332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Калинина » Селедка под норковой шубой » Текст книги (страница 11)
Селедка под норковой шубой
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:54

Текст книги "Селедка под норковой шубой"


Автор книги: Дарья Калинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Выходит, те парни, которые были в каюте Михаила перед его смертью, каким-то образом связаны с Яннисом? – уточнил у подруг Валя. – Это уже становится интересным.

– Мы не можем с точностью сказать, перед смертью Михаила они были в его каюте или уже после, – покачала головой Инна.

– Но тем не менее им что-то было от него нужно, – сказал Валя. – Вы говорите, они требовали от него чего-то им вернуть.

– Камешки, – ответила Инна. – Скорей всего брильянты. Только не могу понять, зачем понадобилось тащить брильянты из России в Грецию, да еще поручать их транспортировку такому ненадежному человеку, как Михаил?

– Брильянты удобны своими размерами, – задумчиво сказал Костик. – Насколько я понимаю, ваши парни передали эти камешки Яннису в качестве оплаты за какую-то услугу.

– Да, да! – воскликнула Инна. – Они еще говорили, что скажут ему, что это только аванс. Потому что договаривались они на большую сумму.

– А нас потом предложили Яннису в качестве утешительного приза, – хихикнула Мариша. – Только он так напился, что мы ему были совершенно не нужны.

– Тем не менее камни он взял и, значит, согласился на то дело, которое ему поручили Вадик с Петром, – сказал Валя. – И по вашим словам, девчонки, выходит, что и Николай, которого арестовали по обвинению в убийстве Михаила Ферзева, тоже как-то связан с Вадиком и его приятелем?

– Это по их словам так выходило, – сказала Инна.

– Ладно, оставим ваших знакомых пока в покое, – сказал Костик. – Они свою задачу выполнили. Брильянты Яннису передали. Теперь хотелось бы посмотреть, что он должен сделать, чтобы эти камешки отработать.

– И почему Михаил ехал именно к Татьяне, вот что интересней всего, – задумчиво сказал Валя. – Случайность? Нет, не думаю. Теперь я просто уверен, что Николай, который как-то связан с Яннисом, послал Михаила доставить камешки Яннису. Послал просто как курьера. У Михаила ведь последнее время было туго с деньгами. А тут такой лакомый кусок. Отвез камешки через границу, там отдал их Николаю, а взамен получил богатенькую вдовушку на растерзание. А может быть, еще и деньги на представительские расходы.

– Но что-то в этом плане не сработало, – сказала Инна. – Михаила убили. Часть камней пропала, да еще мы с Маришей в это дело влезли.

– Ну про вас-то преступники точно предугадать не могли, – усмехнулся Костик. – Что-то там Татьяна долго разговоры разговаривает. Времени у нас, я так понял, в обрез.

– Да, нужно еще выбрать поблизости от дома Янниса место, откуда мы бы могли видеть, как Яннис уезжает из своего дома, а он бы нас, желательно, не видел, – сказала Инна. – И потом еще, чтобы мы могли беспрепятственно и незаметно за ним последовать.

Татьяну с трудом оторвали от беседы с хозяйкой дома и усадили в машину, стекла которой были не тонированы, что здорово беспокоило Инну, но она пока молчала.

– Вы не представляете, какая замечательная женщина! – восторженно начала рассказывать Татьяна после того, как машина тронулась и Татьяна обменялась поцелуями с подругами. – Сидит целый день дома! Делать ей ровным счетом нечего. Все делает прислуга. А характер у нее деятельный, не то что мой. Спать до полудня, а потом сидеть до вечера с коктейлем возле бассейна она не может. Вот и занимается тем, что ходит в гости по соседкам и чешет там языком.

– Местная сплетница, одним словом! – воскликнул Костик.

– Ну-ну! Татьяна, продолжай! – заинтересовались Мариша с Инной. – И что эта особа такого тебе рассказала?

– Ближайшие соседи из поселка у нее все сплошь люди приличные, – продолжала рассказывать Татьяна. – С их проблемами особо не развернешься. Ну, муж там жене изменил. Ну, ребенка девушка до брака родила. Ну, разорился один сосед, зато другой новую машину себе купил. Понимаете, это же все мелочи, бытовуха. Все не то. Скучно.

– Однообразно, – поддержали Татьяну подруги.

– Вот, вот, – одобрительно кивнула головой та. – И эта женщина, кстати, ее зовут София, так вот эта София обратила внимание на домик, стоящий в паре километров от их поселка. Раньше этот домик пустовал. Но примерно год назад там поселился молодой человек. Роковой внешности, как она выразилась.

– Ну все ясно! – снова вмешался Костик. – Эта мымра на него глаз положила.

– Но странно так поселился! – отрицательно помотав головой, продолжила Татьяна. – То живет там неделями, никуда не высовывается и только вино литрами заказывает. То, бывает, пару месяцев вообще не показывается. То с девицами там гудеж устраивает, то люди к нему по ночам какие-то приезжают и почти сразу же уезжают. И главное...

Тут Татьяна подняла палец.

– Этот странный сосед очень буйного нрава. София не раз слышала, как он орет на всю округу. Она даже полицию вызывать хотела, но муж отговорил. Работать этот сосед, судя по его образу жизни, не работает, но одевается как бизнесмен.

– И это главное? – перебил ее Костик.

– Нет, – покачала головой Татьяна. – Главное в том, что ездит он на белого цвета спортивной машине. Гоняет на ней так, что София каждый день уверена, что видит своего соседа в последний раз. И вчера она видела, как сосед на своей белой машине ехал к себе домой. Она говорит, что он был совершенно пьян. И это среди бела дня, когда все люди работают.

– Теперь мы про твоего Янниса знаем почти все, – сказала Мариша. – Ездит на белой спортивной машине. В этой халупе не живет, а только с девицами приезжает или когда дело требует заныкаться на время. Значит, у него где-то есть еще жилище.

– Насколько я изучила Янниса, он не станет тратиться на еще одну нору. А будет, скорей всего, задарма жить у какой-нибудь влюбленной в него женщины, – сказала Татьяна. – Чтобы самому не стирать, не готовить и все такое прочее. Яннис по жизни жутко ленив. Он грабитель по натуре, по призванию, по чему хотите. Хапает, где что может.

– Грабитель! Хм! – сказал Валентин.

– Я же вам говорила, что его посадили за попытку ограбить банк, – сказала Татьяна. – Просто чудо свершилось в моей жизни, когда его поймали. Раньше-то он всегда сухим из воды выходил.

– Так он и раньше грабил? – удивилась Инна.

– А то, – кивнула Татьяна. – Мне он, понятное дело, подробностей не рассказывал. Но к чему мне его подробности, если наутро и так все подробности того, где был ночью Яннис, в газете прочитать можно.

– И что он грабил? – спросила Мариша.

– Трудно сказать. За ночь в Афинах много грабежей случается, – сказала Татьяна. – Но мне кажется, что занимался этим Яннис исключительно из какой-то страсти к грабительству. Потому что денег я ему давала, верней, он сам у меня брал столько, сколько ему было нужно. Все развлечения оплачивались в основном из моего кошелька. А так как Яннис никуда меня одну не отпускал, то ходили мы и в ночные клубы, и в рестораны тоже за мой счет. Ну и вообще по счетам и везде расплачивался мой кошелек. А у Янниса грабеж – это что-то вроде хобби. Развлечения. Он азартный человек. Во всяком случае, деньги он проматывал очень быстро. Они для него не главное.

– А что главное? – спросила Мариша.

– Главное для него почувствовать адреналин в крови, – ответила Татьяна. – Когда он занимается своим хобби, я имею в виду разнообразные грабежи и кражи, тут он и получает настоящий кайф.

– И ты знала о его хобби и молчала?

– Во-первых, я только предполагала, – сказала Татьяна. – А во-вторых, Яннис никогда мне не говорил всего целиком. Так что в полицию, если вы на это намекаете, мне идти было не с чем.

– Довольно опасное хобби было у твоего муженька, – пробормотала Мариша.

– Какой человек, такое и хобби, – ответила Татьяна. – Так вот, мне кажется, что грабил Яннис все подряд, но не повторяясь. Понимаете, ему было интересно, чтобы в его списке были и магазины, и аптеки, и частные дома, и сберкассы, и банки. Вот как раз во время его налета на банк Янниса и взяли.

– Одного? – спросила Мариша.

– В полиции сказали, что были и сообщники, но им удалось скрыться. А Яннис взял всю их вину на себя.

– Оно и понятно, – сказала Инна. – Так меньше срок дадут. А потом благодарные сообщники Яннису еще и сбежать помогли.

К этому времени они доехали до укромного местечка, из которого был виден дом Янниса, а главное – ворота.

– Тут и будем ждать, – сказал Костик, который сидел за рулем.

– Я все думаю, если у Янниса сейчас спортивная машина, то угонимся ли мы за ним на этой старенькой «Шкоде», – произнесла Инна. – И к тому же у нас стекла не тонированы. Значит, Татьяне и нам с Маришей придется лечь на пол, чтобы Яннис нас не заметил.

Татьяна с недоумением покосилась сначала на грязный пол, потом на Инну, а потом отрицательно покачала головой.

– Ляжешь, ляжешь, – заверила ее Инна. – Я, между прочим, полночи провела сначала среди рыбных отбросов, а вторую рядом с твоим воняющим перегаром Яннисом.

– То-то я смотрю, парфюм у тебя какой-то странный, – захихикала Татьяна. – Я еще раньше заметила, но говорить тебе не хотела.

– Ничего, – проворчала в ответ Инна. – Поездишь на этой машине по жаре за своим Яннисом целый день, так не лучше меня выглядеть будешь. И не забывай, что нам с Маришей пришлось вплавь добираться до берега, чтобы выследить Янниса.

– Да вы что?! – ахнула Татьяна. – Расскажите же мне!

И подругам во второй раз пришлось пересказать о всех своих приключениях. Татьяна охала, ужасалась и чуть ли не падала в обморок.

– Я бы ни за что не решилась спрыгнуть с корабля в открытое море, – наконец заявила она. – И потом еще преследовать этих парней. А если бы я оказалась в одной комнате с пьяным Яннисом, я вообще бы померла от страха.

– А мне он не показался таким уж злобным, – сказала Мариша.

– Это потому что он за тебя еще и не взялся, – ответила Татьяна. – Он тебя, можно сказать, и не заметил. А когда заметит, тогда иначе запоешь. Даю тебе слово.

– Тише, девчонки! – неожиданно подал голос Костик. – В доме намечаются какие-то передвижения.

– Пора бы уж, – проворчала Мариша. – Солнце давно в зените. Пить хочется, да и вообще развязаться с этим делом.

– Лягте на всякий случай на пол, – велел подругам Костик. – И ты, Валя, тоже.

– Ты что, рехнулся? – возмутился Валентин, одетый в отглаженный легкий костюм с иголочки. – Ты посмотри на пол. Тут же стадо свиней перевозили, не иначе.

Но на пол все четверо послушно полезли. Костик остался за рулем, достал газету и принялся демонстративно ее изучать, проделав предварительно в ней пару дырочек для осмотра. Сделал он это из повышенной осторожности, потому что синяя «Шкода» спрятана была от глаз Янниса хорошо.

– Ну как? – спросила Мариша, когда прошло минут десять. – Есть какие-то передвижения?

– Он ходит вокруг машины и чего-то ковыряет в багажнике, – ответил Костик.

Еще минут через пятнадцать он сказал:

– А теперь он попробовал завести свою машину, что-то ему не понравилось, и он полез в моторе ковыряться.

– Он у тебя неторопливый, – заметила Инна Татьяне.

– Он не мой! – сердито ответила та. – Избавиться бы от него, скотины этакой! А ковыряться он может еще часа два, если никуда не торопится.

Подруги молча застонали. Но то ли Яннис действительно торопился, то ли с машиной все оказалось в порядке, но уже через полчаса он выехал из дома и поехал в сторону Афин. Выждав некоторое время, Костик двинулся за ним, держась на приличном расстоянии.

– Тут до Афин одна дорога, – сказал он своим пассажирам. – Я смотрел по карте. Так что деться ему от нас некуда.

– Угу, – мрачно пробормотала Мариша. – Некуда. Только бы он потом нас не заметил. Уже в городе.

– Не заметит, – заверил ее Костик.

В Афинах Костик начал вдруг петлять.

– Движение довольно оживленное, – поделился он опять со своими пассажирами. – Машин много, есть где укрыться.

Наконец Костик остановил машину в тенечке и, обернувшись к Татьяне, спросил:

– Ты когда-нибудь замечала за Яннисом тягу к прекрасному?

– Только к прекрасному полу, – ответила Татьяна. – А что? Он встретился с девушкой? Бедняжка. Мне ее заранее жалко.

– Нет, он пошел в Национальный музей, – ответил Костик.

– Это совсем не похоже на Янниса, – недоуменно ответила Татьяна. – А что он будет там делать?

– Вот это и предстоит выяснить Валентину, – ответил Костик.

Валентин со вздохом вылез из машины, как мог отряхнул и привел в порядок свой костюм, надел темные очки и сказал:

– Ну, я пошел.

А остальные остались ждать его в машине. Впрочем, подняться с пола Костик им разрешил. И девушки расселись на заднем сиденье в ожидании возвращения Янниса и Валентина. Ожидание затягивалось. И тот, и другой что-то не возвращались.

– Что они там делают? – тревожилась Инна.

– Раз это музей, то они осматривают достопримечательности и всякие ценности, – сказал Костик.

– Янниса могут интересовать достопримечательности и ценности только с целью ими завладеть, – мрачно сказала Татьяна.

И они продолжали ждать. Примерно часа через три появился Валентин.

– Ну что? – набросились на него изголодавшиеся по новостям подруги.

– Ничего, – ответил Валентин. – Побродили с ним по залам. Задержались перед витриной, где выставлены разные древности и в частности посмертная маска с лица Агамемнона. Из чистого золота, я так понял.

– Агамемнон – это муж прекрасной Елены? – поинтересовалась Инна. – Из-за которой разгорелась Троянская война?

– Нет, – покачала головой Мариша. – Менелай был мужем прекрасной Елены. И Менелай был братом Агамемнона. А уж Агамемнон был царем Микен и предводителем ахейского войска в походе на Трою. И у Агамемнона была другая жена, не Елена, а Клитемнестра. Не помню, что она там с мужем не поделила, но мужа своего после его возвращения из Трои убила, чтобы спокойно жить с любовником Эгисфом, которым обзавелась за время отсутствия мужа в троянском походе.

– Не очень верная женщина, – сказала Инна.

– А что ты хочешь? – спросила Мариша. – Троянская война длилась десять лет. За это время можно десяток любовников сменить. А Елену ахейцы, кстати говоря, вернули обратно Менелаю.

– И откуда у тебя такие познания? – удивилась Татьяна.

– От Гомера, – скромно сообщила ей Мариша.

Но продолжить разговор на историческую тему им не удалось, потому что в это время Костик скомандовал:

– Всем снова на пол.

Девушки и Валентин послушно нырнули вниз, а Костик завел машину. Дальше все развивалось по обычному сценарию, Костик довольно спокойно ехал следом за машиной Янниса, как вдруг «Шкода» начала чихать и из нее пошел дым.

– Перегрелись! – с досадой сообщил Костик, останавливая машину. – Двигатель закипел! Так я и думал, что эта развалина себя еще покажет.

– А Яннис? – с тревогой спросила Мариша. – Он где?

– Он нас ждать не стал, – сердито ответил ей Костик. – Так что можете вылезать. Он уже далеко.

Подруги вылезли, а мужчины принялись хлопотать над дымящимся двигателем.

– Все, – наконец сказал Костик, вылезая из-под капота. – Дальше ехать нельзя. Нам нужен буксир.

Глава седьмая

До дома Татьяны они добирались долго. Сначала не находилось желающих тащить на буксире захворавшую «Шкоду», потом оборвался трос. И только примерно часа через полтора путешественники оказались у Татьяны. Вернув машину соседнему садовнику, Татьяна осталась утрясать с Валентином вопрос ремонта занедужившей «Шкоды», а Костик с девушками отправился обратно на «Аристотель». Подругам необходимо было привести себя в порядок, покормить Етти и немного отдохнуть. Договорились встретиться у Татьяны ближе к вечеру.

– Я поставлю одного из своих охранников возле музея, – сказала Татьяна. – Как только он увидит там Янниса, сразу же позвонит мне. И дальше мы уже будем думать, как нам поступить. Можете ехать и спокойно отдыхать.

На том и порешили.

– Ну что ты думаешь? – обратилась Инна к Марише, когда они остались наедине в своей каюте.

Мариша не отвечала. Зато Етти, которого подруги оставили одного на целую ночь и утро, жалобно завывал и требовал есть.

– Сколько же эта собака может лопать! – возмутилась Инна. – Мы оставили ему запас провианта, которого мне хватило бы по крайней мере на неделю. А он все сожрал и теперь хочет еще! Может быть, он заболел? А, Мариша?

Но Мариша не отозвалась. Инне пришлось самой идти на кухню за едой для Етти, потом прибирать в каюте и в клетке, потом купать щенка, который был с ног до кончика носа перепачкан в остатках яичницы и украшен жирными пятнами и собственными экскрементами. А потом отмывать еще и ванну. Выйдя наконец из душа, Инна заявила:

– Мариша, так дольше продолжаться не может! С этим щенком нужно что-то придумать. Он не может целыми днями оставаться в каюте один, обжираться и вообще вести себя, как ему заблагорассудится. Он же в конце концов ребенок, ему нужно внимание и воспитание.

– Угу, – кивнула Мариша, продолжая думать о своем. – Щенка можно отдать Татьяне. Я говорила с ней. Она сказала, пусть Етти поживет пока у нее. Взрослые собаки его не тронут, она уверяла. Да и вообще, Етти – это же подарок Михаила для ребенка Татьяны. Вот пусть щенок и живет там, куда Михаил собирался его подарить.

– Ты привела себя в порядок? – перебила ее Мариша.

– Когда? – возмутилась Инна. – Пока ты тут сидишь и предаешься медитации, я переделала кучу дел. До меня еще очередь не дошла.

– Тогда иди мойся, а потом я пойду, – сказала Мариша. – И давай побыстрей.

Инна немедленно отправилась в душ. Там, с омерзением скинув с себя пропахшую рыбой одежду и запихав ее в корзину для грязного белья, она оглядела себя в зеркало. Вроде бы ее красота за время ночной поездки не особенно пострадала. Так, пара синяков и ссадина на колене. Но это были мелочи по сравнению с теми опасностями, которым она подвергалась.

Потом Инна встала под душ и почувствовала, словно рождается заново. Как только подруга вышла из душа, туда метнулась Мариша, которая тоже вышла из душа преображенная. В тонком шелковом халатике, влажные волосы лежали по плечам красивыми светлыми кольцами, а от самой Мариши исходила волна энергии и странного экзотического аромата.

– Татьяна подарила мне духи, – пояснила Мариша свой новый запах. – Очень странные, сухие. Для тебя там тоже есть коробочка. Татьяна говорит, что запах этих духов имеет свойство вызывать пожар в сердцах мужчин.

Переодевшись в какую-то длинную хламиду, которая называлась платьем, и нацепив на голову огромную соломенную шляпу с цветами, Мариша направилась к выходу из каюты.

– Ты куда? – удивилась Инна.

– Пойду посмотрю, вернулись ли Петр с Вадиком, – ответила Мариша, цепляя себе на нос темные очки, которые закрывали ее лицо почти целиком.

– Только осторожней, как бы они тебя не узнали! – всполошилась Инна.

– Не учи ученую, – ответила Мариша. – А ты позаботься лучше об обеде для нас с тобой. Не все же Етти брюхо набивать. Мне лично тоже жрать просто зверски хочется. И события так разворачиваются, что не знаешь теперь, когда и поедим в следующий раз.

С этой многообещающей репликой Мариша выплыла из каюты, а Инна отправилась договариваться в ресторан насчет обеда, который бы им подали прямо в каюту. На обратном пути подруги столкнулись нос к носу у двери своей каюты.

– Обед будет подан через двадцать минут, – сказала Инна. – Я заказала цыпленка для себя, свинину на вертеле для нас обеих и что-то морское, я так и не поняла, что именно, для тебя. И морскую капусту тоже для тебя.

– А почему для меня морепродукты да еще капусту, которую я терпеть не могу в любой ее ипостаси? – оторопела Мариша.

– Потому что в этих продуктах много йода, а он стимулирует умственную деятельность. А тебе, как я вижу, это просто необходимо.

Мариша фыркнула и заметила, что она всю свою жизнь отлично обходилась без поедания морских водорослей и отлично себя без них чувствовала и соображала тоже неплохо.

– Ты лучше послушай, что мне удалось узнать, – сказала она подруге. – Во-первых, веревочной лестницы, где мы ее оставили на нижней палубе, нет. А во-вторых, оба наших подопечных и Петр, и Вадик тут, на корабле. Когда вернулись, неизвестно. Но утром уже мирно дрыхли в своих кроватках. Горничная сунулась к ним с уборкой, но они послали ее куда подальше, сказав, что у них была трудная ночь и они хотят выспаться.

– Так они и сейчас на корабле? – удивилась Инна.

– Вот именно, – кивнула Мариша. – И нам с тобой предстоит проследить, чем они тут собираются заниматься. Думаю, что будут искать ту бабу, которой Михаил оставил недостающую часть брильянтов. И в связи с этим еще, чуть не забыла! Нужно поговорить с родителями Ады. В частности с ее отцом.

– Ада? – нахмурилась Инна, у которой из-за последних событий из головы начисто выветрились все имена любовниц Михаила.

Мариша вытащила свой мобильник, и после первой же попытки он ее соединил с офисом господина Хасанова, а через минуту и с ним лично.

– Алло! – сказала Мариша. – Я вам звоню по поводу Михаила Ферзева.

Некоторое время в трубке молчали, потом напряженный мужской голос спросил:

– А в чем дело?

– Этот человек вам знаком? – спросила Мариша.

– Знаком – не то слово, – ответил господин Хасанов. – Одно время он собирался жениться на моей дочери.

– На Аде? – проявила осведомленность Мариша.

– Видите, и вы уже знаете, – согласился ее собеседник. – Это вы вчера звонили моей жене?

Мариша не отрицала.

– Тогда вы уже почти все знаете, – грустно сказал Хасанов.

– Да, – согласилась Мариша. – Я только не очень хорошо поняла, что же помешало свадьбе вашей дочери и Михаила?

– Что помешало? – переспросил у нее господин Хасанов. – Помешало то, что жених оказался проходимцем, бабником и альфонсом. Вот что помешало! Он собирался окрутить мою дочь, и, надо отдать ему должное, ему это вполне удалось. Ада совершенно перестала соображать, что к чему. На Михаила она тратила огромные деньги. И конечно, когда она заявила, что собирается за него замуж, я навел о нем справки. Выяснил, что Михаил женат, что судится со своей женой по поводу раздела имущества и ведет себя при этом очень некрасиво.

– И вы решили, что такая же судьба ждет и вашу дочь?

– Нет, сначала я решил побеседовать с женихом. Так сказать, лично с ним познакомиться, – сказал отец Ады. – Но признаюсь, при близком знакомстве он насторожил меня еще больше. Типичный трутень, без стыда, совести и, главное, без сердца. В общем, я предложил ему деньги, чтобы он отступился от моей дочери.

– И что?

– И он согласился! – воскликнул отец Ады. – Представляете! А ведь я предложил ему не так уж и много. Всего пять тысяч долларов. Но он с жадностью схватил эту приманку. И по его виду я понял, что он сам лично оценивает мою дочь значительно дешевле.

– Вы заплатили ему деньги, а он должен был порвать с Адой? – догадалась Мариша.

– Решительно и окончательно, – подтвердил отец Ады. – И тут я ничего не могу сказать, свое слово он сдержал. Даже после того, как Ада наглоталась таблеток и ее пришлось вытаскивать с того света, Михаил держался стойко. Я готов был его собственными руками придушить, когда услышал их разговор. Моя бедная девочка, которая только что выкарабкалась с того света, и полный сил негодяй, который, нагло глядя ей в лицо, заявлял, что он лишь пользовался ею. И что она вообще дурочка и его не достойна. Ему, мол, слабые женщины, которые чуть что – глотают таблетки, не нужны. Не на такого напали, одним словом. «Меня этими вашими женскими штучками, слезками и прочим не проймешь!» – заявил он Аде.

– А потом?

– Потом он ушел согласно нашему с ним договору, – вздохнул отец Ады. – А нам с женой еще долго пришлось лечить Аду от нервного расстройства. Она никак не хотела понять, что ее-то вины в случившемся нет. Просто ее избранник оказался не тем человеком. Да попросту негодяем.

– В таком случае, можете радоваться, – сказала Мариша. – Этот негодяй мертв.

Трубка долго молчала.

– Когда это случилось? – наконец выдавил из себя господин Хасанов. – И где?

– Где, я сказать могу. Это случилось в море между Стамбулом и Афинами. А точней – на корабле, который двигался по этому маршруту.

– Последние два месяца я ни на один день не покидал Питера, – поспешно сказал отец Ады. – Это могут подтвердить все мои сотрудники. И врачи клиники, куда мы поместили Аду, тоже. Я бываю у нашей девочки каждый день. И я, и жена. Она так вообще сидит возле дочери безвылазно. Я увожу ее домой лишь на ночь.

– Надеюсь, она поправится и встретит хорошего человека, за которого и выйдет замуж, – пожелала Мариша.

– Я тоже надеюсь, – вздохнул отец Ады. – Но пока до этого еще очень далеко. Она все время зовет Михаила. Несколько дней назад я даже согласился, чтобы они встретились, надеясь, что это как-то поможет дочери выздороветь от ее увлечения. Взглянуть на Михаила под другим углом, так что ли. Но...

– Но он уже уплыл в Афины, – закончила за отца Ады Мариша. – Так?

– Так, – вздохнул тот. – И мало того, мне в фирме сказали, что его жена Алла тоже отправилась с ним. Это так?

– Да, – сказала Мариша. – Это правда.

– Так это она и убила Михаила! – горячо воскликнул господин Хасанов. – Я вам расскажу, что мне удалось узнать. Между супругами уже почти год идет непримиримая война из-за раздела имущества. И конечно, жене было бы выгодно, чтобы Михаил исчез. Попросту говоря, умер.

– Хм, – с сомнением протянула Мариша.

– Но ведь странно же, согласитесь, супруги друг друга терпеть не могут, однако плывут на одном корабле в один и тот же круиз.

Мариша поблагодарила отца Ады, еще раз пожелала выздоровления его дочери и уставилась на Инну.

– А ведь и в самом деле странно, чего все-таки Алла потащилась за Михаилом?

– Странно, конечно, но именно по этой причине Алла и не стала бы отравлять своего мужа на «Аристотеле». Она могла выбрать для этого любую другую более подходящую ситуацию. Мы ведь с тобой это уже обсуждали.

– Но все равно же странно, – задумчиво сказала Мариша.

Но подумать над этим вопросом у подруг времени не оказалось. Принесли обед. И девушки накинулись на еду, словно не ели по меньшей мере неделю. Етти тоже наслаждался своей порцией, громко чавкая и разбрасывая куски пищи во все стороны. Но подругам сейчас было не до хороших манер за столом. Они решили, что воспитанием щенка вполне могут заняться и доберманы Татьяны, которые выглядели достаточно воспитанными собаками и могли оказать благотворное влияние на Етти.

– М-м! – простонала от наслаждения Инна. – Как вкусно.

Мариша, которая уже давно покончила со свининой на вертеле и теперь мрачно жевала какое-то морское беспозвоночное, заедая его салатом из морской капусты, промолчала.

– Ну как? – спросила Инна у подруги. – Мыслей умных в голове прибавилось?

– Почему бы тебе самой не попробовать этой еды? – вместо ответа предложила Мариша. – Уверена, тебе эти йодированные продукты тоже пойдут на пользу.

Часов до шести вечера подруги проспали у себя в каюте, отдавая долг минувшей бессонной ночи. Проснулись они бодрыми и, как ни странно, снова голодными.

– Пошли поужинаем, – сказала Мариша. – Потом возьмем Етти, Костика и направимся к Татьяне. Интересно, как у нее дела?

– Будь какие-то новости, она бы нам уже позвонила, – зевнула Инна.

И подруги, накрасившись и приведя себя в полную боевую готовность для ужина, отправились в ресторан. То есть это они так думали. Но по пути они едва ли не нос к носу столкнулись с Вадиком, который со своим обычным озабоченным видом направлялся к трапу корабля. На девушек он не обратил внимания. Подруги переглянулись и повернули следом за ним.

– Звать Костика на подмогу уже нет времени, – прошептала Мариша. – Пока найдем его, пока он соберется, этот тип уже свалит с корабля. И ищи его потом по всем Афинам. Инка, придется нам с тобой снова действовать на свой страх и риск.

– Ох! – только и смогла ответить на это Инна.

И подруги двинулись за Вадиком. Тот шел не оглядываясь, быстрым шагом. И подругам пришлось попотеть, чтобы не отстать от него.

– Позвони Татьяне, – сказала Инна. – Скажи, что мы преследуем Вадика.

Мариша так и сделала. Татьяна от слов Инны пришла в ужас. И, как ни странно, в еще больший ужас пришел Валентин.

– Я категорически запрещаю вам какую-либо самодеятельность! – закричал он в трубку. – Слышите?

– Слышим, слышим, – пробурчала Мариша, отключая трубку.

Ровно через минуту трубка зазвонила снова.

– Где вы хотя бы находитесь? – спросил у них Валентин.

– Откуда мы знаем? – рассердилась Мариша. – Какая-то улица. Мы вышли из порта, сначала шли прямо, потом свернули налево, потом еще раз налево, но уже на третьем перекрестке.

– Но улица? – простонал Валентин.

– Да говорю же тебе, не знаю, – ответила Мариша. – Тут все по-гречески написано. А этот тип шпарит с такой скоростью, что нам нет возможности ни остановиться, ни выяснить у прохожих, где мы находимся.

И она снова отключила трубку. Валентин им больше не звонил. А Вадик тем временем углублялся все дальше и дальше. Вскоре он поймал такси, подругам пришлось сделать то же самое. Хорошо еще, что, наученные горьким опытом прошлой ночи, они теперь всюду таскали с собой мобильники, паспорта и деньги. Подруги уселись в такси, и перед ними встал еще один вопрос. Как объяснить водителю, куда нужно ехать. Подруги попытались сделать это на всех известных им языках, и в конце концов водитель, кажется, их понял. Во всяком случае, он заулыбался, что-то ответил на ломаном английском, которого ни одна, ни вторая не поняли, и тронулся следом за такси с Вадиком.

Ехали они довольно долго. За окном быстро темнело, и подругам стало не по себе. Но город постепенно приобрел совсем современный вид, и подруги немного успокоились. Наконец Вадик остановил свое такси, вышел из него и направился прямо к какому-то кафе. Подруги повторили его маневр. Кафе выглядело достаточно прилично, чтобы они могли не опасаться за свою безопасность. К тому же надпись на нем была сделана по-гречески и по-английски.

– «Аттика», – прочитала Мариша. – Теперь мы хотя бы знаем, где находимся.

Она взяла трубку и позвонила Валентину.

– Хорошо, я понял, – быстро ответил тот. – Сидите там и никуда не уходите.

– Ему легко приказывать, – буркнула Мариша. – А нам как быть, если Вадик задумает отсюда смыться?

– Смотри! – вместо ответа схватила ее за руку Инна. – Машина Янниса.

Подруги стояли так, что Яннис их заметить не мог. Да и вообще девушки сильно сомневались, что он их помнит. Яннис припарковал свою машину и прошел в кафе.

– Интересно, о чем они будут говорить? – спросила Мариша.

– В кафе соваться рискованно, – заметила Инна. – Подождем тут.

И подруги остались ждать, на всякий случай не отпуская шофера. Ждать им пришлось около получаса, шофер начал проявлять признаки нетерпения и даже пару раз сделал попытку устроить скандал и уехать. Мариша сунула ему аванс в виде бумажки в пятьдесят долларов, и он успокоился.

– Нужно поменять доллары на местные деньги, – сказала Мариша. – И узнать цены. А то находишься словно в вакууме.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю