290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 19)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 20 страниц)

Наконец, он отпустил меня, когда мы дошли до толстой сосны, за которую я и схватился. Шептилов же указал вперёд, проведя рукой слева на право, после чего метель стихла, и я увидел бескрайний и огромный лес, на который мы смотрели с какой-то сколы.

– Это всё для тебя-ложь. Одна большая ложь. И для меня, но, я хотя бы, могу себе позволить эту ложь, всё равно делать больше нечего. Так что мне туда дорога, и не только мне. А вот тебе нельзя. Так что… удачи, брат, ни пуха…

Обнаружил я себя на полу всё того же дома, однако никаких признаков глюкой тут не было, только скелет и общая обстановка, включая гильзу, напоминали об событиях несколько минутной давности.

Поднявшись с пола, я убрал револьвер в кобуру и отправился на выход-тут мне ловить больше определённо нечего. Пока я шёл, я снова ощущал присутствие чего-то паранормального-чьи-то шаги, скрип кровати и диванов, дверцы шкафа и тумбочки, включения ламп под потолком, чьё-то бормотание и звон ключей в замочной скважине двери, с последующим открытием последней. Однако выйдя на улицу, звуковые галлюцинации так же прекратились, как и прочие на болотах. Туман сошёл на нет и я отлично проглядывал оба берега. Деревья действительно стояли тут слишком плотно, неровной стеной, однако, если склон, по которому я попал сюда, был слишком крутым, то вот по дому можно было забраться выше, а с крыши-к корням деревьев, именно над домой образующие тоннель наверх, куда я и направился.

Крыша даже не провалилась подо мной, как и стена дома, так что уже через минуту я полз по тоннелю из корней, после чего решил не геройствовать и направиться домой, тем более, что по часам в датчиках уже прошло много времени, так что мне следовало поторопиться.

Конечно, всё произошедшее не могло не оставить свой след. Я чертовски беспокоился о Василии. Я не верил, что он погиб, он просто не мог! Чутьё говорило мне, что всё не так плохо и лучше бы я беспокоился о своей заднице, но всё же я не могу перестать терзать себя мыслями, что я виновен в его исчезновении. Что уж говорить о моих эмоциях от той кассеты и нового «прихода». Андрей словно мой ангел-спаситель, когда речь заходит о всякой чертовщины. Действительно легендарный сталкер.

Путь до лагеря прошёл, на удивление, легко и спокойно, так что достаточно скоро я остановился у ворот лагеря, однако не тех, что были на входе, а у других, что вели в лес. Василий снял с них заново повешенный после побега Шурика замок, так что я открыл скрипучую решётку одним движением и тут же закрыл за собой. И хоть воздух леса был каким-то лечебно приятным, особенно в сравнении с болотом, но в лагере мне вновь стало намного спокойнее и лучше.

Время уже близилось к ужину-времени прошло действительно много, так что я направился напрямик к домику Василия, забрать свой рюкзак, а потом… а чёрт его знает. Меня до сих пор потряхивает и колбасит, как после хорошего рейда в логово клопов. Я даже не представляю, что и как я скажу Ольге, как я сообщу ей, что Василий пропал в болоте, полное призраков, как и сам лес, что мы отправились на поиск «багов и глюков матрицы».

Времени на размышления мне и не дали-Ольга совершенно неожиданно появилась прямо передо мной.

– Ну наконец! – она положила руку на сердце и вздохнула с таким вожделением, словно нажала кнопку отмены пуска ядерной ракеты на свой дом. – Я уж думала, что снова лагерь на уши поднимать надо… где ты был, чёрт возьми? – уже сменив тон, почти гневно спросила она. —… И где Василий?

– Ну, как Вам сказать… – застав меня врасплох, Ольга добилась того, что я лишь почесал затылок, не зная, что и сказать.

– Ольга Дмитриевна! – чуть поодаль от нас показалась Лена, что направлялась в нашу сторону.

– Что такое, Лена? – вожатая, обделив меня гневом, переключилась на Лену, удивлённо глядя на неожиданную гостью.

– Я от Виолы, передать кое-что, – ответила пионерка, тяжело дыша и передавая вожатой какую-то бумагу.

– Да? Хм, интересно… – Ольга взяла бумажку в руки и прочитала её содержимое, после чего вновь вздохнула. – Сегодня чей-то второй день рождения, – заключила она, убрав лист.

– И чей же? – Лена удивлённо взглянула на Ольгу.

– Одного молодого человека… – вожатая повернулась ко мне и мягко улыбнулась. – Ладно, Красный, живи, – она махнула на меня рукой и направилась куда-то по-своим делам. – И чтобы через полчаса на площади цел и вменяем был!

–…Спасибо, Лена, – я утёр пот со лба. – А что было в той записке? – соизволил поинтересоваться я причиной своего спасения.

– Виола уехала в город, а Василия забрала с собой, помочь, просила, вот, передать, торопилась сильно. А что случилось-то?

– Хм…интересно…м? Да так, я сам в лесу был, фигнёй страдал, а перед этим Василия искал. А он, видимо, настолько неожиданно исчез, что Ольга решила закопать за это дело меня.

– Страсти какие! – заключила Лена, слабо улыбнувшись, а после робко спросила. – А… что ты в лесу делал-то?

На этот вопрос я лишь отмахнулся и ответил что-то в духе «грибы собирал», после чего вновь поблагодарил Лену и направился за своими вещами, сначала решив заглянуть в домик к вожатой, где, к своему удивлению, и обнаружил свой рюкзак.

К походу я решил уже не заморачиваться и не выделяться-напялил форму, кое-как завязал галстук (теоретически, вполне достаточно, чтобы Ольга и не заподозрила халтуры), да и обувь сменил на «местную». На улице же меня встретила Ульяна, искавшая именно меня, однако я уже был готов устало отмахнуться от меня-настолько прошедший день иссушил меня морально и, даже, немного физически, впрочем рыжая хулиганка, всё же, достучалась до меня, так что я лишь сел на ступени крыльца и молча принял судьбу свою.

– А я знаю, что ты в лесу был! – она хитро улыбнулась, явно намереваясь как-нибудь использовать эту информацию в целях шантажа.

– Ну был, и что? – лениво спросил я, стараясь придать голосу более нейтральную интонацию, чтобы случайно не нахамить и не обидеть Ульяну.

– А я вожатой расскажу, если ты н…

– А она и в курсе, – я не сдержал мягкой и снисходительной улыбки, заодно поставив её в короткий ступор. – Да, прости, перебивать не вежливо.

– Блефуешь! – решительно объявила Ульяна.

– С чего бы? – безразлично спросил я, развалившись на ступенях. – Хочешь-пойти, спроси. Она меня и так уже чуть не закопала.

– Так не интересно! – девочка насупилась. – И почему меня не взял?

– А тебе прошлого раза не хватило? – я усмехнулся. – Сегодня там лучше не было.

– Так здорово же! – Ульяна оживилась.

– И опасно, – заметил я.

– И это ещё круче!

– Твой нрав прям не унять, – я покачал головой.

– Стараюсь! – она подмигнула мне и улыбнулась.

– Заметно… это всё? – устало спросил я.

– Нет конечно! – Ульяна, игнорируя мою усталость, неугомоно крутилась вокруг, после чего приземлилась рядом. – Расскажи, что ты там сидел.

– Хм… мы же сегодня идём в поход?

– Ну да, – Ульяна кивнула. – Эй, ты же не собираешься молчать до самого костра?

– А ты ещё и догадливая, – я улыбнулся и потрепал её по голове.

– Ну блин! – девочка снова надулась и отвернулась.

– Так интересней, – я с трудом встал и поднял Ульяну за плечи. – Идём, опаздывать, я думаю, не стоит.

Ульяна ещё что-то недовольно пробубнила но, всё же, направилась следом за мной к площади, где уже собрался отряд Ольги Дмитриевны, последняя же стояла напротив шеренги и, дожидаясь опаздывающих, рассказывала инструктаж, состоящий, в общем-то, из банальностей-держаться вместе, далеко не убегать и так далее. В путь мы отправились, когда прибыли последние недостающие пионеры в лице Жени и Лена.

Шли достаточно недолго и, кажется, не так уж и далеко, однако ту злосчастную калитку пересечь пришлось. Так же, не смотря на замечание Ольги, шли болтая, хоть и не шумно. Я же шёл позади, замыкая колонну-Славю Ольга поставила рядом с собой.

Пришли мы, в итоге, на небольшую полянку среди леса, по середине которой находилось кострище, а вокруг-несколько обтёсанных брёвен.

– Надеюсь, инструктаж все помнят? – спросила Ольга, пересчитывая нас. —…Восемь… хорошо, все на месте. Парни, сходите, найдите хвороста какого для костра, – попросила она меня и кибернетиков, после отдав другую команду уже нескольким девочкам.

За всю неделю моего пребывания тут, на дождь не было и намёка, так приличную кучку веток и палок разных размеров и толщины мы нашли быстро, после чего произвели ритуал разведения огня, а Славя с Леной повесили на сооружённую так же нами конструкцию котелок, в который направились взятые с собой, и доставленные сюда на горбах тех же кибернетиков, продукты, из которых мы и приготовили бы свой ужин.

– Ну, а теперь расскажешь? – Ульяна, пока я наблюдал за подготовкой к готовке, потормошила меня за плечо.

– Ладно-ладно. Сейчас будут, наверное, истории рассказывать, так что и я что-нибудь придумаю…

– Эй, не надо придумывать, говори как было! – она даже топнула ножкой по земле от нетерпения.

– Посмотрим, – я кивнул.

Конечно, я не мог рассказать всё так, как было на самом деле. В первую очередь-из-за Василия, ну и соответственно некоторые подробности я хотел опустить, впрочем, компенсировал я это сгущением красок-так безобидная прогулка превратилась в ад, полный призраков и прочих аномалий, люди погибали в страшной агонии неизвестно от чего и так далее. Получилось достаточно жутковато, чтобы Ульяна притихла на совсем, не говоря уже об остальном отряде.

– Ну тебя, сказочник! – Ольга, посидев молча с полминуты, покачала головой. – Напридумываешь, а потом мне, в отсутствии Виолы, где-то коробку валерьянки искать… и это на одного ещё кого-нибудь.

– Сейчас это был для меня величайший комплимент, Ольга Дмитриевна, – я мягко улыбнулся и расслабился.

– А насколько это всё правда? – тихо спросила сидящая рядом Славя, которая, в общей атмосфере, даже позволила себе проявить эмоции людно, устроившись у меня на плече.

– Только от части, почти бескровной части, – ответил я ей.

Между делом мне показалось, что за пределами света от костра, за спиной у Слави я видел полупрозрачный силуэт какой-то хрупкой девушки с тесаком, однако списал это на усталость, тем более, что на таком близком расстоянии я бы точно почувствовал неладное.

Вернулись в лагерь мы через пару часов, поужинав кашей, картошкой в мундире, с углей, да свежим чаем. Время, к тому моменту, близилось к ночи, даже уже после отбоя, так что вожатая поторопила нас с расхождением по домикам, впрочем, кто-то из девчонок, кажется Алиса, настоял на продолжении «банкета» в одном из домиков, конечно же соблюдая большую тишину, чтобы не подставить Ольгу, которая, при таком раскладе, махнула на нас рукой. Славя же, сославшись на то, что большая часть отряда будет вместе, а значит и в безопасности, осталась со мной-я же не пошёл из-за чрезмерной усталости (даже отруб в том доме не помог мне восстановить силы).

– И не жалеешь ты, что осталась со мной? Они там веселиться будут, а ты тут, со мной… – я погладил Славю по голове и устало опустился на кровать.

– Ой, да ладно тебе! – она отмахнулась и, ярко улыбаясь, села рядом. – Погуляем ещё, все вместе, в последний день.

– Главное, чтобы не нагуляли потом! – вожатая усмехнулась и поставила на столик три стакана, заварку и сахар. – Угощайтесь, я сейчас чайник поставлю…

– Ольга Дмитриевна! – пионерка охнула. – Что же вы такое говорите? У нас в отряде все порядочные, даже Алиса!

– Ну-ну, сегодня порядочные, а завтра… – та лишь хихикнула. – Шучу я. А Славя права-сегодняшняя гулянка, думаю, особо долго не продлится, да и вы у меня под боком, влюблённые наши.

– Спасибо, кстати, что разрешили Славе остаться, – благодарно проговорил я.

– Да куда уж вам ещё, кто вас ещё чаем напоит? – поставив металлический чайник на одиночную конфорку, Ольга села напротив и улыбнулась.

Остаток вечера провели мы за болтовнёй и чаепитием со сладостями. К тем конфетам, что были получены от меня в начале смены, вожатая отнеслась спокойно-ещё одна монета в копилку странностей этого места и подтверждений теории того Семёна о том, что словно меняет воспоминания. Впрочем, мне это было и не важно. Я сидел на одной кровати с дорогой, как мне казалось сейчас, мне девушкой, гоняя с ней чаи, а напротив сидела не строгая вожатая, в чьи обязанности входило быть нашим цербером и впрягать в работу, а простая молодая женщина (а может и тоже девушка), весёлая, добрая, душевная и разговорчивая, не подстать какому-нибудь стереотипному образу о вожатом, будь то пьяный подросток, чуть старше 18-ти, или же злая и хмурая корга средних лет, нет, Ольга была не такой. И в тот вечер я получил негласное разрешение называть её просто Ольга, даже Оля, без отчества, впрочем, не раз я был подловлен на том, что продолжаю «Выкать». Но главное, что это ещё один хорошо проведённый вечер после определённо жаркого, во всех смыслах, дня.

После посиделок решено было лечь спать, во время подготовки ко сну я был на время выдворен из домика, а возращением получил официальное разрешение на сон в одной кровати со Славей. Хорошо, что обо всей этой массе нарушений будем знать только мы втроём… а о своих нарушениях-ещё и компания из шести человек где-то в другом конце лагеря.

И снова я словил себя на мысли, что не всё и так плохо на сегодняшний день. Лишь мысль о том, что ближется конец первой недели из двух заставил меня уснуть чуть позже и по-размышлять о моём будущем здесь, о моём будущем со Славей. И может зря я не думал об этом раньше?

Комментарий к Глава-6 Лес

Кстати, глава написана с участием моего соавтора-Паулюса, а так же переписан пролог, дабы выглядел он более прилично.

========== Интермедия-II ==========

– Всё ещё не строишь планов на дни грядущие?

– И как ты только догадался…

– Ты не меняешься.

– Совсем?

– Почти. Что-то меняется, а вот что-то– остаётся прежним.

– А многое ли я могу изменить? Я уже не подросток, сегодня-завтра, моргнул раз и два, и всё, тридцатник стукнет, половина жизни.

– И большая её часть для сталкера. Неуж-то останешься?

– А что ещё делать? Мир, конечно, большой, ещё и круглый, но мне уже только сюда дорога.

Шептилов вздохнул и покачала головой, после чего повернул голову к окну, за которым царила тьма ночи, и лишь лунный свет, что пробивался сквозь облака, освещал заросли по ту сторону стены избы.

– Дурак ты, вот кто, а не сталкер вовсе. Хотя вру, таких только среди сталкеров и дураков найти и можно, – негромко проговорил он. – Ладно, давай о чём-нибудь другом, – он махнул рукой и вздохнул. – Я смотрю, с нашей последней встречи, ты так неплохо изменился, – усмехнулся он.

– Главное, что жив остался, – я невольно улыбнулся и сложил руки на столе в замок.

– Бр, попридержи коней! – махнул рукой. – Это вот ты себя чувствуешь неплохо. А как на самом деле?

– Ну мать-то вашу, и ты туда же! – я хлопнул рукой по столу.

– Цыц, пацан! Я тебе дело говорю. Хоть раз было такое, что ты зря ко мне прислушался?

– Нет, – вздохнув, ответил я.

– Вот и я тебе о том же.

– Ладно-ладно, услышал тебя, – кивнул я.

– Надеюсь на это.

Разговор закончился достаточно внезапно-Шептилов просто поднялся со стула и снова куда-то удалился, бросив в след что-то неразборчивое. Тёмная изба расплылась, её место занял небольшой домик. За окном-прекрасный зимний пейзаж, ущелье меж гор, большой мост и сами снежные плато. А вот в самом помещении-творческий порядок. Несколько столов, куча стеллажей, нагромождения кип бумаг, апаратура всех видов и обозначений, а так немножко домашнего уюта в виде ковров на полу, рамочек с фото и прочим. Напротив меня, в скромном офисном кресле, сидел уже Борис Борисович.

– Симпатичное местечко, не так ли? – как-то по-особому деликатно и спокойно спросил он, отложив ещё несколько бумаг в сторону и взглянув на меня.

– Есть такое, профессор, – я кивнул. – А вы, значит…

– Тоже поговорить, не беспокойся, не все призраки пытаются утащить живых к себе, – он подмигнул после и улыбнулся. – А если серьёзнее… что же у тебя такого случилось-то?

– Да много чего-и смерть, и грех, что называется. По крайней мере первое. А так ещё по мелочи-помолодел, оздоровился, влюбился…

– От ведь разогнался! – Безлунов даже слегка поморщился. – Молодость что ль в одном месте заиграло?

– Есть такое, – я развёл руками. – Но в чём дело?

– Не я первый, не я, видимо, последний…

– Ладно-ладно, понял. Но если больше конкретики?

– У тебя ещё остались дела в… в мире живых, если угодно, – Б-3 вздохнул. – Да и не только у тебя. Место это, может быть, и не ужасное, но именно вы там-не в том месте, не в то время.

– Звучит, как Тарантиновские диалоги, а то и хуже.

– Прям совсем? Ну, я же учёный, технарь, – он усмехнулся и покачал головой. – Хотя согласен, в этом мало смысла.

Свет, неожиданно вновь погас, в комнате резко подохолодало, а я ощутил, что стою на ногах.

– Э, мля, чё со светом? – послышался недовольный вопрос откуда-то впереди.

Я же, упав на колени от резкой боли в груди, тяжело закашлялся и упал на колени. Кислород в атмосфере словно резко пропал, или, по крайней мере, был замещён чем-то ещё и его кол-ва стало недостаточно для дыхания. Однако от смерти от удушья меня спас надетый на голову противогаз.

– Пора идти, – взяв за левое плечо, мне помог подняться уже видимый в предыдущих видениях боец. – Свет скоро вновь дадут, так что нам, к этому времени, уже лучше свалить отсюда подальше, – добавил он, направившись вперёд по темноте.

Включив ПНВ на шлеме, я направился следом за ним, маневрируя между металлическими контейнерами и ящиками. Выйдя же из лабиринта, мы прижались к стене и стали подниматься по винтовой лестнице наверх-путь дальше преграждали запертые гермоворота.

Наверху мы остановились у запертой металлической двери, которая открылась по нажатию одной кнопки. За дверью была вахтёрка-справа, у стекла, стоял большой пульт, с которого, видимо и открывали ворота. Так же тут была дверь дальше, а так же и сам “вахтёр”. Тут же, наконец, включился свет и человек, пытающийся рассмотреть причину открытия двери, зажмурился, после чего получил по горлу ножом.

– Тревога, труп! – послышалось где-то позади.

– Давай-давай, – поторопил меня напарник, после чего закрыл дверь и кинул под неё мину, что достал из кармана разгрузки.

Узкий и затхлый коридор сменился зимними просторами и свежим, морозным воздухом.

– Точка эвакуации там, – напарник указал на силуэт дома, находящийся на другой стороне ущелья, вид был знакомый, видимо, тот домик-место, где я общался с Безлуновым. – “Ловфьюрид, приём, говорит “Дуэт”, миновали бункер. Двигаемся к точке эвакуации.

– Принято “Дуэт”, – прозвучал ответ. – Вам на встречу выдвинулся “Смокер”-5.

– Принято, – заключил мой напарник. – Ну что, двинули? – он кивнул в сторону моста, к которому и направился.

Следуя следом за ним, я периодически оборачивался назад, а так же просто по сторонам. В такую ясную погоду отлично виделся ещё один мост левее от нас, а так же несколько ангаров, вышка, и прочие мелкие постройки, раскинутые по местности.

Однако уже на мосту мне вновь поплохело-я упал на колени и закашлялся, а после, под вопросительный возглас напарника, всё вокруг поплыло, из-под земли вылезли тени, что снова схватили меня, а в голове вновь зазвучали уже знакомые слова:

– Он должен быть уничтожен.

– Остановить его.

– Вставай, ну же, чёрт возьми! – сквозь затуманенный рассудок до меня вновь донёсся голос моего напарника.

Он сидел на колене рядом со мной, отгоняя тени и помогая подняться, заодно снимая старый фильтр на моём противогазе и заменяя его новым. Поблагодарив его и поднявшись на ноги, я осмотрелся. На горизонте появился ядерный гриб, а ударная волна прошлась и до нас. Опоры моста, однако, выдержали, как и окружение-видимо, взрыв был слишком далеко. Затем земля снова покрылась снегом, а тени на мосту приобретали более конкретный вид и уже через минуту мы стояли посреди поля боя-со стороны бункера была небольшая горстка защитников, занявшая позицию на пригорке и в низине, а по другую сторону моста-солдаты в футуристичном камуфляже и с таким же снаряжением, что пытались пересечь мост, находясь под неплотным, но метким огнём. Так проходящему мимо нас джаггернауту просто разнесло голову и тут упал замертво, а рядом, от одной пулемётной очереди, полегло несколько пехотинцев. Прекратились же галлюцинации после выстрела моего напарника из автомата по кому-то впереди нас. Развернувшись, я увидел одну из тех тварей, что атаковали меня в лаборатории. Получив меткий выстрел по груди, а следом и целую очередь, мутант взревел и кинулся в нашу сторону, однако пролетел мимо-напарник откинул меня вбок, а после отскочил и сам, разминувшись с мутантом буквально на пару секунд. Огромная тварюга же полетела дальше, а после неожиданно прозвучавшего взрыва мины, и в сторону бункера, под оглушительный треск моста.

– Твою мать, какого хрена? – ругнулся напарник и, вновь подняв меня на ноги, стремительно двинулся на другой берег. – Давай, Холоп, последний рывок! – воодушевил он меня.

Однако это не помогло-мост под нами провалился быстрее, чем мы его пересекли-опоры обвалились, а вместе с ними и огромные куски бетона и арматуры, вместе с нами соответственно. Пока мы летели, окружающее пространство сменилось с снежных вершин на простое пламя и выжженную землю. Впрочем, до неё мы не долетели-пламя полностью поглотило нас, стало невыносимо жарко, а затем почему-то и очень холодно.

========== Глава-7 Расставание ==========

Утро, после вчерашнего, началось на удивление неплохо, хотя, если честно, мне и было достаточно хреново, видимо сказывалось тот газ, которым я надышался в болоте.

– Доброе утро, – Ольга, уже одевшись до моего пробуждения. – Как ты себя чувствуешь? – с долей беспокойства спросила она в догонку.

– Могло быть и лучше, – честно ответил я, надевая рубашку и галстук-штаны я и не снимал. – А что случилось, и где Славя?

– Ты ночью кашлял много, едва ли не задыхался, бредил. Славю я, на всякий, домой отправила. А то чёрт тебя знает… – сложив руки на груди, ответила она мне.

– Занятно, – заключил я и поспешил заверить Ольгу в своём сносом самочувствии. – Ладно, не беспокойтесь, всё со мной хорошо. На линейку ещё не опаздываем?

– Нет, даже рано ещё. Можешь поискать Славю. Уверена, она будет рада узнать, что с тобой всё в порядке, – ответила мне Ольга Дмитриева с улыбкой.

Славя действительно была рада меня видеть. Она рассказала, что очень беспокоилась, особенно потому, что Виолы до сих пор нет в лагере, а больше из медперсонала и нет никого. И хоть я тоже был крайне рад Славе, кое-что заострило моё внимание.

Василий не вернулся. Он и Виола так и остались в городе. Чуйка подсказывала мне, что тут не всё так просто. Это и напрягало. Мне остаётся надеется, что это, всё же, больше пустое беспокойство, нежели действительная проблема.

После общения со Славей, мы направились на линейку уже вместе. Наверное, не для кого в лагере уже не были секретом наши отношения, впрочем, мы всё равно не выходили за какие-нибудь рамки на людях.

На линейке речь вожатой о том, что мы достойно провели вчерашний вечер, прервал полноватый лысый мужик, лет за 40. Поправляя очки и запыхаясь, он о чём-то пошептался с Ольгой, повертел перед ней копной листков, почти потыкав её туда, а после, с каким-то растерянным видом, удалился, оставив ошарашенную Ольгу пред нашими очами. Мы сразу же окружили нашу вожатую и попытались растормошить её, окликая и дёргая (от такой плотности рук лично я и вовсе чуть ли не лапал её, впрочем, чья-то рука совершила и такой акт попытки выведенья из транса, уж не знаю кто и специально ли).

–…Дети… – наконец потерянно начала она говорить. – Сразу после завтрака собираетесь. Лагерь закрывается, смена оканчивается досрочно. Сегодня последний день.

Такое заявление заставило выпасть в осадок и всех остальных. Впрочем, делать нечего. Грустно, но дисциплинированно и тихо, почти в унисон, шестой отряд отправился на завтрак, в столовую.

Остальные отряды и дети выглядели, мягко скажем, подавленными, да и не только они-даже вечно добрая и весёлая повариха выглядела как-то мрачно, даже слегка угрюмо. Да что уж там-сам завтрак сегодня был… вроде бы и вкусная еда, ничего особенного, но от неё словно оставалось горькое послевкусие, не составляющее ни шанса на то, чтобы забыться хотя бы на время приёма пищи.

После завтрака подавленная гурьба пионеров стала разбегаться по домикам, дабы собрать свои скромные, или не очень, пожитки, да и приготовиться к отъезду. И я не стал исключением. Хотя, конечно, и собирать-то было нечего, так что прежде чем отправиться помогать Славе с её чемоданами, я вновь засел за дневник, заодно болтая с Ольгой Дмитриевной и помогая ей с её вещами, по крайней мере с теми, к которым она подпускала.

– Нечего тебе в белье моём копаться, или секретики разглядывать, – объяснила она с улыбкой.

Вся весёлая и беззаботная атмосфера этого лагеря испарилась в одночасье, заменив собой настроем эдакого трудового лагеря-мрачность и некая безысходность.

Познать истинную причину такого неожиданного отъезда мне не удалось-все узнанные мной у Ольги ответы были крайне туманными, а конкретики в них было меньше, чем в снах моих. Возможно, и сама вожатая не была в курсе всей картины. Неужели всё настолько серьёзно? Иначе я просто не представляю, в чём же причина такой секретности и срочности.

Закончив сбор и упаковку вещей, я закинул свой рюкзак на плечи, после чего направился к домику Слави.

Уже подходя к нему, я заметил стоящую на крыльце и скучающую Женю. Она же, заметив меня, слегка переменилась в лице и постучала в дверь, после что-то сказав в приоткрывшуюся щель.

– Только не испорть там никого! – она беззлобно усмехнулась, а после, посмотрев мне за спину, неожиданно тепло улыбнулась и быстро сошла с крыльца.

Меж тем, двери их со Славей домика открылись и на пороге показалась трудолюбивая обладательница длинных кос. Едва не столкнувшись со мной в дверях, она, по-своему тепло улыбнувшись, тут же схватила за руку и утащила за дверь, после чего захлопнула последнюю и крепко обняла.

– Тебе уже лучше? – негромко спросила она, подняв на меня взгляд голубых глаз.

– Конечно лучше, – я уверенно кивнул и улыбнулся. – Не беспокойся ты так. Надеюсь, уснула потом?

– Ну, да, уснула. Но плохо спала, – Славя опустила уголки губ вниз, а в её глазах показалась грусть. – Всё о тебе думала.

– И снова о себе не подумала! – пожурил я её, после чего сел на кровать, усадив Славяну себе на колени. – Надо и о себе беспокоится!

– Я помню, но как будто я не могла не думать, – ответила та, руками обвив мою шею.

– Ладно-ладно, верю, – продолжая улыбаться, ответил я и, взяв её за подбородок, потянул к себе, уже собираясь поцеловать, но она ловко высвободилась из моих объятий и вскочила на ноги.

– Может, сначала соберёмся? – предложила она, поставив на кровать чемодан. – А уже потом, когда закончим, если время ещё остаётся, то можешь делать со мной всё, что захочешь, – заверила она меня невинным голосом и с такой же гримасой на лице.

– Ладно, можешь не продолжать! – я поднялся на ноги и встал, ожидая дальнейших указаний.

Вещей у Слави было, на самом-то деле, было не так уж и много. В первую очередь-одежда и бельё, конечно. Были у неё с собой и книги, а так же разные мелочи, на вроде полотенец и покрывал для пляжа, так что долго собираться не пришлось, да и сами сборы проходили достаточно-действовали-то мы вдвоём и, в целом, слаженно. Славя, конечно, доверяла мне уже не только какое-то элементы одежды, но, всё же, какие-то личные вещи разбирала сама.

– Ну, что же теперь? – с улыбкой спросил я, после того, как мы закончили.

– А тут уже тебе решать, – Славя улыбнулась мне в ответ и облокотившись об чемодан.

– Чур не жаловаться, сама напросилась! – я подмигнул ей, после чего сел на кровать и потянул к себе.

– Ммм, и что же ты задумал? – сев мне на колени, игриво спросила девушка и обвила мою шею руками.

– Пока что-ничего такого, – ответил я, вновь взяв её за подбородок и вновь потянув её к себе, и вот уже на этот раз Славя убегать не стала.

Наш затянувшийся поцелуй прервал горн на обед. Чтобы не пропустить последней обед, мы с неохотой оторвались друг от друга и, взявшись за руки, молча направились в столовую.

После обеда Ольга вновь собрала нас. Она говорила, что хотела устроить встречу последний день что-нибудь особенное, но преждевременный отъезд сломал ей все планы, так что теперь остаток дня нам предстояло провести на какой-нибудь мероприятии вместе. Как ни странно, никто не только не возразил, но даже предложили что и где. И вот, дружным голосованием, выбирая из всех зол меньшую-клуб Мику.

И пусть Ольга Дмитриевна обычно и пыталась казаться строгой, но ещё вчера дав слабину, она и сегодня позволила нам многое. Хоть в это и не входила выпивка и, скажем, наркотики, но всё же вечер обещался быть весёлым. Мы забрали свои вещи из домиков и засели в клубе. Мику в тот день наверняка была счастлива даже больше нашего. Весь оставшийся день прошёл за песнями и музыкой, разговорами и танцами. Наверное если и есть показатель пионерской дружбы и единости, то этот вечер был им. Когда же прозвучал последний на сегодня горн, мы, взяв вещи, направились на остановку. Уже там находились остальные отряды, погружающиеся в уже прибывшие «Икарусы». Нам остался один автобус, в котором мест было в раза два, чем людей в нашем отряде. Впрочем, это и к лучшему-дорога в город предстояла пройти всё в той же, одновременно весёлой и грустной, но дружественной атмосфере.

Перед тем, как усадить нас в автобус, Ольга, убедившись, что все здесь, громко вздохнула и решила дать короткую, но эмоциональную речь. И хоть пробыл я тут, фактически даже в неволе, всего неделю, но даже я проникся этой речью. Ольга и не скрывала, как привыкла к нам за это время, как мы, не смотря на все проблемы, были для неё, своего рода, дороги. И уж если Ольга выдаёт такие искренние эмоции при прощании с своим отрядом, то что было бы, будь она учительницей?

– И что ты там постоянно пишешь? – Славин вопрос вывел меня из раздумий.

Девушка сидела рядом со мной и улыбалась, погладывая то за окно, то на меня. Опомнившись, я улыбнулся ей в ответ и, закончив писать, закрыл планшетник, после чего приобнял её за плечи, пододвинувшись чуть ближе.

– Дневник веду, если это можно так назвать. Скорее даже ежедневник, с прерыванием на размышления, – ответил я ей, покрутив в руках предмет. Обложка на нём ужё давно стёрлась, так что поверх неё красовалась символика «Мирного Атома» и «Виски», а на задней стороне сам план коридоров бункера.

– Размышления? Ты у меня ещё и философ… – Славя обняла меня в ответ и принялась с интересом рассматривать внешнее убранство планшетки. – А что это за карта и символы?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю