290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 15)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 20 страниц)

– Значит, ты решила досрочно прервать свою пробежку, чтобы зайти за мной? – уточнил я, слегка спеша направляясь к умывальникам-на такую мелочь не хотелось тратить столь драгоценное время, проводимое со Славей.

– А почему нет? Пробежку я, вообще, окончила как обычно, так что всё в порядке, – она, как и всегда, лучезарно улыбнулась, глядя на меня влюблёнными глазами. – Да и ты сам, ведь, не против, верно? – добавила она.

– Справедливо, – я развёл руками, невольно улыбаясь в ответ-как вообще рядом с ней можно сохранять хоть какую-то суровость?

Дойдя до умывальников, Славя встала недалеко от меня, дожидаясь, пока я окончу утренние процедуры. Увидев своё отражение в воде я невольно усмехнулся, уж больно растрепались волосы на голове. Может, стоит постричься? Да только найти парикмахера было бы тем ещё квестом, как мне кажется, по крайней мере кружка стилистов тут нет, а шанс встретить моего отца приближался к нулю, опять же, мне так казалось, да и на парикмахера он пошёл, вроде бы, намного позже, если я правильно прикинул здешнюю дату. Интересно, когда-нибудь у кого-нибудь возникала нужда тут стричься, или бриться хоть где-то? Хм… кажется, не туда мыслю.

Впрочем, за процедурами адски холодной водой, от который даже у меня до сих пор сводило зубы от непривычки, в голове молниями мелькнуло пара-другая мыслей, касательно философических рассуждений об окружающем меня мире, но и их я постарался отогнать-больно много нытья за последние пару дней о судьбе своей нелёгкой, самокопаний о недостойности и сущности, да и прочей ереси, которая была не только мне не к лицу (чай, перерос уже, морально, неэтично), да ещё и мешали спокойно наслаждаться и почивать на лаврах, а уж рая или ада, аль чистилища, так это уже мало мне интересно, и, скорее всего, важно.

Быстро закончив с порошком и почистив им зубы, отчего последние предательски заболели, пусть и ненадолго, я оторвался от раковины и повернулся к Славе.

– Бр-р-р, куда дальше? – спросил я, поигрывая ноющими от холодной воды жвалами.

– Ну… неспешная прогулка до площади? – предложила блондинка, поглаживая косу двумя руками и со своей привычной, тёплой улыбкой, поглядывая на меня.

~ Выбор, от которого невозможно отказаться! ~ заметил я про себя.

– Окольными путями? – уточнил я, обняв её за талию, заставив её слегка смутиться.

– А если не успеем? – спросила меня Славя с долей беспокойства. – Побежим? Увидят, могут какие слухи пустят…

– Думаешь, ещё не пустили? Да и мы, тогда уж, придём всё равно вместе, даже если по прямой и успевая, – я пожал плечами.

– Ну… одно дело, если просто придём болтая, другое дело, если прибежим под самое начало, да ещё откуда-то… неизвестно откуда! – пояснила Славя.

Я слегка усмехнулся, но согласно кивнул. Действительно, два торопящихся откуда-то из-за чернотропных мест пионера-достаточно подозрительно. Отличная база для разного рода слухов! Я бы даже сказал, гнусных и неприличных, но, всё же, говоря о пионерах, пусть уже и не совсем юных, хочется верить в их меньшую распущенность, нежели молодежь моей… молодости? Нет, скорее в целом люди моего времени. Молодости… вот загнул, на пенсию пойду скоро, с такими-то мыслями!

В общем-то, определившись с маршрутом, мы неспешно направились к площади, рассчитывая не опоздать в таком темпе. По этническим, а так же репутационным, соображениям мне пришлось-таки отпустить Славю их своих объятий и просто идти рядом с ней, мило беседуя о том, да и о сём.

– Кстати… ты же помощница вожатой, верно? – вдруг уточнил, потерев затылок и украдкой глянув на Славю.

У той сразу же пропала улыбка с лица, сделалась она намного более серьёзной, даже остановилась.

– Да. Но ты ведь понимаешь, что этот вопрос неуместен? Своими привилегиями я от этого и сама почти не пользуюсь, а уж…

– Кхм…я, вообще, не к этому… – перебил я её тираду, кашлянув в кулак. – Мне бы только спросить… – я хихикнул. – Какие-нибудь мероприятия ещё намечаются?

Славя на секунду удивлённо взглянула на меня, но тут же спокойно улыбнулась и продолжила путь.

– А зачем тебе, заранее подготовиться хочешь? – спросила она прищурившись. – Ну уж нет, не скажу! – она показала мне язык, рассмеялась и слегка ускорила шаг.

– Вредина! – беззлобно бросил я, так же ускорившись, дабы не отставать.

Спешить не хотелось от слова совсем. Природа, как и полагается, ещё только раскрывала своё дневное величие, просыпаясь от ночной дремоты, сопровождая это пением птиц, стрекотанием насекомых, да торопливым движением словно муравьиных масс пионеров. Идиллия, в каком-то смысле, по крайней мере для меня, за последнее время. Но наверное самым важным элементом, или, скорее, вишенкой на торте, для меня была Славя. Банально, но, однако, правдиво. Всё же мне очень повезло с ней и я надеюсь, что для неё это не простая влюблённость.

…Нам повезло придти вовремя. До линейки было ещё пару минут, но мы, всё же, поспешили в строй-такие вещи обычно не начинаются вот-вот секунда в секунду. И действительно-с нашим приходом к нашему отряду подтянулось ещё пара человек, я бы даже сказал пара рыжиков-Алиса и Ульяна. И если мелкая егоза была бодра и полна сил как никогда, излучая эту энергию словно мусорные кучи на Свалке радиацию, то вот Алиса выглядела потрёпанной и невыспавшейся-всё же где-то они полные противоположности!

Вожатая такому положению дел была уже почти не удивлена, так что оглядев нашу, на удивление, достаточно стройную шеренгу на предмет полной комплектации, Ольга Дмитриевна осталась довольна наличием на утреней линейке всех пионеров, так что начала свою речь с искренней улыбкой на лице-свою работа она, всё же, любит.

– Доброе утро, ребята! – начала было Ольга, однако её уже успели перебить

– Здравствуйте, жеребята! – недовольную дразнилку выдала, на моё удивление, всё же главная засоня лагеря-Женя, Видимо, предел её лояльности утром был исчерпан. Однако далее библиотекарша продолжать не стала-кашлянув в кулак, она замолчала, давая вожатой шанс перехватить инициативу и продолжить речь.

– …Как вы знаете, вчера произошёл не самый приятный инцидент в нашем отряде… – Ольга украдкой глянула на сонного и мало чего понимающего Шурика и продолжила. – …Но благодаря незамедлительным, пусть и чрезмерно самоотверженным, действиям наших пионеров, – она обвела меня и Ульяну одобрительным, и тут же НЕ одобрительным, взглядом. – Удалось избежать более серьёзных последствий.

– Ага, подумаешь, кому-то по лицу дали! – послышался смешок уже очухавшейся Алисы из шеренги.

– Двачевская! – Ольга упёрла руки в бока и недовольно взглянула на бунтарку. – Хватит нарушать дисциплину, хотя бы с утра!

– Есть не нарушать дисциплину хотя бы с утра! – не растерявшись весело ответила Алиса, отдав честь вожатой.

– К пустой голове не прикладывают! – заметила та, широко улыбнувшись и продолжила, сравняв счёт подколов с Алисой. – Кхм. К чему я? В честь этого на вечер будет запланирован небольшой, но всё же сюрприз. Уверена, вам понравиться. Но! – Ольга вскинула вверх указательный палец правой руки. – Нужна будет мужская сила для помощи в подготовке! На этом, собственно, всё.

Потенциальные работники, не считая меня, в лице товарищей-светил науки поспешили удалиться, дескать, робот, все дела, однако Ольга была сегодня более дальновидна, а посему не только пресекла эти попытки, но и дала этим двум беглецам какие-то поручения, после которых они, неожиданно, направились отправлять их без единого возражения. Ещё, как минимум одно, поручение легло на плечи Лены, а вот ещё с одним вожатая задумалась, но ненадолго-её выбор пал на нас со Славей.

– …И не страшно отпускать меня со Славей? – с усмешкой спросил я, узнав суть порученного нам задания.

– За Славю я абсолютно спокойна! – объявила Ольга, слегка сердито уперев руки в бока. – За тебя… только попробуй с ней что-нибудь там провернуть, Дима, ух я тебя…

– Не беспокойтесь, Ольга Дмитриевна, всё будет хорошо, – Славя, отсмеявшись от созерцания этой сцены, заверила вожатую в своей неприкосновенности и сохранении невинности в грядущем выполнении поручения.

А оно, собственно, было не таким уж и муторным-сплыть на ближайший к нам остров, да насобирать там ягод… ну и вернуться назад, конечно же! Самое сложное, видимо, будет доплыть. К счастью, делать это придётся не своим ходом, а на лодке. Не на моторной, конечно, но тоже неплохо.

Дойдя до лодочной станции, я сел на пристань и стал дожидаться Славю, которая, к этому времени, отошла за корзинками и ещё за чем-то. Вернулась она, к счастью, быстро, держа в руках две корзинки (логично), а так же вкусно пахнущий пакет.

– Раз уж мы пропустим завтрак… – объяснила она, залезая в лодку не без помощи.

Сев следом, я отвязал наше скромное судно и взялся за вёсла. Грести было, даже утром, на голодный желудок, не так уж и тяжело, даже просто-благо мышцы за время моего пребывания тут атрофироваться не успели. Дальнейший путь проходил спокойно без эксцессов, благо нужный остров действительно оказался недалеко, близко. Когда лодка упёрлась в песок носом, я вылез из неё и слегка протащил на пляж, чтобы её не унесло первой волной уж наверняка, после чего помог вылезти и Славе, получив в отместку благодарную улыбку.

– И на этом клочке земли нам предстоит собрать две приличные корзинки? – малость скептически уточнил я, оглядывая скромный пляжик на краях острова, за которым шёл плотный кустарник.

– Да! И не беспокойся-ягод хватит с лихвой, ещё сами наедимся, – напутственно заявила Славя, шагая к этим самым зарослям, куда, пожав плечами, двинулся и я. Впрочем, шутки да похабщину, решено было оставить-за ними, к моему удивлению, оказалось множество кустов земляники.

– Я же говорила! – заметив моё удивление ответила она, тепло улыбаясь и начав бережно собирать землянику в свою корзинку.

– Гм… верю, коли так наглядно… – пожав плечами, я сел неподалёку и стал собирать ягоды в свою корзинку, конечно же не удержавшись и попробовав несколько-на вкус действительно вкус.

~ Когда я же в последний раз ел ягоды? Не те, от которых шанс загнуться куда больше, а простые, растущие на чистой земле и не на плотоядных кустах… ~

– Как тебе? – наблюдая за мной, спросила девушка, так же не прочь попробовав цель поручения.

– Вкусно… а ещё навивает воспоминания… – задумчиво ответил я, на пару секунд замерев и уставившись куда-то вглубь куста, но потом тут же опомнился и продолжил сбор.

– И какие же? – заинтересованно уточнила Славя, устроившись поудобнее, надеясь на интересное повествование с моей стороны.

Почесав горло, я кашлянул в кулак и задумался, с чего бы начать, чтобы не расстроить её ожиданий. Думать долго не пришлось-оригинальное вступление тут и не нужно, впрочем, и вся история блистать какими-то особенными авторскими приёмами и не должна, не считая того, что это не самый свежий пересказ… фактически ещё не произошедших событий, а в моё время так и вовсе уже невозможных, так что, собравшись с мыслями, я неторопливо начал сказ-рассказ.

– …В общем, есть в Ломоносове… это городок такой, один из пригородов Пе… Ленинграда, целые плантации, да не пшеницы какой-нибудь, а клубники! Сами ягоды тоже хороши-большие, с кулак! С твой, наверное, скорее, – я мягко улыбнулся хихикнувшей Славе. —…С кулак, уж чей-нибудь, точно-со слов отца, по крайней мере, – продолжил я. – В общем, история, как ты понимаешь, больше о нём, его молодости, друзьях, а значит и глупости. Была у них привычка, когда время клубники приходила, брать корзинки, тоже большие такие, даже, наверно, больше чем у нас будет, после чего следовали на электричку последнюю, да в поле, на плантации. И понятное дело не для того, чтобы работать на ней с усердием рабов на тонущей галере, а с таким усердием эти ягоды есть и тащить. Сначала, мол, наедались, да так, что видеть её не могли, видимо одна из причин отправлять в путь ночью, после чего набирали полные корзины.

– Как-то слишком просто! – заметила Славя, не прекращая сбор ягод. – Особенно для такого внезапного воспоминания. Разве что если это не просто тёплый момент, – добавила она.

– Естественно не всё так просто! – развеял я её любопытство. – Плантации патрулировались, да не одним старичком-грибовичком, а нарядом милиции на мотоциклах, да с собаками! – заметил я, вызвав у Слави удивлённый ох. – И вот представь себе-глубокая белая ночь, огромное поле с кустами клубники, разъезды патрулей, собаки… и пятёрка студентов тырит клубнику изо всех сил, превозмогая трудности и угрозу быть замеченными!

– Наглецы! – заключила Славя с лёгкой улыбкой, но, в целом, сделалась серьёзнее. – Это же надо! Люди выращивают, своим трудом, тратят столько сил, а они… – хмыкнула она.

– Деревенщина одним словом, – вырвался у меня смешок. – И вот после такой ночи, часов в пять-шесть утра, на первой электрички, возвращались они домой. А там уже, потом, из этой клубники, и варенье, и пироги… много чего, в общем. Ну, тебе ли не знать.

– Из ворованной клубники? Нет, не знать, – не убирая всё той же улыбки, да и настроя в целом, ответила Славя, совсем слегка хихикнув.

– Ну… надо, кстати, заметить, что справедливость, в том, или ином виде, восторжествовала-во время одного из таких рейдов их чуть не заметили и один из товарищей даже пожертвовал едва ли не всей клубникой при побеге и вернулся, соответственно, пустой.

– А вот нечего вот так воровать! Пусть радуются, что их вообще не заметили, – чуть сильнее улыбнулась Славя.

Меж тем, мы уже набрали полные корзинки. По куда до обеда ещё далеко, а касательно возвращения нас не торопили, то решено было остаться на острове и позавтракать, ещё и закусывая земляникой. В пакете, что Славя взяла с собой и теперь уже забрала из лодки, были уложены бутерброды, пара кусочков запеканки и чёрный чай, разлитый по бутылкам. За время нашего путешествия вся еда ещё осталась тёплой, что не могло не радовать. Приятная забота, в общем-то. Неспешно употребив разделённую по полам пищу и ещё сверху закинувшись ягодами, мы всё же воспрепятствовали желанию завалиться на острове после сытного приёма пищи. Ну как мы… я-Славе это было ни по чём и она сама поторапливала меня, чтобы мы ушли отсюда. А точнее уплыли-погрузившись в лодку, мы отплыли от острова обратно, к пирсу, куда и пришвартовали наш водный транспорт, после чего я помог Славе выбраться и мы потопали в столовую, обходя самые оживлённые тропки стороной, дабы, соответственно, остаться незаметными. Правда логично?

В самой столовой повариха Наташа забрала у меня обе корзинки и поблагодарила нас со Славей, после чего мы были вольны удалиться во свояси и заниматься своими делами. Этим мы и занялись. А точнее-направились к Мику. Ну… я направился-обещал ведь. Славя же, пользуясь тем, что Ольга, в данный момент, не давала ей больше поручений (в первую очередь за неимением контакта между вожатой и пионеркой), последовала за мной.

Дошли мы быстро. Мику уже была в клубе, так что открыла дверь, когда я постучался.

– Я так рада вас видеть! – с порога начала радостно щебетать Мику, едва ли не затащив нас в помещение волоком. – После вчерашней пропажи Шурика у меня прямо настоящая паранойя! А вдруг ещё кто-нибудь в лес убежит? Нет-нет, нельзя так думать… да и не хорошо это было бы! Надеюсь, таких «героев» не будет больше, а то лазить по лесам тебе, наверное, не очень хочется более… – тараторила японка, успевая менять цель обращения-от нас обоих к только ко мне и Славе. – А ты, Славя, тоже в лес одна не ходи! Мало ли дураков каких… ай, на язык мне… как его? Типун, вот!

– Ладно, Мику, одна не буду, – Славя хихикнула, успокаивающе положив руку на плечо Мику.

– Правда? Ну и отлично, Славя, а то мало ли… только ты не обманывай! – настояла японка, после чего направилась вглубь музыкального клуба. – И хорошо, что вы зашли! Тем более, кое-кто в клуб был записан! – напомнила девушка, скрывшись за ещё одной дверью музклуба, но лишь для того, чтобы почти тут же появиться вновь, да ещё и с парой стульев, которые и разместила в помещении.

– Ну, тут уж извини-занят был, – я развёл руками и сел на один из них.

– А больше никто в клуб не записан? – удивилась Славя, сев рядом.

– Ну… я ещё пытаюсь Алису уговорить, но она всё время упирается и ищет отговорку… – невесело заметила Мику, усевшись на скамью от рояля, впрочем, тут же продолжила говорить. – Но я уверена, что она ещё вступит! Тем более, что она неплохо играет и лишним это не будет, – добавила она не унывая.

– Алиса на гитаре играет? – слегка удивилась Славя, слушая Мику.

– Ну да. А почему ты так удивленна? А хотя… ну да-Алиса же мало кому что говорит, особенно, связанное с собой, – она пожала плечами.

– Думаешь, что зря? – задумчиво спросила Славя, слегка переменившись в лице-место лёгкой и дружелюбной улыбки заняли опущенные вниз уголки губ и какой-то беспокойный взгляд на месте более весёлого и жизнерадостного.

– Конечно! – уверенно ответила Мику, активно закивав головой, но вдруг осеклась. – Ну… точне не стоит разбалтывать всё и всем о себе, да и у Алисы есть причины на такую закрытость… и на характер, – поправила она себя.

Славя переглянулась со мной, но я лишь пожал плечами, дескать, пусть хранит свои секреты. Ну, а дабы развеять неловкую паузу Мику снова перехватила инициативу и достала откуда-то акустическую гитару. Собственно, далее под гитарные аккорды и проходили посиделки. Была тут и простая болтовня, и сплетни, и прочее, прочее. Японка действительно интересный собеседник, да и чем больше мы разговаривали, тем меньше она торопилась вперёд планеты всей, возможно ей просто не хватает внимания, потому и тараторит… Мы с Мику даже попытались хоть чему-то обучить Славю. Конечно, с первого раза сделать из неё мастера игры на гитаре не получилось, но кое-что она всё же она смогла сыграть-инструмент, на деле, не оказался для неё дико сложным, где-то даже простым.

А вот звон горна, знаменующий о обеде, прозвучал словно гром средь ясного неба-настолько мы были увлечены игрой и разговорами. Не смотря на достаточно поздний перекус есть, всё же, хотелось, так что закрыв дверь клуба на ключ, мы, втроём, направились в столовую. По дороге, на самом крыльце, которое, к моменту нашего позднего пришествия, уже опустело, я задержался-пропустив девочек вперёд и сказав, что чуть-чуть задержусь, я закрыл дверь и обернулся, слишком громко охнув (надо сказать, что меня вообще не плохо так дёрнуло, не смотря на уже предупредившую о чем-то чуйку)– на пустом крыльце, словно из воздуха, материализовался типичный такой пионер-форма, галстук, достаточно смуглая кожа (видно, был он тут уже далеко не первую неделю, хотя даже я слегка загорел), но вот на лице кроме какой-то недоброй улыбки более ничего и не было-глаза закрывала чёлка, а нос… ну, нос как нос.

– Нравиться тут? – не убирая этой уже даже наглой улыбки, спросил он.

– Глупый вопрос, – я спокойно пожал плечами-начинать конфликт с каким-то пионером на ровном месте не было ни капли желания и смысла.

– Но всё же. А хотя… для тебя же это всё ещё и взаправду будто, да? – он на секунду переменился в лице, но продолжил уже с той же улыбкой.

– Смотря, что ты имеешь ввиду, – я вскинул бровь и облокотился об стену столовой.

– Да всё! – резко отрезал он. – Ты ещё…а хотя… хочешь фокус? – он зловеще улыбнулся, что совсем не понравилось чуйке.

– Не люблю фокусы, – сухо ответил я, почесав подбородок.

– Зря! Это хороший фокус… – заверил он меня.

– Ты исчезнешь в ходе него? – с долей надежды спросил я.

– Не совсем…хотя и это тоже, – он кивнул.

Чуйке это всё не нравилось, а значит не нравилось и мне. Однако загадочного пионера это не интересовало, судя по всему-стоило мне моргнуть, как на глаза, на пару секунд, словно налипла пелена, после чего я оказался посреди полной пустоты, пионера уже не было, а в голове нарастал неприятный гул, от которого хотелось забиться куда подальше. В глазах же снова темнело-веки невольно, без моего влияния, смыкались, а следом, резким щелчком, исчезло и сознание, на секунду обдарив всё тело волной острой боли

Комментарий к Глава-5 “Правдоруб”. Часть I

*– Я даже не утрирую и не придумываю.

========== Глава-5 “Правдоруб”. Часть II ==========

Мотнув головой, я глубоко вздохнул. Вокруг ничего не изменилось-всё тот же домик, всё те же бойцы и гражданские, только теперь их взгляд был устремлён на входную дверь. На пороге стоял ещё один вооружённый человек. Снаряжён он был так же, как и я-тёмно-серый комбинезон без опознавательных знаков, шлем, противогаз которого-монолитная маска с тремя клапанами-фильтрами и одной узкой линзой от глаза до глаза-являлся сразу же и забралом, достаточно компактный рюкзак за спиной.

Оба солдата опустили оружие и быстро потеряли интерес к вошедшему. Тот закрыл за собой дверь и, поставив у чайного столика рюкзак и СВУ, опустился в кресло, после чего, не поднимая забрала, повернул ко мне голову.

– Хреновенько, в общем, – начал он невесело. – Если идти обратно, а другого варианта, кроме как спускаться по склону, или подниматься в гору, у нас нет, то… выйдем через тот узкий коридор, то постепенно будем спускаться вниз. Там туман, но, в итоге, внизу будет лес. И снег, морозы… и как только сюда не доходит? В общем, учитывая, что нормальные, тёплые и достаточно герметичные костюмы только у нас-не вариант, как ты понимаешь. – он развёл руками, уселся поудобнее и откинул голову, уставившись в потолок.

– Это всё? – выждав некоторую паузу спросил я вздохнув.

– Неа. Есть и хорошее, – наверное, он улыбнулся и легонько пнул рюкзак. – Если сможем как-то с кем-то связаться, то… то-то. В общем, рацию я откопал. Рабочая, вроде как. Даже не рация, а радиостанция, вот!

– И где ты её нашёл? – уточнил я, открыв рюкзак и выгрузив на столик прибор.

– Там, в лесу, стояло несколько грузовиков, не наши. Покопался там. в общем, еда у нас ещё есть, да и патроны для товарищей по оружию.

– А более детально? – пытаясь разобраться с нерусской установкой, попросил я.

– А что детально? Колонна из трёх грузовиков, кажется, американских-солдаты внутри, все нашивки американские, оружие и снаряжение тоже. Среди провианта их и нашёл сокровище электронное. Судя по форме-ехали они, изначально, явно не по зиме, а по пустыне, но оказались, в итоге, там, где и замёрзли. Насмерть. Даже не ушли никуда-как сидели, почти так и окочурились.

– Весело… – я кивнул и, наконец включив радиостанцию, стал пытаться поймать хоть какой-то сигнал.

Станция, вдруг, резко запищала и моргнула несколькими лампочками, но продолжила работу и даже начала ловить что-то, кроме вечных помех. Хоть речь и была сильно искажена всё теми же помехами, но, всё же, разборчива:

–Король, отзовитесь, это База, Король?

– База, я Принц, как слышно? , Король подбит, двигаемся к запасной точке эвакуации, повторяю…

– Принято, Принц, слышим вас плохо. Что случилось, где остальные?

– Засада. Уничтожили Гонца и Щитоносца, идём на своих мощностях. На точке эвакуации нас ждали-уничтожили Короля и Оруженосца. Потеряли Левый Дивизион при движении-они просто испарились!

– Цель?

– Ушла. Нас предали, База.

– Принято, Принц. Ожидайте транспорт.

В течении всех переговоров оба голоса оставались до крайности спокойными, что напрягло и меня, и товарища, впрочем, остальные этого не заметили и завороженно слушали колебания ниточки, что связывала нас со внешним миром, или, по крайней мере, с другими живыми людьми. И то не факт.

– Ну, зато мы знаем, куда делся этот их «Дивизион», – хмыкнул сидящий рядом сталкер, сложив руки на груди.

– Ага… не плохая у них там операция, по кол-ву задействованного людского ресурса, конечно… – добавил я, щёлкая тумблерами, после чего нашёл нужный канал и достал микрофон. – Кхм, приём, Форпост, это Дуэт, приём, Форпост, как слышно?

Ответ последовал не сразу. Вначале была тишина, даже помехи утихли, а через минуту, растянувшуюся на бесконечную вечность, послышался и ответ:

– Дуэту Буран 1-1, приём, слышим вас… удовлетворительно. Как вы, парни?

– М.мать… Орёл, рады тебя слышать. Опуская подробности наших приключений… вы-то тут откуда? – я радостно улыбнулся, а мой напарник выдохнул настолько громко, что через респиратор шлема это звучало даже эффектнее, чем дыхание Вейдера.

– Прогулочка, вертолётная, – хохотнул в ответ второй пилот. – Крепитесь там! Мы тут не одни-на нас ещё Пармезаны и наши друзьяшки на хвосту. Оставьте маячок что ль, по возможности, где-нибудь, а вылетит за вами… кто у нас…а, да тот же 1-2 пусть! У него и места побольше… – буднично весёлым тонном рассуждал Мертвец.

– Ну, как скажете, Буран 1-1. Постараемся придумать что-нибудь, держите связь. – для пущей убедительности я кивнул, жаль, что они не услышали.

– Понял вас, Дуэт, держите в курсе… и удачи! – не на секунду не унывая, заключил Мертвец, пока на фоне раздалось несколько взрывов и какое-то громкое шипение. – Ооо… янки прорвало! Орёл, следи за… – успело проскочить в эфир, прежде чем пилот отключился.

– Информативно, – заключил мой напарник, глянув на меняя через забрало шлема. – И что делать будем, м?

– Да ничего. Видел радиовышку в соседнем здании? Мысль, я думаю, ясна. В общем, посиди тут, пока я сбегаю, – попросил я, надев свой шлем и подняв с земли свой «Вал», после чего закинул на плечи рюкзак и направился к двери.

– Как скажешь, – он пожал плечами и снял шлем.

Путь до вышки прошёл спокойно. Но всё же странное это место-ни единой души, а тут такая жилплощадь, да и само местечко… какой-то карман в горах. Ну чистый же бред. Впрочем, главное, что есть шанс свалить отсюда. А там, глядишь, по контракту и навалят ещё, за усердства, сложности и прочее… за гражданских и потерянное радио, во!

Стоило мне расслабиться и усмехнуться, как тут же небольшая металлическая лестница на этот кусочек мотеля начала крошиться и я рефлекторно перекатился вперёд. Высота, конечно, небольшая, меньше метра, но рефлексы… ну нафиг, в общем.

Прошагиваясь вдоль коридора, я глядел в разбитые, а иногда и заколоченные, окна мотеля. За ними-хаос и погром с одной стороны, а с дугой вся мебель стоит если и не как новая, то точно на своём месте и в порядке.

Наконец, неспешно дойдя до его конца, я огляделся. Эти метров от силы сорок дались мне как все четыреста сорок. И что с этим местом не так? Тут же была и лестница на крышу. Всё же, забраться к коридорчику было бы даже проще по другому его кончу. На этой мысли я усмехнулся и облокотился на металлический заборчик, который, однако, тут же рассыпался и мне пришлось отстраниться от него.

– Да чтоб тебя… – буркнул я, осторожно схватившись за лестницу-стремянку.

Она же, на удивление, не рухнула и я смог начать подъём. Хотя, надо признать, что она покачивалась и подозрительно скрипела.

И вот, уже на самом верху, она абсолютно резко и без предупреждения рушиться, да так, что я готовлюсь к короткому полёту на четыре метра вниз, как тут мою правую руку ловить чья-то рука сверху, а после, не без помощи некого, я-таки заползаю на крышу.

– Фух, мать, – я расслабленно вздохнул и повернулся к своему «спасителю».

Предо мною стояла уже знакомая фигура в знакомой форме. Кивнув ему, я пошёл дальше и оглядел цель подъёма-четыре металлические балки, образующие ромб, скреплённые другими кусками металла, а на вершине этой «башенки» – нечто, напоминающее старую советскую антену для телевизора, большую такую, массивную, в виде прямоугольника.

Вздохнув, я взялся за один из листов и попытался подняться к следующему, словно по лестнице. Конструкция, ожидаемо, ненадёжно заскрипела, однако подомной ничего даже не прогнулось, так что я достаточно смело полез вверх. Забраться на эту шестиметровую приблуду оказалось на удивление просто, даже получилось усесться наверху. Ловко сняв с себя рюкзак, я извлёк из него разовый маячок. Парочку таких мы уже использовали до этого, в самой «долине», однако результата это не принесло от слова совсем, так что решили приберечь оставшиеся и не тратить их лишний раз. Однако сейчас, когда удалось словить сигнал по радио, появилась надежда. И уж забравшись так высоко попробовать стоит.

Активировав маячок, я закрепил его на самой верхней части антенны, после чего принялся ждать. Устройство издало одобрительный сигнал и, будучи не переведённым в беззвучный режим, стало вибрировать и издавать частые писки, свидетельствующие об ничем не прерываемой работе и успешной подаче сигнала. Осталось надеется, что его уловят, да не кто-нибудь, а друзья и союзники. Наконец, через пару минут, от напарника пришло сообщение на КПК:

«Буран 1-2 принял сигнал. Спускайся давай и иди сюда, на наше несчастье компанию нам составят не только они.»

Очевидно, что из гостей следует ждать не только спасительный Chinook, но и потенциального противника. Непонятно, правда, по воздуху, или как-то по земле. Но будет видно.

Вздохнув, я поёжился-поднялся пусть и не сильный, но достаточно холодный ветер. И уж навряд ли он предвещал что-то хорошее. Как бы погодка не испортилась ещё больше. Впрочем, небо так и осталось, каким и было-затянутое тучами и пасмурное. Надев рюкзак обратно, я схватился за перекладину и стал спускаться вниз. Неожиданно сильный порыв ветра и я едва не срываюсь вниз. Падать вниз вовсе не хотелось-жалкие четыре метра показались мне огромным расстоянием, а ветер настолько сильным, словно меня унесёт за километры.

– Бред какой-то… – я хмыкнул и уже хотел продолжить спуск, как заметил, что крыша стала резко приближаться, а горизонт ушёл в сторону, на пару секунд висеть стало труднее, а затем будто сама гравитация вжимала меня в вышку… да так оно и было, чёрт возьми! – Твою мать! – я громко и резко ругнулся, оцепенев и слишком лихорадочно и надолго задумавшись о плане действий-вышка уже упала на крышу, проломив её и оставив меня внутри одной из комнат под грудой обломков, да ещё в обнимку с неоткуда взявшимся скелетом.

Последний был одет в на удивление хорошо сохранившуюся спортивную форму-чёрную плотную кофту и такие же штаны. Пустые глазницы смотрели точно мне в душу, а рот был широко разинут. И что ему от меня понадобилось только…

– Тебе может сниться что-нибудь нормальное? – неизвестный пионер недовольно взглянул на меня, в этот раз без своей улыбки.

– Чем богат, – я пожал плечами и развёл руками, сев в воздух в этом пустом и чёрном нечто.

– Тьфу… про горы какие-то, про людей, про мертвецов… что это за флешбеки-то хоть? – не меняя недовольную манеру общения и мимики спросил пионер.

– А хрен знает. Впервые вижу и местность, и людей. Хотя вот гражданские кого-то напоминают, но не мог понять кого… а что?

– И прям даже напарника не знаешь? – пионер хмыкнул и сел напротив


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю