355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ая Кучер » Невеста для Зверя (СИ) » Текст книги (страница 8)
Невеста для Зверя (СИ)
  • Текст добавлен: 9 августа 2021, 23:32

Текст книги "Невеста для Зверя (СИ)"


Автор книги: Ая Кучер



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 25 страниц)

Глава 18. Асель

Я отказываюсь думать о том, что в гостиной со Зверем творила. Просто запираю в своей памяти на сотню замков. Чтобы не возвращаться к этому никогда.

Это неправильно, жутко. Он купил меня, как какую-то вещь, а я от него поплыла. Получила оргазм от нескольких движений. И ещё немного – отдалась бы ему по собственной воле. Сама бы раздвинула ноги в приглашающем жесте. Кошмар.

– Как тот, с кем всё сложно? – Тиса встречает меня в университетском дворе со стаканчиком кофе. Хочу отказаться, но затем слышу запах мяты и клубники. – Чай, я помню, что мы обе не любим кофе.

– Спасибо.

Гляжу на девушку удивлённо, но благодарно улыбаюсь. Это всё так странно, когда незнакомые люди помогают, а лучшие друзья отворачивают. Наташа сегодня только послала мне презрительный взгляд. А мне до дрожи в пальцах захотелось ответить ей средним пальцем.

Мне кажется, что после первой встречи со Зверем я медленно схожу с ума. Вся жизнь меняется стремительно, а я ей вторю. Будто изнутри совсем другая Асель прорастает.

– Так как твои выходные?

– Я была с Дамиром, – его имя всё ещё дерёт горло, будто самое сложное слово в мире. – Странно, но неплохо. А ещё у меня к тебе вопрос. Ещё более странный. Только ни о чём не спрашивай, ладно?

– Ась, ты меня пугаешь.

– Ты будешь моей дружкой?

Выпаливаю на одном дыхании. А затем жадно глотаю горячий чай, лишь бы не сказать лишнего.

Ночью, не в силах заснуть, я начала составлять список гостей. Боялась, что совсем никого не впишу, но имена начали появляться друг за другом. Тиса, Арина, несколько девочек с ресторана, с которыми мы были в неплохих отношениях. Бармен Костя оттуда же. Они все хорошо относились ко мне, а мне хотелось не быть одинокой на вынужденной свадьбе.

А с утра Зверь сам поднял тему свидетелей. Он спросил, кого я хочу позвать и сколько вообще будет подружек невесты. Хотя спросил слишком мягкое для мужчины слово. Скорее перед фактом поставил, что было бы неплохо троих найти. Чтобы все его лучшие друзья смогли стать шаферами.

Конечно, какая разница, что в планах у меня. Может, я вообще дружку не хотела искать. А Зверь опять всё решил, припечатал и дал только шанс самой свидетельниц найти.

Раньше свадьба в моих мечтах была другой совсем. Мы с Ромчиком бы весной делали, когда всё цветёт и зеленеет. Наташа была бы главной свидетельницей. А медовый месяц мы бы в Париже провели, наслаждаясь видом и выпечкой.

А теперь всё рухнуло. Зверь разрешил что-то самой решить со свадьбой, а я не могла. Просто не могла ничего нового придумать. И взять кусочки фантазий тоже не могла, не хотела мечты в реальность со Зверем вплетать.

– Дружкой в плане дружкой невесты? Ты замуж выходишь? За Дамира? Вы же знакомы пару дней, – Тиса внимательно смотрит на меня, пока я отмазку придумываю. – Ась, ещё раз скажешь о том, что всё сложно, и я тебя ударю.

– Но это так. Просто прими то, что у меня в субботу свадьба. Знаю, мы не общались хорошо. Но если захочешь быть дружкой – я буду рада. Ещё Арина будет, наверное.

– Ладно, – брюнетка кивает, смахивая чёлку с лица. – Конечно, я приеду и поддержу тебя. И если вдруг вы захотите нанять фотографа и обеспечить его камерой…

Тиса улыбается, слегка смущённо отводя взгляд. Она делала шикарные снимки. Те фото с набережной, которые она сделала впопыхах, были невероятными. Лёгкими и завораживающими.

Точно, надо фотограф на свадьбу. И платье найти. И ещё столько разных мелочей организовать, которые займут уйму времени. Меня не должна волновать предстоящая свадьбе, не так. Но волнует.

И в голове уже рой идей и планов. И даже список гостей перед глазами пополняется, меняется, доходит до третьего десятка. Внезапно, но внутри начинает трепетать в попытках продумать всё.

Тиса помогает. Мы забираемся на последние ряды, под неодобрительные взгляды однокурсников. Тису и раньше не особо любили, она говорила, что думала и не признавала выстроенное иерархии. Кажется, ей и дома хватало понтов и высокомерия, чтобы ещё тут придерживаться всех устоев.

Я же оказалась изгоем совсем внезапно. До этого всё было хорошо, а теперь чуть пальцами не тыкали. Мне не интересно, что остальным наговорили Ромчик и Наташа, который сидели вместе и кидали на меня быстрые взгляды. Пускай. Если им так проще следовать за слухами и стадом, то меня это не волнует. Не после предательства близких. Теперь всё кажется мишурой, которая сгорает в моих пальцах.

  И даже Зверя винить не могу. Не из-за него это. Да, ворвался в мою жизнь, перекроил под свои желания. Но он никого не заставлял предавать меня, не лез в университетскую жизнь. Они сами так решили, поверили размытой фотографии и не стали слушать. Мужчина лишь дал мне шанс увидеть их настоящее нутро.

– Знаешь, у некоторых главное достижение в том, чтобы трахаться за деньги, – Наташа произносит это умышленно, громко. Слова эхом отбиваются от стен, внимание остальных привлекая. – Ничего не умеют, только ноги раздвигать.

– Ебать она сука, – Тиса тихо материться, злобно сверкая чёрными глазами в сторону бывшей подруги. – Наташ, ты бы о том, что сосёшь за деньги, тише рассказывала. И так все знают, что зачёт по маркетингу не за знания получила.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Наташа вспыхивает. Злобно щуриться в нашу сторону, а затем слышится чужой смех и шёпот. Все переключаются на неё, обсуждая. Кто-то даже кивает и выкрикивает, что так и было. Девушка краснеет и выбегает из кабинета. Любовь толпы переменчива. Как шакалы новой жертвы ждут, чтобы разорвать и новые сплетни обглодать.

Мне её ни капли не жаль. Я должна посочувствовать, она столько лет была моей подругой, ближе многих. Но правило бумеранга никто не отменял. И жалеть о тех, кто сам меня предал, бессмысленно. Скорее нужно жалеть о потраченном времени на бывших близких.

– Спасибо, – киваю Тисе, открывая на телефоне сайты со свадебными платьями. – Но не стоило из-за меня влезать в ссору.

– О, поверь, Ась, это было чисто для меня.

Тиса улыбается и тыкает в экран, выбирая какое-то пышное платье. Мы проводим все пары за поиском наряда. Они кажутся все одинаковыми. А от цен тех, которые мне нравятся, становится дурно. И пускай Зверь был не обделён деньгами, выбрасывать такие суммы на платье-однодневку не хотелось. Хотя они и были прекрасны.

– Ась, я с просьбой, – около обеда меня набирает Арина. – Алек сегодня в городе и будет там несколько дней.

– Арин, я не смогу за ним посмотреть эти дни, – меня разъедает от беспомощности. Хочется помочь, но не могу. Я теперь столько всего не могу из-за Зверя. – Я переезжаю к Зверю.

– Не в этом дело. Точнее… Данчик заберёт с садика, а Яна на собеседовании. Но нужно посмотреть за ним всего час или два, пока Яна не приедет за ним. Сможешь?

– Да, конечно. У тебя не было проблем из-за вчера?

– Нет, из-за этого не было, – девушка вдруг хрипло смеётся, горько и устало. – Не бери в голову. Мы с Клыком расстались. Не из-за вчера. Просто слишком разные. Спасибо огромное. Данчик сейчас подвезёт к университету.

Я прощаюсь с Тисой, которой пора домой. Её отец устраивает очередные посиделки с партнёрами по бизнесу. Ей нужно участвовать в представлении под названием идеальная семья. И от настойчивых попыток отца выдать замуж отбиваться. Девушка отшучивается, что уже привыкла, но я понимаю, насколько у нас всех порченные жизни.

Алека привозят через полчаса. Мальчишка радостно бросается ко мне, заваливая тысячью словами в минуту. Говорит о новом доме, где теперь живёт, подарках и дикой кошке, которая расцарапала спину Клыка.

Давлю смешок в груди, догадываясь, что это за кошка была. И почему Алек её так и не нашел, хотя облазил весь двор.

Мне нравится сидеть с малым. Часто доводилось, хотя Арина каждый раз чувствовала себя неуютно, я была рада присмотреть за Алеком. Он заряжает всё позитивом, на даёт дурным мыслям развлекаться в голове. Утягивает за собой в выдуманный мир, где всё хорошо.

Мы гуляем в парке, распугивая голубей. Я усаживаюсь на скамейку, а Алек уноситься на детскую площадку. Постоянно прибегает обратно, показывая находки, а затем возвращается к друзьям. В нём столько энергии, что мог бы половину города обеспечивать электричеством.

– Я всегда тебя буду искать по городу? – на плечи ложатся крепкие ладони, слегка сжимая. Зверь звучит расслабленно и легко, поэтому страх отпускает сразу. Получаю короткий поцелуй в щёку. – У тебя пары закончились час назад.

– И я написала, что прогуляюсь.

Меня раздражает необходимость отчитываться. Каждый шаг в сторону выпрашивать. Объяснят поступки и желания. Будто без разрешения Зверя мне дышать запрещено.

– А это что за мелкий? – Зверь пристально рассматривает Алека, который вернулся с пожелтевшим листиком.

– Да так, какая-то девушка привезла. Сказала, что это твой сын и теперь твой черед заботиться о нем, а она уезжает заграницу.

Не понимаю, что несу. Слова сами по себе льются из горла, не давая остановиться. Но раз Зверь не знает, как выглядит сын Арины, то появляется желание его разыграть. Меня раздирает любопытство узнать, как он отреагирует. Вдруг, так действительно произойдёт через год или два. Кто знает, как Зверь развлекался до нашего знакомства. И как будет после свадьбы. В его верность слабо верится, да и не нужна мне она.

– Папуля, – Алек кинулся обнимать ошарашенного мужчину. Озорно подмигивает мне. – Мама сказала, что ты должен научить меня плавать и водить велосипед. О, и, похоже, мне пора сменить подгузник.

Зверь сейчас походит на отчитанного школьника, которому всунули бомбу. Он переводит взгляд с малого на меня и обратно. Ищет помощи и объяснений. А я кусаю губы, запрещая себе улыбаться.

– А ты думал, жизнь отца легка? – Зверь побледнел и смотрел на своего «сына», как на инопланетянина. – Ладно, Алек, ты уже довёл дядю до истерики, можешь играться дальше.

Алек фыркает, окидывает мужчину изучающим взглядом и с громким вздохом плетётся обратно на площадку. Все своим видом показывая, как он разочарован в поведении незнакомца.

– Что это за поебень была, Ась? – Зверь кажется действительно злым. Дёргает меня на себя, заставляя подняться на ноги. Сверлит взглядом. – Это не смешно.

– А как по мне, то твоё напуганное и бледное лицо того стоило.

Мужчина стоял с опущенными плечами, сгорбившийся, словно уставший от тяжести сего мира, а руки сложены на груди в защитном жесте. Карие глаза прищурены и то и дело смотрят в сторону Алека, который тихо дискутирует сам с собой.

– Я не говорю это первой встречной, но ты моя невеста. Так что проясним раз и навсегда. Я не могу иметь детей. Точка.

Глава 19.1. Асель

От слов Зверя у меня всё холодеет внутри. Должно вроде радовать, что я не забеременею от него. Сбежать будет просто. Но при этом всё сжимает, скручивается в ком в горле. Одно дело не хотеть детей, не быть к ним готовым. А совсем другое, когда ты просто не можешь. Даже если главное мечта – дети, то не получиться. И деньги не решат проблемы.

Зверь больше ничего не говорит. Не рассказывает историю, не называет диагноз. Просто прижал бетонной плитой правды к асфальту и сел рядом. Мы в тишине ждём, пока Алека не забирают. В такой же гнетущей тишине едем ко мне за вещами.

Я надеялась на свой тихий уголок, где смогу спрятаться от мужчины. Комнату, куда буду возвращаться после университета и встреч со Зверем. Приходит в себя, строить планы. Сделать тайник, где смогла бы прятать вещи для побега.

Но теперь, когда свадьба всего через несколько дней, все надежды рухнули. Зверь не позволяет мне остаться в своём убежище. Притаскивает огромные сумки, куда я сбрасываю вещи. Помогает упаковать в коробки книги и статуэтки. Даже не хочу знать, где он этих коробок набрал. Мог и на почте купить, но тогда бы была бы эмблема. Это странно, но приятно. Что Зверь не просто велел переехать к нему, а сам всё организовывает.

Специально медленно сворачиваю кофты, шов к шву. Кажется, если хоть немного оттянуть переезд, то всё решиться. Вот за эти пять минут, которые трачу на поиск любимой кружки, что-то поменяется. Зверя шибанёт, и он передумает, меня отпустит.

Но этого не происходит.

– Ась, давай я тебе просто новые шмотки куплю, – предлагает мужчина через какое-то время. Он уже три кружки кофе выпил и на часы постоянно смотрит. – Так быстрее будет, чем всю квартиру паковать.

– Нет, – неожиданно твёрдо отвечаю. – Я хочу эту одежду. Если спешишь, то забери меня вечером. Я не уеду без своих вещей.

– Ладно.

Он рычит. Откидывается на спинку стула и недовольно поджимает губы. Но больше меня не поторапливает. Несколько раз выходит на лестничную площадку поговорить по телефону. В это время я прячу среди книг свой второй загранпаспорт и водительские права. Документы на крайний случай. Пока паспорт будет у мужчины, у меня пути отхода будут.

Я выбрасываю часть продуктов в мусорный бак, а что-то отношу соседке. Арина сюда не вернётся ещё долго. Я, похоже, вообще никогда. Даже если сбегу от Зверя, путь в эту квартиру мне закрыт.

Так странно. Провела тут столько времени. Обустраивала комнату, помогала Арине с малым. Мы устраивали посиделки с вином и мороженным, жалуясь на жизнь. А иногда возвращались с клуба или работы под утро, немного пьяные и весёлые. Хихикали над какими-то глупостями, шикали друг на дружку, чтобы не будить соседей. А ещё заваливались на диван после летних пикников, пропахшие травой и дымом. Алек носился вокруг или спал на руках Арины, свернувшись калачиком.

Кажется, это было так давно. За две недели моя жизнь полностью перевернулась, пережевала и выплюнула в другую реальность. Где всё решается силой и деньгами. Где Зверь может ворваться в квартиру и сделать своей невестой.

– Готова?

Я киваю, хотя совсем не готова уезжать. Проворачиваю ключ, а кажется, будто курок взводиться. И только остаётся ждать, когда выстрелит. И чью голову снесёт.

К дому мы едем в тишине. Разговор не клеится. Мне хочется что-то сказать, разрушить молчание. Но тем найти не могу. И вроде тишина не напрягает, приятная, мягко обволакивающая. Но всё равно как-то не по себе становится.

– Не трожь, – велит Зверь, когда я тянусь к чемодану. – Пацаны занесут. Нечего моей невесте тяжести тягать.

Мне остаётся только кивнуть и раздавать распоряжения, куда какие коробки ставить. Неудобно кем-то командовать. И что-то скребётся в душе, когда охрана выполняет все поручения. Не привыкла я к такому. Сама привыкла всё решать, а тут Зверь других людей для этого нашел.

– Аккуратней!

Вскрикиваю, видя, как один из парней переворачивает коробку. Подлетаю к нему, буквально вырывая свои вещи. Я вся напряжённая струна из-за переезда. Каждый неверный шаг бьёт по голове, вызывая мигрень.

Коробка увесистая, обрывает руки. Но не даю никому к ней прикоснуться. Даже Зверя заставляю отойти, одного злого взгляда хватает. Тащу сама всё в гостиную и выставляю на каминную полку. Две каменных вазы в форме головы смотрятся причудливо. Необычно разрывают минимализм мужского стиля комнаты.

– Причудливая штука, – Зверь осматривает мои вещи, но ничего не говорит против. – Странный выбор.

– Это бабушка когда-то дарила. Получаются волосы из цветов, когда букет поставить.

– Любишь эти бабские букетики?

– Люблю.

– Понял. Сань, – Зверь обращается к одному из охраны. – Чтобы цветы каждый день стояли свежие. Головой отвечаешь.

И смотрит на меня, будто войну выиграл. Добычу притащил, а я восхвалять должна. Только какая разнице от чужих цветов? Что сама бы купила, что другим приказала. Итог один, красиво, да и только. Дело ведь совсем не в цветах. Но Зверю это невдомёк. Распоряжение дал, властью приправив, и доволен собой.

Я лишь мимо прохожу, дальше коробки разбирая. Хочу с этим поскорее закончить. Только найти бы тайник, потаённое место в этом доме. Где камеры не видят, и Зверь не отыщет.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Документы и накопленные деньги я оборачиваю в пакет и в гостевом туалете прячу. Проверяю, чтобы водонепроницаемая упаковка получилась, и в сливной бачок укладываю. Примитивно, но времени придумывать другое нет. Зверь в любой момент может заметить.

Мы не говорили ни о вчерашней ссоре, ни о сцене покорности, ни о том, что было перед сном. Зверь не придал значения, может. Спустил опять на тормозах, хотя грозился за непокорность наказать. А моя вчерашняя напускная покорность была главным доказательством непокорности.

Я украдкой наблюдаю за мужчиной. Как уверенно он командует ребятами. Как сам легко подхватывает тяжеленые сумки. Он сильный, мощный. Его мышцы напрягаются, выпирают сквозь рубашку, грозясь разорвать тонкую ткань.

Уверена, он мог бы одной рукой поднять меня. Легко, ненавязчиво, как пушинку. Мне от чего-то хочется это проверить. Очертить эти мускулы, ощутить мощь под пальцами. Вскрикнуть, когда он поднимет меня ввысь, вынуждая цепляться за накачанную шею.

– Нравлюсь? – голос Зверя по нервам бьёт, а руки его вокруг талии обвиваются.

Попалась.

– Нравлюсь? – Зверь мой взгляд замечает и самодовольно улыбается. Выпрямляет спину, выпирает мышцы. Сильнее ко мне прижимается. – Знаю, что нравлюсь.

– Если так уверен, то зачем спрашивать?

Сглатываю слюну, вязкую и горькую. Отворачиваюсь к книгам, из чужих объятий вырываясь, раскладываю по алфавиту. Затем меняю по названиям, а не авторам. Лишь бы занять руки, мозги. Не смотреть снова на мужчину, который только этого и ждёт. Ткнуть носом в мою слабость.

– Я могу здесь готовиться к парам?

Сжимаю в руках тетрадки и думаю, насколько мы с мужчиной отличаемся. Помимо наших историй, воспитания. Наши миры совсем разные. Он взрослый, состоявшийся, помешенный на контроле. А я кажусь себе совсем маленькой рядом с ним. Не только физически. Студентка, наивная, с другими взглядами на жизнь.

Я не смогу так просто перестроиться, принять чужие правила. Даже если бы любила Зверя, хотела бы построить с ним семью, ничего не получилось бы. Он мрачный, властный. С ним не совладать. Зверя не приручить. Тут либо смириться, либо бежать.

Я предпочитаю второе.

– Ась, весь дом в твоём распоряжении. Кроме моего кабинета. Учи что хочешь и где хочешь. Что ты вообще изучаешься?

– Бизнес, – ещё одно напоминание, как мы мало знаем друг друга. Зверь просто увидел картинку и захотел себе, не разбираясь, что внутри. – Довольно интересно, у нас много практики и реальных кейсов

– Хорошо. Тогда так и быть, закончишь обучение.

– Что? – сжимаю зубы, не позволяя себе оскалиться, и щурюсь. – Если ты думаешь, что можешь приказать мне бросить университет…

– Я могу, – мужчина подходит ближе, прижимаясь со спины. Сдавливает руки, не давая больше уйти. – Но не буду. Думал, что отчим запихнул тебя и тебе это не интересно. Хотел, чтобы ты выбрала что-то другое. Я не собираюсь настолько менять твою жизнь. Да, ты теперь моя невеста, но ты будешь заниматься тем, что хочешь.

– Кроме работы в ресторане, – раздраженно фыркаю, откидываясь на грудь мужчины. В его объятиях жарко, душно.

– Сколько? Назови сумму, которую там зарабатывала, и я тебе дам её. Без вопросов. Я тебе намного больше дам. Только скажи, сколько бабла тебе нужно. Но это не тот вопрос, который мы будем обсуждать.

– Да мы вообще ничего не обсуждаем.

Меня раздражает этот разговор. Бессмысленный, как все другие. Зверь ничего не слышит не принимает. За своими словами не различает чужих мыслей. Злость растекается по телу, покалывая в кончиках пальцах. Мне хочется врезать по красивому лицу Зверя со всех сил. Пройтись ногтями по загорелой коже, вдавить до глубоких ран.

Но вместо этого только разворачиваются в руках Зверя. Запрокидываю голову, рассматривая его тёмные омуты. Как он смотрит на меня, пожирает, прошибает до самой души. Упираюсь ладошками в плечи, изучая выпирающие мускулы. Не хочу этого делать, но моя тактильная зависимость диктует свои правила.

А Зверь чуть ли не урчит. Подаётся вперёд, накрывает мою ладонь своей, не давая прекратить ласку. Едва заметно улыбается, когда пальцы ползут вверх, задевая щетину.

– Тебе это нужно? Обсуждение?

– Мне право выбора нужно, Дамир, – обречённо выдыхаю, а сама привстаю на носочки, чтобы удобней было смотреть на него. – Я хочу что-то решать в этой жизни. А ты просто ворвался ко мне, и ломаешь. Ломаешь, давишь, заставляешь. Забудь о женитьбе, не в этом дело. Я стану твоей женой, не обсуждается. Но разве, как жена, я совсем не имею право принимать решения?

– Блять, – Зверь утыкается лбом в мой. Перед глазами рябит, но не жмурюсь, рассматривая мелкие морщинки на лице. – Можешь, конечно, можешь. Но это то, чего ты хочешь? Быть весь день на ногах и таскать тарелки?

– Нет, но…

Я замолкаю. Действительно не хочу. Борюсь за эту работу лишь из упрямства. Лишь бы сохранить крупицы независимости.

– Давай так. Если сильно хочешь работать – найди то, что будет нравиться. И тогда поговорим. Ась, я же баблом не обижу. Сколько нужно – столько и дам, трать себе на здоровье. Шмотки, косметика, прочая дребедень. Не нужно трясти жопой перед другими, лишь бы от меня меньше зависеть.

– И на свадьбу могу потратить сколько хочу? – вопрос вырывается сам, не успею замолчать. Но перед глазами то дорогущее платье, которое идеально бы подошло мне. И стилист, о котором Наташа раньше всё время трещала.

– Сколько угодно, – он прижимает к себе, коротко целует в губы. Секундное касание, а сердце рёбра ломает. Вместо крови яд, агонию вызывающий. – Тысячи баксов, десятки тысяч. Поебать, Ась. Илюхе поручай, что хочешь. Он моя правая рука, организует всё, что нужно. Оплатит, сделает, привезёт. И он тебя возит будет, если я не смогу. Ни с кем другим не смей уходить, ясно?

Киваю. Яснее некуда. Попала в водоворот бандитских разборок. В детстве от Саши Белого фанатела, вместе с подругами слюной исходили. Вот и получила себе такого же. И рядом с ним опасно, и без него теперь тоже может дурное приключиться.

Зверь отступает, но не отпускает. Ведёт пальцами вдоль руки, щекочет сгиб локтя и мягко сжимает ладонь. Тянет за собой, а я поддаюсь. Не хочу, бунтует всё внутри, но смиренно иду за ним. Сейчас так проще, легче.

Сейчас так хочется.

Коробки аккуратными колоннами сложены у стены. Сумки вокруг лежат, нетронутые. Ещё столько всего разобрать, растащить. Вот только все вещи не в моей комнаты лежат. В спальне Зверя дожидаются.

– Твои ребята перепутали, – выдавливаю со слабой надеждой. – Не туда отнесли.

– Не перепутали. Ась, ты моя невеста. И спать будешь со мной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю