355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ая Кучер » Невеста для Зверя (СИ) » Текст книги (страница 22)
Невеста для Зверя (СИ)
  • Текст добавлен: 9 августа 2021, 23:32

Текст книги "Невеста для Зверя (СИ)"


Автор книги: Ая Кучер



сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 25 страниц)

Глава 51. Асель

Я телефон сжимаю в руках и не знаю, что дальше делать. Надо было Дамиру показать сразу, но замираю. Второй час смс рассматриваю, несколько строчек перечитывая. Раз за разом.

Кажется, что отправитель просто ошибся. Случайно текст подобный набрал и не туда скинул. Да только знаю, кто это написал, и что этот человек не шутил бы подобным.

На часы смотрю, которые почти два часа ночи показывают. Осталось тридцать минут к указанному в сообщении времени. Полчаса всего, чтобы решение принять. Кому довериться.

– Ась, ты чего тут сидишь?

Дамир с кухни возвращается, где чай заваривал. Усаживается на диван, а я на него забираюсь. Привычным движением ногу перебрасываю и сверху усаживаюсь. Обнимаю, полностью на мужской груди укладываясь.

– Я лучшая подушка?

– Угу.

Мне сейчас нужно это. Жар его, касания, поцелуи. Рядом с собой почувствовать. Потому что не знаю, что будет завтра, что между нами останется. Через полчаса не знаю, как поступлю. Останусь в доме под защитой охраны, или выйду на улицу, как просят в смс. Я так долго у Дамира выбора просила, а мне его дал не он. И от этого выбора только хуже становится. Давит на плечи ответственностью.

– Долго ещё над проектом сидеть будешь? – волосы мои поправляет. Так хорошо с ним, непривычно. Будто мир весь другой затихает. – Ась? Пошли, ты уже засыпаешь.

– Не засыпаю.

Наслаждаюсь просто. Будто перед утоплением надышаться пытаюсь. Он не простит меня. Какой бы выбор этой ночью не сделала, мужчина злиться может. Что не посоветовалась, не рассказала. Вот только это единственное условие помощи было. Ничего не говорить Дамиру. Не делиться, не намекать, не показывать смс. Довериться и позволить решить все проблемы.

– Давай, девочка моя, пора в постельку.

– Спать? – хихикаю глупо, прикусывая кожу на шее. Если сегодня всё закончится может, то я могу немного смелой побыть. – Или не спать?

– Кто-то осмелел.

Довольно произносит. Голову поднимаю, чтобы крупинки веселья в карих омутах поймать. Я сегодня весь день непривычно-нежная. Будто заранее чувствовала, лишний раз жалась. Или это было из-за того, что Дамир работать разрешил. Скрипя зубами, словами плевался, но сказал, что могу Артуру не звонить.

Попросил только о ресторане подумать, обещание взял.

– А ты не устал?

– На жену как-то время найду. Чувствуешь? – ладонь мою хватает и межу нашими телами опускает. Заставляет выпуклость в его штанах накрыть, толкается бёдрами вверх. – Каким бы уставшим не был, на тебя всегда стоит. Постоянно, блять, без перерывов.

– Дам, – целую его сама. Как редко делаю. Но сейчас чувства верх берут. Внутри всё магнитом к нему тянет, сквозь кожу прорывается. Болит и жжёт, пока мужчины не касаюсь. – Дам.

– Дашь.

Шутку избитую повторяет. И каждый раз от этого волна удовольствия по телу идёт. Сшибает всё. И все мыли глохнут, когда пальцами под юбку пробирается. Трусики отодвигает и врывается внутрь, растягивая. Удовольствием накрывает.

– Влажная, всегда такая влажная.

– Дам, камеры, – между толчками произношу. Он всегда одними пальцами может до темноты довести. До желания дикого, когда всё вокруг плавиться. – Наверх нужно.

Только ни шага не делаю, чтобы в спальне оказаться. Двигаюсь, сама насаживаясь. Трусь о стояк крепкий, когда тело словно током бьёт. Разрядами удовольствия.

– Пожалуйста.

Непонятно о чём прошу. Не отпускать меня или помочь наверх добраться. До разрядки довести или оттянуть это чувство, как только он умеет. Когда после пустота и возвышенности чувство.

– Сейчас.

Дамир телефон чей-то набирает, когда я не выдерживаю. Мне сегодня смелой нужно быть во всём, ради него. Поэтому цепляю замочек на джинсах и вниз тяну, пока хриплый мужской стон не слышится.

Мужчина приказ короткий отдаёт, все камеры выключить. А затем резко на спину меня опрокидывает, нависает. В одну секунду штаны с бельём стягивает и в меня толкается.

Внизу тянет, когда на полную длину входит. Заполняет меня, прошибает. Всё стягивает клубком желания, закручивает и выгибает. Разом, без промедления. А мне больше нужно. Толчков, силы, касаний. Чтобы очередным оргазмом уничтожило, мысли дурные раскрошило.

– Медленней? – спрашивает, а я ответить не могу. Только вскидываюсь, стараясь самой насадиться. – Понял, не медленней.

Зверь довольный, двигаться начинает. Быстро, рьяно, каждый раз до конца входя. Со шлепком пошлым, когда кожа о кожу бьётся.

– Вот так.

Под бёдра меня хватает, приподнимая. Угол проникновения меняет, а меня бьёт в припадке словно. Слишком остро, слишком хорошо. И шепот Дамира, его тяжелое дыхание только хуже делают. Меня трясёт, накрывает в этом желании.

На грани нахожусь, когда в шаге от оргазма балансирую. И это одновременно волнительно, и больно даже. А Зверь чувствует, замедляется и пальцы убирает, которые так внизу нужны.

– Давай, Ась. Попроси меня хорошо. Попроси дать тебе кончить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Все слова комом в горле стоят, воздух не пропуская. Не могу ничего сказать, попросить. Только всхлип прорывается, с просьбой не озвученной. Всё на что способна, когда кроет так.

– Давай, девочка моя, попроси.

Но я не успеваю ни слова произнести. Дамир губы мои ловит, целует жестко. И толчок делает, с которым всё крушится. Возбуждение будто трещинами покрывается, а затем ценами прорывается таки. Рушит всё, сметает, топит меня в крике и оргазме оглушительном.

Зверю всего несколько движений нужно, чтобы догнать меня. Замереть, пульсируя внутри, горячей влагой заполняя. А потом опуститься, прижимая к дивану весом. Приятной тяжестью, когда дыхание в груди замирает, но отпускать не хочется.

– Жульничала, – произносит недовольно, с хрипотцой, от которого тело опять жаром наливается. – Отработаешь свой проступок.

Я бы возмутилась. Ещё совсем недавно вспылила бы и в ванную сбежала. Всё Зверю высказала бы, многое в его словах грубостью кажется. Только сейчас я вижу его. Иллюзия или маска новая у Зверя, но мне кажется, что я понимать его начинаю. Слова, скрытые за фразами резкими. Нежность не о Звере, не для него. Но я её в словах искать учусь.

– Отработаю. Завтра ты дома?

– Встречи, Ась. Дохрена встреч. Давай я разгребусь и мотнемся куда-то, да? Устроим медовый месяц.

– Устроим. Иди в душ.

– Не присоединишься?

– Присоединюсь. Пять минут и поднимусь.

Обещала, что не буду ему лгать. Но решение в самом начале приняла. Ещё до того, как смс получила. Когда мужчина в очередной раз уставшим вернулась. Глаза растирал и по телефону постоянно решал дела.

А мне хотелось хоть как-то ему помочь.

Я знаю как всё решить.

Одна простая строчка смс, начало самое. От которого в дрожь бросило. Надеждой затопило, верой, что всё решится. Что я помочь ему могу, все проблемы разом искореню.

Два дня и в понедельник Зверь будет свободен от проблем.

Это же малый срок, правда? Два дня без него, чтобы мужчина больше не переживал. Не возвращался уставшим и по ночам проблемы с Князем не решал, думая, что я сплю.

В пол третьего ночи возле второй калитки. Думай, Ась, решай.

Решала, думала, изводила себя мыслями. А сейчас, стоит Дамиру на второй этаж подняться, подскакиваю. Себя в порядок привожу, волосы в хвост тугой собираю. И к выходу направляюсь, прихватив куртку.

Два дня это мизерный срок, это ни что. Свобода моя пустой звук и то, что мужчина может не простить. Это потом уже решать буду, а сейчас помочь хочу. Хоть как-то, глупо или наивно. Но знаю, что могу доверять человеку, сообщение отправившему.

Один рывок и всё решится.

Холодного воздуха даже не чувствую. Через кухню выбегаю и несусь к калитке. На две минуты опаздываю, а мне давали пять всего. До конца не верю, что там кто-то окажется.

Но машина стоит. И отправитель тоже на месте, кивает на открытую пассажирскую дверь.

– Я не понимаю. Ты объяснишь, что происходит? При чём тут ты и откуда о всё знаешь?

– Сядь в машину, Ась.

– Нет. Ты мне присылаешь сообщение о том, что вообще секретным считается. Говоришь мне сбежать от Дамира, будто это поможет чем-то. И я не могу вопросов задать?

– Я отвечу, когда уедем. Минута дела, когда за тобой охрана броситься. И тогда ничего не решится. Потому что Зверь не позволит тобой рискнуть, даже для вида. А это единственный шанс. Так что либо сядь в машину, либо возвращайся домой. Сейчас.

– Ася!

Шум за спиной слышу. Ошиблись, ни минуты не осталось. В эту секунду выбор делать нужно. Либо с Дамиром остаться, либо рискнуть, в надежде помочь ему.

Я или он.

Он или я.

Дамир важнее. Всегда чёртов Зверь на себя тянул, в его темпе заставлял идти. А стоило ему отпустить, как правда ужасная всплыла. Я сама готова была идти этот путь, за ним. Только за ним, только для него от всего отказаться готова была. Лишь бы ему приятно. Это дни только доказали это, носом в правду толкнули.

– Асель!

Я последний взгляд на дом бросаю. Зверя, который на улицу выскочил и застыл, на меня смотря. Не верит будто, что я сейчас уехать смогу. Сомневается и причины ищет. А я их ему сказать не могу. Правда ведь, если этот план провалиться из-за меня, не прощу себе.

Поэтому отворачиваюсь, старая разочарование не замечать.

И в машину сажусь, с хлопком двери, себя от Зверя отрезая.

Глава 52. Зверь

– Найдите её, блять!

Срываюсь на Саше, который сегодня за охрану отвечал. Не сдерживаюсь, кожу на руках жжёт от удара. Только херня всё это, незаметная. Меня душит злостью, выворачивает.

Ася уехала. Села в чертову машину и не задержалась. Сбежала, когда перед этим признавалась в любви и ластилась. Сука, просто играла, время себе выбивала.

Не затащили в машину конкуренты, не приставили дуло к виску. Нихера подобного не было. Своими глазами видел, как легко и непринуждённо на переднее сидение уселась. Обернулась и ничего не объяснила. Просто, блять, сбежала непонятно с кем.

Пока пацанов поднял, пока ключи от машины нашел, время потерял слишком много. Даже менты прикормленные не сыграли свою роль, не перехватили беженку.

Я найду её. Пускай пацаны землю роют, менты в розыск подают, каждого, блять, проверяют. Потому что спланировала всё, идеально провернула. Говорила, блять, что третьего раза не будет. Неправильно понял, поверил в лживые слова. Уверен был, что не решится больше от меня бежать, что у нас всё хорошо будет. Только Ася о другом предупреждала. Говорила правду, а я своё слышал.

Не поймаю в третий раз.

Только я поймаю. Всех на её поиски спущу, пускай притащат её обратно. А после разбираться буду, с хера ли она драпануть решила. Нахрена играла в чувства, а затем предательницей стала.

Непонятная, нелогичная.

– Успокойся, всё решим, – Пуля сжимает плечо, не давая продолжить разборки с охраной. – Если ты сейчас сорвешь на них злость, Ася не вернётся. Царь уже в пути, бойцы ищут любые следы. Клык просмотрит все записи камер, чтобы машину отследить.

– Где Вера?

Она только, блять, подобное могла провернуть. Научена хорошо, со своими схемами и делами. Пулю принимала, но ни во что не ставила правила других. Лезла, куда не стоило, исподтишка.

– Ты к Вере не приблизишься, – Пуля отрезает, словно я уже готовлю над его девушкой расправу. Да, блять, готовлю. – Вера тут ни при чём.

– Да ладно? Побег среди ночи, быстро и чётко, меньше минуты. Ничего не напоминает, Пуль? Или мы поговорим о том, что ты её в тот раз не смог два чертовых года найти? И не нашел бы, если бы не Мафиоцци.

– Завали, Зверь. Я свою девушку потерял и я её вернул. Ни слова о том не сказал, что ты причастен. Так что не приплетай сюда Веру. Или разгребай сам, уяснил?

– Кто-то просто забыл, как мы два года постоянно помогали. Каждого проверили. Я, блять, всем ему помог. А он собирается сразу минуснуться?

– Вера не помогала. Это не обсуждается. Она в больнице, лечит ребят Царя. Всё. Она не лезет в чужие дела.

– Открыто не лезет. Ты договаривай, Пуль, – Клык внезапно появляется. Должен был дома отлежаться, но приехал всё-таки. О дверной проем облокотился и смотрит выжидающе. – Потому что в прошлый раз, когда она «не лезла» мы вытаскивали её из такого дерьма, что едва выгребли.

– Ты тоже мне претензии будешь высказывать?

Будь я на месте Пули, давно бы сорвался. Но он всегда самым адекватным среди нас был, спокойным. Когда даже Клыка легко было на эмоции вывести, Пуля всегда держался.

– Если я до сих пор не поднимал вопрос со слежкой, Пуль, то это не значит, что проглотил это. Или не твоя Вера просила Арину докладывать обо всех моих передвижениях?

– А не ты нанимал Хуракана для слежки за мной? Мне не кидай предъяв за то, в чём сам замешан.

– Захлопнитесь! – только сейчас замечаю Арину, спрятавшуюся за плечом Артёма. – Все вы, замолчите. Ася пропала. И я бы очень хотела знать, куда. Может потом будете устраивать свои разборки? Или нет, померяться силой всегда важнее, чем найти мою подругу.

– Твоя подруга сбежала. И ты хочешь сказать, что ничего не знала о плане?

– Я бы ей лично организовала этот побег, Зверь, если бы могла. Но Ася не планировала от тебя уходить, хотя, может, стоило бы это сделать. А она получила Стокгольмский синдром и решила дать тебе шанс.

– У Аси не синдром, блять.

С синдромом не сбегают, не отказываются. А она ушла, легко попрощалась со мной. Ни вещей не забрала, ни телефона. Всё оставила, не оборачиваясь, ушла в свою новую жизнь. Только я же найду её, каждый камень ребята перевернут в городе. Без документов не уедет, но охрана всё равно дежурит на вокзалах и станциях, для перехвата.

А когда её поймаю, запру нахрен. Никакой работы, никакой учебы. Под прицелом камер будет круглосуточно, чтобы каждый вдох отследить мог. Каждое, мать его, движение.

Ася всё продумала, идеально подготовилась. Чувство, будто под рёбра заточкой пырнули. И кислотой плеснули сверху. Всё выедает, расплавляет. Злость напополам с непонятной обреченностью заполняет.

Мерзко от мысли, что она стонала подо мной, чтобы сбежать после. Насаживалась, просила большего, целовать лезла. А всё с одной целью – камеры убрать. Каждое движение игрой было, продуманным сценарием, который Ася в жизнь воплотила.

Хотела уйти – нужно отпустить. Если настолько неприятен, ужасен для неё, так пускай другого ищет. Развлекается и строит жизнь, как сама того хочет. Я по кругу хожу, стараясь ближе оказаться. Только лишь почувствовал, что она свои шипы опустила, а это обманным маневром было. Чтобы заманить, а потом больше урона нанести.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Машину это нашли, – Князь с телефона слезает. – ГАИцы её у въезда в город заметили.

– Где Ася?

Все мысли вышибает о том, что отпустить нужно. Нет, сначала всю правду узнаю, каждое слово вырву и проверю. А потом отпущу, наверное. Себе признаться не могу, что, подобно Пуле и Клыку, попал. Готов Асю в доме запереть, лишь бы со мной была. Зацепила, блять. Будто крючков в сердце запихнула и тянет на себя, не отпуская.

– Асю не нашли, водителя тоже. Никаких следов, Зверь. Вообще по нулям всё. Сейчас буду камеры просматривать. Проанализирую, какие машины появились на дороге, но не были на прошлом участке.

– Князь, – на улицу киваю. Холод мозги прочищает, а табак не даёт подохнуть. Закуриваю, пока не начинаю себя в руках держать. – Какого хера охрана пропустила?

– Ты сказал камеры отрубить, приказа вернуть не было. Всё решим, Зверь. Ася вернётся к тебе. Я сейчас не рискну без приказа действовать, поэтому спрошу прямо. Ты уверен, что она сбежала? На сто блядских процентов уверен в том, что это было добровольно?

– Я своими глазами, Князь, видел. Притащи ко мне Асю, и Тиса твоя. Ни слова против не скажу. Что угодно делай, не моя забота.

Князь хорош в этом, в поиске людей и угрозах. Из любого информацию выбьет. И найдёт того, кто Асю увёз. Кто придумал этот хренов план и кто организовал.

– Никаких ограничений, никаких запретов. Делай, что хочешь, но верни мне мою жену. По рукам?

– Я и так сделаю всё, что нужно. Ты меня за кого принимаешь? Всех прошарю. И за себя отчёт сделаю. Чтобы лишнего не удумал. С тебя станется ещё угроз накидать.

– Ты не самоубийца, чтобы Асю увозить. А вот того, кто готов всем рискнуть, найти нужно.

Похер, чего это стоить будет. Если день или неделю нужно будет искать Асю. Если два года, блять, как Пуля убить, так я пойду на это. От меня так просто не уйти.

А когда я тебя найду, девочка моя, ты пожалеешь о каждой минуте, что без тебя провёл.

Глава 53. Асель

Я спать не могу. Просто по комнате передвигаюсь, чувствуя себя загнанным зверем. В мыслях только одно, как там мужчина. Насколько зол, насколько ненавидит меня? Примет ли обратно, когда всё решится? Или поймёт за эти дни, что я не настолько нужна?

Меня саму не отпускает мысль, а вдруг это надуманное? Люди ко всему привыкнуть могут, вот и я начала. Подстраивалась под Зверя, его повадки перенимала, правилам следовала. Готова была на многое согласиться, чтобы ему проще было.

Может, это не любовь? Может зависимость от похитителя, который вырвал из привычной жизни и в своём доме запер. Инстинкт самосохранения, который помочь выжить пытался. Принять чужую силу, подчиниться ей. А разум затуманен, чтобы боли не чувствовать.

Я весь день в интернете провожу. Всё тянет написать Тисе или Арине, к Дамиру больше всего тянет. Но сдерживаюсь, чтобы в сеть не заходить. Это опасно, выследить могут. А мне ноутбук с одним условием выдавали. Не показывать, где я. Ни с кем не связываться, чтобы в сохранности быть. Немного совсем осталось. Целый день взаперти провела, вторые сутки пошли.

Уже двадцать семь часов, как я в машину злополучную села. Доверилась и не знаю, правда ли оно того стоило.

Солнце появляется, небо в розовый окрашивая. Слежу за людьми на улице, которые по своим делам спешат. Несутся, не смотря на выходной. А мне хочется на кухне нашей оказаться. Кофе с корицей Дамиру варить, в его руках таять. Чтобы прижимался и девочкой своей называл.

Окей гугл, как распознать Стокгольмский синдром.

– Пускай это будет синдром, пожалуйста.

Хочу этого и не хочу одновременно. Мечусь в своих чувствах, эмоциями захлёбываюсь. Понять не могу, что мне нужно в итоге. Каким человеком я к Дамиру вернуться хочу. Хочу ли вообще? Или этой ситуацией воспользоваться и скрыться в итоге. Когда всё закончится, когда этот непонятный Игорь, который мужу моему мешает, пропадёт с радаров. Я ведь не обязана к Зверю возвращаться.

Кому-то из подруг сказать, где документы в доме спрятала. Пускай достанут, привезут. Они смогут, они не зря всё время меня поддерживали. Я в ответ ничего дать не могла, обязанной себя чувствую. Но я отплачу, обязательно себя подругой хорошей покажу, как только в другом городе окажусь.

Но даже попыток не предпринимаю, чтобы билеты посмотреть, вакансии разные. Просто застываю в своём вакууме, куда стараюсь чувства не пускать. Только на разум полагаться.

«Жертва проявляет понимание к насильнику».

Ничего подобного, никогда Зверя понять не могу. Каждое его решение для меня сродни взрыву, ожиданию, где неправильно поступлю. Для мужчины оправдания нет, почему он меня так захотел. И неправильность понимаю того, что таким образом женой чужой стала.

«Вера в доброту агрессора».

Будто выстрел оглушительный, теорию подтверждающий. Но он ведь правда добрый. Нежности в Дамире мало, по крупицам собираю. Он – Зверь и слишком много себе взял от этой клички. А может изначально таким был, под характер имя новое подбирая. Но он такой – властный, жесткий, никого другого не слушающий.

А я ведь знаю, каким он может со мной быть. Как ласково руки вокруг талии обвиваются, а подбородок в плечо впивается. По-родному как-то, мягко. И запах ноздри щекочет, обволакивая, весь мир выдавливая остальной.

«Всего двух причин достаточно. Разница в силе и сложность с тем, чтобы покинуть отношения».

Выстрел.

Выстрел.

Дамир сильнее, опасней. И я уйти не могла, сколько не пыталась. Дважды сбегала, а он меня каждый раз возвращал. Не отпускал, не слушал. Только за своими инстинктами следовал.

– Почему нельзя тест сдать? В вашей крови вируса любви не обнаружено, только антитела страха и зависимости. Две недели лечения и вы больше не вспомните об этом мужчине.

Курс антибиотиков, витамины по утрам. И всё решилось, нет больше запутанности и боли в душе.

Решилась уже, назад не отыграть. Но замираю над вкладкой Вк, чтобы не отписаться никому. Не попросить Дамира меня найти и приехать. Забрать к себе обратно.

Пускай кричит, злится, смотрит недовольно. Но только рядом. К его груди прижавшись, дыхание рваное слушая. Тогда я все-все выдержать смогу, когда с ним вместе.

Всё мыслями возвращаюсь, представляю, как Дамир дома беснуется. И его дом своим начала называть, и чувствовать таким. Место, куда насильно перевёз, теперь родным кажется. Где каждую мелочь знаю, кроме кабинета, куда Зверь просил не заходить. А я не рвалась даже, столько других комнат, которые исследовать можно.

«Нежелание расставаться с похитителем».

Контрольный выстрел в голову словно. Каждую клеточку эта фраза пробирает, дрожать заставляет. Это ведь так, главным признаком кажется. Не хочу без него, не могу.

И что в итоге получается?

А в итоге я идиотка, которая не может признаться, что полюбила такого жесткого человека, как Дамир. Всем сердцем глупым полюбила, не в силах справиться с чувствами, неуверенностью своей.

Звук проворачиваемого ключа в замочной скважине заставляет напрячься. Ноутбук захлопнуть и в коридор выскочить. В ожидании, что мне сейчас всё, наконец, объяснят.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Прошлую ночь по городу катались, машины и направления меняя. Так странно было, когда мимо дома Зверя проехали. Совсем рядом, вернуться могла. Но не вышла, не попросила остановиться. Я решения приняла, всем рискнула, и теперь нужно до конца дело довести.

– Поможешь с продуктами? Пришлось задержаться, мужа твоего отвлечь. На твои поиски целая спасательная бригада отправлена.

– А меня нужно спасать? – пакеты на стол в маленькой кухне укладываю. Постепенно пустой холодильник заполняя. – Я все ещё ничего не понимаю.

– Думаешь, я в итоге страшный монстр, который решил тебя похитить и... что, пытать?

– Кто-то в машине Лепса включал. Я считаю это пытками.

Мой «похититель» смеётся громко, и я присоединяюсь. Смех истеричный немного, потерянный. Но я вспоминаю, почему доверилась. Насколько этот человек мне близким стал, что ни разу ничего плохого не ждала. И сейчас не случится.

– Рыба или свинина на завтрак?

– Правда и объяснения?

– Это на голодный желудок принимать нельзя.

Странно, но не спорю даже. Всё следующей ночью случится, я это уже узнать успела. Меньше суток и я буду спокойна. А лишний час в неведении меня не убьёт. Готовка отвлекает даже, когда в четыре руки стейки жарим и салат нарезаем.

Спорим за заправку и то, какой силы прожарка должна быть. Легко от чего-то становится, хотя нервничать должна. А потом решаю, что я нанервничалась уже. Октябрь всегда любила, но в этом году слишком сложно всё. И Зверь, и свадьба эта, и путаница в чувствах.

– Итак, – произношу, опуская грязную тарелку в мойку. – Может теперь расскажешь всё, Тиса?

– Я всё ещё не понимаю, как тебе удалось меня увезти.

Пока в машину не села, уверена была, что шутка неудачная. Странная, жестокая. Хотя Тиса никогда подобным не занималась. Близкой подругой вдруг стала, иногда меня понимала лучше, чем я сама. Поэтому не раздумывала много, не сомневалась в искренности её.

– Магия и немного помощи. На самом деле, я это с самой свадьбы планировала. В плане, как вытащить тебя и сделать так, чтобы Дамир не смог найти. Вот и пригодилось.

– Ты целую неделю ждала? Почему раньше не сказала, что есть возможность помочь ему?

– Поэтому, –  челку поправляет, смотрит внимательно. – Ты хочешь ему помочь. А раньше хотела сбежать и никогда не встречать. Ты его любишь или просто боишься?

– Я… – слова в горле застревают, сложно правду произнести. С Дамиром легче было, мы вдвоём, осуждения не было. А так боюсь в глазах подруги его увидеть, когда она не поймёт. – Да, наверное. Люблю? К Ромчику я никогда подобного не испытывала, а Дамир… Он другой.

– Ромчик твой – мальчик-мажор. Мало силы, много понтов. Не удивительно, что Дамир тебе другим кажется. Слушай, Ась, я же не буду тебя осуждать, ты чего? Просто хочу знать, к чему мы в итоге придём. Увезти тебя далеко, Дамира за похищение арестовать или назад к нему хочешь вернуться завтра?

– Не надо никого арестовывать! – подскакиваю, действительно испугавшись этой мысли. Даже когда боялась его, когда сбежать хотела, не думала о подобном. – У тебя всё равно не получится.

– У меня нет, но у А… У девушки одной, которая поможет с этим Игорем, есть связи. А у Дамира… За ним тоже грехов хватает, чтобы при надобности закрыть.

– И твоя подруга просто так это сделает?

Глупостью кажется, что кто-то просто так в подобное ввязаться захочет. Даже Тису не понимаю до конца, от чего так рискует ради меня. Нашла друзей со связями, меня вытащила. Знает, что Зверь подобного не простит, не оставит просто так, но рискует. Ради меня.

– Так, давай для начала выпьем, слишком долгим разговор будет.

Я бутылку вина открываю, пока девушка ищет бокалы в съемной квартире. Меня от алкоголя всегда быстро развозит, но сейчас нет желания спорить. Кажется, что Тиса неуютно себя чувствует. Мельтешит и вздыхает громко.

Будто никогда бы не говорила на эту тему, а со мной нужно. Что-то из своих тайн открыть, чтобы меня успокоить. Я из тех, кто в чужую душу не лезет. Не помогаю, пока прямо не попросят. Только с Дамиром исключение сделала, рискнула. А Тиса из тех девушек, кто просто так душу не открывает. Дружить может, проблемами делиться и за смехом важное скрывать. Но тайны эти только её, которые лишний раз не раскроет.

За первым бокалом разговор так и не начинается. Вдруг совсем о другом говорить начинаем, глупости обсуждать. И второй бокал только головокружения добавляет, лёгкости. Язык заплетается, в голове туман. И так хорошо от него, что не останавливаюсь.

Сутки словно на пороховой бочке была, сомнениями себя грызла, идеи ужасные в голове рисовала. А сейчас отпускает понемногу, легче становится от разговоров глупых, ни о чём. Когда университет обсуждаем и я прошу Тису за меня канцтовары принять. Худшая просьба в жизни, если так посудить. Все проблемы на других перевешиваю, ничего самостоятельно решить не получается.

– Я Арине передам, у неё сейчас такие загоны, – Тиса хихикает пьяно, когда перебираемся в спальню. На ковёр опускаемся. – Ей надо развеяться как-то, пока совсем с ума не сошла.

– Она опять Клыку отказала?

– Да. Знаешь что он сделал? Всунул кольцо в десерт.

– Она не подавилась хоть? Это же опасно!

– Ты Арину сколько знаешь? Она, – Тису опять на смех пробирает, вином давиться. – Прости, я от алкоголя в хохотушку превращаюсь. В общем, Арина увидела это и поменяла их тарелки. Представляешь лицо Артёма, когда он кольцо укусил?

– Бедный Клык. Но прогресс есть? Она собирается ему отвечать или хочет уйти?

– Арина хочет… Не знаю, чего она хочет, но они уезжать собрались. Клык, если хочет дальше мёртвым оставаться, должен из города исчезнуть. Вот такая история.

– Кстати об историях, – я добиваю бокал до дна, понимая, что бутылка уже закончилась. – Ты обещала мне рассказать, почему твоя подруга собирается помочь. И как.

– Да, – Тиса глубокий вдох делает, прежде чем продолжить: – Она из ФСБ, поэтому ей выгодно дело закрыть. Звездочку себе получит за эту операцию. Нужно только было выманить Игоря и теперь это получится.

– А как моя пропажа поможет этому?

– Просто поверь мне, ладно? Не могу рассказать. Ещё целые сутки, а вдруг ты сорвешься? Это слишком важно.

– Тиса, я не ребёнок, чтобы не понимать, насколько это важно. Если замешано ФСБ и криминальные разборки, то достаточно ясно всё. Хорошо, а что ты можешь мне рассказать?

– Я доверяю Аде. Блин, никому не называй это имя, хорошо? Я доверяю ей. И пускай она против всех этих разборок и бандитов, но иногда может закрыть глаза. У неё своя цель есть, а у нас с тобой своя. Сейчас эти цели пересеклись.

Странной мне кажется эта Ада. Я не настолько наивная, чтобы верить, что сотрудники ФСБ честные и открытые, только за справедливость борются. Но что-то покоя не даёт, на душе тревожно.

– Я ей доверяю, – Тиса повторяет, в меня свою уверенность пытаясь вселить. – Она когда-то мне помогла очень сильно, хотя впервые увидела. И, считай, тебя не зная, тогда согласилась организовать побег. Если не веришь ей, то верь мне.

– А ты как связана с ФСБ оказалась?

– Ада тогда не там работала, стажировку только проходила в отделе. А я глупость совершила. Правда, очень-очень большую глупость. С тех пор я Аде помогаю в разных мелочах. Во многих, на самом-то деле. Но думаю она это заслужила. У неё вендетта против Цербера, пускай развлекается. Блять. Ася! То, о чём мы говорили – забудь вообще! Никогда не упоминай, хорошо? Это просто очень важно.

Киваю, не споря. Не говорить о мужчины с очередным странным именем. Зверь, Пуля, Цербер. Царь, Царевеч, Король, Королевич. Меня смехом пробирает от мыслей. Интересно, а существуют правила, когда можно кличку брать. Почему Саша ещё Саша, а Князь уже Князь.

– Ты чего? – Тиса странно смотрит.

– А есть реестр с занятыми кличками? Два Цербера не может же быть, да?

Мы вдвоем хохочем, наслаждаясь ранним утром. Ещё месяц назад я представить не могла, как обернётся моя жизнь. Что палец будет сжимать обручальное кольцо, а Тиса станет лучшей подругой.

И я представить не могу, как изменится это всё к концу выходных.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю