355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Калинина » Дайвинг для крокодила » Текст книги (страница 11)
Дайвинг для крокодила
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:22

Текст книги "Дайвинг для крокодила"


Автор книги: Дарья Калинина



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

В принципе, Кира не возражала. Даже если они не дождутся самих хозяев, то смогут поговорить с соседями. И узнать, надолго ли те уехали. И собираются ли вернуться. А если собираются, то когда.

Дом, где теперь обитали Перекопченные, никак нельзя было назвать респектабельным. Тоже центр города, но запущенный и грязный. Бывают в центре такие позабытые богом и властями уголки, где ремонт не делался с прошлого века, дворы не благоустраивались никогда, а дороги внутри квартала представляют собой одну сплошную рытвину.

Крохотный переулок заканчивался тупиком – посеревшей от грязи и времени кирпичной стеной, за которой виднелись трубы давно заброшенного завода. Одним словом, местечко еще то. И контингент тут обитал соответствующий. Грязные пьянчужки, щеголяющие по случаю жаркой погоды в домашних шлепанцах, в дыры на которых выглядывали давно не мытые пальцы с черными ногтями.

Двигались эти аборигены по давно известному им маршруту: квартира – винный магазинчик, торгующий дешевой бормотухой, – квартира – наркологическая клиника – квартира – магазинчик – вытрезвитель… Тут же возились в пыли дети этих самых пьянчужек. И из-за сто лет не мытых, потрескавшихся окон выглядывали изможденные бледные лица женщин.

Вход в дом подруг тоже ничем не порадовал. Он был грязный, убогий, и на лестнице отчаянно воняло мочой и кошками.

– Господи, как тут люди живут?! – простонала Леся, тщетно зажимая себе нос ладошкой.

Стены в подъезде были сверху донизу исписаны подрастающим поколением с ошибками даже в тех нескольких матерных словах, которые помогали им общаться с миром и даже высказываться по философским вопросам.

Что делать, не мыслит русский человек себя без мата. У Киры однажды случился такой ухажер. Работал он в автосервисе и был парнем, в принципе, в душе неплохим, не жадным и не злым, но очень уж простым и малообразованным.

К тому же он был косноязычен. А попросту говоря, язык у него во рту находился исключительно для участия в процессе пережевывания пищи. Ни для чего другого этот толстый, неподвижный отросток не годился. Даже самые простые слова парень изрекал мучительно и долго. А вот матерные ругательства, частушки и прибаутки слетали у него с языка неожиданно легко. Наверное, поэтому Серега и предпочитал изъясняться исключительно этим способом, дающимся ему без напряга.

Сначала Кира пыталась исправить жениха. Но если он не матерился, то молчал как рыба. Поговорить Кира любила. Но время от времени ведь хочется узнать реакцию собеседника. Зачем? Да хотя бы для того, чтобы тут же не согласиться и затеять спор.

Но реакция Сергея всегда была одинакова. Либо он отпускал остроумное замечание, но с таким пятиэтажным матом, что Киру передергивало. Либо молчал и мычал нечто невразумительное. И Кира порвала с этим кавалером. Хотя он был настроен серьезно, звал ее замуж. И даже сделал официальное предложение с кольцом, букетом и праздничным костюмом-тройкой.

Форма предложения руки и сердца окончательно доконала Киру. Сначала Сергей долго мялся и старался говорить прилично. Это у него не получилось. Но русский человек находчив. Не получается так, зайдем с другого боку. И парень выразился по-простому, как и привык:

– Ё!.. Кирка! А не пожениться ли нам, на х…?

После такого шикарного предложения Кира отправила преподнесенные ей букет и кольцо по назначению. То есть в морду дарителя. Фыркнула, встала с парковой скамеечки, где происходило объяснение, и ушла.

Конечно, тогда она была очень молода. Сейчас, возможно, она бы уже не была столь придирчива. Ну, подумаешь, не умеет человек нормально изъясняться. Да кому это нужно? Поймав себя на такой мысли, Кира вздрогнула. Нет! Нельзя спускать планку! Во всяком случае, не настолько. Ее дела еще не так плохи, чтобы откровенно жалеть об упущенном Сереге.

– Ты о чем задумалась?

Кира вздрогнула и очнулась. Леся стояла на ступеньках лестницы и внимательно смотрела на подругу.

– Пришли, – сообщила она.

Девушки позвонили в дверь Перекопченных. Раз, другой, третий. Но им никто не открыл. Этого и следовало ожидать. Тогда они позвонили в соседскую дверь.

– Хто тама? – раздался надтреснутый голос.

– Мы к вашим соседям. Их дома нету. Не подскажете, когда вернутся?

Против ожидания подруг дверь соседней квартиры тут же распахнулась. И на пороге девушки увидели бледную женщину в замызганном халате и с замотанной в драное полотенце головой.

– Чаво вам?

Простонародный говор ясней ясного утверждал, эта особа прибыла из деревни или из села. И причем совсем недавно – еще не успела научиться осторожности.

– Чаво вам? – повторила женщина уже с нотками нетерпения в голосе.

– Мы к соседям вашим пришли.

– И чаво?

– Где они?

– А почем я знаю?

– Но они хоть там живут?

– Я за ими не слежу! Толкались тут вроде бы третьего дня какие-то. А соседи они мои али нет, не знаю. Сама только на прошлой неделе эту халупу сняла. Вы у других спросите.

И, дав этот ценный совет, тетка захлопнула дверь. Но последовать ему подруги при всем желании не могли. Других дверей на лестничной площадке не было.

– Тетка в коммуналке живет, – сказала Леся. – Не иначе угол снимает. Наверное, там и другие есть.

И подруги снова принялись звонить в дверь. Теперь им открыл дверь узбек. Этот по-русски вообще не говорил. И только таращился на подруг узкими черными глазами, улыбался и делал приглашающие знаки. В гости к узбеку подругам что-то не хотелось. И они были вынуждены отступить.

Выйдя на улицу, они ненадолго остановились. Кира огляделась по сторонам и внезапно вздрогнула. Ей показалось, что за угол соседнего дома завернул знакомый силуэт.

– Что там? – спросила у нее Леся, заметив, как исказилось лицо подруги. – Что?

– Так! Ерунда!

– А все-таки?

– Говорю же, померещилось!

– Что померещилось?

– Какая ты, право слово, любопытная! – рассердилась на подругу Кира. – Говорю же тебе, ерунда!

– Ну, скажи! – заныла Леся. – Скажи!

– О господи! Мне показалось, что увидела Сидорчука.

– Гогу?

– Его самого.

– Не может быть, – удивилась Леся. – Откуда бы ему тут взяться?

– Вот и я о том же! Ерунда, говорю же. Померещилось.

Но на всякий случай Кира все же дошла до угла дома. Гоги тут не было, двор был пуст. И окончательно успокоившаяся Кира вернулась к подруге и их розовому «гольфику».

Зато мимо подруг к дому прошла невысокая полненькая старушка, опирающаяся на палочку. Выглядела она хотя и бедной, но аккуратной. И вошла она как раз в то парадное, откуда только что вышли подруги. Движимая неведомой силой, Кира шагнула следом за старушкой и обратилась к той с вопросом:

– Простите, вы случайно не Раиса Перекопченная?

Старушка остановилась и кинула на подруг колкий взгляд. Потом чуть тронутые помадой губы дрогнули, и старушка изрекла:

– Ну, допустим!

– Ой, как хорошо, что мы вас встретили!

Но Перекопченная их ликования не разделила.

– Что вам от меня надо? Мы, кажется, незнакомы.

– Конечно! Но мы знакомы с другом вашего мужа.

– Мой муж скончался семь лет назад.

– Но друзья у него были.

– И что с того?

– Мы знакомые Лаврентия Захаровича. Помните такого?

При упоминании имени Лаврентия лицо старушки перекосилось. И она отшатнулась от подруг, словно те ее ударили. Но не успели подруги удивиться такой резкой реакции, как старушка заговорила.

– Помню ли я? – свистящим шепотом произнесла она. – Помню ли я этого негодяя? Этого мерзавца? Этого… Этого…

Слов у мадам Перекопченной решительно не хватало. Но, судя по эмоциям, которые отражались на ее лице, Лаврентия Захаровича она ненавидела лютой ненавистью. Вот интересно, чем старик так сумел насолить ей?

– Конечно, я его помню! – закричала женщина. – Он подлый, низкий и отвратительный человек!

– Но почему?

– Он вор! Нет, он хуже, чем вор! Он обманул доверие моего мужа. Ограбил его! Всех нас ограбил! Будь он проклят! Слышите, проклят!

Раиса Перекопченная разгневалась необычайно. Она наступала на подруг, размахивая своей тростью.

– Вон! – кричала она. – Вон! Ничего не желаю про него слышать! Из-за него мы живем в этом ужасном месте. Из-за него мой муж умер в нищете! У нас не было денег на операцию, а этот негодяй купался в нашем золоте! Дрожал и трясся над ним! Ограбил моего мужа. Тот так доверял этому подлецу. А он предал его. Предал ради золота! Так пусть он будет проклят вместе с ним. Вы меня слышите? И передайте ему, что я – Раиса Перекопченная – проклинаю его и те деньги, что он украл у нас!

Старушка была в таком гневе, что разговаривать с ней было бессмысленно. Да они и так все поняли. Лаврентий Захарович в самом деле имел тугую кубышку. И часть этой кубышки принадлежала другому человеку – его другу, которого он когда-то ограбил, повинуясь неодолимой жадности и скаредности. Что и говорить, чувства не слишком красивые. И в глубине души подруги осознавали, что Раиса Перекопченная имеет полное право ненавидеть старого Лавра.

– Как ты думаешь, надо было ей сказать, что старик мертв?

– Думаю, что сейчас ей и так хватит эмоций. Слишком переволнуется, недалеко и до инфаркта.

В окно машины подруги видели, что старуха все еще ругается, грозя им вслед своей палкой и проклиная жадность и предательство старика Лаврентия. И снова Кире показалось, что она видела Сидорчука. Но это уж было совершенной чушью. Что ему тут делать?

– Главное мы с тобой узнали, – сказала Леся, когда дом Перекопченных скрылся из виду. – Деньги у Лаврентия Захаровича были. И деньги немалые.

– Ага. Судя по тому, как раскипятилась старушка, речь в самом деле идет о миллионах.

Наступил вечер. И пора было решать, куда ехать. Подругам очень хотелось домой. Просто завалиться в родные кроватки и не знать ничего ни про какие убийства. От этого шага их удерживали два обстоятельства.

Первое – они обещали Нинусику помочь в поисках убийцы ее мужа. А второе… Второе было элементарное любопытство, от которого, как известно, спасения нет и даже кошки дохнут.

Так что нетрудно было угадать, в пользу какого решения сделали выбор подруги. Разумеется, они поехали на дачу. Проклиная самих себя и свой авантюризм, но поехали.

Глава двенадцатая

Возле дома деда Лаврентия появилась еще одна машина. Сначала подруги не поверили своим глазам. Подошли и потрогали. Так и есть, гладкий, нагретый на солнце металл и запах бензина и машинного масла. Оптический обман зрения исключался, пришлось подругам поверить в очевидное. К ним прибыл очередной гость.

– Кто бы это мог быть?

И, почувствовав, что приехали не зря, подруги заторопились в дом. По дороге они строили различные предположения; еще один родственник, алчущий сокровищ, или борец за справедливость вроде бабы Клавы, разыскивающий зловещую маску Урода? Или еще одна невеста старого Лаврентия Захаровича?

– Это уж слишком!

– А что такого? – пожала плечами Кира. – В Москве у него невеста, а где-нибудь в Жуковицах могла быть дама сердца, с которой Лаврентий Захарович долгие годы втайне от всех своих родных и знакомых поддерживал теплые интимные отношения.

Подругам теперь было совершенно ясно, что покойный Лаврентий Захарович был чемоданом с двойным или даже с тройным дном.

И подруги почти не ошиблись. Во всяком случае, приехавший гость в самом деле прибыл в дом по делу Лаврентия Захаровича. Но только он не был ни его родственником, ни знакомым. Познакомился он со стариком уже, так сказать, после его смерти. Прибывший был следователем, который вел дело о кончине хозяина дома.

Сейчас он сидел за столом в центре гостиной. А возле него кучковались все обитатели дома. И были они в этот момент удивительно похожи. Просто родные братья и сестры. Роднило их одинаковое выражение лица – недоумение вперемешку со страхом и недоверием.

– Что случилось? – спросила Кира, едва переступив порог и познакомившись со следователем.

Фамилия у него была простая и доходчивая – Пуля. Именно так. Иван Иванович Пуля.

– Следователь из отдела убийств, – отрекомендовался он подругам.

Впрочем, большого интереса он к девушкам не проявил. Зато на Анастасию поглядывал пристально.

– Я просмотрел дело о гибели вашего дедушки и нашел в нем множество несоответствий, – сухо говорил он в тот момент, когда подруги вошли в комнату. – И счел необходимым взять его на доработку.

– Как это? Я думала, дело давно закрыто.

– Нет. Свидетели не опрошены должным образом. Вскрытие проведено плохо.

– Но прежний следователь…

– В деле даже нет фотографий места преступления! – перебил Анастасию Пуля. – Вопиющее безобразие! Да будет вам известно, что работники, которые вели это дело до меня, получили выговоры с занесением в личное дело.

– И что же мы?..

– Не скрою, что был сегодня в больнице у вашей двоюродной бабушки, – снова перебил ее Пуля. – Говорил с ней.

– И что говорит эта выжившая из ума маразматичка?

– Утверждает, что у вас с вашим дедушкой были далеко не простые отношения.

– Старая дура! Откуда ей знать! Она же из своей Тулы уже сколько лет носа к нам не совала!

– Она говорит, что регулярно общалась с братом по телефону.

– Но ведь она даже не знала, что дед жениться собирался!

– Этого никто не знал. И вы в том числе. Или знали?

Анастасия замолчала и надулась.

– Нет, не знала. Думаете, я бы стала молчать?

– А что вы могли сказать?

– Да уж нашла бы что! Жениться в таком возрасте! Это же курам на смех! Я бы не позволила деду опозорить себя и меня тоже!

– И в чем же позор?

– В том, что он старый человек! Ему к могиле готовиться надо было. А не к свадьбе с такой же древней развалиной!

Надежда Михайловна, которая присутствовала при этом разговоре, тихо ахнула. Все изумленно посмотрели на Анастасию. И даже следователь покачал головой, не одобряя столь откровенное хамство. Но Анастасии, похоже, было все равно. Она высказалась, и ей заметно полегчало. Бывают такие люди, разговаривать с ними все равно что убирать общественный сортир.

Но следователь и глазом не моргнул.

– Значит, вы утверждаете, что ваш дед перед смертью не сообщал вам о грядущих в его жизни переменах?

– Нет. Он всю жизнь такой был.

– Какой?

– Все молчком! Все тишком! Всю жизнь таился от всех! Делал вид, что нищий, а сам такие деньжищи греб! Вы бы только знали! И ведь даже я, его родная внучка, ничего не знала.

Подруги насторожились. Снова разговор про деньги! Но следователь только покачал головой и произнес:

– В данный момент меня больше интересует, где вы и ваш муж были в день смерти вашего деда.

– Что это значит, где мы были? Вы меня уже спрашивали!

– Верно, – кивнул следователь. – И вы тогда сказали, что к своему дедушке не приезжали. И не видели его почти месяц.

– Так и было.

– Но теперь у меня появились другие сведения.

– Это откуда же?

Следователь кинул на Надежду Михайловну вопросительный взгляд. Говорить или нет?

– Так вот откуда ветер дует! – взвизгнула Анастасия. – Ну, старая перечница, спасибо! Удружила бабуля!

Надежда Михайловна вскинула голову и выступила вперед:

– Да, это я сказала! Сказала, потому что хочу, чтобы убийца Лаврентия Захаровича был найден и наказан. Даже… Даже если убийцей окажется родная внучка.

Теперь уже Анастасия ахнула. Да и все остальные тоже были поражены. Больше всех были поражены подруги. Какое убийство? О чем это они говорят? Ведь дед Лаврентий скончался в результате несчастного случая. Или у них неверная информация?

– Убили его, убили! – прошептала Зоя Ивановна, к которой подруги обратились за разъяснениями. – Вот незадача! Влипли мы с Гогой с этим домом! Оказывается, старик-то не сам в колодец сиганул! Убили его!

– Как?

– Очень просто. Убили и в колодец скинули.

– Следователь сказал. Дескать, сначала решили, что несчастный случай. А потом более опытные эксперты посмотрели отчет о вскрытии и решили, что нет. Не похоже на несчастный случай. Травмы головы какие-то нехарактерные. Не мог дед так удариться, когда падал. Сначала ему по голове дали, а потом уж полумертвого в колодец скинули.

– И что?

– Вот они и затеяли дело пересматривать. А тут еще Надежда Михайловна масла в огонь подлила.

– Ужас!

– Не то слово! – согласилась с подругами Зоя Ивановна. – А вы тоже, что ли, всей правды не знали?

– Нет.

– Вот и мы с мужем не знали, – горестно вздохнула женщина. – Анастасия – подлюка этакая – одна всю правду про смерть деда знала.

– Откуда?

– Оттуда! Ее-то следователь сразу же после убийства старика к себе вызывал и допрашивал. И уже тогда намекал, что все не так однозначно. Да только она хотя, догадалась, что деда убили, но помалкивала. И всем говорила, что несчастный случай.

– Почему?

– А зачем ей лишние разговоры? – пожала плечами Зоя Ивановна.

– Она ведь думала, что дом ее, – вмешался ее муж.

Он тоже был тут. Так что Кира могла успокоиться. Не было Гоги Сидорчука возле дома Перекопченных. Показалось ей. Но все же она забеспокоилась. С чего бы вдруг такое? Раньше она никогда зрительными галлюцинациями не страдала. Возраст, что ли, начинает сказываться? Скоро розовые зайцы с зонтиками мерещиться начнут, как ее бабушке?

– И думала наша Анастасия, что дом она запросто продаст, – продолжал Гога, даже не подозревая, какую бурю посеял в душе у Киры.

– А кому бы она его продала, кабы до покупателей разные слухи дошли о том, что бывшего хозяина прямо в доме кокнули? – снова вмешалась Зоя Ивановна. – Не каждый согласится такой дом приобретать.

И Зоя Ивановна замолчала, пристально глядя на следователя. Кажется, она опасалась, что он сейчас скажет еще что-нибудь ужасное.

Подруги тоже молчали. До них постепенно начинал доходить смысл услышанного. И гнев на хитрющую и коварную Анастасию буквально переполнял их обеих. Мало того что она сдала им дом, который ей не принадлежал. Она еще и умолчала о том, что дед ее погиб в этом доме. Был убит!

– Свинья эта Анастасия! – прошептала Леся.

– Самая настоящая свинья! И жаба в придачу!

А следователь тем временем продолжал:

– Прежде у нас не было убедительных доказательств того, что вы и ваш муж были в день убийства в гостях у вашего дедушки. Мы вас и не допрашивали. Но теперь мы знаем, что вы приезжали сюда.

– Не приезжали мы!

– Не надо лгать. Ваш дедушка в разговоре со своей невестой упомянул про намеченный им на вечер визит внучки.

– Ну, и что?

– А внучка – это и есть вы.

– Не видела я его в тот вечер!

Следователь покачал головой, явно не одобряя такое упрямство.

– Хотите, я расскажу вам, как развернулись события в тот день, вернее, вечер? – предложил он Анастасии.

– Не хочу!

– Хотите или не хотите, а я вам все-таки расскажу!

И, устроившись поудобней на стуле и глядя на Анастасию в упор, следователь начал говорить:

– Вы приехали к вашему дедушке, как и было запланировано вами. До самой последней минуты вы не догадывались, что он собирается вам сообщить. Как справедливо было вами подмечено, покойный отличался скрытным нравом. И про свои планы никогда без серьезной необходимости не распространялся.

– Да. Лаврентий был такой, – произнесла Надежда Михайловна, хотя ее сейчас никто и не спрашивал.

– Так вот, – продолжал следователь, по-прежнему обращаясь к одной Анастасии. – Разговор между вами и вашим дедом приобрел резкий, агрессивный характер. Что, учитывая ваш собственный темперамент, совсем неудивительно. Вряд ли вы благосклонно восприняли известие о женитьбе вашего деда. И самое главное, о продаже им этой дачи.

– А кому бы такое понравилось! – воскликнула Анастасия. – Старый дурак! Всю жизнь один прожил. Чего ему на старости лет в одно место вступило?! Зачем ему баба понадобилась? Судно выносить?!

Надежда Михайловна опять тихо ахнула. Но следователь снова и глазом не моргнул. Он привык к заявлениям и похлеще. И поэтому продолжал:

– Наверное, в глубине души вы уж считали эту дачу своей собственностью. И уже подсчитывали, сколько сможете получить за домик, когда ваш дедушка скончается. И, думаю, учитывая все растущие цены на землю и загородную недвижимость, цена должна была быть весьма привлекательной.

– За восемьдесят тыщ мы этот дом сторговали! Да не рублей, а долларов! – воскликнула Зоя Ивановна. – А в пересчете на рубли, так и вовсе за два миллиона сумма перевалила. Отдали, как одну копеечку. А теперь что? Зачем нам дом с покойником?

Но никто не ответил ей на этот в общем-то вполне закономерный вопрос. Все были заняты тем, что слушали следователя.

– Ваш дедушка сообщил вам неприятную новость, – говорил он, глядя на Анастасию. – Вы вспылили. Возможно, между вами завязалась ссора, которая переросла в драку. Вы женщина молодая и физически сильная. К тому же с вами наверняка был ваш муж. Так что вдвоем вы легко справились со стариком.

– Вы что? – вспыхнула Анастасия. – Обвиняете меня в убийстве деда?

– Не обвиняю, а спрашиваю. Так все было?

– Нет! Конечно, нет! Нас с мужем тут и близко не было.

– А вот это неправда! – произнес чей-то голос.

Подруги оглянулись и увидели Диму.

– Неправда! – повторил он, шагнув в центр комнаты поближе к следователю. – Вы тут были. И вы, и ваш муж! Вы приезжали к Лаврентию Захаровичу в день его смерти. Могу это официально подтвердить.

– Враки! – взвизгнула Анастасия.

А затем она, прежде чем ее сумели остановить, внезапно бросилась к Диме и вцепилась ему в волосы.

– Скотина! – верещала она. – Тварь! Ненавижу! Кто тебя за язык тянул! Молчи, дурак!

С огромным трудом, но Анастасию удалось оттащить от Димы. Ее затолкали в угол. А следователь произнес:

– Отлично! Значит, дело можно считать раскрытым.

Но Анастасия не собиралась сдаваться просто так.

– Он все врет! У него нет доказательств. Его слово против моего и слов моего мужа. И кто победит? Нас двое, а он один!

Дима покачал головой:

– Напрасно вы отрицаете. Я лично вас видел. И не только я, но и моя жена, и дети.

– Не было вас тут! Мы вас не видели!

– Ага! – с торжеством воскликнул следователь. – Значит, вы признаетесь, что сами были тут?

Вид у него при этом был как у кота, который долго караулил мышку возле ее норки. И наконец, дождавшись, когда мерзавка высунет голову, схватил ее. А обозлившаяся Анастасия вопила:

– Я никого не видела!

Дима держался значительно спокойней.

– Из этого вовсе не вытекает, что и мы вас не видели! – сказал он.

Анастасия выглядела взбешенной до последней степени. Она замолчала. И теперь только зубами скрипела и тяжело дышала, как марафонец, пробежавший всю дистанцию.

– Ладно, мы тут были! – выкрикнула она. – И что с того? Деда мы не убивали!

– Однако у вас был мотив и был повод. Вы были взбешены тем, что он без вашего ведома распорядился дачей, которую вы уже считали своей собственностью. И, опасаясь, как бы ваш дедушка не поступил аналогичным образом с другим своим имуществом – например, с городской квартирой, вы его убили.

– Не убивали мы его!

– А как же все было?

Анастасия злобно посмотрела на следователя. Но она чувствовала, что буквально приперта к стенке. И если не заговорит, будет только хуже. И поэтому нехотя, но все же заговорила:

– Да, мы с мужем приехали в тот вечер к деду. Но его самого в доме не было. Мы прождали его почти два часа. И когда окончательно стемнело, сели в машину и уехали.

– Вот так просто? Взяли и уехали?

– На следующий день мы вернулись.

– Через день, – подсказал ей ее муж.

– Ну да, – кивнула Анастасия. – На следующий день у нас были кое-какие дела в городе. Мы вернулись через день. Деда в доме по-прежнему не было. И… И тогда уже поняли, что с дедушкой случилась беда. И так как колодец был открыт, чего дед никогда не допускал, то в нем мы и стали искать в первую очередь.

– Дальше я все помню, – сказал следователь. – Вы вызвали милицию. И очень доходчиво изображали перед ними скорбь и горе. Они вам даже поверили.

– Но я в самом деле была потрясена! – воскликнула Анастасия. – Дед всегда был таким осторожным! С чего это ему понадобилось идти к колодцу? Ведь воды в доме было полно!

– Верно, – подтвердил ее муж. – Все ведра были полнехоньки. Мы еще сами подумали, чего это старику дома не сиделось? Должно быть, напился изрядно. Вот и потянуло на подвиги.

Анастасия внезапно затихла, сосредоточенно наморщив лоб.

– А знаете, ведь дедушка пил не один, – сказала она. – Когда мы приехали, то в доме еще оставались остатки угощения. И стояли две тарелки.

– Этот факт отражен в протоколе, – сказал следователь. – Отпечатки пальцев с этих приборов мы сняли.

– И что? Наши они?

– Нет, они не принадлежат ни вам, ни вашему мужу.

– Вот видите!

Анастасия торжествовала.

– Видите! У деда был гость. И этот гость его и убил! Дал старику по голове и скинул тело в колодец! А когда мы приехали, деда уже не было в живых!

На этом она и стояла. Поколебать ее не удалось. Анастасия твердила только то, что деда в тот вечер не видела. Ни живым, ни мертвым. И так как свидетелей, чтобы подтвердить обратное, не нашлось, то следователь был вынужден отступить. Если он надеялся расколоть Анастасию, то ему надо было действовать иначе.

Как? Ну, к примеру, для начала закрыть Анастасию в камере с несколькими отпетыми уголовниками, чтобы они ей там устроили веселую жизнь. Подержать женщину на баланде и червивых сухарях. А потом уж и вызывать к себе в кабинет и вести с ней задушевные разговоры.

А так Анастасия считала себя неуязвимой. И каяться, даже если и было в чем, явно не собиралась.

После отъезда следователя все почувствовали упадок сил. И тихо, без склок и скандалов, расползлись по своим комнатам. Только Зоя Ивановна осталась и поманила подруг к себе.

– Настька-то сегодня целый день по дому искала чего-то! – понизив голос, сказала она им.

– Чего искала?

– Ну и вопрос! Мне она этого не сказала. А только искала.

– Ее право.

– Дом-то наш! А она стены простукивала. И на чердаке рылась! Думаю, что мы должны ее отсюда выгнать!

Зоя Ивановна откровенно склоняла подруг к альянсу против Анастасии.

– Вы поможете мне от нее и ее мужика избавиться, а за это я вам разрешу дожить этот сезон, как было договорено между вами и Настькой, – сказала она. – Бог с ними, с деньгами. Мне сейчас важней от Анастасии избавиться. Вы себе не представляете, как она меня раздражает. Еще немного, и одним трупом станет больше!

Нельзя сказать, что подругам Анастасия нравилась. Но Зоя Ивановна им нравилась еще меньше. Хотя в одном она была, безусловно, права. Хозяйкой теперь в доме являлась она. Бумаги были оформлены законным порядком. Анастасия же в доме теперь была никто.

Однако известие о том, что Анастасия что-то ищет, заставило подруг призадуматься. Что искала внучка деда Лаврентия?

– Маску!

– Клад!

Но что бы ни искала Анастасия, почему она стала заниматься этим только сейчас, когда в доме полно народу? Если Анастасия знала, что у деда где-то возле дома или в самом доме устроен тайник, то она должна была раньше подсуетиться. Ведь у нее был целый месяц, когда на дом никто не претендовал. И даже самого хозяина уже не было в живых и он не мог препятствовать Анастасии рыться где угодно.

– У меня такое ощущение, что мы не все тут обыскали, – сказала Кира.

– Осталось только перекопать землю.

Но Дима развеял сомнения подруг на этот счет.

– Землю Анастасия с мужем сразу же после смерти Лаврентия Захаровича с металлоискателем проверили, – сказал он им.

– Ты это видел?

– Ага. Сначала не понял, что они ищут. Они сказали, кольцо Анастасия потеряла, его и ищут.

– И ты поверил?

– Сначала, да. А когда ваш Федор копать землю на участке стал, тогда до меня и дошло. Что-то дед тут запрятал. Вот все это самое и ищут.

– А ты не видел, Анастасия что-то нашла?

– Видеть не видел, – сказал Дима. – Но сдается мне, что нашла.

– Почему?

– Да больно неожиданно они с мужем подхватились и уехали. Еще утром она белье в тазу замочила. И по участку они снова с металлоискателем ходили. А потом муж ее из дома позвал. И уже через полчаса они укатили. Белье так и осталось киснуть в тазу почти на две недели.

– А потом?

– Потом Анастасия снова вернулась. Дом вам сдала. И уехала.

Это подруги знали. Но слова Димы заставили их по-новому взглянуть на события. Выходит, Анастасия и ее муж все-таки нашли клад. Или, во всяком случае, думали, что нашли. А теперь вот вернулись и снова ищут. Мало им показалось? Жадность не дает покоя? Надеются еще что-нибудь найти?

На все эти вопросы ответов у подруг не было. Но одно они теперь знали точно. В земле ничего не зарыто. Если бы золото было в ней, то металлоискатель бы точно сообщил об этом. Значит, золото – будь это маска или клад – было спрятано где-то в другом месте. Вот только где?

Желая развеяться, Леся вышла в сад. Там было спокойно, потому что враждующие стороны сидели в доме и следили друг за другом. Во всяком случае, так думала Леся. Но оказалось, что еще кое-кому, кроме нее, не сидится дома.

– Да, рыбка, – внезапно произнес неподалеку от Леси мужской голос. – Да, моя сладкая. Конечно, так я и сделаю.

Леся удивилась. Кто это может быть? И осторожно, чтобы не хрустнул ни один сучок, пошла вперед. Выглянув из-за куста, она увидела Ваню – мужа Анастасии. Мужик стоял спиной к Лесе, но не узнать его она не могла. И разговаривает с какой-то «сладкой».

– Сегодня приходил следователь, – бубнил Ваня в трубку. – Подозревает в чем-то Анастасию. Что? Конечно, я знаю, что должен молчать. Я и молчу. Да, ты у меня умница. Целую, сладкий персик, в твой пушистый животик.

Лесю, едва только она представила себе эту картину, передернуло. И она поспешила уйти прочь. Тем более что и Ваня уже закончил разговор со своим «персиком». И подслушать Лесе больше ничего бы не удалось.

– Что случилось? – мигом почуяла неладное Кира, когда Леся вернулась к подруге.

– У мужа Анастасии есть любовница!

– Тоже мне новость! Будь я мужчиной, то завела бы себе целый гарем любовниц, имея рядом Анастасию.

– Не знаю, – покачала головой Леся. – Если не любишь жену, зачем с ней жить?

– Разные бывают причины. И вообще, этих мужиков фиг поймешь.

И, отвернувшись к стене, Кира пробурчала:

– Не мешай мне думать.

Кира думала до позднего вечера. Гладила Фатиму, думала про Фантика, который до сих пор не вернулся, но потом ее мысли снова и снова возвращались к кладу деда Лаврентия. И ближе к ночи она торжественно объявила подруге:

– Нам с тобой надо осмотреть колодец!

При слове «колодец» Леся нервно вздрогнула и воскликнула:

– Снова?! Нет! Только не это!

– Надо, Леся, надо! Все указывает, что с колодцем что-то неладно.

– Что указывает?

– Трупы. Все трупы оказываются возле колодца.

– Это простое совпадение.

Но Кира считала, что в подобных вещах совпадений не бывает. И она сказала:

– Мы осмотрим его сегодня же вечером.

– Как?! При всех?

– Плевать на всех! Что найдем в колодце, то наше!

– Это не наш дом!

– А мне плевать! – сердито воскликнула Кира. – Достали они меня! Все равно не сегодня, так завтра нас отсюда выставят! Надо пользоваться возможностью хоть что-то узнать.

И, видя, что Леся все еще сомневается, Кира сказала:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю