290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Артемида. Изгнание (СИ) » Текст книги (страница 14)
Артемида. Изгнание (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Артемида. Изгнание (СИ)"


Автор книги: Диана Хант






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 21 страниц)

Меня почему-то неудержимо тянуло к главной статуе, самой высокой, и я опять увлекла Иду к Кали.

– Мата Кали, – раздался сзади добродушный мужской голос, как мне показалось, с типичным русским говором. Так и есть. За спиной стоял человек, нет, приглядевшись, я узнала в нём полуэльфа, с коричневым от загара лицом, белоснежной полоской зубов и светлыми, зачесанными назад, и убранными в хвост, волосами. Немного полноватый, но в целом приятный полуэльф.

– Считается, что в греческой мифологии, – полуэльф весело подмигнул нам, – Кали соответствует Геката.

…Геката… Воплощение чёрной луны, моя собственная, теневая, или гневная сторона

Пригляделась поближе к Кали и вздрогнула от неожиданности, улавливая едва знакомые черты. На чувака, лежащего под её ногами, решила не смотреть. Во избежание. Итак голова закружилась, мышцы свело лёгкой судорогой, затрясло, а ещё почему-то танцевать захотелось.

Обернулась в поисках того самого полуэльфа в шароварах – но мужика и след простыл.

Геката, значит. Чувствую, не зря нас Гермес именно сюда активировать Свиток послал. И именно нас. С Идой.

Стоп! А где Ида?! Только что была здесь!

Я не успела запаниковать, как Ида нашлась. Точнее, я обнаружила её неподалёку, в компании с нашим бабой, тем самым индусом, всем в меле, и со сложно накрученными на макушке дредами. Причём смотрел этот самый баба на нимфу с таким видом, как будто вдруг, совершенно неожиданно, в знакомом пыльном дворике, среди грязи и облетевшей листвы нашёл огромный сверкающий бриллиант чистейшей воды. И вот теперь этот бриллиант принадлежит только ему одному, и он сам поверить в своё счастье не может.

Но это я так, аллегорически ситуацию описываю, а на деле баба с Идой на телефон бабы селфи в обнимку делали. Причём баба аж язык то ли от удовольствия, то ли от лихости высунул. А может тренд это у них здесь такой, или он наини Кали копирует, мне особо дела не было. Дело было до Иды, смотревшей на старого, но во всему видать, крепкого греховодника зачарованным взглядом, которым кролик на удава смотрит. Бойкая и решительная с вампиром (хоть с одним, хвала Небу!) нимфа практически полностью утратила контроль ситуации с пожилым, и практически полностью голым, индусом.

Подругу надо было спасать.

Выдернув Иду их хищных объятий святого по местным меркам человека, я приложила все свои дипломатические познания, полученные на предмете под чудным названием Международная Коммуникация в серых, оставшихся в далёкой прошлой жизни стенах альма-матер.

На ломанном английском с трудом объяснила бабе, что у нас с Идой дела и увлекла свою подругу к зданию храма.

Про «ломанный английский» отдельно надо объяснить. Дело в том, что английским, как вторым родным языком, я практически с детства владею. Просто Лана, которая шесть земных языков знает, раз в неделю на нём со мной разговаривала чуть ли не с младенчества. И книжки, и мультики, и фильмы до моих шестнадцати лет по пятницам у нас были на английском. Латана, наверно, его от скуки выучила, давно ещё, и, видимо, решив, что раз ей пришлось, то и мне пригодится, прививала мне к нему любовь. Не привила. К языкам, в отличие от маменьки, у меня довольно-таки скромные способности оказались, ну так, она-то божественную память не теряла. Может статься, кстати, что она и раньше ими владела. А в ранней юности я несколько раз в Англию ездила, и не только на сельхоз работы, но и в сезонных школах обучаться. Я сейчас понимаю, что Лана, как могла, приучала меня к самостоятельности, и, надо отдать должное её усердию, кое-чего добилась. Например, того, что в англоязычной стране я не пропаду. Вон американцы, не смотря на английский акцент, отлично меня понимали, как и я их. А вот с индусами оказалось сложнее. Я и подумать не могла, что в английском есть такие странные звуки и слова, которые белозубое местное население бойко складывало в предложения, бегло сочетая, видимо с родными. Я понимала их с таким трудом, если понимала вообще, что начинала, как и они, помогать себе жестами, коверкать слова, слабо понимая сама, что говорю.

Так вот, изъяв Иду у бабы, я увлекла её в древние стены храма, с алтарём Кали посредине, и фигурами других индуистских божеств по сторонам.

– Арте-емис, – проныла нимфа жалобным голосом. – Что же это со мной…

Это она, видно, насчёт нашего бабы. Как так оказалось, что стоило мне отвернуться, как ушлый хозяин уже увлёк младую нимфу под сень реденьких ветвей. Мне, право было не до её моральных терзаний. Да и чего терзаться-то. Я же говорила, эта Ида – что доверчивое дитё. Поэтому я посоветовала ей:

– Забей.

– Но как так… – решила, видимо и дальше ныть Ида, и я повторила свой совет, уже с более твёрдыми интонациями:

– Забей!

Потом подумала немножко, плечами пожала и предположила:

– Ну, может, он фавном был в прошлой жизни, отсюда и харизма.

Нимфа задумчиво склонила головку набок и посмотрела на меня таким взглядом, как будто впервые видит. А я смутилась отчего-то, и сделала вид, что ничего и не произошло.

Видимо, сегодняшний день решил стать для меня то ли днём открытий, то ли сердечных приступов, потому что, увидев того, кто сидел посредине храма на соломенных циновках, в груди тревожно кольнуло, и я ахнула. Видимо, кольнуло не только меня, Ида, так та вообще вознамерилась опуститься на пол, но мне было не до того, чтобы приводить потом нимфу в чувство, и, успев схватить подругу за плечо, я ощутимо её тряхнула. Помогло.

Впрочем, нимфу можно понять.

Как, собственно, и меня.

Потому что перед нами, у подножия ещё одной статуи Мата Кали, на, повторюсь, соломенных циновках, в неком подобии чалмы и в шароварах, с совершенно голым торсом, если не считать на нем бус с кисточками и каких-то ещё амулетов, а, ну и кубиков на прессе, перекрестив перед собой ноги, сидел Андрей Туманов.

Занавес. Выносите меня, пожалуйста.

Глаза вампира были закрыты, выражение лица олицетворяло счастье и безмятежность.

Ида почему-то закрыла себе рот рукой, а вот у меня нервы не выдержали.

– Ну, держись! – воскликнула я гневно, чувствуя свою правоту, вознамерившись показать наглому вампиру, где раки зимуют. Его, видите ли, Управление ищет, дядя там, или даже папенька, непонятно. Ни Пол, ни Саон не знают, где он (лично допрашивала с пристрастием!), все с ног сбились, разыскивая вампира, что Игоря Арсентьева выпил, воспользовавшись лицензией на охоту, а этот клыкастый сидит, оказывается, в Индии, в древнем храме, в состоянии постигшего Нирвану, и в ус не дует!

А может, пришла в голову мысль, вампиры Кали чтут, потому как у той тоже клыки?

Решительно отметя эту мысль, как в настоящий момент неактуальную, я направилась было к Туманову, чтобы как следует потрясти его и повыспросить кое-что: и по поводу Арсентьева, и по поводу лицензии, и по поводу серьёзности его намерений к моей девочке. Нет, стоп! Какой тут может быть вообще разговор о серьёзности намерений?! По шапке, то есть по чалме надавать наглому кровососу, чтобы и думать в сторону Иды не смел, и не приближался к ней никогда! Ни сам, ни Зовом своим поганым!

Я не успела воплотить своё твердое, как камень, намерение в жизнь, как меня схватили сразу четыре руки. Две с одной стороны, Идины, с ними бы я как-нибудь разобралась. Но вот возникший, как будто из воздуха тот самый полуэльф, видимо не в курсе был, что сильно субординацию нарушает и держал меня крепко и надёжно.

– Нельзя мешать, – прошептал он строгим тоном. – Человек медитирует.

– Человек, – горько хмыкнула я.

– Куда спешить? – продолжил полуэльф тем временем, выводя меня из храма. – Закончит, поговорите. Раз уж решили приобщаться к чужой культуре, соблюдайте правила дома, куда приехали. А то ведь не по-человечески, ей-богу.

– Артемидочка, – пропищала Ида, нежно и твердо обнимая меня за талию, и чуть не повисая на вашей покорной наини. – А может, на рынок пока сходим, я кушать хочу…

И глазёнки свои бесстыжие вытаращила, точно кот из Шрека, и вид такой сделала, мол, вот сейчас прямо сознание от голода потеряю.

Загорелый полуэльф укоризненно покачал головой, не сводя с меня осуждающего взгляда.

Фавн знает что! Сговорились они, что ли за моей спиной?!

– А если он опять убежит?! Пока мы гулять будем?

Полуэльф удивленно посмотрел на меня:

– Кто, Андре? Ни разу за последнюю неделю не видел, чтобы он бегал. Да и зачем ему?

Знал бы ты, зачем, наивный чукотский оленевод! Сам бы бегать начал.

– Он в медитации ещё как минимум час просидит, потом у нас здесь обед, потом пуджа… Да этот отсюда ни ногой, уж поверьте мне.

Вспоминая счастливое и отрешенное лицо вампира, я склонна была поверить этому полуэльфу, который Алексисом представился. Поэтому и дала Иде увести меня к спуску, который занял намного меньше времени, чем подъём. И вообще не таким уж большим на этот раз показался. Надо было всё же Иде рюкзак отдать. Ачё, если сама сказала, что ей несложно.

Глава 21

Точка прицела

Солнце поднялось высоко, в самый зенит, и не просто припекало, а уже нещадно палило. Только Иде, с восторгом маленькой девочки скачущей по дорожке, похоже, всё было нипочем.

– Смотри! Тоже бабаджи! И вон! И вон! – скандировала нимфа, задыхаясь от удовольствия.

– Ом Намо Нараяна! Ом Намах Шивайя! – говорила она каждому встречному бабаджи, пока их количество не превысило человек двадцать. Потом это занятие ей надоело, и она принялась с упоением разглядывать прочие достопримечательности.

– Вот смотри, Артемис, – потянула она меня. – Со стороны кажется, что они ничего не делают, – и она показала на бабаджи, который задумчиво сидел на узенькой площадке, окруженной низким кустарником. – А он наводит порядок в доме.

Бабаджи поднял на нас глаза, потом посмотрел на небо, и опять на площадку перед собой. А потом поднял сухую ветку, и переложил её справа от себя.

– Вот видишь! – торжествовала Ида. – Как же мне здесь нравится. Надо быстрее одеться по местной моде.

– По местной? – я показала Иде группу туристов, по-видимому, европейцев, одетых более чем странно. Если на местном населении яркая одежда с обилием разных блестяшек смотрелась естественно и органично, то туристы в сочетании местной и собственной моды, выглядели, по меньшей мере, загадочно.

– Этот стиль называется «выпусти своего внутреннего зачухонца на свободу», – не растерялась Ида.

А мне в голову закралось подозрение: не является ли её весьма преувеличенный восторг поводом, чтобы не говорить об Андрее. Она, судя по всему, тоже не ожидала его здесь увидеть. Да что там – просто не ожидала увидеть. Ещё и в таком виде, да. Вот уж не подумала бы, что лощёному столичному Туманову так пойдёт всё это многообразие амулетов на голом торсе. Я уже достаточно успела узнать Иду, чтобы по непрекращающемуся потоку слов, не обязательно сообразных между собой, понять, что нимфа здорово нервничает. И смеется она нервно и натянуто.

– Нет, как всё-таки здесь здорово, Артемис! Ты только посмотри, какая прелесть, – Ида размахивала руками, как мельница, привлекая моё внимание, приглашая восторгаться вместе с ней.

– Ах, как бы я хотела здесь остаться, – она в очередной раз махнула рукой в сторону, и я машинально проследила взглядом направление. На этот раз Ида явно переиграла, потому что показывала аккурат на верхушку кучи, образуемой обилием разного хлама, сброшенного у дороги. Но это рогатое существо ничуть не смутилось, желая, видимо, идти до конца, и, правдиво глядя мне в глаза, подтвердило:

– Прямо на мусорной куче.

– Конечно, – ехидно согласилась с ней я. – Вам, пожалуй, на этой мусорной куче не скучно будет. С Тумановым.

Бедная Ида даже покачнулась, словно на неведомую преграду налетела. Показную весёлость как рукой сняло. Губы подрагивают, руки трясутся, голубые глаза полны слёз.

– Артемис, я не могла там оставаться. Страшно стало. Как он отреагирует. А вдруг, как будто мы просто знакомые? Мы ведь виделись, не считая Зова, один раз всего. Тот не считается… А вдруг, – видно было, что нимфе каждое слово даётся с трудом, – а вдруг он меня вообще не вспомнит…

И слезинка всё-таки побежала по бледной, почти прозрачной, щеке.

– Понятно, – вздохнула я и приобняла нимфу за плечи.

Выводить подругу из равновесия меньше всего хотелось. Тем более что тут и без меня есть кому.

– Я голодная – страсть, – сообщила я ей. – И пить хочется. Может, посидим где, перекусим чего-нибудь вкусненького, заодно успокоимся.

– Вкусненького – это вон туда, дамы, – раздался из-за нашей спины голос Алексиса. – Я вас провожу, с вашего разрешения.

Я, если честно, предпочла бы с Идой наедине остаться. Но веской причины отказаться от предложения полуэльфа у меня не нашлось, а потом уже поздно стало. Пришлось вежливо согласиться и поблагодарить.

Заказ доверили сделать полуэльфу, и, первое, что нам принесли, три большие дымящиеся чашки с чем-то ароматным.

Попробовала – мм… как вкусно.

Глядя, что мы по достоинству воздаём должное местному напитку, Алексис довольно улыбнулся:

– Масала чай, – сообщил он нам название того, что мы пили.

И воспользовавшись тем, что от чашек нас было не оторвать, с воодушевлением продолжил:

– Это отдельная история. Самый популярный напиток в Индии. Его выдают здесь везде, начиная от придорожных чанов, где этот удивительный напиток варится на костре, заканчивая кафе всех ценовых категорий. Непонятно почему и как, эта жидкость божественна, ведь по сути это просто чай с молоком, специями и сахаром. Рецепт этот не строгий, всегда немного отличается, наверно, в зависимости от имеющихся в наличии специй, а ещё от настроения того, кто готовит. Иногда добавляют немного шафрана или имбиря. Но он всегда неизменно хорош. И хочется его пить постоянно. Это какая-то магия, совершенно непонятно, почему именно здесь это так вкусно. Просто нектар. Его очень просто готовить самому, и в европейских ресторанах его тоже подают, но на нашей земле он почему-то теряет свою магию, я пробовал. В общем, секрет этого нераскрыт.

Алексис рассказывал так увлекательно и убедительно, что я заслушалась и даже обрадовалась, что он к нам присоединился. Опять же, Ида отвлечётся. А мы у него сейчас выведаем кое-что насчёт кое-чьего драгоценного Андре… Глядишь, и настроение к подруге вернется.

Я перевела взгляд на то место, где Ида только что сидела. Ида! Где она.

Не слушая Алексиса, завертела головой – кроме нас, в кафе была небольшая группка европейских туристов, с увлечением уплетающих салаты из целого вороха зелени.

За стойкой меланхолично протирал стаканы худенький парнишка-бармен. Он же официант.

Иды нигде не было.

– Ваша подруга вышла, – лучезарно улыбаясь, сообщил мне полуэльф.

– Как вышла?! – этот вопрос я задала уже на ходу, в прыжке к выходу.

На улице взгляд упал сначала на двух тощих коров, отдыхающих в тени крыши кафе, потом играет группка детишек… Девочки в пыльных, но нарядных платьицах, мальчишки в коротких штанишках. Только один мальчик, самый маленький в длинной рубашке, похожей на платьице, из-под которой торчат пухлые чумазые ножки. Дети как дети. Смуглые, кудрявые, с огромными карими глазами… А в целом, улица была пуста. Иды не было.

Алексис вышел за мной, откровенно недоумевая.

– Я думал, вы заметили, – пожал он плечами. – Я вообще решил, что это ваша общая знакомая.

– Кто?! – первым порывом было вцепиться в ворот его цветастой рубашки, которую, покидая ашрам, полу-эльф всё же надел. Почему-то исчезновение Иды повергало меня в отчаяние. Она итак не в себе была… Стоп!

Какая ещё знакомая?!

– Такая, высокая, – Алексис перестал улыбаться, наверно, понял, что мне не до шуток. Или почувствовал моё беспокойство. Эльфы они вообще чувствительные. Полукровки должны что-то хорошее от них взять. – Рыжая, короткостриженая. Вот как вы. Только ещё короче. Она в дверях как только показалась, подруга ваша к ней обернулась. Эта девушка улыбнулась ей и рукой помахала. Я внимания не обратил, – полуэльф смущённо втянул шею в плечи.

Рыжая. Высокая. Короткостриженая. Калли!

В отчаянии я взялась за голову. Интуиция подсказывала, что от ставшей весьма отстранённой и холодной Калли, к тому же, работающей на Афродиту, не следует ждать ничего хорошего. В лучшем случае она предложит вернуть нимфу в обмен на нашу часть Свитка. В худшем – и думать не хочу. Но неужели я жду от Калли плохого? Ведь она наша подруга – и моя, и Иды? Да что там, ведь она старше Иды, и даже помогала ту воспитывать. А когда Ида была в обличье лани, и вовсе её обожала. Неужели она способна причинить ей бред?!

Ещё раз прислушалась к своим ощущением и с кристальной ясностью поняла – да, может. И не только может, но и причинит.

«В погоне за Свитком у тебя нет друзей, Артемис!»

Каждый играет тут по своим правилам. Вряд ли Калли с радостью побежит отдавать Свиток Дите. А если и отдаст, то выторгует себе такие привилегии… Страшно даже представить, какие.

– Эй! Артём!

Я оглянулась на знакомое обращение. Так меня называли только дома. В школе, в универе.

Передо мной стоял Туманов.

Вампир, хоть и отличался бледностью, выглядел крепче и здоровее, чем когда мы видели его в Минске. Не показалось мне в храме Мата Кали. Андрей был в безрукавке, шароварах, с той же самой чалмой на голове. На широкой груди горсть амулетов. Вот не так я представляла нашу встречу. Думала, припру наглеца к стенке и по поводу того, что задурил голову моей подруге, и по поводу убийства Арсентьева-старшего по лицензии. А тут прямо скажем, ни до того, ни до другого.

Андрей выглядел немного смущённым.

– То есть наини Артемис…

– Наини?! – обалдел полуэльф, и Туманов кивнул ему. – Её, то есть их мы и ждём.

– Ждёте? – не поняла в свою очередь, я.

А потом, видимо, от неожиданности, спросила.

– А зачем?

– Для активации вашей части Свитка, – пожал накачанными плечами вампир.

– У меня голова кругом от этого дурдома, – резонно сообщила я ему. – Дождались. Поздравляю. Теперь, чувствую, фиг мы что активируем.

– Ты… Вы… – запутался Андрей, но быстро справился с собой. – Ты о чём?

– Ида похищена, – пояснила я ему. – Она с утра не в себе была. А теперь исчезла с Калли.

– Калли здесь? – опешил Андрей. И, похоже, эта новость его поразила намного больше, чем та, что Ида похищена.

– А ты здесь вообще с какого перепугу? – перешла я в наступление.

Но Туманов не дал мне продолжить.

– Потом объясню. Сейчас времени нет.

Спорить с ним не хотелось. Тем более что времени и впрямь не было. За Иду я переживала – просто жуть как. А ещё активация эта… Которая судя по всему, сорвётся…

В двух словах мы с Алексисом объяснили вампиру ситуацию.

– Алексис, – попросил его Туманов, внимательно выслушав нас сбивающийся, прерываемый эмоциями, по большей части моими, рассказ.

– Друг, вспоминай, что именно запомнилось в… рыжей девушке? Как была одета? Что-нибудь бросилось в глаза, привлекло внимание?

Алексис замешкался. Он продолжал время от времени с недоверием поглядывать на меня. Видимо, не вязался образ девчонки с торчащими в разные стороны рыжими волосами в его представления о небожительницах.

– Давай, вспоминай, – торопил полуэльфа Андрей, и такое беспокойство слышалось в тоне, что даже я в искренность его порыва найти Иду поверила. Был бы человеком или эльфом – поверила бы в искренность чувств. А тут непонятно было. Он Иду хочет найти, или долгоиграющую кормушку-игрушку? В принципе, любая нимфа для любого вампира и то, и то. Поэтому я Туманову и верила и не верила.

– Ну?! – чуть было не крикнул вампир, отчего на нашу компанию неодобрительно оглянулись туристы в импровизированных чалмах. Датчане или швейцарцы. Светленькие такие, на прибалтов похожи. Мы им помешали своими воплями. А вот местное население никак не отреагировало. Похоже, привычное к громким звукам.

Полуэльф торопливо забормотал.

– Знак благословения…

– Так, – протянул Андрей. – Значит, из храма шла. А благословение могла получить только в храме Кали.

– Чейта? – не выдержала я, Андрей махнул на меня рукой, а полуэльф продолжил.

– Еще пояс с кистями, с нарисованными, понятно, ожерелье, стилизованное под черепа…

– Атрибутика Кали. Так я и думал, – поведал совершенно непонятную информацию Андрей.

– Чейта благословение она могла только в храме Кали получить? И что такое за благословение вообще?

– Вот, – полуэльф показал на свой лоб, а потом махнул рукой в сторону. – Как у местных.

Ага. Эта красная точка на лбу, значит, и есть – благословение. Я недовольно пробурчала:

– Благословение, тоже мне. Лучше бы это было точкой прицела.

С этим ни вампиру, ни полуэльфу спорить не хотелось. А я продолжила:

– С фига ли Ида вообще с ней ушла…

Вампир с полуэльфом переглянулись, но мне ничего не ответили.

– И почему благословение нимфа могла только в храме Кали получить?

Та же странная реакция.

Нет, они определённо чего-то не договаривают. И это совсем мне не нравится.

Между тем Андрей продолжал рассуждать вслух:

– Атрибутика Кали… Это значит… Это значит, что она скрывается с нимфой в священной пещере.

Это он о чём? Они вроде как обе нимфы? С утра были? Или я чего-то не знаю?

– Ты хотел сказать, в одной из?

Я застонала.

– Их что здесь, много? Этих ваших священных пещер.

Кивнули.

– Три, – сказал Андрей.

– Четыре, – невозмутимо поправил Алексис.

Я вопросительно уставилась поочередно на обоих. Они меня вообще в курс дела введут?! Рррр… Просто, кажется, я звереть начинаю.

Андрей обнял меня за плечи, и я даже не стала стряхивать его руку в печатке без пальцев. Потому что этот жест фамильярным ну никак не выглядел. И выражение лица у вампира было такое, сочувствующее. Поэтому я приготовилась услышать что-то, что совсем мне неприятно услышать будет. Но справедливости ради надо заметить, что я за последнее время уже привыкла, если что.

– Вампиры слышат Зов Мата Кали.

– Это понятно, – глубокомысленно согласилась с Андреем я, хотя в действительности ничего мне понятно не было. Тем не менее, я решила сделать вид, что соображаю не хуже их с полуэльфом и фавн знает с кем ещё. А вампиры-то здесь причём? Хотя информация, похоже, не лишняя.

– Кали вы слышите, потому что у неё тоже клыки что ли? – обратилась я непосредственно к вампиру.

Андрей с Алексисом опять переглянулись. Как-то даже сочувствующе, что ли.

А у полуэльфа и вовсе глаза на лоб вылезли. И по взгляду этому можно было без телепатии прочесть:

…И это – наини?! Вы втираете мне дичь, сударь!»

А Андрей терпеливо пояснил:

– Потому что она может освободить даже вампира.

Тут настал мой черёд показать, что я внимательно слежу за ходом его рассуждения, и не лыком шита, вот. И вообще от моей способности трезво рассуждать и ясно мыслить много пользы.

– А при чём здесь вампиры? Насколько я помню, нам двух нимф нужно найти.

Алексис отвёл взгляд, а Андрей наоборот, лицо чуть ли не впритык к моему приблизил. И в глазах, отсвечивающих красным, мелькнуло что-то, похожее на… тоску? Или вину?

– Артемис. Наини Артемис, – он вздохнул, и выдохнул, – Калли не нимфа. Больше не нимфа, – Андрей нервно сглотнул, и твёрдо, даже как-то обречённо сказал. – Она вампир.

***

Бегом добираясь до пещеры, протискиваясь сквозь низкорослые колючие кустарники на пустырях, минуя махонькие, крошечные глиняные домики, – дорога увела нас глубже в горы, от основного селения, и жильё встречалось всё реже, – я думала только об одном: Ида в руках вампира.

Нет, пожалуй, о двух вещах: то, что нимфа из моей свиты, пусть и переметнувшаяся в погоне за Свитком на сторону Афродиты, оказалась вампиром, тоже так себе повод для радости.

Стоп. Какой там оказалось? Калли стала вампиром. Её кто-то обратил…

Вот что мне не давало покоя. Конечно, странности Калли. Крема с spf, которыми, по словам Дафны, она натиралась чуть ли не ежеминутно, контактные линзы.

Точно! Дафна говорила, что Калли постоянно пользовалась контактными линзами. Между тем глаза нимфы были голубыми, как и тогда, в Астрелии, когда я её вспомнила. Значит, она маскировала, таким образом, красноватый отблеск глаз, присущий вампирам. А ещё прятала глаза от дневного света, да.

Вампирам в нашем техногенном мире вообще привольно живётся, надо сказать. Гуляй не хочу, называется! Крема с защитой от солнца, солнечные очки, линзы опять-таки!

Вот и как их распознавать! Ужас какой-то! С учётом, что и лицензию, оказывается, на охоту дают. Или на убийство. Та попроще, конечно, чем охотничья. Но в целом…

Кошмар!

Хорошо, что первая пещера в нашем списке, недалеко оказалась. Подбегая, я чувствовала, что вот-вот, и всё, упаду. Всё-таки возможности человеческого тела не безграничны, и сильно уступают возможностям физиологии вампира и полуэльфа.

Над входом в пещеру прямо в скале было вырезано изображение богини Кали, гневно оскаливавшейся в своём танце на собственном муже, а по двум сторонам от неё, поменьше, фигурки других танцующих божеств.

– Обратите внимание, – хорошо поставленным голосом опытного экскурсовода или лектора, ничуть не запыхавшись, начал было полуэльф. – Ещё полгода назад скала была ровная и гладкая, как и полагается скалам. Лик Мата Кали начал проявляться самопроизвольно, и вот, как видите…

– Алексис, мы сюда пришли Иду спасать, или лекцию слушать, – взмолилась я.

Ведь и так еле на ногах стою, тут ещё этот.

В пещеру ввалились одновременно с Андреем, немного даже мешая друг другу. Обиженный полуэльф степенно вошёл за нами.

Посреди пещеры, перед алтарем, организованным по всему видно, на скорую руку, видимо, пещера обрела статус священной действительно не так давно, сидел вампир. Из группы Пола, тот самый, что в самолёте был. И добро б сидел, но еще и сжимал в руках белую бейсболку Иды!

Вампир поднял голову нам навстречу, нехорошо оскалившись, показывая клыки. Глаза, не прикрытые тёмными очками, которые кровосос сдвинул на лоб, засверкали красными сполохами.

Туманов решительно отодвинул меня в сторону, и мешать ему почему-то не хотелось, и оскалился не хуже этого сидящего кровососа, прибавив к своему оскалу тихое, леденящее душу, шипение. И тот, который сидел с бейсболкой моей подруги в своих загребущих руках, одетых, в такие же перчатки с прорезью для пальцев, как у Андрея, взгляд опустил, хоть и вида крайне недовольного остался. Видимо Туманов по их иерархии вампирской круче. Ну так. Смею надеяться, что кому попало, лицензию на охоту не выдают, чтоб их всех разом, а!

Ну, раз уж с авторитетом разобрались, я решила, что самое время брать инициативу в свои наиньские руки, и, недолго думая, с кулаками бросилась на вампира, с воплем:

– Ты что с ней сделал, козёл?!

Меня, конечно, поступок этот совсем не красит, но в тот момент я думала только о том, что он сделал с моей подругой, а откуда у этого вражеского элемента её шапочка, как-то сомнений не возникало. В ту же секунду мы покатились по каменистому полу пещеры, оставляющему синяки на моих рёбрах, правда, к чести кровососа надо сказать, что дралась только я, а он просто защититься пытался. Сильно покалечить красноглазого не удалось, Андрей помешал. Такое ощущение, что он просто нагнулся, ловко подхватил меня за руки, которыми я его собрату в ворот вцепилась, и под коленки, и так и поднял, на вытянутых руках, как нашкодившего котёнка. Сильный, паразит.

Полуэльф… Тот… Нехорошо так говорить, но если этот вид с отрывшейся на распашку варежкой не называется «охренел», то что тогда так вообще может называться?

– Артём, сейчас же перестань! – прошипел Андрей на этот раз мне, и аккуратно на землю поставил, сдерживая, пока его соплеменник или кто он там ему, споро отползал, поднимался и отряхивался.

– У него её шапочка!! – я не оставляла попыток всё же добраться до вражины из-за руки Андрея, пытаясь дать ему пинка.

Алексис – тот вообще за голову взялся. Но до того ли мне было!

Андрей, удостоверившись, что я до кровососа не дотягиваюсь, и вообще, успокоилась немного, взглядом тому выразительно так на смятую и пыльную бейсболку, лежащую на полу пещеры, показал, и подбородком вперёд дернул, мол, что и как.

Вампир, судя по его недобрым взглядам из-под нахмуренных бровей, на вашу покорную наини бросаемым, отвечать желанием не горел, но всё же ослушаться не смел. Буркнул:

– На запах шёл.

– Значит, нимфы Иды здесь не было, а была только кепочка? – вежливо и степенно, как будто беседа наша протекала за китайской чайной церемонией, спросил у вампира Алексис, и тот кивнул.

– Специально, – показал он взглядом на бейсболку. – Чтобы со следа сбить.

А потом вдруг ощерился, даже спину слегка выгнул, и пальцы сжал так, что на них едва-едва когти обозначились, и, издевательски глядя на Андрея в упор, спросил:

– Невестой решил сделать?

– Не твое собачье дело, – спокойно и невозмутимо ответил Андрей.

Вампир тогда взгляд на меня почему-то перевёл, и с достоинством поведал:

– Наини Артемис, у меня, между прочим, серьёзные намерения. И я бы без вашего ведома никогда…

– Обалдели вы что ли! – в сердцах крикнула я. – С каждым мигом наши разборки грозят из поисков пропавшей нимфы перерасти в дележку шкуры неубитой лани. Или убитой, – добавила я тихо.

Хорошо вампирам! Ведь если Калли Иду укусит, рано или поздно, нимфа им достанется. Вряд ли ведь я захочу, чтобы та умерла. Быстро. В страшных муках… Поэтому и возражать не стану против их… хм… дружбы. Ну уж нет! Вот даже думать об этой мерзости не хочу!

– Ты права, – тихо сказал Андрей. А потом руку мне на плечо положил, и сжал.

– Мы её спасём, – добавил уверенно.

– Так чего же мы ждём, друзья? – спросил полуэльф. – Остаётся проверить три пещеры. Предлагаю разделиться.

– Ты с наини Артемис, – тут же сказал Андрей. – Этого одного я не отпущу. Со мной пойдёшь, – сообщил он вампиру.

Тот плечами пожал, но смолчал.

– Значит, запах девочки сюда привёл? – уточнил полуэльф. – А ещё что-то странное, ну, то, что только вы услышать можете.

– Зов сильный, – хмуро сообщил вампир, тот, который не Андрей. – Она, по всему видать, вас обеих звала.

Андрей кивнул. А потом спросил меня:

– Ты не чувствовала ничего странного? Головокружение, замешательство? Эйфорию… – вампир замялся. – Схожую с сексуальным возбуждением? Как бы это сказать… радость от ожидания, что ли?

– И точное, чёткое знание, что надо куда-то идти, и вы знаете, куда? – добавил другой вампир.

Я покачала головой. Ничего такого я не чувствовала. И поведение Иды меня настораживало, очень. Видно было, что нимфа не в себе, но непонятно, что с ней происходит, и как этому помочь…

– Как и ожидалось, Зов на тебя не действует, – подытожил Андрей.

– Девка молодая совсем, не в курсе пока, – согласился с ним его собрат по диете, и Андрей ему кивнул.

Вот как. Значит, на наи не действует Зов. Хотя… Я же не наи. Так, начинка. По сути, на человеческое тело, если рассуждать логически, действовать должен. А не действует. Фавн его знает почему, но вампиры видят в этом логику.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю