебряную броню демонов. Светоборец безуспешно пытался стереть с лица счастливую улыбку и продолжал удерживать заклинание.

Мои бойцы тревожно переговаривались, Оркус хмурился и всё настойчивей задавал мне какой-то вопрос. Я не слышал его, а вцепившись ногтями в ещё помнящее и оттого не отторгающее меня тело, боролся за контроль над своим аватаром.

Один шаг – и я собью каст! Один толчок – и я вышибу чёрную душу Светоборца! Ведь я чувствовал – он уступает!

Вот демон забросил контроль над вторичными мышцами. Лицо поплыло, спину перекосило. А я давил и давил, сосредоточив усилия на крохотном участке и вкладывая в борьбу всю свою ярость и ненависть.

Есть! Мышцы челюсти, языка и шеи признали хозяина и перешли под мой контроль!

С неимоверным усилием я вывернул голову в сторону. Пугающе, до хруста, на сто тридцать градусов! Нащупал взглядом Лизку и прошептал:

– Убей меня! Код: тридцать два, оранжевый, волк!

Плещущаяся в глазах дроу тревога сменяется радостью полученного прямого приказа и возможностью выполнить свой долг.

Лизка делает шаг вперёд, срывает кольца пары гранат, висящих на разгрузке, и крепко прижимается ко мне всем телом, максимизируя разрушительное действие ударной волны.

Секунды тикают в голове, а Лиза смотрит в мои глаза мутнеющим и набирающим влагу взором.

Один… Два… Три…

Слёзы потекли по щекам Моны Лизы. Объятия, память тела, будили в ней непонятную тревогу и смутные обрывки чувств.

Девушка потянулась ко мне и недоверчиво, сама не понимая, что делает, поцеловала.

Четыре…

Подрыв! Бум!!!

Зрение заволокло потёками красного, поверх которого развернулось окошко системного сообщения.

– Внимание! Вы погибли в бою и сейчас будете воскрешены в точке последней привязки.

– Воскрешение через 5…4…3…2…1…0!

Конец Шестой Книги


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю