332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Калинина » Селедка под норковой шубой » Текст книги (страница 4)
Селедка под норковой шубой
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:54

Текст книги "Селедка под норковой шубой"


Автор книги: Дарья Калинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

И наконец Марк решился:

– У нее случилось несчастье, – сказал он.

– Багаж потерялся? – невинно поинтересовалась Мариша. – Бывает. Найдут, наверное. А если нет, то есть повод обновить гардероб.

– Нет, багаж тут ни при чем, – мрачно сказал Марк. – У Аллы убили мужа.

– О! – в ужасе закатила глаза Мариша. – Бедная женщина. И теперь она решила предпринять морское путешествие, чтобы немного развеяться и забыться?

– Вовсе нет! – с удовольствием ответил Марк. – Мужа у нее убили только вчера.

– О, – понизив голос, прошептала Мариша. – Кажется, я что-то слышала уже об этом. Так того человека и в самом деле убили? А говорили о сердечном приступе.

– Какой там приступ, – махнул рукой Марк. – Убили его.

– И убитый – муж вашей подруги? Скажите, пожалуйста! Какое горе! А почему они ехали в разных каютах? Ах, простите, это не мое дело, конечно.

– Да ничего страшного, – снова отмахнулся Марк. – Мы все взрослые люди. Алла с мужем давно не живут вместе. Уже почти год. И он даже нашел себе уже невесту. И вот моей Алле пришло в голову самой лично убедиться, что за женщину нашел себе ее бывший. Я лично ее порыва не понимал, но переубедить Аллу, если ей что-то втемяшилось в голову, невозможно. И вот мы потащились следом за Михаилом в этот круиз, смотреть, что у него за невеста.

– Какая драма! – произнесла Мариша, выдавливая из себя пару слезинок. – Влюбленный жених едет за три моря, чтобы познакомиться лично со своей возлюбленной, а в пути погибает. Я сейчас разрыдаюсь.

И Мариша и в самом деле попыталась выдавить из себя пару слезинок. Ей это удалось, и Марк расчувствовался.

– А ведь не все так серьезно относятся к любви и браку, – сказал он. – Например, нашлись остряки, которые даже готовы были заключать пари, удастся Михаилу добиться взаимности от своей невесты или нет.

– Пари? – удивилась Мариша, которая про пари и в самом деле слышала впервые.

– Да, пари, – подтвердил Марк. – Есть у нас в фирме один человечек, между прочим, дружок Михаила, так он устроил целый тотализатор.

– Что вы говорите?! – возмутилась Мариша. – И каковы же были ставки?

– Самые разнообразные, – пожал плечами Марк. – Но большинство ставило на то, что хотя Михаил и встретится со своей возлюбленной, но под бдительным присмотром Аллы из помолвки ничего не получится. Некоторые считали, что невеста сама откажется от Михаила, узнав, что он еще до сих пор не разведен. Ну а некоторые ставили на то, что Михаилу все-таки удастся очаровать свою невесту, даже несмотря на то что Михаил еще не получил развода. И что Алле придется дать Михаилу развод.

– А она не хотела?

– Хотела! – воскликнул Марк. – Но этот мерзавец требовал за развод часть фирмы. Акциями или деньгами. А он на них не имел никакого права. Алла его подобрала голым и босым. Одела, обула, сделала своим заместителем, ни в чем ему не отказывала. Казалось, жил бы человек и радовался. Так нет! Характер у Михаила был еще тот. Он Аллу ревновал по-страшному. Даже без повода, все равно к чему-нибудь придирался. В конце концов побил Аллу за то, что она пошла танцевать с каким-то другим мужчиной. Она побоев, ясное дело, не стерпела и указала ему на дверь. Уходить Михаил не хотел, и Алле пришлось буквально вытолкать его из их дома. Но вот получить развод оказалось потрудней.

– А теперь, стало быть, все решилось само собой, – задумчиво сказала Мариша. – И тотализатор больше не действует. А кому достанутся все ставки?

– Как кому? – удивился Марк. – Разумеется, тому, кто организовал тотализатор, отойдет какой-то процент. Но главная сумма, как мне кажется, должна быть возвращена игрокам. Никто ничего не выиграл. Ведь в качестве версии, почему Михаил не сможет устроить свое счастье с гречанкой, были выдвинуты самые различные причины – сто одна! Но никто не предположил, что свадьбы не будет из-за смерти самого жениха.

– Очень интересно, – пробормотала Мариша. – Просто очень. А участвовать в тотализаторе могли любые люди? Или только члены фирмы?

– Тотализатором ведал дружок Михаила – Николай, – сказал Марк. – Тот еще тип! Его Михаил устроил на работу к нам в фирму, когда еще был в фаворе у Аллы.

– Так что же Николай?

– По-моему, он что-то говорил о необходимости взять несколько крупных игроков, чтобы в случае чего повысить шансы остальных. Наверное, он так и сделал. Взял кого-то и с улицы. Лично я в подробности не вдавался.

И тут Мариша увидела Инну, которая с потерянным видом бродила по палубе.

– Ну, мне пора, – вскочила Мариша. – Приятно было с вами пообщаться.

– Вы уже уходите? – расстроился Марк. – Вы же ничего не съели.

– Благодарю, по утрам я пью лишь чашку кофе, – улыбнувшись, сказала Мариша и ретировалась на помощь подруге.

– Ты что вытворяешь? – подойдя к Инне, прошипела она.

– Ой, это ты! – обрадовалась Инна. – Как, что вытворяю? Смотрю на обувь всех попадающихся мне навстречу мужчин, как ты и велела. Хорошо еще, что мы встали рано. Потом они все переоденутся в резиновые шлепанцы, попрутся к бассейну, и фиг мы их найдем.

– Ты бы еще встала на четвереньки и принялась ползать по палубе! – зашипела Мариша.

– Так заметно, что я рассматриваю обувь? – испугалась Инна.

– Нельзя же так навязчиво преследовать людей, – упрекнула подругу Мариша. – Ну и как? Нашла кого-нибудь?

– Нашла две вполне приличные пожилые супружеские пары, – сказала Инна. – Рисунок на туфлях мужей вроде бы совпадает с тем рисунком, который ты мне дала.

– Это хорошо, – одобрила Мариша. – Молодец!

– А у тебя что есть? – спросила Инна.

– А мне удалось узнать, что наш знакомец Николай устроил в фирме у Аллы настоящий тотализатор и принимал ставки на то, что именно не даст их заместителю генерального директора жениться на предмете своей греческой страсти.

– Что не даст Михаилу жениться на своей греческой невесте? – удивилась Инна. – Но это же очевидно. В первую очередь то, что он был женат на Алле.

– Там они много чего накрутили помимо этого, – пояснила Мариша. – Более идиотских ставок мне слышать не приходилось. Представляешь, они ставили на то, что сгорят Афины вместе с невестой.

– Идиотизм! – воскликнула Инна. – По-моему, вполне достаточно того, что Михаил был женат. И точка.

– Ну, это ведь поправимо, – сказала Мариша. – Предположим, отравленное вино выпила бы Алла, а не ее муж. И тогда все могло быть совсем иначе. Бутылки все одинаковые, могли и перепутать.

– Так ты думаешь, что опасность может грозить Алле? – спросила Инна.

– От кого? – пожала плечами Мариша. – Вот если бы остался жив Михаил. Тогда не знаю...

– У Аллы могли быть конкуренты, – сказала Инна.

– Но убили-то Михаила, – возразила Мариша. – От этого мы и будем пока танцевать. И знаешь что, пошли навестим Николая, узнаем у него побольше насчет этого тотализатора. Что-то мне с этим делом не все ясно.

– А завтракать? – недовольно спросила Инна.

– Завтракать потом. Могут проснуться старпом, капитан и прочие действующие лица. А они нам совсем не нужны.

И подруги пошли к каюте Николая.

– Девчонки! – обрадовался он им через дверь. – Вы принесли мне поесть?

– Еда потом, – сурово отозвалась Мариша. – Сначала расскажи-ка нам, друг любезный, что это ты за игру такую затеял? Тотализатор называется.

– Ну и что? – немного посопев, спросил Коля. – Тотализатор я организовал. В шутку. Что тут такого? Ставки все делали добровольно. Они у меня все записаны.

– Вот как? – оживилась Мариша. – И где же?

– Копия списка у меня с собой, – ответил Николай. – А оригинал со всеми подписями, как полагается, остался дома.

– И как велик главный выигрыш?

– Тысяч пятнадцать наберется, – сказал Николай.

– Не густо, – с грустью сказала Мариша.

– А что ты хочешь! – возмутился Николай. – Не каждый же может позволить себе поставить больше ста долларов. Правда, меньше я ставку не принимал.

– Сто долларов? – насторожилась Мариша. – И это, говоришь, был минимум? А сколько же игроков тебе всего удалось набрать?

– Сотни две будет.

– И кто же это? – продолжала допрос Мариша.

– Во-первых, вся наша фирма, – начал перечислять Николай. – Потом бывшие жены Михаила, их подруги и мужья. А также мужья подруг. Потом любовницы Михаила, ну и еще куча друзей и клиентов нашей фирмы. Всем было интересно, чем закончится свадебное путешествие Михаила. Чего у Михаила было не отнять, так это умения приковывать к себе внимание.

– И ты не помнишь, есть там ставка, по которой бы кто-то из участников получал крупный выигрыш в том случае, если бы свадьба расстроилась из-за смерти самого жениха?

Судя по продолжительному молчанию, Николай обдумывал ситуацию, в которую попал.

– Я вам больше ничего не скажу, – наконец заявил он.

– И очень напрасно, – сказала Инна. – Ты сам проговорился, что дома у тебя хранится оригинал списка участников твоего тотализатора. Милиции не составит труда его найти. И если этим человеком окажешься ты...

– Нет, нет, не я! – закричал Николай. – Не я, клянусь!

– А кто? – спросила Мариша.

– Бог его знает! – ответил Николай.

– Не ври! – сурово сказала Мариша. – Ты составлял списки и не стал бы вносить туда совершенно постороннего человека. Что-то ты о нем должен был знать.

– Ну если хотите знать, то это Алла и была! – сказал Николай. – Мы тогда еще посмеялись такой мрачной шутке.

– Зря смеялись, – сказала Мариша. – Теперь все деньги достанутся Алле.

– Да не нужны ей эти копейки! – воскликнул Николай. – Она в день имеет больше чистого дохода, чем весь выигрыш от этого тотализатора.

– Так ты, Николай, поехал в круиз вовсе не из желания побыть со своим другом Михаилом, а чтобы проверить, как будут соблюдаться правила игры? – догадалась Инна. – Чтобы все было честно.

В коридоре послышались голоса старшего помощника капитана и самого капитана. Встреча с ними не входила в планы подруг. Поэтому они тут же исчезли.

– Что ж, пришло время побеседовать и с этой уважаемой женщиной, – сказала Мариша. – Владелицей крупной фирмы, которая не гнушается играть в служебный тотализатор вместе со своими подчиненными и прогнозировать смерть собственного мужа.

– Думаешь, пора? – робко мечтая о завтраке, спросила Инна.

– Пора, – решительно кивнула Мариша. – А то я чувствую, что Николай сейчас вовсю облегчает свою совесть перед капитаном. И тот в конце концов примет мудрое решение побеседовать с госпожой Ферзевой и поинтересоваться, где она была вчера вечером и не пила ли «Бордо» вместе со своим мужем. Ну и всякое такое. А нам нужно поговорить с Аллой первыми.

И подруги припустили в сторону каюты Аллы Ферзевой. Марк еще наслаждался морским моционом, и дверь им открыла сама Алла. В этот утренний час она выглядела на все свои сорок, хотя кремы и косметические подтяжки делали ее гораздо моложе. Но вот выражение глаз омолодить было невозможно. А оно у Аллы было усталым.

– Чему обязана? – свысока спросила она у подруг.

– Мы слышали, что вы поставили крупную сумму денег на то, что ваш муж не сумеет жениться на своей невесте, поскольку его убьют, – выпалила Мариша.

Алла, не потеряв самообладания, картинно выгнула бровь и сказала:

– Да, и что с того? Все наши друзья и все сотрудники знали, как мне надоел этот прилипший банный лист. Ничего, кроме досады и раздражения, он во мне не вызывал. Болтался по фирме, требовал денег, а сам их зарабатывать не умел и не желал.

– Он вас просто раздражал до тех пор, пока не пожелал получить кусок от пирога, который ему не принадлежал, – сказала Инна. – Тогда вы, как всякий человек со здоровой психикой, должны были здорово на него разозлиться. И не просто разозлиться, а принять меры к тому, чтобы избавить себя от новой проблемы.

– Милочка, что я должна, а что нет, я как-нибудь решу без посторонней помощи, – промолвила Алла. – Я ни капли не волновалась из-за глупых притязаний моего мужа. Впрочем, он и вообще был не большого ума. Единственное, что у него хорошо получалось – это очаровывать женщин. Когда-то и я попалась на его ухаживания и соловьиные трели. Да и любовником, надо признаться, он был отличным. Но этим его достоинства для меня и ограничивались. Никакого вреда он мне принести не мог. Потому что был, пардон, дурак.

– Ну да! – хмыкнула Инна. – Дурак! Но для защиты вы наняли двух телохранителей. А чтобы защитить свои имущественные права, вам пришлось нанять целую свору адвокатов. Это ведь тоже денег стоит. Конечно, ваш муж, с которым вы уже не жили, и те траты, которые вы из-за него несли, должны были вас сильно раздражать.

Алла лишь хмыкнула.

– Конечно, раздражали, но не настолько, чтобы при всех поставить деньги на смерть Михаила, потом сесть на тот же корабль, на котором он собирался плыть к своей очередной бедняжке, и прикончить его по пути в открытом море. Я же еще не сошла с ума. И к тому же вино, которым отравили Михаила, было не из моей каюты. А из каюты этого идиота Николая, который и устроил весь этот бездарный тотализатор.

– Почему идиота? – удивилась Инна. – По-моему, он до вчерашнего вечера выглядел вполне разумным человеком.

– Потому что Николай – игрок, который задолжал Михаилу крупную сумму денег еще в те времена, когда я была щедра к Михаилу. Потом я перекрыла источник финансирования для этого бездельника, и он начал собирать свои старые долги. В том числе и с Николая. И я отчасти уверена, что весь этот тотализатор Николай устроил ради того, чтобы немного заработать.

– Но заработали-то вы! – сказала Мариша.

– По чистой случайности, – усмехнулась Алла. – Как говорится, деньги к деньгам липнут. Уверяю вас, для меня это копейки. И ради такой смешной выгоды я бы не стала убивать мужа, как бы он мне ни надоел.

– А Марк? – спросила Инна.

– Что Марк? – удивилась Алла. – Марк не может убить даже муху. В отличие от Михаила, который мог быть жестоким, особенно когда твердо знал, что это сойдет ему с рук, так вот Марк не способен на жестокость. И зачем ему убивать Михаила?

– Чтобы избавить любимую женщину от этого надоедливого прилипалы, как вы сами выразились о своем муже, – сказала Инна.

– Я могла это сделать в любую минуту и без помощи Марка, – возразила Алла. – Он об этом знал. Человеческая жизнь у нас в России стоит дешево. А если знать надежных людей, которые к тому же кое-чем мне обязаны, и заплатить им за молчание подороже, то можно весь остаток жизни спать спокойно. Я не раз говорила Марку, что если не найдется другого способа, то я просто найму человека и он убьет моего мужа. И Михаил об этом знал, поэтому особенно и не наглел.

Их разговор прервал стук в дверь, и голос капитана потребовал впустить его в каюту. Инна с Маришей досадливо поморщились. То же выражение появилось и на лице Зайцева, когда он увидел девушек в каюте Аллы.

– Снова вы! – вырвалось у него. – Я же велел вам сидеть в вашей каюте до утра.

– А сейчас уже утро, – с невинным видом заметила Инна.

Но под строгим взглядом старпома им пришлось покинуть каюту Аллы Ферзевой. Впрочем, они узнали уже все или почти все, что хотели.

– Что мы имеем? – спросила Инна. – Трех подозреваемых. Николая, который был должен Ферзеву крупную сумму денег. Марка, который мечтал, чтобы его женщина стала свободной. И саму Аллу, которой, что бы она там ни говорила, до смерти надоел ее муженек с его материальными притязаниями.

– Насчет Марка нужно еще уточнить, – сказала Мариша. – Может быть, он вдов, у него трое детишек и он всех их нежно любит и содержит от щедрот госпожи Аллы. А я что-то сомневаюсь, чтобы из Аллы получилась бы добрая мачеха для его крошек. Но вообще-то Марка тоже нельзя исключать из числа подозреваемых.

– Но все дело в том, что никто из них троих не был в каюте Ферзева, пока я лежала под диваном в коридоре, – сказала Мариша. – Ну, предположим, обувь поменять дело минутное, но невозможно же вырасти за ночь на добрых полметра и изменить свои привычки и вымыть наконец ноги.

– Значит, нам нужно продолжать искать этих двоих в странно пахнущей обуви, – вздохнула Инна.

– И заняться этим нужно в первую очередь, – ответила Мариша. – А когда мы их найдем, то уже сможем понять, каким образом бутылка с отравленным вином оказалась в каюте Николая, а бокал с таким же ядовитым вином остался в каюте Михаила.

– Кто-то ее мог перенести туда, – сказала Инна. – Или Николай сам налил бокал вина, отнес его к Михаилу, тот выпил... Нет, глупо!

– Да, скорей всего вино было налито из той отравленной бутылки, – кивнула Мариша. – Сам Николай явно вино не пил. Да и вообще, ты заметила на столе в каюте Михаила, когда мы туда ворвались, второй бокал?

– Не-ет! – задумчиво протянула Инна. – Второго бокала я не заметила.

– Значит, либо Михаил пил в гордом одиночестве, что на него совсем не похоже, либо второй бокал унес с собой преступник.

– Нет, – покачала головой Инна. – Если преступник знал, что вино отравлено, значит, он не стал бы его пить. А предпочел бы что-то другое.

– Другое? – задумалась Мариша. – Надо будет спросить стюарда, который убирал каюту Михаила. Не заметил ли он каких-нибудь странных пятен на столе.

И подруги отправились на поиск стюарда. Тот нашелся довольно быстро, но ничего внятного подругам сказать не хотел, ссылаясь на тайну следствия.

– Все ясно, – вздохнула Мариша, когда парень, так ничего им и не рассказав, смылся. – Беднягу запугал старпом. Но не беда, я теперь и сама припомнила, что на столе были шестигранные пятна какого-то красноватого цвета.

– В таких стаканах тут подают сок, – сказала Инна. – Значит, Михаил пил вино, а его собеседник сок.

– И судя по цвету оставшегося пятна, сок был томатный, – добавила Мариша.

– Ты уверена насчет сока? – спросила у нее Инна. – Ну, что он был именно томатный?

– Да, – ответила Мариша. – Можно спутать пятно от ананасного сока с пятном от яблочного или сока манго, особенно если не уловить запах. Но спутать пятно от томатного сока невозможно.

– Хорошо, значит, гость Михаила пил томатный сок, – сказала Инна. – А сам Михаил вино.

– А закусывали они сдобными кексами, – сказала Мариша. – Пустая обертка валялась на столе. Нет, только Михаил закусывал. Вряд ли гость стал бы запивать сладкие кексы томатным соком.

– Уютно устроились, – сказала Инна. – Попили, поели, потом один хозяин каюты откинул копыта, гость ушел, и все дела.

– Никак не могу понять, – вздохнула Мариша. – Если я видела двух мужчин, которые выходили из каюты Михаила, то почему пятно от сока на столе было только одно. Второй гость что, ничего не пил?

– Какая разница? – с досадой отозвалась Инна. – Пил он или не пил, может быть, его порцию сока Михаил не пролил.

– Судя по пятну, это был точно томатный сок, – задумчиво повторила Мариша. – У нас с тобой в баре стоит пакет с таким же.

И подруги вновь отправились искать те самые туфли, с незабвенным запахом. Две пожилые супружеские пары, которые нашла Инна, они оставили на потом.

– А что там тебе Михаил рассказывал про свою невесту? – спросила у Инны Мариша.

– Почему мне? – удивилась Инна. – Мы же все время вместе были. Что он мне рассказывал, то и ты должна была слышать.

– Да я, честно говоря, не особенно вслушивалась, – призналась Мариша. – А ты сидела с ним рядом. И вообще... Ну хоть как зовут его невесту, ты помнишь?

– Татьяна...

– Прекрасное русское имя! – умилилась Мариша. – И как же эта женщина оказалась в Греции?

– Обыкновенно. Вышла замуж за грека. Потом то ли она с ним развелась, то ли он сам куда-то делся, но только она еще несколько раз выходила замуж. Тоже все за обеспеченных людей и тоже греков. Но все они ее разочаровывали и куда-то исчезали. В результате у нее оказался ребенок без мужей.

– Ага, и тут как раз подвалил соотечественник, – буркнула Мариша. – А Татьяна за столько времени уже успела основательно подзабыть о наших русских мужчинах. Наверное, забыла все плохое, помнила только хорошее. Ей на голову и сваливается такой подарочек. Не разведен, без гроша в кармане, альфонс и, похоже, жестокий человек.

– Да, Татьяне, если поразмыслить, то можно только позавидовать, что ей не удалось познакомиться поближе со своим женихом, – сказала Инна.

– Нужно бы нам получше познакомиться с этой женщиной, – задумчиво сказала Мариша.

– Да, ты это уже говорила! – ответила Инна. – Но при чем тут она? Ее на «Аристотеле» нет. Она не могла отравить Михаила.

– Но кто-то из ее мужчин или любовников мог, – возразила Мариша. – Что ни говори, а у красивой женщины всегда есть кто-то под рукой.

– Кстати, а тебе не кажется подозрительным, что все браки этой Татьяны так быстро распадаются? – спросила у подруги Инна.

– Кажется, – согласилась Мариша. – О чем я тебе и толкую. Вдруг это какой-нибудь безумный ревнивец, влюбленный в Татьяну, отправляет на тот свет любого конкурента?

– Ну да, – хихикнула Инна, – дожидаясь того светлого момента, когда Татьяна наконец поймет, что никого вокруг нее, кроме этого самого ревнивца, не осталось, и отдаст ему свою руку и сердце. Так?

– Что-то вроде того, – вздохнула Мариша. – Ты, кажется, хотела есть?

– Да, – кивнула Инна.

– Все равно до Афин еще полтора дня пути, – напомнила Мариша. – Сейчас все внимание на обувь и высоких мужчин. На обеде посмотрим. И заодно на твои пожилые супружеские пары тоже взглянем. Верней, на обувь мужчин.

Так как на завтрак подруги не пошли, то ко времени обеда они обе испытывали зверский аппетит. К тому же от обилия светлой обуви у них в глазах уже рябило. Пассажиров, а соответственно и ног было много, но Маришу они все по какой-то причине не устраивали. В общем, до обеда подруги познакомились с кучей молодых людей, чей рост был выше среднего. И всем назначили на сегодняшний вечер свидание. На разное время, разумеется.

– Как только окажешься у них в каютах, я на короткое время найду предлог, чтобы вытащить хозяина из каюты, а ты прошмонаешь его обувь, – инструктировала Мариша Инну. – Ясно?

– Ясно, – кивнула Инна. – А теперь пошли наконец обедать!

И подруги отправились в ресторан. Он был уже полон. Инна указала Марише две супружеские пары, мужья которых ходили в подозрительной обуви. Один из мужей как раз зачем-то направился к сервировочному столику, и Мариша проследовала за ним, пялясь на его туфли. Еще издалека она посмотрела в сторону Инны и отрицательно помотала головой.

Со второй парой Мариша разделалась еще проще. Проходя мимо их столика, она уронила сумочку и имела достаточно времени, чтобы вблизи рассмотреть и самого мужчину и его обувь.

– Снова не то, – сказала она приунывшей Инне. – Очень похожий рисунок, но не тот. И размер не подходит.

За свой столик, где они вчера сидели с Михаилом Ферзевым, подруги не пошли. Стюард посадил их за другой столик, который стоял поодаль от столика, за которым сидела Алла и ее приятель Марк.

– Смотри-ка, ее не арестовали, – шепнула на ухо Инне Мариша.

– Пока не арестовали, – мрачно уточнила Инна.

Но тут внимание подруг привлек к себе капризный голос Аллы.

– Уберите эту гадость! – брезгливо указывая на графин с красновато-оранжевой густой жидкостью, говорила женщина. – Марк, зачем ты заказал томатный сок? Ты же знаешь, что стоит мне сделать один малюсенький глоточек, как у меня моментально опухают губы и даже один раз был отек горла.

– Любимая, я и не заказывал, – попытался оправдаться парень. – Сок уже стоял на столе, когда мы сели.

– Так пусть заменят! – возмутилась Алла. – На персиковый, апельсиновый, яблочный, из папайи наконец. На любой другой. Хоть на ананасный.

Сок ей немедленно заменили, и инцидент был исчерпан. Зато подруги многозначительно переглянулись. Закончив обед, который сегодня состоял из супа из свежих фруктов, куриного филе в гранатовом соусе, на сладкое было подано, на выбор, пятнадцать сортов мороженого. Когда с едой было покончено, подруги быстро направились к выходу.

– Алла не пьет томатный сок, – пробормотала по дороге Инна. – У нее на него аллергия. Значит, это не она была в гостях в каюте своего мужа. Таинственный посетитель точно пил томатный сок.

– Да говорю же тебе, что там было двое мужчин, – прошептала Мариша в ответ. – Или ты мне не веришь?

– Верю, но я подумала, вдруг перед теми двумя у Ферзева в гостях был еще кто-то, – сказала Инна.

– Все равно, важней те двое, которые были в каюте Михаила последними, – сказала Мариша. – Потому что либо они убили Михаила, либо не подняли тревогу, увидев его тело. А это и в том, и в другом случае преступление.

– Интересно, а что они искали в каюте Михаила? – задумалась Инна.

– А ты думаешь, они там что-то искали? – тоже задумалась Мариша.

– Ну да, – кивнула Инна. – Смотри, на теле Михаила никаких следов насилия не было. То есть они за ним не гонялись по каюте, пытаясь влить ему в пасть отравленное вино. Вино он выпил сам. И сам откинул копыта. И уже потом эти двое или кто-то другой перевернул всю каюту вверх дном. Рылись и в вещах Михаила.

– В вещах он мог порыться и сам, – возразила Мариша. – Могло же ему что-то понадобиться. Но в целом я с тобой согласна. В каюте разгром, мебель перевернута, отравленный труп без видимых следов насилия на теле. Мне, пока вы там суетились, удалось осмотреть тело Михаила. И по крайней мере на той части тела, которая у него не была прикрыта одеждой, кровоподтеков и ссадин не было.

– Ясно, что-то в каюте Михаила искали, – поддержала подругу Инна. – И искали уже после его смерти. Иначе он бы вряд ли отделался парой глотков отравленного вина. Итак, Михаила отравили, его каюту обыскали, и из нее вышли двое в белых туфлях.

– Их мы и будем искать, потому что остальные уже и так все на виду, – сказала Мариша.

– Ты имеешь в виду Марка и Николая? – спросила Инна.

– Угу, – кивнула Мариша. – Ими пусть занимается полиция. И доказывает их вину или оправдывает. Лично я уверена, что Марк и Николай не травили Ферзева. Слишком велик риск. Один любовник, которому наверняка не терпится стать мужем богатой дамы. А другой – друг, задолжавший убитому крупную сумму денег. Очень подозрительные фигуры. Но они почему-то сели на тот же корабль, что и Михаил. Это-то и странно.

И Мариша принялась думать. Попутно она продолжала заигрывать со всеми мужчинами выше среднего роста, уже особенно не обращая внимания на их обувь.

– Смотри, какой странный человек идет за нами, – неожиданно шепнула ей Инна. – Только оглядывайся осторожно.

Выждав минуту, Мариша оглянулась и увидела мужчину лет тридцати в самом расцвете сил, который, опершись на перила, смотрел в море. По привычке глянув на его обувь, Мариша едва не вскрикнула. На мужчине были светлые туфли на прозрачной пластиковой подошве. Такие или, во всяком случае, почти такие, какие были на человеке из каюты Ферзева.

– Видела? – спросила у нее Инна.

– Видела, – хриплым голосом, потому что у нее и в самом деле свело горло, ответила Мариша. – Его туфли.

– При чем тут его туфли! – рассердилась Инна. – Этот тип ходит за мной с самого утра. Едва я покинула каюту, как он привязался и не отходит от меня больше чем на десять метров.

– Знакомиться не пытался? – деловым тоном поинтересовалась у нее Мариша.

– Нет, – покачала головой Инна.

– Ну, это не беда, – тряхнув волосами, заверила ее Мариша. – Сейчас познакомимся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю