332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Д. Касталанетта » Принцесса Торитель » Текст книги (страница 8)
Принцесса Торитель
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:00

Текст книги "Принцесса Торитель"


Автор книги: Д. Касталанетта






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

У остальных же членов отряда, в том числе и у Литгута, не было уверенности в том, что завтра им с Торитель представится возможность подлить Склизле в чашу яд. Во-первых, Склизлу не так-то легко было провести, а, во-вторых, как улучить такой момент, чтобы никто не заметил, что ей что-то подливают, когда, скорее всего, они всё время будут у всех на виду. Весь вечер прошёл в спорах и волнениях, но никто так ни до чего и не договорился. Всё представлялось в каком-то тумане.

На следующий день, ближе к вечеру, Литгут и Торитель отправились в замок, а Рродерик, Какамбер и братья Муник остались ждать их дома. Хинни-Хуп тоже остался, но вот только дома или где-то ещё, этого никто не знал.

В этот вечер Торитель была ослепительно красива. Дело в том, что накануне встал вопрос, в чем, собственно, им с Литгутом идти, ведь нельзя же заявиться на день рождения в дорожной одежде. На помощь им пришла дочь Пигута – та самая племянница Лавин, которую помнила Склизла Пятая. Литгуту она дала лучший камзол своего мужа. Он был тёмно-вишневого цвета, а вдобавок к нему волшебник получил серо-зелёные брюки. Для Торитель же она нашла платье небесно голубого цвета, что как нельзя лучше оттеняло её глаза. Это платье Лавин носила несколько лет назад. За годы лежания в сундуке оно немного пообветшало, поэтому весь вечер до глубокой ночи они вместе с Торитель провели над его переделыванием. Где-то они его чуть укоротили, где-то пришили лишнюю оборку – в результате платье выглядело вполне достойно королевской дочери.

Так как от дома Пигута до замка было совсем недалеко, то Литгут с Торитель решили проделать этот путь пешком, несмотря на то, что обычно в замок все приезжают в своих экипажах. Они шли под руку по узкой улочке. Те, кто встречал их, неизменно оборачивались и провожали их долгим взглядом, потому что уж больно красивой была эта пара.

Литгут шел с выпрямленной спиной и гордым видом оттого, что под руку его держала такая красавица. Торитель тоже шла с высоко поднятой головой. Надо сказать, что она всегда была высокого мнения о своей красоте, а в этом платье она и вовсе чувствовала себя принцессой.

Вскоре они добрались до ворот замка. Литгут поставил рядом с собой корзину, которую до этого нес в руках. Сверху на корзину была наброшена накидка, которая скрывала от любопытных взглядов её содержимое. Это был подарок для принцессы Джулит. Накануне Литгут ещё раз пошел на базар и очень долго не возвращался. Когда он вернулся, то оказалось, что ещё в первое посещение он приметил одного торговца, у которого были самые разнообразные диковинные животные. А насколько он помнил Джулит, ей всегда нравилось всё необычное.

То, что он принёс, оказалось маленьким мохнатым животным с хоботком и свиными ушками. При таком странном наборе это был очень очаровательный зверёк с бездонно-голубыми глазами. Где-то в глубине души Торитель была бы даже не против, чтобы такого зверька подарили и ей.

Сейчас, пока Литгут с Торитель ждали, когда им откроют, принцесса присела на корточки рядом с корзиной, отодвинула край накидки, и оттуда высунулась голова зверька. Торитель почесывала его за ушком, а он в это время обнюхивал своим хоботком её руки.

Но вот заскрипел засов отворяемых ворот. Торитель поспешно положила накидку обратно на корзину и поднялась.

В щели между приоткрытыми створками ворот показалась чья-то бородатая голова. Эта голова молча и внимательно осмотрела их, затем стражник высунулся в проем чуть больше и, наконец, нарушил не очень приятную тишину:

– Волшебник Литгут, насколько я могу судить? – пробурчал он.

Литгут кивнул в ответ и уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но стражник прервал его:

– Меня информировали, – коротко бросил он и исчез в проеме.

Литгут и Торитель остались стоять в недоумении. Они переглянулись и опять уставились на ворота. Через несколько минут из ворот высунулась рука стражника и поманила их внутрь.

Литгут взял корзину и первым подошел к воротам. Торитель, не отставая, следовала за ним. В щель, через которую до этого высовывался стражник, Литгут увидел его удаляющуюся спину. Он потянул одну створку ворот на себя, поскольку щель была очень узкой для того, чтобы ему можно было через неё протиснуться, и тем более Торитель в её роскошном платье. Но ворота не больно-то поддались. Тогда Литгут передал корзину Торитель, а сам схватился обеими руками за створку и что было сил дёрнул её. Через несколько рывков его усилия увенчались-таки успехом. Проход стал шире, но как раз только чтобы можно было пройти одному человеку.

Оказавшись по ту сторону ворот, Литгут хотел было закрыть их, но подумал, что, наверное, стражник куда лучше справится с этой задачей. Самого же стражника уже нигде не было видно. В щель Литгут видел, что, не став никого ждать, стражник пошел по тропинке, ведущей на вершину холма, на котором возвышался сам замок. Литгут и Торитель отправились вслед за ним.

Глава 33

Тропинка, ведущая к замку, пролегала между густыми деревьями и очень скоро терялась в них. Поскольку холм был достаточно крутой, то она не шла прямо, а извивалась из стороны в сторону. Волшебнику и принцессе пришлось не раз резко поворачивать, прежде чем они добрались до вершины. После каждого поворота Торитель думала, что вот-вот покажется замок, но там её ждал лишь очередной отрезок пути. И вот, наконец, когда последние деревья расступились, взору Торитель предстал очень красивый замок, выложенный из серого кирпича.

Как и все волшебные замки, этот был украшен множеством башен, самую высокую из которых венчал флюгер. Часть стен была увита плющом, который кое-где закрывал не только сами стены, но и окна.

Подойдя ближе, Торитель остановилась и какое-то время просто смотрела на замок. Он был так сказочно красив! Но он оказался не совсем таким, каким она представляла его себе.

– Я думала, он должен быть немного более мрачным, – еле слышно прошептала она.

– Почему? – поинтересовался Литгут.

– Из-за того, что все вы рассказывали про это семейство. Я думала, такие замки, как этот, бывают только у добрых королей.

– А Хокин и есть добрый король, – сказал Литгут и, в ответ на её недоумённый взгляд, пояснил, – просто он очень любит свою дочь и потакает ей во всём.

– Ты знаешь, – добавил он, когда они подходили к дверям замка, – что любовь часто толкает людей делать не очень красивые вещи.

Подойдя вплотную к двери, Литгут взял в руки дверной молоток и сделал несколько ударов. И опять им пришлось ждать, прежде чем им открыли. Каково же было их удивление, когда за открывшейся дверью они увидели лицо всё того же стражника, который открывал им ворота внизу.

– Волшебник Литгут? – опять спросил он.

Только Литгут кивнул в ответ, как стражник повернулся и пошел внутрь замка.

Литгут решил на этот раз не ждать и сразу же последовал за ним, благо эта дверь не оказала ему такого сопротивления, как та внизу.

Они прошли через довольно просторный холл, свернули вбок, и теперь шли по узкому коридору. Тут было темновато, так как не было окон, и коридор освещал лишь факел в руках у стражника. Поэтому Литгут и Торитель старались не отставать и быстро семенили за ним.

Торитель чувствовала себя всё более и более странно. По тому приему, который пока им был оказан, Торитель даже не решалась представить себе то, что может их ждать впереди. А про цель, с которой они пришли сюда, она даже и не вспоминала. Каждую секунду она ощущала неуверенность и какое-то не вполне осознанное чувство опасности, даже несмотря на то, что она была не одна, а с Литгутом. Жаль, что она не могла отправиться сюда с Рродериком. С ним она наверняка чувствовала бы себя в безопасности.

Наконец коридор закончился, и они оказались в празднично украшенной зале. Сквозь стрельчатые окна проникал свет и, отражаясь в зеркалах и серебряной посуде, освещал всё вокруг.

После тёмного коридора Литгут и Торитель были ослеплены светом, которым была наполнена эта зала. Они просто стояли и пытались привыкнуть к нему, поэтому не сразу заметили людей в другом конце залы. Их вывел из оцепенения пронзительный высокий голос Склизлы:

– Литгут, душка! Проходи!

Тут Литгут наконец-то разглядел её, да и не только её.

Во главе большого стола на троне возвышался король Хокин. По обе стороны от него сидели Склизла и его дочь Джулит. Дальше места занимали гости, коих, на взгляд Торитель, было человек сто, хотя Склизла, приглашая их на праздник, как будто бы говорила, что кроме них никого не будет.

Литгут не заставил себя долго упрашивать и подошел к столу, к самому его центру, где сидела именинница. Торитель ни на шаг не отставала от него. Подойдя почти вплотную, Литгут остановился и сделал глубокий поклон. Торитель присела в реверансе.

– Рад видеть тебя, Склизла! – поприветствовал её Литгут.

– И вас, дорогая Джулит! – и он отвесил ей поклон, – и вас, король Хокин, и вас, почтенные гости, – при этих словах он повернулся и поклонился всем присутствовавшим.

Пока Литгут приветствовал всех, Торитель заметила на лице короля Хокина минутное недовольство. Оно не ускользнуло и от Литгута. Но стоило ему на секунду задержать на нем взгляд, посмотрев ему прямо в глаза, как это недовольство тотчас же улетучилось.

Литгут знал, что ради удовольствия Джулит король Хокин готов забыть любые обиды, поэтому поспешил обратиться к ней:

– Джулит, дорогая, в этот сказочный день я и моя племянница Торитель, – тут он слегка толкнул её, а она расцвела одной из своих самых солнечных улыбок и поклонилась Джулит, – хотим поздравить тебя с этим чудесным праздником – Днем рождения! Прими же от нас этот скромный подарок, – при этом он подошел к ней и протянул корзину.

Та взяла её, но не спешила открывать. Казалось, она была в некоторой растерянности. Она не понимала, откуда здесь вдруг появился этот волшебник, о котором не было слышно столько лет.

Поскольку она просто сидела и молчала, Литгут начал чувствовать себя неловко. На помощь ему пришла, как ни странно, Склизла.

– Ну неужели ты не хочешь посмотреть, что там? – пропищала она над самым ухом Джулит.

Та вздрогнула и вышла из оцепенения. Осторожно приподняв край покрывала, она вдруг ойкнула и наклонилась поближе. Когда она подняла голову, её лицо светилось. Литгут и не надеялся, что ему удастся так ей угодить.

Джулит сняла покрывало и обеими руками вытащила оттуда мохнатого зверька. Хотя ей и было уже немало лет – по мнению Торитель, сорок, никак не меньше – с этим зверьком в руках она выглядела, точно маленькая счастливая девочка.

Какое-то время она смотрела на зверька, а потом протянула и показала его королю Хокину. Он взял зверька на руки, погладил его, потом поднял голову и обратился к Литгуту:

– Спасибо, Литгут! Это прекрасный подарок, – Джулит кивнула в подтверждение этих слов. – А теперь ты и твоя племянница, пожалуйста, присаживайтесь и будьте нашими гостями.

– Иди сюда, – пропищала Склизла и указала на места рядом с собой.

Литгут с Торитель расположились рядом с ней, и празднование продолжилось.

Весь вечер их угощали вкуснейшей едой, Склизла развлекала их разными историями. Да и Литгут не отставал от неё и то и дело рассказывал невероятные вещи, которые то ли были на самом деле, то ли не были – Торитель не была в этом уверена – чем заставлял её смеяться до боли в животе. А так как её смех был очень заразительным, то и все, кто сидел рядом с ними, тоже все время хохотали.

Это был настоящий День Рождения, полный подарков, веселья и волшебства. То Литгут, то Склизла показывали фокусы, чем приводили всех, и особенно именинницу, в неописуемый восторг.

Торитель все это очень нравилось, но одна мысль не покидала её. Здесь все ей казалось таким радостным и добрым, что ей никак не верилось, что то, что ей рассказывали про эту семью – правда. Неужели же эта милая принцесса Джулит действительно могла так разозлиться на короля Попина, что хотела ему отомстить любым способом. Она, так умилительно смотрящая на подаренного ей зверька, так радующаяся тем фокусам, которые ей показывали – немыслимо! Торитель не могла в это поверить.

Да не только Джулит, но и король Хокин, и даже сама Склизла – все были так дружелюбны! Это несоответствие между тем, что ей рассказывали о них, и тем, что она видела собственными глазами, тяготило её. Вся её решимость отравить Склизлу и тем самым спасти жителей королевства Попинблю пропала. Сейчас Торитель казалось, что достаточно просто поговорить со всеми ними и все обиды забудутся, Склизла снимет свое заклятие с Попинблю и жители некогда сказочного королевства смогут вернуться домой.

Так она сидела и думала, в то время как все вокруг веселились. Торитель не могла вполне насладиться этим весельем. Как ни был праздник прекрасен – она ждала его окончания. Она надеялась, что когда они с Литгутом наконец останутся вдвоем, она сможет поговорить с ним и постарается убедить его отказаться от их первоначального замысла. Всегда лучше не делать чего-нибудь плохого, если можешь сделать что-нибудь хорошее.

Глава 34

Праздничный вечер подходил уже к концу, а принцессе Торитель всё никак не удавалось поговорить с Литгутом. Когда гости стали разъезжаться, Торитель думала, что они с волшебником тоже отправятся домой к Пигуту, но вышло по-другому.

Литгут собрался было уже уходить, но Склизла уговорила его остаться ещё ненадолго. «После стольких лет, – сказала она ему, – нам есть о чем с тобой поговорить». Литгут охотно согласился, Торитель же отвели в спальные покои и предоставили самой себе. Как ни пыталась она делать Литгуту знаки, что им нужно поговорить, казалось, он не замечал их.

Оставшись одна в комнате, Торитель села на край кровати и опустила голову на руки. Она была в отчаянии. Вот, наверное, сейчас, пока она сидит тут, Литгут болтает со Склизлой. Они пьют из бокалов, и один из них окажется для Склизлы роковым. Пока она будет чем-нибудь занята, Литгут незаметно подольет ей в чашу яд, как они и задумали. С ней будет покончено, и жители королевства Попинблю обретут долгожданную свободу. Но всё можно было бы сделать по-другому! Если бы только она могла поговорить с Литгутом!

«А вдруг ещё не поздно?» – подумала Торитель и в её глазах тотчас же появилась решимость. Никогда не бывает поздно, пока ты не использовал все шансы, которые у тебя есть.

«Надежда не умирает никогда», – сказала сама себе Торитель и встала, чтобы отправиться в залу и поговорить с Литгутом прямо сейчас. Она прервёт их разговор, как бы невежливо это не было.

Она подошла к двери, повернула ручку и дернула на себя. Дверь не поддалась. Тогда Торитель толкнула её – тот же эффект. Как ни дергала она её, дверь так и не открылась. Кто-то запер её в этой комнате! Но зачем кому-то было это делать? Наверняка, это получилось случайно.

Тогда она прижалась губами к щели между дверью и стеной и попыталась позвать на помощь. Но, как и следовало ожидать, её никто не услышал. Торитель помнила, что сюда её вели по нескончаемым коридорам. Надеяться, что кто-то будет прогуливаться в этой части замка и услышит её, не стоило.

Оставалась еще надежда попытаться выбраться отсюда через окно, но и это не получилось. Окно также было закрыто. Что ж, она всё испробовала, но безрезультатно. Теперь единственное, что она могла сделать, так это лечь спать и дождаться завтрашнего утра.

Она сняла с себя красивое голубое платье, осторожно повесила на стул и легла в постель. Кровать оказалась такой удобной, что Торитель и не заметила, как успела заснуть.

В эту ночь ей снился очень приятный сон. Бывают такие сны, что совсем не хочется просыпаться. И этот сон был такой же. Ей снилась Земля. Ей снилась её семья. И папа, и мама, и две её сестры – все самые любимые люди были рядом с ней. Когда же она, наконец, проснулась и увидела, где она находится на самом деле, ей стало очень грустно. Прошло уже столько времени с тех пор, как она улетела с Земли, и совсем непонятно, когда она окажется там снова.

Встав, Торитель оделась и подошла к двери. Та все ещё была заперта.

«Может, я слишком рано проснулась?» – подумала Торитель.

Тогда она решила подождать, пока за ней кто-нибудь придёт. Но прошел час, и два, и три – как ей казалось – а за ней никто не приходил. Торитель не понимала, что происходит. Может в суматохе про неё забыли. Но должен же Литгут вспомнить про неё! Хотя, с другой стороны, ещё недавно на базаре он как-то очень быстро забыл про неё. Торитель попыталась прогнать эти невесёлые мысли от себя и продолжила ждать.

Но просто сидеть и ничего не делать – это не так-то легко. Через некоторое время она встала и начала прогуливаться по комнате. И вот в очередной раз проходя мимо окна, она краем глаза что-то такое увидела, но не поняла, что именно. Тогда она вернулась и подошла к окну поближе. Она посмотрела на лужайку перед замком, но не увидела ничего необычного. Что же привлекло её внимание? Тогда она посмотрела чуть дальше и вдруг вскрикнула: «Литгут!»

Да, это был он. По тропинке, ведущей вниз с холма, удалялся Литгут. Как он мог так поступить с ней?! Как он мог её бросить?!

Теперь она уже не думала, что её заперли здесь случайно. Но зачем? И почему Литгут оставил её здесь? Неужели он причастен к этому? Но каким образом?

Все эти вопросы раздирали Торитель. И ни на один из них она не находила ответа.

В таких раздумьях прошло какое-то время, пока вдруг тишину не нарушил какой-то звук. Торитель вздрогнула и резко повернулась. Кто-то поворачивал ключ в замочной скважине.

Дверь открылась и в комнату вошла Склизла. За ней показалась служанка, которая несла поднос с едой. Она поставила его на стол у окна и удалилась, закрыв за собой дверь. Пока она это делала, ни Склизла, ни Торитель не проронили ни слова.

– Здравствуй, принцесса Торитель, – обратилась к ней Склизла, как только дверь за удалившейся служанкой закрылась.

Торитель удивлёнными глазами посмотрела на неё.

– Литгут сильно недооценил меня, – с горечью в голосе произнесла Склизла. – Вы серьезно думали, что я не смогу сложить два и два! Мне было известно, что все эти годы Литгут провел в Пещерах, а не на Той Стороне, – и она махнула рукой куда-то в сторону, явно передразнивая Литгута. – Мои подданные рассказали мне о том, как из Пещер вылетела ракета, и как она потом вернулась.

– Она могла вернуться с кем угодно, – несколько свысока сказала Торитель.

– Но вернулась с тобой! – резко ответила Склизла. – Это только твой отец мог подумать, что тогда в саду я убила тебя. Моё заклинание было совсем другого рода.

Торитель всё поняла и просто стояла, и молча смотрела на Склизлу. Та, в свою очередь, не ожидала такой реакции. Она была готова к чему угодно, но не к молчанию в ответ.

– Неужели тебе неинтересно, почему ушел Литгут? – не выдержала она.

– Почему? – коротко спросила Торитель.

– Он думает, что вчера вечером ты не дождалась его и ушла вместе со всеми. И я не стала его разуверять в этом, – добавила она.

– Понятно, – Торитель тяжело вздохнула, подошла к окну и стала смотреть вдаль. Она подышала на стекло, нарисовала пальцем что-то непонятное, затем повернула голову и тихо спросила:

– Теперь вы убьете меня?

Склизла вдруг расхохоталась своим противным резким смехом.

– Ну нет! Во всяком случае, пока нет, – добавила она. – Сегодня вечером я возвращаюсь домой, и ты поедешь со мной. Я решила не задерживаться здесь надолго.

Она прошлась по комнате, явно что-то обдумывая и бормоча:

– Джулит это не понравится. Очень не понравится.

Вдруг она остановилась, осененная какой-то внезапной мыслью.

– Хотя, – она провела рукой по подбородку, – можно ведь взять её с собой. Да, я так и сделаю, – было видно, что эта идея ей самой очень понравилась.

– Вечером я пришлю за тобой, – бросила она Торитель и поспешно удалилась.

Глава 35

Когда замолк звук поворачиваемого в замочной скважине ключа, Торитель присела к столу и стала обдумывать свое положение. Для начала она решила поесть: неизвестно, когда её покормят в следующий раз, а силы ей ещё могут понадобиться.

«Ну что ж, – думала она, – ничего страшного пока не случилось, просто теперь мне придется действовать в одиночку. Наверняка, когда Литгут вернется домой и обнаружит, что меня нет, он поймет, что Склизла обманула его. Но пока они будут решать, как им вызволить меня отсюда, и пока придут сюда, нас, скорее всего, здесь уже не будет. Теперь я предоставлена самой себе. Ну и ладно, не в первый раз приходится принимать решения самой. Надеюсь, и в этот раз я справлюсь с этим», – так она подбадривала себя, а время шло и шло, пока, наконец, не наступил вечер, и в замке опять не послышался звук поворачиваемого ключа.

За ней пришел всё тот же бородатый стражник, который накануне вечером встречал их вместе с Литгутом. Вместе они спустились вниз, где стояли все обитатели этого обманчивого замка. Король Хокин прощался со своей ненаглядной дочуркой. Склизла же торопила его и говорила, что нечего тут разводить нюни.

Наконец, прощания закончились и все вышли на улицу, но с другой стороны замка, где была широкая подъездная дорога, а не та узкая тропинка, по которой Литгут и Торитель пришлось карабкаться вчера. Перед замком стояла большая карета, в которой расселись Склизла и Джулит, Торитель же достался лишь небольшой краешек скамейки. Сзади на козлах примостилась служанка Склизлы, и они тронулись в путь.

Эта дорога вела прямо в королевство Склизилин. Так как все королевства на этой планете были не очень большого размера, то и дороги между ними были не очень длинные. Однако на карете нельзя очень быстро куда-нибудь добраться, поэтому и в замок Склизлы они приехали, когда уже было далеко за полночь, тем более, что по пути им пришлось сделать остановку, о причинах которой Торитель узнала лишь позже.

Во время пути карету заносило то в одну сторону, то в другую. Торитель казалось, что она уже более-менее приноровилась к этому, но вдруг карета так резко затормозила, что все дернулись. Торитель еле удержалась на своём месте, но тут сверху на неё свалился какой-то плохо закреплённый тюк и стукнул по голове, чем доставил несказанное удовольствие принцессе Джулит. Какое-то время карета просто стояла и ничего не происходило, но затем снаружи стали раздаваться какие-то непонятные звуки, в какой-то момент Торитель даже почудилось, что она слышит крики. Это длилось несколько минут, а потом всё вдруг стихло, и они поехали дальше. Джулит пыталась было расспросить свою бабку о том, что же случилось, но та лишь хихикала своим противным смехом и довольно потирала руки.

Когда они прибыли в замок Склизлы, Торитель не очень удивилась тому, что ей отвели маленький чулан, в котором умещались лишь небольшая деревянная кровать и один стул. Оставшись одна, поскольку было уже поздно, принцесса решила лечь спать, но не тут-то было. В каморку к ней ворвалась какая-то мерзкая старуха, которая, как успела понять Торитель, была главной служанкой в этом замке. Она забрала у принцессы красивое голубое платье, а взамен принесла и кинула на пол какое-то поношенное тряпьё, состоящее, как оказалось, из бесформенного платья, фартука и чего-то, что, видимо, когда-то раньше было платком.

Торитель не кинулась сразу же одеваться, но тут же пожалела об этом.

– А ну, давай одевайся, живее, – заворчала на неё Старга – именно так звали старуху – и стала сама натягивать на Торитель одежду.

– Спасибо, я сама, – еле вырвалась из её объятий Торитель.

– Как хочешь, – буркнула та, повернулась и пошла вон из комнаты.

Торитель поспешила за ней, на ходу завязывая передник и надевая платок.

Когда они пришли на кухню, там вовсю кипела работа. Сразу несколько поваров и поварят что-то резали, жарили и варили. Старуха всучила Торитель поднос, на котором возвышалась какая-то жареная птица, и пихнула её по направлению к двери. И тут, наконец, Торитель поняла, что же ей предназначила Склизла: отныне она будет прислуживать этой колдунье. Она и Джулит, наверняка, позвала с собой, чтобы вместе насладиться унижением Торитель.

Пройдя по небольшому коридору, Торитель оказалась в огромной зале, освещенной всего лишь несколькими свечами, так что всюду царил полумрак. В центре стоял большой стол, за которым сидело всего два человека: Склизла и её любимица, внучка Джулит. При виде Торитель на их лицах появилось злорадное выражение. Для Джулит видеть наследницу некогда сказочного королевства Попинблю в таком жалком виде было большим удовольствием. Когда же Торитель, идя по темной зале, обо что-то споткнулась и чуть не упала, Джулит разразилась таким смехом, что даже Склизла сначала вздрогнула, но затем и сама засмеялась своим противным высоким смехом.

Весь остаток ночи Торитель то приносила блюда, полные еды, то уносила их, когда на них ничего, кроме объедков, не оставалось. Склизла же с принцессой Джулит проводили время за приятными для них разговорами. Завидев Торитель, они отпускали на её счет всякие колкости, а Джулит один раз даже не удержалась и кинула ей вслед обглоданную кость. На счастье Торитель, она промахнулась.

Торитель решила до поры до времени делать то, что ей приказывают, и не показывать свой характер. Поэтому на все выпады в её адрес она отвечала лишь холодным молчанием. Надо сказать, что ни Склизла, ни Джулит не ожидали такой реакции. Они думали, что либо Торитель будет молить их, чтобы они сжалились над ней и перестали оскорблять её, либо, в крайнем случае, будет кричать, возмущаться и откажется что-либо делать. Такая же холодная покорность явно сбила их с толку. Когда в очередной раз Торитель вышла с пустым подносом из залы, Джулит язвительно сказала:

– Ты посмотри, бабуля, какая выискалась королева! С таким гордым видом носит объедки, как будто это поднос с драгоценностями.

– Ну ничего, посмотрим, с каким видом она будет ходить через пару недель, – попыталась утешить её Склизла.

– Пару недель! – вскричала Джулит, – Я хочу насладиться её унижением сейчас! А глядя на неё, я не получаю ни капельки удовольствия.

– Мы можем завтра придумать что-нибудь более унизительное для неё, – пропищала Склизла, – что-нибудь гадкое и неприятное, – она произносила эти слова так, как если бы она ела что-то очень и очень вкусное.

Как и тогда, когда Джулит радовалась подаренному зверьку, сейчас, несмотря на свой возраст, она производила впечатление маленького ребенка, только теперь это был ребёнок, у которого сломалась одна игрушка, а ему пообещали взамен другую, ещё лучше. Предвкушение завтрашнего удовольствия очень быстро успокоило её, и они со Склизлой, напировавшись вдоволь, отправились спать.

Торитель тоже было позволено отправиться к себе в каморку. Тогда, наконец, она смогла лечь спать. Но, несмотря на то, что было уже настолько поздно – а вернее было бы сказать, настолько рано, что уже начало светать, ей не удалось забыться сном: слишком много мыслей роилось в её голове.

Как все быстро переменилось за последние сутки! Вчера вечером она была уверена, что её окружали добрейшие люди. Все её существо противилось мысли погубить Склизлу. Как она порывалась отговорить Литгута от этой идеи! А оказалось, что он был прав, и всё их поведение – лишь напускное. Такое разочарование!

Думая о Литгуте, Торитель вдруг вспомнила о яде, которым они собирались отравить Склизлу. Принцесса села на кровати и попыталась судорожно нащупать у себя на груди заветный пузырек. Его нигде не было. Дело в том, что затем, чтобы он не разбился, да и, кроме того, не был заметен, принцесса положила его в маленький кармашек, который очень хорошо застёгивался. Вся беда была в том, что этот кармашек был в том самом голубом платье, которое забрала Старга.

Торитель в отчаянии схватила себя за голову. Как она могла забыть об этом! Она могла потихоньку вытащить его из платья, так, чтобы этого никто не заметил, а она просто-напросто забыла про него!

«Ну что ж, – попыталась взять себя в руки Торитель, – завтра надо во что бы то ни стало постараться найти это платье. Надеюсь, они не успели его выкинуть».

С этой утешительной мыслью она и заснула.

Глава 36

На следующее утро ей даже удалось немного поспать. Поскольку Склизла с Джулит легли уже под утро, то и проснулись, когда обед уже давно прошел. А так как в замке еще никто не успел привыкнуть к тому, что Торитель теперь живет с ними, то о её существовании попросту забыли. Если бы не это обстоятельство, то её уж наверняка заставили бы что-нибудь делать. А так она даже успела выспаться прежде, чем за ней послали.

Идя за Старгой, Торитель думала о том, как бы ей узнать про её голубое платье так, чтобы не вызвать при этом подозрений. «Мм», – попыталась привлечь внимание старухи Торитель, в ответ та так грозно на неё зыркнула, что принцесса поспешила сделать вид, что она всего лишь поперхнулась. «Да, похоже, что-то выведать у неё будет не так-то просто», – промелькнуло у неё в голове.

На кухне Торитель дали кусок хлеба и стакан молока и на некоторое время предоставили её самой себе. Не успела она сделать последний глоток, как к ней тут же подскочила Старга. Казалось, что она всё время следила за принцессой и ждала, когда же, наконец, она закончит.

– Ну что, назавтракалась? – ехидно спросила она. – Тебя велено доставить прямо к Их Величествам, – с этими словами она схватила Торитель за руку и потянула за собой.

Это было излишне, поскольку Торитель и так не собиралась сопротивляться.

Они прошли ту залу, в которой Склизла и Джулит пировали накануне, затем ещё пару комнат и, наконец, вышли на каменную террасу. Эта терраса одной стороной примыкала к замку, а с другой заканчивалась крутым обрывом. У дальнего конца на больших, увитых плющом качелях раскачивалась принцесса Джулит. Поскольку Джулит была принцесса уже довольно взрослая, а вела себя, как будто ей было совсем мало лет, то на этих качелях она выглядела несколько комично. Торитель ещё раз подивилась этому странному несоответствию внешности и поведения принцессы.

Невдалеке от качелей за столом в большом кресле восседала сама Склизла. У её ног Торитель заметила какое-то животное. Хоть зрение у принцессы было и не очень хорошее, всё же она смогла узнать в этом звере не кого иного, как пиката. Ей уже раньше доводилось видеть этих животных, когда они с Рродериком ещё только прилетели на эту планету. Да, у этой ведьмы и домашние животные были под стать ей!

Как только Старга выволокла Торитель и толкнула её по направлению к Склизле, этот пикат поднял голову и стремительно бросился к Торитель. Она даже толком ничего не успела понять, только вдруг почувствовала острую боль в левой ноге. Опустив голову, она увидела, что это пикат впился зубами в её ногу и с каждой секундой его зубы погружались в неё все глубже и глубже. Через мгновенье она услышала радостный смех Джулит и не менее довольный – Склизлы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю