332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дэн Абнетт » Всадники смерти » Текст книги (страница 13)
Всадники смерти
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:00

Текст книги "Всадники смерти"


Автор книги: Дэн Абнетт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

На какой-то момент Карл почувствовал прилив гордости за взрастившую его культуру. Величайшая армия в мире. Он с радостью примет смерть от рук ее воинов. Бросит свою безымянную кобылку на копья и погибнет.

Стена копий была уже прямо перед Карлом. Она не двигалась.

Псы добежали до стены. Собаки не лошади, они не трусят и не сворачивают перед препятствием. Означает ли это, что лошади умнее собак или собаки смелее лошадей, трудно судить. Кроме того, собаки отличаются от лошадей по физическим параметрам: они ниже, меньше и быстрее, их тяжело остановить копьями в четыре пяди длиной. И еще у псов клыки кровожадных хищников.

Несколько псов нарвались на копья. Нескольких подстрелили из ружей и арбалетов, и они дергались и скулили, корчась в грязи. Но основная масса псов, нырнув под копья, бросилась на людей.

В один момент стена копий была прорвана. Люди кричали и отступали назад, пытаясь увернуться от бешеных боевых псов, и наталкивались на ряды стоящих за их спинами копьеносцев. Копья падали в грязь. В некоторых местах, там, где запаниковавшие копьеносцы бросились со своими длинными копьями на разъяренных псов, стена развалилась полностью.

Курганцы столкнулись с первой шеренгой солдат Империи и просочились сквозь «прорехи» в стене копий. Солдат в красной и белой униформе подминали лошадями, рубили мечами варвары в рогатых шлемах. Пропустившие в свои ряды противника южане были вынуждены бросить копья и защищались саблями. У них не было щитов, и противопоставить напору курганцев было нечего.

Карл ворвался в ряды врага вслед за Эфгулом. Его низкорослая кобылка возбужденно ржала и фыркала. Без седла и стремян Карл был лишен опоры и не мог держать копье наперевес и поэтому бил им сверху вниз сплеча. Первый удар пришелся в бедро противнику, второй пробил облегченный шлем. Вокруг поднимались фонтаны грязи, грохот и лязг набирали силу. Эфгул методично прорубал топором поддающуюся шеренгу южан. Вокруг Карла пешие курганцы кололи пиками и рубили топорами. Палаш разрубил копьеносца. Стрела, пущенная из арбалета, с такой силой ударила северянина, что он грохнулся на землю, а его щит взлетел в воздух. Диормак, варвар из отряда Улдина, крошил черепа противника тяжелым цепом, его вороной конь бил врага копытами. В этой толчее сложно было развернуться, а видно было не дальше чем на несколько пядей.

Гатик, еще один курганец Улдина, вдруг взлетел над водоворотом дерущихся. Его пронзили копьем и подняли над седлом. Древко копья треснуло, и труп Гатика рухнул в толпу.

Меч ударил по щиту Карла, он резко развернулся и пробил копьем кирасу южанина. Копье ушло в тело пехотинца и вырвалось из руки Карла. Теперь единственным его оружием была лошадь, и он бросил ее на врага. Мелькающие в воздухе копыта дробили конечности пеших южан.

Дождь превратился в сплошной поток. Молнии сверкали в небе и впивались в тыл армии Империи. Казалось, буря вступила в бой на стороне Сурсы Ленка и мстит за урон, нанесенный артиллерией южан.

На мгновение Карл увидел за потоками воды гигантские тени, нависшие над арьергардом противника. Жуткие твари с воем бросались вниз и рвали когтями солдат Империи. У одного чудовища хлопали за спиной широкие, как паруса, крылья, у другого был огромный птичий клюв.

Щит Карла треснул по центру, бока кобылы были изодраны и исколоты. Карл рванул поводья и наконец, оказался на свободном пространстве за строем копьеносцев. Вместе с ним прорвались Эфгул, Юскил и еще восемь всадников, а следом за ними – Лир, Барлас и сам Улдин.

Солдаты Империи обратились в бегство. Бросая на ходу оружие, они по одиночке и небольшими группами бежали через поле к Аахдену. Некоторых из них настигали и рвали зубами боевые псы курганцев.

– Пусть бегут! – проревел Улдин.

Он развернул своих людей и направил их в тыл противника.

– Азитзин! – крикнул Эфгул. Он подскакал к Карлу и протянул ему седельный меч – короткий изогнутый клинок с деревянной рукоятью.

Карл схватил меч и поскакал вслед за Улдином. Хзаер затрубил в рог.

Отряд ринулся на север, уничтожая на ходу отступающих южан. Карл испробовал меч Эфгула на голове убегающего лучника и убедился в том, что клинок не нуждается в заточке.

Командующий армией Империи послал отряд всадников, чтобы остановить бегущий арьергард пехоты.

Демилансеры. Сверкают доспехи. Несутся вниз по полю, стоя в стременах. У многих лансеров не было копий, но у них были сабли и огнестрельное оружие.

Демилансеры…

Карл-Азитзин взвыл и бросился вслед за вождем в атаку. Банда Улдина и отряд лансеров столкнулись на полном скаку. Палаши и боевые топоры сбивали лансеров с коней. Сабли, кремневые ружья и пистолеты выбивали курганцев из седла.

После точного выстрела из кремневого пистолета Карл лишился щита. Взмахнув мечом Эфгула, он нанес смертельную рану в шею лошади лансера и следующим пронзил грудь самого всадника. Другой лансер, изготовившись к удару саблей, скакал прямо на Карла. Карл отразил удар. Они подняли лошадей на дыбы и сошлись вновь. Карл снова отбил удар сабли и с размаху рассек щиток, прикрывающий плечо лансера. Клинок ушел глубоко в тело. Лансер дернулся и взвыл. Кровь брызнула из раны. Карл выдернул меч, и лансер рухнул на размытую ливнем землю.

Карл жадно огляделся по сторонам. Вокруг с лязгом сталкивались всадники. Из задних рядов прямо на Карла мчался демилансер, в левой руке он крепко держал кремневый пистолет.

Карл увидел искру, из дула пистолета вырвался огонь и белый клочок дыма.

А потом жуткий удар разнес голову Карла на куски.

X. ЗАМАК СПАЕНЬЯ

Задним умом Герлах понимал, что поступил не очень-то мудро.

После дня скачки галопом через степь он почувствовал беспокойство. Вокруг не было никого и ничего. После двух долгих переходов с ротой, особенно после перехода в Либлию, он возомнил, что сможет самостоятельно путешествовать по степи и справится со всеми трудностями и с невыносимым одиночеством в том числе. Он и не предполагал, насколько он зависел от кислевитов, от их поддержки. И опыта.

Он скакал, ориентируясь по солнцу, на юг. Но через час-другой понял, что направление выбрано им наугад. Он не знал точного месторасположения Либлии. Направляясь на юг, он вполне мог вернуться в Империю, но с тем же успехом мог оказаться в Диких Горах Края Света. У него не было карты, не был он знаком и с законами области. Он мог скакать дни, скакать недели, оставляя за горизонтом станицы, в которые кислевиты непременно бы заехали.

Уехав из Либлии, Герлах рассчитывал подтолкнуть роту к действию и опередить кислевитов на два-три дня. А потом, когда они его догонят, Герлах надеялся убедить их скакать вместе с ним на юг. При условии, что они его не убьют, конечно.

Но ни в первый, ни во второй день никаких признаков погони он не заметил.

Знамя оказалось слишком тяжелым, и Герлах положил его на колени поперек луки седла. Он чувствовал себя презренным вором и искренне сожалел о том, что украл знамя роты. Возможно, лансеры поскакали бы за ним, даже если бы он просто уехал из Либии. Они беспокоились о нем. От этого Герлаха еще больше мучила совесть. Кислевиты хорошо к нему относились, они были верными союзниками и добрыми товарищами, а он украл самое святое, что у них было.

Не раз Герлах думал повернуть назад. Жаркие, иссушающие дни сменяли жестокие ночи. Солнце осуждающе смотрело на него с небес, мириады звезд дразнили по ночам.

Наступил и прошел четвертый день, за ним – пятый. Никогда еще Герлах не был в полном одиночестве так долго. Единственной его компанией были облака, но и они, казалось, обиделись и не показывали Герлаху картинки, которые он мог бы читать.

На шестое утро измученный и раздраженный Герлах остановил Саксена и долго смотрел на север, надеясь увидеть на горизонте хоть какое-то движение. Кислевиты просто должны были быть уже близко. Герлах ждал, когда они появятся в горячем мареве вдали, – головы, плечи, лошади. Несколько раз ему казалось, что он их уже видит, но это были всего лишь игры света и воздуха, отражающиеся в его воспаленном воображении.

Герлах запасся едой и водой, но его припасы не были рассчитаны на такое продолжительное путешествие. Витали – видит Сигмар, Герлах был бы счастлив снова увидеть этого улыбчивого воина! – показал ему, как добывать воду и как собирать утреннюю росу в шлем. Но этого было недостаточно, большую часть воды он отдавал коню. Саксен был сильным жеребцом, но он привык к достойной и регулярной кормежке. Он, как и Герлах, был южанином и не был приспособлен к степной жизни. Организм лошадей южан отличался от организма крепких пони кислевитов. Лошадки лансеров, казалось, легко обходились без воды и с удовольствием кормились на привале жесткой травой. Саксен, похоже, считал степную траву несъедобной. Правда, когда он был вместе с пони, он следовал их примеру и жевал сухую траву. Герлах пытался заставить своего коня есть кустарник, но у него ничего не вышло. Саксен захворал.

Герлах чувствовал себя не лучше. Жажда и голод угнетали его физически, а кроме этого, его мучили чувство вины и одиночество. Он покинул Либлию с намерением вернуть роту на поле боя между Севером и Югом. Теперь это казалось неразумным решением. Герлаха больше не волновала судьба Империи. Он удивлялся, почему его вообще это когда-то волновало. Почему он так стремился принять участие в далеком сражении? Разве он не понимал своего положения и не знал, как мало от него зависит?

На шестой, а может, и на седьмой день – Герлах уже сбился со счета – он увидел что-то в траве. Ничего особенного, но на пустынном, безжизненном пространстве любое отклонение от нормы бросалось в глаза.

Это были кости. Разбросанная кучка бледно-желтых костей, над которыми уже потрудились солнце и ветер. Герлах пригляделся к останкам и решил, что они принадлежат лошади и человеку. Они упали здесь вместе, их тела разлагались до тех пор, пока их скелеты не рассыпались, как частички головоломки. Как долго они здесь пролежали? Годы наверняка. Может, десятилетия или даже дольше. Может, он первый человек, который увидел их с момента их смерти.

Герлах решил, что эти кости не принадлежат путнику, заблудившемуся и погибшему в степи. Это были кости всадника, который поскакал навстречу своему року. Или это кости павшего воина, которого похоронили в степи.

Герлах поскакал дальше. Невеселые мысли одолевали его. Может, это был Сорка? Или Кветлай? Птор или Чагин? Как быстро мухи, муравьи и падальщики объедают кости? Может, этот человек умер всего несколько дней назад?

И сколько еще пройдет времени, прежде чем он и Саксен не превратятся в такую же груду костей.

Никто не предупредил Герлаха о звуках степи. Пока он был с ротой, он не обращал на них внимания. Но теперь необычные звуки долетали до него сквозь топот копыт и позвякивание уздечки и доспехов.

Открытое пространство порождало странные стоны и завывания. Герлах решил, что это ветер. Вдруг что-то невидимое щелкало, как затвор пистолета. Назойливое гудение становилось все громче и, когда Герлах, наконец, останавливался, вдруг исчезало. То вдруг раздавался топот копыт, который никогда не становился ближе, а то – журчание воды.

В сумерках по степи раскатывались приглушенные удары. Герлах останавливался и прислушивался, пытаясь определить источник этих звуков. Небо было чистым, значит, это не мог быть гром. Казалось, кто-то через каждые несколько минут бьет в огромный барабан. Герлах напряженно ждал, и когда его терпению приходил конец, и он пришпоривал Саксена, раздавался следующий удар.

Ночь тоже была полна звуков. Пронзительный визг и странный гулкий вой окружали его в темноте. Иногда Герлах слышал голоса, голоса были такими отчетливыми, что он пытался их окликнуть. Но как только он начинал говорить, голоса тут же умолкали. Временами он слышал смех.

Но дневные звуки были хуже. Ночью Герлах, содрогаясь от жути, мог вообразить, что его окружают какие-то существа. Но при свете дня было абсолютно ясно, что вокруг нет ни души.

Однажды в жаркий полдень Герлах услышал звук, похожий на скрежет железных петель. И еще стук, словно кто-то бьет молотом по металлическому листу.

Герлах остановил Саксена. Звуки продолжались. Источник звуков находился где-то неподалеку. Саксен задергал ушами. Конь тоже слышал эти звуки.

Герлах спешился и пошел по траве на звук. На всякий случай он достал заряженный пистолет. Сжимая в руке металл и дерево, он, по крайней мере, защитит себя от злых духов. Звуки стали громче и настойчивее. Казалось, они исходят от камня размером с человеческую голову, который лежал на земле среди кварцевых обломков.

Герлах подошел ближе и с опаской склонился над камнем. Скрежет и стук стали такими громкими, словно он вошел в кузницу. Он обошел камень, кругом, источник звука оставался на месте. Под камнем.

Герлах наклонился и поднял камень.

Скрежет и стук прекратились. Из вмятины в земле, где лежал камень, вырвался жуткий, пронзительный свист. Свист с такой силой взметнулся в небо, что Герлах не устоял на ногах и упал на землю. Саксен сорвался с места.

А потом свист прекратился, и снова наступила гнетущая тишина.

Герлах отбросил камень в сторону. Его трясло. Обезумевший от страха Саксен несся от него в степь.

Он бежал за своим конем и громко, на сколько позволяло пересохшее горло, выкрикивал его имя. Потом остановился и подобрал упавшее с седла знамя роты. Саксен постепенно исчезал в степи, Герлах бежал следом, волоча за собой знамя, и звал:

– Саксен! Саксен! Ради Сигмара! Бейли-Саксен!

Конь исчез. Вернулось гудение. Сквозь гудение, как ветер сквозь листву, прорывался смех.

Герлах бесконечно долго брел по степи, опираясь о древко знамени. Когда назойливое гудение снова начало резать ухо, он развернулся и закричал:

– Кто ты? Кто?

Ему вдруг показалось, что гудение набросилось на него, он вскрикнул и выстрелил из пистолета.

Тишина. Вырвавшийся из пистолета дымок превратился в облачко и поднялся в небо.

На какое-то мгновение облачко приняло форму скачущей лошади и растворилось в степном воздухе.

Наступили сумерки. Небо стало насыщенно-синим, как перед грозой, а трава, наоборот, побелела. Казалось, земля светится под нависшим над ней темным небом.

В одной лиге впереди Герлах увидел неподвижную белую точку.

На заплетающихся от усталости ногах он поспешил вперед.

Саксен стоял без движения. На боках у него выступила соль. Конь поднял голову и неотрывно смотрел на юг.

Он только раз поглядел на приближающегося хозяина и снова отвернулся на юг.

Герлах побросал знамя и пистолет и, вытянув вперед руки и нашептывая успокаивающие слова, тихо подкрадывался к своему коню. Он нарвал пучок самой зеленой, какую можно было найти, травы и протянул его Саксену.

– Бейли… Бейли… Бейли-Саксен. Успокойся. Успокойся, дружище…

Саксен подпустил к себе хозяина и даже понюхал траву, но есть ее не стал. Герлах погладил коня по шее и схватил удила.

– Бейли… Бейли-Саксен.

Герлах повел коня назад и подобрал знамя и пистолет, Саксен пятился и явно хотел повернуть на юг.

Герлах сел верхом и, оказавшись в седле, увидел то, что было вдали.

Клубы пыли. Пыль, поднятая скачущими всадниками.

Герлах стукнул Саксена пятками по бокам и возбужденно крикнул:

– Ятша!

Сначала ему показалось, что это шесть всадников несутся на северо-восток в угасающем свете дня. Но, проскакав немного, он понял, что всадников пять и один. Одного преследовали пятеро.

Герлах понял, что ему их не догнать. Они были слишком далеко и скакали слишком быстро.

Герлах остановился и воткнул знамя в землю рядом с Саксеном.

Преследуемый всадник заметил знамя и повернул к Герлаху.

Герлах зарядил пистолет, убрал его в чехол и достал саблю.

Одинокий всадник мчался во весь опор, поднимая тучи пыли. Степная лошадь. Всадник в рваных шкурах и в кожаных доспехах.

Это был Кветлай. А за ним гнались пять кулов.

Узнав Кветлая, Герлах начал звать его к себе. Шансы были неравными, но Герлах уже принял вызов. Пятеро против одного… или против двух, если Кветлай в состоянии драться. Герлах дал зарок дорого отдать свою жизнь.

Всадники приближались.

Узнав Герлаха, Кветлай завопил:

– Вебла! Вебла! Яха!

Герлах мрачно улыбнулся. Он махнул рукой, посылая Кветлая к себе за спину, и обеими руками поднял пистолет. Коленями Герлах удерживал Саксена на месте.

Кветлай проскакал мимо, выбивая из земли тучи песка и гравия. До кулов было рукой подать. Трое из них были вооружены мечами, один топором и щитом, а самый первый, в облегченном шлеме, раскручивал на скаку цеп.

Теперь целью варваров был Герлах. Кулы мчались прямо на него, а Кветлай исчез где-то за спиной.

Когда до первого варвара оставалось четыре лошадиных корпуса, Герлах выстрелил. Он попал в горло кула и выбил его из седла. Труп варвара покатился по земле, а лошадь, избавленная от всадника, проскакала мимо Герлаха.

Времени перезаряжать пистолет не было. Герлах убрал пистолет и выхватил саблю. Он послал Саксена вперед и изготовился к удару.

Ближайший всадник летел на Герлаха, широко размахивая мечом. В последний момент Герлах отбросил Саксена в сторону и на ходу нанес удар поперек луки седла кула. Окровавленная сабля выскользнула из тела варвара, кул закричал и, выронив меч, повалился на шею своей кобылы.

Сразу два варвара атаковали Герлаха, один с мечом слева, второй с топором справа. Герлах, уклонившись от ударов, проскакал между ними и столкнулся с пятым кулом. Мечи ударились друг о друга, яркие искры брызнули в темно-синее небо.

Противники развернулись и сошлись снова.

Первые двое кулов тоже развернули лошадей и дико взвыли.

Герлах сблизился с последним кулом и снова обменялся с ним ударами. Они потеряли скорость и теперь бились седло к седлу. Два первых кула были все ближе.

Герлах рассек саблей воздух, пытаясь выбить клинок из рук замыкающего кула. Он был вынужден защищать себя и Саксена, так как противник стремился поразить и того и другого.

Появился пятый всадник. Это возвращался Кветлай. На нем не было доспехов, все что у него было – седельный меч. Седельный меч слишком длинный, им неудобно орудовать на скаку и сражаться верхом. Но кулы подставили спины Кветлаю, и он с ходу разрубил хребет вооруженному топором варвару.

Варвар упал, вместе с ним кувыркнулась и его лошадь. Круглый щит кула заскользил по земле.

Герлах заблокировал саблей удар кула и с такой силой отбил клинок, что его острие вонзилось в шею лошади варвара. Лошадь пронзительно заржала, встала на дыбы и сбросила ездока. А потом унеслась прочь в сгущающиеся над степью сумерки.

Варвар начал подниматься на ноги, Герлах подъехал к нему и одним ударом отсек голову.

Единственный оставшийся в живых кул замер на месте. Он опустил вниз грязный железный меч. Герлах направился к нему, по его сабле стекала кровь. Кветлай скакал на варвара с тыла.

Кул в ужасе завопил, шарахнулся в сторону и поскакал на запад.

Герлах и Кветлай убрали клинки и шагом поехали навстречу друг другу. Герлах протянул руку для рукопожатия, но молодой Кветлай просто его обнял.

– Вебла! – воскликнул он.

Он еще много чего возбужденно кричал, но Герлах не мог понять ни слова. В роте Билидни Кветлай хуже всех говорил на рейкском.

Это обстоятельство вызвало у Герлаха улыбку. Он изголодался по человеческому общению, и вот первый, кого он встретил, оказался другом, который не владел его языком.

Герлах взял Кветлая за руки и осмотрел его рану. Длинный глубокий порез еще был влажным и розовым, но он затягивался. Билидни был прав. Всадник должен довериться Дазху и скакать, пока весь яд не выйдет из него. Кветлай оседлал свою лошадку и сам себя вылечил.

Что пришлось испытать молодому кислевиту за время этого путешествия, Герлах не знал. Он подхватил знамя и позвал Кветлая.

– Юг! – сказал Герлах. – Надо ехать на юг!

– Нэ! – решительно возразил Кветлай и указал на запад.

Герлах уже приготовился вступить в спор, но, посмотрев на юг, увидел на горизонте огни. Шесть дюжин всадников с факелами в руках. Кулы.

Герлах взглянул на Кветлая и кивнул:

– Ты прав. Едем на запад.

Бок о бок в наступающей темноте они скакали на запад. За ними – огни: подпрыгивающие яркие точки на фоне почти черной степи, они были похожи на упавшие с неба звезды. Варваров было уже больше шести дюжин, они двигались с юго-востока.

Кветлай болтал не умолкая. Он был возбужден и словоохотлив. Казалось, парня совсем не волнует, что Герлах его не понимает. Это было не важно. Герлаха же радовал просто звук человеческого голоса. Иногда он узнавал какие-то слова. Кветлай несколько раз произнес «полк».

– Полк? – переспросил Герлах.

– Шо?

– Полк? – повторил Герлах, сожалея о своем скудном кислевском. Кветлай протараторил что-то еще, и Герлах сдался.

Они скакали уже больше часа. Ночь поглотила остатки дня. На степь опустилась непроглядная тьма. Земля от черного неба отличалась только тем, что над определенной линией поблескивали звезды. И еще у них за спиной очень низко двигались мерцающие жёлтые огни.

Медленно и величественно нечто огромное поднималось прямо перед ними. Сначала Герлах решил, что это восходит луна или что осколок яркого светила упал в степь. Громадная глыба белого камня призрачно мерцала в свете звезд в одной лиге перед ними: одинокая, продолговатая гора возвышалась над плоскими степными просторами.

Герлах и Кветлай приблизились к горе. Это было похоже на чудо. Белые камни, отражая лунный и звездный свет, освещали степь. И еще гора была невероятных размеров.

– Замак Спаенья, – сказал Кветлай.

Они ехали, петляя между грудами камней и глыбами, которые время обрушило с высоких склонов плоской горы. От камней исходило влажное тепло, словно они все еще продолжали излучать накопленный за день жар. Кветлай провел Герлаха за северный склон горы. Ему явно было знакомо это место. Неудивительно. Эта громада – этот Замак Спаенья — одиноко возвышалась над бескрайней степью и наверняка была хорошо известным ориентиром для всех кислевитов.

Продолжая оживленно болтать, Кветлай отыскал в склоне горы вход в узкое ущелье, и они поскакали по теснине в холодную темноту с узкой лентой звездного неба у них над головой. Копыта стучали по уходящим вверх камням.

Подъем становился все круче, и лошади сбавили шаг. Кветлай спрыгнул на землю и знаком предложил Герлаху сделать то же самое. Остаток пути они преодолевали пешком, ведя под уздцы лошадей.

Ущелье вывело их к большой круглой впадине под открытым небом. Каждое их движение эхом отражали каменные стены. Дно впадины было заполнено черной водой, звезды и луна, как в зеркале, отражались на гладкой неподвижной поверхности. Кветлай снял со своего пони седельные мешки, скатку и флягу с водой. Степная лошадка сразу подошла к воде и начала пить, отраженная луна задрожала на черной поверхности воды.

Герлах тоже снял с Саксена свои пожитки. Едва он отпустил удила, верный конь потрусил к воде утолять жажду.

Кветлай ополоснул лицо скопившейся во впадине дождевой водой и, живо вскочив на ноги, позвал:

– Вебла!

Герлах пошел вслед за ним. Юноша явно был уверен, что их лошади будут в безопасности на берегу впадины с дождевой водой.

Кветлай взбирался наверх по гладким внутренним стенам скалы. Иногда он останавливался, чтобы помочь Герлаху с его вещами, но из уважения никогда не прикасался к знамени, которое тот волочил за собой.

Впадина осталась позади. Они вскарабкались по тропинкам на крутых склонах к вершине горы.

Герлах огляделся вокруг. Холодный ветер ерошил волосы. Внизу простиралась черная степь. На такой высоте он еще не бывал. Даже шпиль собора Талабхейма был ниже. Когда ему было лет шесть-семь, брат взял его с собой на купол собора. Когда Герлах увидел разбегающиеся далеко внизу улицы, крыши домов и крохотные фигурки людей, у него от восторга перехватило дыхание. За стенами города он видел квадраты полей и темные леса. Несмотря на то, что сейчас его окружала ночь, Герлах испытывал более сильные ощущения, чем тогда, на куполе собора. Бесконечная, бездонная пустота лежала у его ног. Высота не принижала степь, наоборот, она подчеркивала ее величие.

Огней факелов больше не было видно.

Кветлай провел Герлаха в пещеру, вход в которую смотрел в черную пустоту. Внутри было сухо и холодно. Довольный Кветлай уселся на пол пещеры и принялся рыться в своих мешках. Вскоре он запалил огонь и подкормил его специально запасенными костями животных.

Огонь разгорелся и осветил гладкие стены пещеры мерцающим светом. Герлах сбросил на пол вещевой мешок и снял самые тяжелые части доспехов. Потом он аккуратно прислонил к стене знамя роты и присел напротив Кветлая, протянув руки к небольшому костерку.

Кветлай продолжал свою непринужденную болтовню.

– Замак Спаенья? – спросил Герлах, обводя рукой вокруг.

– Яха, Вебла, яха!

Из мешков Кветлая чудесным образом появились полоски соленой сушеной рыбы, сухие лепешки, куски вяленой рыбы и четыре яйца. Яйца, чтобы они не испортились, были сварены вкрутую в уксусе. Кветлай показал Герлаху, как очистить яйцо от скорлупы, покрутив его между ладонями. Еще у них были фляги с водой, а у Кветлая – небольшая, обтянутая кожей бутылка с квасом, которую он с торжественным видом и откупорил.

Это была самая лучшая, самая сытная еда в жизни Герлаха Хейлемана.

В пещере становилось холоднее. Кветлай и Герлах улеглись на пол и передавали друг другу бутылку с квасом. Кветлай подбросил в костер последние кости и скорлупу от яиц. Он продолжал говорить, и по его интонации Герлах понял, что юноша рассказывает ему традиционную для долгих переходов историю – один из мифов его круга. Временами – видимо, это было частью непонятной для Герлаха истории – Кветлай вдруг садился и смеялся неестественным громких смехом в сторону колышущихся в пещере теней.

Закончив свою историю, Кветлай выжидающе посмотрел на Герлаха.

– Вебла гаварит, – сказал он.

– Что?

– Вебла… Вебла… ты, – кивал головой Кветлай.

Герлах понял, что теперь его очередь. Он отхлебнул глоток воды из фляги и начал свою историю:

– В старые времена жило племя людей, племя Анбероген. В этом племени появился на свет ребенок. Ребенка назвали Сигмар. В ночь, когда он родился, в небе появилась звезда с двумя хвостами…

Герлах неторопливо вел свой рассказ, Кветлай заинтересованно слушал. Герлах дошел до известной истории об Ущелье Черного Огня, когда что-то взвыло в темноте и перебило его. Кветлай не обратил на вой внимания. Герлах продолжил рассказ и снова умолк, услышав инфернальный гул и смех, которые совсем недавно нападали на него в степи.

Кветлай сел и рассмеялся своим громким фальшивым смехом в сторону пляшущих в пещере теней.

Шум стих.

Из глубины пещеры снова раздался смех, к нему примешивался тихий стук молоточков. Кветлай повернулся и рассмеялся в этом направлении. Тишина.

Герлах продолжил свою историю, но снова сбился, когда прыгающие вокруг огня тени начали что-то тихо нашептывать. Кветлай слегка потянулся к теням и смехом заставил их умолкнуть.

– Привидения… духи степи? – спросил Герлах.

Кветлай закивал, сам толком не понимая, чему кивает.

– Они нападали на меня. Пугали меня.

Свист и шипение ворвались в пещеру. Кветлай повернулся ко входу в пещеру и снова рассмеялся громко, но неестественно.

– Аха-ха-ха-ха!

– И смех прогоняет их… – выдохнул Герлах и улыбнулся.

Когда на середине истории о мантии Йоханна Хелстрёма где-то под потолком начали скрежетать железные петли, он задрал голову и вместе с Кветлаем разразился диким хохотом:

– Ха-ха-ха-ха!

Кветлай устроился поудобнее и напомнил Герлаху:

– Йоханн… Йоханн…

Герлах улыбнулся:

– И вот, как я уже говорил, Хелстрём был первым в роду Великих Теогонистов.

Кветлай заснул до того, как история Империи сигмаритов подошла к концу. Герлах посидел немного, потом взял из костра горящее ребро и прошел в глубь пещеры. Глаза его не обманывали. На белой известковой стене были нанесены рисунки.

Примитивные изображения, сделанные углем и охрой. Мужчины верхом на лошадях на охоте.

Черные дротики вонзаются в оленей и лосей. Какими бы грубыми ни были рисунки, силуэты лошадей были легкоузнаваемы. Низкорослые степные пони с коричневой шкурой и черными спутанными гривами. Угловатые фигурки всадников были нарисованы без одежды, но у каждого за спиной были орлиные крылья.

Герлах поднес потрескивающее горящее ребро ближе к стене. Внизу были нарисованы бopoвы и овцы. Большой холм, окруженный лошадями, – было похоже, что лошади насажены на колья. Звезда с двумя извивающимися огненными хвостами. Всадники в золотых доспехах.

Золото было настоящим – тонкие листы драгоценного металла, вбитые в известняк. Герлах пригляделся внимательнее и понял, что перед ним не всадники вовсе. Скачущие фигуры изображали человеко-коней. Тела летящих коней с человеческим торсом на месте шеи. Фигуры широко раскинули руки, торжествующе потрясая изогнутыми луками и черными дротиками.

Кентавры. Мужчины-кони. Кони-мужчины. Или, представил Герлах, это древние люди, жизнь которых настолько зависела от лошадей, что они стали неразделимы.

Огонь угас. Наскальные рисунки исчезли, словно умчались в темноту.

Герлах тихо вернулся к затухающему костру, где мирно спал Кветлай.

Он уже собрался сесть, как вдруг услышал низкий протяжный стон. Герлах рассмеялся на звук, но стон не стал тише. Он рассмеялся снова, громче и энергичнее, стон смолк, но перешел в торопливый шепот.

Звуки исходили от входа в пещеру.

Герлах вышел на открытую площадку и громко и грубо расхохотался в темноту. Он слышал, как фантом смеха ползет в ночи, и приготовился хохотать снова, чтобы прогнать его прочь.

Чья-то рука прикрыла ему рот.

Это был Кветлай.

Юноша указал рукой на склон горы.

Далеко внизу, между каменными уступами, двигались горящие факелы кулов.

Кветлай затушил костер и, схватив седельный меч, подошел к выходу из пещеры. Герлах надел снятые доспехи и начал заряжать пистолет, но Кветлай остановил его и похлопал ладонью по мечу. Все было понятно без слов. Если они хотят остаться в живых, им следует действовать тихо.

Герлах отложил пистолет в сторону и вышел вслед за Кветлаем под звездное небо. В одной руке он сжимал саблю, в другой – нож.

Внизу по-прежнему мерцали факелы, но к ним прибавилось множество точек, которые двигались по пересекающим плоскую гору ущельям.

Кулы не двигались в их направлении. Они могли провести весь остаток ночи, безрезультатно рыская по пещерам.

Герлах и Кветлай молча вернулись в пещеру и устроились на ночлег, не выпуская из рук клинков.

Взошли и зашли обе луны. В пещеру долетало эхо человеческих голосов и осыпающихся камней. Герлах и Кветлай ждали. Медленно ползли часы.

У подножия горы плясали огни.

Герлах внезапно очнулся от сна. Он не знал точно, сколько проспал, но небо уже начало бледнеть. Кветлай сидя спал у противоположной стороны от входа в пещеру.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю