332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Аркадий и Борис Стругацкие » Дорога в сто парсеков » Текст книги (страница 1)
Дорога в сто парсеков
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 18:33

Текст книги "Дорога в сто парсеков"


Автор книги: Аркадий и Борис Стругацкие


Соавторы: Иван Ефремов,Георгий Гуревич,Владимир Савченко,Виктор Сапарин,Валентина Журавлева,Анатолий Мицкевич



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий, Иван Ефремов, Валентина Журавлева, Виктор Сапарин, Георгий Гуревич, Анатолий Мицкевич, Владимир Савченко
Дорога в сто парсеков

Сборник научно-фантастических рассказов

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

«Дорога в сто парсеков»!

Сейчас путешествие на расстояние в триста двадцать шесть световых лет фантастично.

А завтра?

Многое из того, что еще вчера казалось лишь смелой мечтой, ныне воплощено в действительность.

Поистине сказочных успехов добились наука и техника в наше время.

Писатели-фантасты так и не успели написать роман о корабле с атомным двигателем. Такой корабль уже существует – советский атомный ледокол «Ленин».

Еще недавно одной из излюбленных тем писателей-фантастов было описание полета на Луну. Ныне советские спутники, «маленькие луны», уже третий год бороздят пространство. Что же касается путешествия на Луну, то это даже не фантастика, а просто предвидимое будущее и, может быть, совсем уже близкое.

Мы не упрекаем фантастов. Если действительность осуществляет гигантские скачки во времени, тем лучше для нашей советской действительности!

Но мы за то, чтобы мечтать, ибо мечта ведет вперед!

И если научная фантастика ныне получила от ученых бесчисленное множество новых тем, рожденных в процессе бурного технического прогресса, то ведь и сам этот научный прогресс во многом обязан пытливой мечте, смелым построениям писателей-фантастов.

Даже наши враги из капиталистического лагеря вынуждены засвидетельствовать великую тягу советской молодежи к науке, технике, знаниям. В формировании этой целеустремленности немалая роль будет принадлежать и в дальнейшем научной фантастике.

И в связи с этим несколько слов о нашем сборнике.

Читатель найдет в нем и имена писателей, давно уже работающих в научной фантастике, и новых для себя авторов, успешно выступивших со своими произведениями в последние два-три года.

Рассказы, помещенные в сборнике, многообразны по тематике. Не только космос, но и подчинение нашей земной, родной природы, не только встречи с товарищами по вселенной, но и новейшие проблемы радиоэлектроники и кибернетики, проблемы медицины, общество будущего и многое другое найдет в них читатель.

Кто знает, возможно, многое из того, что здесь «предсказано», вскоре будет осуществлено?

«Фантазия, – писал в свое время Владимир Ильич Ленин, – есть качество величайшей ценности. Даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчислений невозможно было бы без фантазии…»

А. Варшавский

И. ЕФРЕМОВ

COR SERPENTIS (СЕРДЦЕ ЗМЕИ)

Сквозь туман забытья, обволакивающий сознание, прорвалась музыка…

"Не спи!

Равнодушие – победа

Энтропии черной!…"

Слова известной арии пробудили привычные ассоциации памяти и повели, потащили за собой ее бесконечную цепь.

Жизнь возвращалась. Громадный корабль еще содрогался, но автоматические механизмы неуклонно продолжали свое дело. Вихри энергии вокруг каждого из трех защитных колпаков остановили свое невидимое вращение. Несколько секунд колпаки, похожие на большие ульи из матового зеленого металла, оставались в прежнем положении, затем внезапно и одновременно отскочили вверх и исчезли в ячеях потолка, среди сложного сплетения труб, поперечин и проводов.

Два человека остались недвижимы в глубоких креслах, окруженных кольцами – основаниями исчезнувших колпаков. Третий осторожно поднял отяжелевшую голову и вдруг легко встряхнул густыми темными волосами. Он поднялся из глубины мягчайшей изоляции, сел и наклонился вперед, чтобы прочитать показания приборов. Они во множестве усеивали наклонную светлую доску большого пульта, протянувшегося поперек всего помещения в полуметре от кресел.

– Вышли из пульсации! – раздался уверенный голос. – Вы опять очнулись раньше всех, Кари? Идеальное здоровье для звездолетчика!

Кари Рам, электронный механик и астронавигатор звездолета «Теллур», мгновенно повернулся, встретив еще затуманенный взгляд командира.

Мут Анг, с усилием двигаясь, облегченно вздохнул и встал перед пультом.

– Двадцать четыре парсека…[1] Мы прошли звезду. Новые приборы всегда неточны. Вернее, мы не владеем ими. Можно выключить музыку. Тэй проснулся!

Кари Рам услышал в наступившей тишине лишь неровное дыхание очнувшегося товарища.

Центральный пост управления звездолета напоминал довольно большой круглый зал, надежно скрытый в глубине гигантского корабля. Выше пультов приборов и герметических дверей помещение обегал синеватый экран, образуя полное кольцо. Впереди, по центральной оси корабля, в экране был вырез, в котором находился прозрачный, как хрусталь, диск локатора диаметром почти в два человеческих роста. Огромный диск как бы сливался с космическим пространством и, отблескивая в огоньках приборов, походил на черный алмаз.

Мут Анг сделал неуловимое движение, и тотчас все три человека почти одинаковыми жестами прикрыли глаза. Колоссальное оранжевое солнце загорелось с левой стороны на экране. Его свет, ослабленный мощными фильтрами, был едва переносим.

Мут Анг покачал головой.

– Еще немного, и мы пронеслись бы через корону звезды. Больше не буду прокладывать точный курс. Гораздо безопаснее пройти стороной.

– Тем и страшны новые пульсационные звездолеты, – ответил из глубины кресла Тэй Эрон, помощник командира и главный астрофизик. – Мы делаем расчет, а затем корабль мчится вслепую, как выстрел в темноту. И мы тоже мертвы и слепы внутри защитных вихревых полей. Мне не нравится этот способ полета в космос, хотя он и быстрее всего, что могло придумать человечество.

– Двадцать четыре парсека! – воскликнул Мут Анг. – А для нас прошел как будто миг…

– Миг сна, подобного смерти, – хмуро возразил Тэй Эрон. – А вообще на Земле…

– Лучше не думать, – выпрямился Кари Рам, – что на Земле прошло больше семидесяти восьми лет. Многие из друзей и близких мертвы, многое изменилось… Что же будет, когда…

– Это неизбежно в далеком пути с любой системой звездолета, – спокойно сказал командир. – На «Теллуре» время для нас идет особенно быстро. И хотя мы забираемся дальше всех в космос, вернемся почти теми же…

Тэй Эрон приблизился к расчетной машине.

– Все безупречно, – сказал он несколько минут спустя. – Это Кор Серпентис, или, как его называли древние арабские астрономы, Унук аль Хай – Сердце Змеи. Потому что эта звезда в середине длинного созвездия.

– А где же ее близкий сосед? – спросил Кари Рам.

– Скрыт от нас главной звездой. Видите, спектр К-ноль. С нашей стороны – затмение, – ответил Тэй.

– Раздвиньте щиты всех приемников! – распорядился командир.

Их окружила бездонная чернота космоса. Она казалась более глубокой, потому что слева и сзади горело оранжево-золотым огнем Сердце Змеи, затмившее все звезды и Млечный Путь. Только внизу, споря с ней, сияла пламенем белая звезда.

– Эпсилон Змеи совсем близко, – громко сказал Кари Рам. Молодой астронавигатор хотел заслужить одобрение командира.

Но Мут Анг молча смотрел направо, где выделялась чистым белым светом далекая и яркая звезда.

– Туда ушел мой прежний звездолет – «Солнце», – медленно проговорил командир, почувствовав за своей спиной выжидательное молчание, – на новые планеты…

– Так это Альфекка в Северной Короне?

– Да, Рам, или, если хотите, европейское название, Гемма… Но пора за дело!

– Будить остальных? – с готовностью спросил Тэй Эрон.

– Зачем? Мы сделаем одну-две пульсации, если убедимся, что впереди пусто, – ответил Мут Анг. – Включайте оптические и радиотелескопы, проверьте настройку памятных машин. Тэй, включите ядерные моторы. Пока будем двигаться на них. Дайте ускорение!

– До шести седьмых световой?

И в ответ на молчаливый кивок командира Тэй Эрон быстро проделал необходимые манипуляции.

Звездолет даже не вздрогнул, хотя ослепительное, радужное пламя полыхнуло во весь обзор экранов и совсем скрыло слабые звезды ниже сверкающего Млечного Пути. Среди тех звезд было и земное Солнце.

– В нашем распоряжении несколько часов, пока приборы завершат наблюдения и окончат их четырехкратную проверку, – сказал Мут Анг. – Надо поесть. Потом каждый из нас может уединиться и отдохнуть немного. Я сменю Кари.

Звездолетчики вышли из центрального поста. Кари Рам пересел во вращающееся кресло в центре полукружия. Астронавигатор закрыл щиты кормовых приемников, и пламя ядерных моторов исчезло.

Огненное Кор Серпентис продолжало мерцать дерзкими отблесками на бесстрастной полировке приборов. Диск переднего локатора оставался черным бездонным колодцем, но это не смущало, а радовало астронавигатора: расчеты, занявшие шесть лет труда могучих умов и исследовательских машин Земли, оказались безошибочными.

Сюда, в широкий коридор пространства, свободного от звездных скоплений и темных облаков, был направлен «Теллур» – первый пульсационный звездолет Земли. Этот тип звездолетов, передвигавшихся в нуль-пространстве, должен был достигнуть гораздо больших глубин Галактики, чем прежние, ядерно-ракетные, анамезонные звездолеты, летавшие со скоростью пять шестых и шесть седьмых скорости света.

Пульсационные корабли действовали по принципу сжатия времени и были в тысячи раз быстрее. Но их опасной стороной было то, что звездолет в момент пульсации не мог быть управляем. Люди могли перенести пульсацию лишь в бессознательном состоянии, скрытые внутри мощного магнитного поля. «Теллур» передвигался как бы рывками, всякий раз тщательно изучая, свободен ли путь для следующей пульсации.

Мимо Змеи, в почти свободном от звезд пространстве высоких широт Галактики, «Теллур» должен был пройти в созвездие Геркулеса, к углеродной звезде.

«Теллур» послали в неимоверно далекий рейс, чтобы его экипаж непосредственно на звезде изучил загадочные процессы превращения материи, очень важные для земной энергетики. Подозревалось, что звезда была связана с темным облаком в форме вращающегося электромагнитного диска, обращенного ребром к Земле. Ученые ожидали, что они увидят повторение истории образования нашей планетной системы сравнительно недалеко от Солнца. «Недалеко» – это сто десять парсеков, или триста пятьдесят лет пути светового луча.

Кари Рам проверил приборы-охранители. Они показывали, что все связи автоматов корабля в исправности. Молодой астролетчик предался размышлениям.

Далеко-далеко, на расстоянии семидесяти восьми световых лет, осталась Земля – прекрасная, устроенная человечеством для светлой жизни и вдохновенного творческого труда. В этом обществе без классов каждый человек хорошо знал всю планету. Не только ее заводы, рудники, плантации и морские промыслы, учебные и исследовательские центры, музеи и заповедники, но и милые сердцу уголки отдыха, одиночества или уединения с любимым человеком.

И от этого чудесного мира человек, предъявляя к себе высокие требования, углублялся все дальше в Космические ледяные бездны в погоне за новыми знаниями, за разгадкой тайн природы, не покорявшейся без жестокого сопротивления. Все дальше шел человек от Луны, залитой убийственным рентгеновским и ультрафиолетовым излучением Солнца, от жаркой и безжизненной Венеры с ее океанами нефти, липкой смоляной почвой и вечным туманом, от холодного, засыпанного песками Марса с чуть теплящейся подземной жизнью. Едва началось изучение Юпитера, как новые корабли достигли ближайших звезд. Земные звездолеты посетили Альфу и Проксиму Центавра, звезду Барнарда, Сириус, Эту Эридана и даже Тау Кита. Конечно, не сами звезды, а их планеты или ближайшие окрестности, если это были двойные звезды, как Сириус, лишенные планетных систем.

Но межзвездные корабли Земли еще не побывали на планетах, где жизнь уже достигла своей высшей формы, где обитали мыслящие существа – люди.

Из далеких бездн космоса ультракороткие радиоволны несли вести населенных миров; иногда они приходили на Землю через тысячи лет после того, как были отправлены. Человечество только училось читать эти передачи и стало представлять, какой океан знаний, техники и искусства совершает свой круговорот между населенными мирами нашей Галактики. Мирами, еще не достижимыми. Что уж говорить про другие звездные острова – галактики, разделенные миллионами световых лет расстояния!.. Но от этого становилоcь только больше стремление достичь планет, населенных людьми, пусть не похожими на земных, но тоже построившими мудрое, правильно развивающееся общество, где каждый имеет свою долю счастья, наибольшую при их уровне власти над природой. Впрочем, было известно, что есть совершенно похожие на нас люди, и этих, вероятно, больше. Законы развития планетных систем и жизни на них однородны не только в нашей Галактике, но и во всей известной нам части космоса.

С пульсационным звездолетом – последним изобретением гения Земли – человечество сможет прийти на призывы далеких миров. Если полет «Теллура» окажется удачным, тогда… Только, как все в жизни, новое изобретение имеет две стороны.

– И вот другая сторона… – задумавшись, Кари Рам не заметил, что произнес последние слова вслух.

Вдруг позади раздался приятный и сильный голос Мут Анга:

Другая сторона любви -

Что глубоко и широко, как море,

То отзовется душным коридором,

И этого не избежать – оно в крови!

Кари Рам вздрогнул.

– Я не знал, что вы тоже увлекаетесь старинной музыкой, – улыбнулся командир звездолета. – Этому романсу не меньше пяти веков!

– Я вовсе ничего не знаю! – воскликнул астронавигатор. – Я думал о нашем звездолете. О том, когда мы вернемся…

Командир стал серьезным.

– Мы проделали только первую пульсацию, а вы думаете о возвращении?

– О нет! Зачем бы я старался попасть в число избранных для полета? Мне показалось… ведь мы вернемся на Землю, когда там пройдет семьсот лет и, несмотря на удвоившееся долголетие человека, даже правнуки наших сестер и братьев уже будут мертвы…

– Разве вы этого не знали?

– Знал, конечно, – упрямо продолжал Рам. – Но мне пришло в голову другое.

– Я понял. Кажущаяся бесполезность нашего полета?

– Да! Еще до изобретения и постройки «Теллура» ушли обычные ракетные звездолеты на Фомальгаут, Капеллу и Арктур. Фомальгаутская экспедиция ожидается через два года – уже прошло пятьдесят. Но с Арктура и Капеллы корабли придут еще через сорок-пятьдесят лет: до этих звезд ведь двенадцать и четырнадцать парсеков. А сейчас уже строят пульсационные корабли, которые могут оказаться на Арктуре в одну пульсацию. Пока мы совершим свой полет, люди окончательно победят время или пространство, если хотите. Тогда наши земные корабли окажутся гораздо дальше нас, и мы вернемся с грузом устарелых и бесполезных сведений.

– Мы ушли с Земли, как уходят из жизни умершие, – медленно сказал Мут Анг, – и вернемся отсталыми в развитии, пережитками прошлого.

– Об этом я и думал!

– Вы правы и глубоко не правы. Развитие знаний, накопление опыта, исследование бездонного космоса должны быть непрерывны, иначе нарушатся законы развития, которое всегда неравномерно и противоречиво. Представьте, что древние естествоиспытатели, кажущиеся нам наивными, стали бы ожидать, ну, скажем, изобретения современных квантовых микроскопов. Или земледельцы и строители давнего прошлого, обильно полившие нашу планету своим потом, стали бы ждать автоматических машин и… так и не вышли бы из сырых землянок, питаясь крохами, уделяемыми природой.

Кари Рам звонко рассмеялся. Мут Анг продолжал без улыбки:

– Мы также призваны выполнить свой долг, как и каждый член общества. За то, что мы первые прикоснемся к невиданным еще глубинам космоса, мы умерли на семьсот лет. Те, кто остался на Земле, чтобы пользоваться всей радостью земной жизни, никогда не испытают великих чувств человека, заглянувшего в тайны развития вселенной. И так все. Но возвращение… Вы напрасно опасаетесь будущего.

В каждом этапе своей истории человечество в чем-то возвращалось назад, несмотря на общее восхождение по закону спирального развития. Каждое столетие имело свои неповторимые особенности и вместе с тем общие всем черты. Кто может сказать, может быть, та крупица знания, что мы доставим на нашу планету, послужит новому взлету науки, улучшению жизни человечества. Да и мы сами вернемся из глубины прошлого, но принесем новым людям наши жизни и сердца, отданные будущему. Разве мы придем чужими?

Разве может оказаться чужим тот, кто служит в полную меру сил? Ведь человек – это не только сумма знаний, но и сложнейшая архитектура чувств, а в этом мы, испытавшие всю трудность долгого пути через космос, не окажемся хуже тех, будущих… – Мут Анг помолчал и совсем другим, насмешливым тоном закончил: – Не знаю, как вам, а мне так интересно заглянуть в будущее, что ради этого одного…

– Можно временно умереть для Земли! – воскликнул астронавигатор.

Командир «Теллура» кивнул головой.

– Идите мойтесь, ешьте. Следующая пульсация уже скоро! Тэй, вы зачем вернулись?

Помощник командира пожал плечами.

– Хочется скорее узнать путь, проложенный приборами. Я готов сменить вас.

И без дальнейших слов астрофизик нажал кнопку в середине пульта. Вогнутая полированная крышка беззвучно отодвинулась, и из глубины прибора поднялась скрученная спиралью лента серебристого металла. Ее пронизывал тонкий черный стержень, означавший курс корабля. Как драгоценные камни, горела на спирали крохотные огоньки – звезды разных спектральных классов, мимо которых шел путь «Теллура».

Стрелки бесчисленных циферблатов начали хоровод почти осмысленных движений. Это расчетные машины уравновешивали прямую линию следующей пульсации так, чтобы проложить ее в возможно наибольшем удалении от звезд, темных облаков и туманностей светящегося газа, которые могли скрывать еще неведомые небесные тела.

Увлеченный работой, Тэй Эрон не заметил, как прошло несколько молчаливых часов. Громадный звездолет продолжал свой бег в черную пустоту пространства. Товарищи астрофизика тихо сидели в глубине полукруглого дивана, поблизости от массивной тройной двери, изолировавшей пост управления от других помещений корабля.

Веселый звон маленьких колокольчиков сигнализировал окончание вычислений. Командир звездолета медленно подошел к пультам.

– Удачно! Вторая пульсация может быть почти втрое длиннее первой.

– Нет, тут тридцатипроцентная неопределенность. – Тэй показал на конечный отрезок черного стержня, едва заметно вибрировавшего в такт колебаниям связанных с ним стрелок.

– Да, полная определенность – пятьдесят семь парсеков. Отбросим пять на возможность скрытых ошибок – пятьдесят два. Готовьте пульсацию.

Снова проверялись все бесчисленные механизмы и связи корабля. Мут Анг соединился с каютами, где находились погруженные в сон остальные пять членов экипажа «Теллура».

Автоматы физиологического наблюдения отметили, что организмы спящих в нормальном состоянии.

Тогда командир включил защитное поле вокруг жилых помещений корабля. На матовых панелях левой стены побежали красные струи – потоки газа в спрятанных позади них трубках.

– Пора? – слегка хмурясь, спросил командира Тэй Эрон.

Тот кивнул. Трое дежурных молча опустились в глубокие кресла, закрепляя себя в них воздушными подушками. Когда был застегнут последний крючок, каждый достал из ящичка в левом подлокотнике прибор для впрыскивания, готовый к употреблению.

– Итак, еще на полтораста лет земной жизни! – сказал Кари Рам, прикладывая аппарат к обнаженной руке.

Мут Анг зорко посмотрел на него. Глаза юноши светились легкой насмешкой, свойственной здоровому и вполне уравновешенному человеку. Командир подождал, пока его товарищи откинулись в креслах и закрыли глаза, впадая в бессознательное состояние.

Тогда он включил рычажки на маленькой коробке у своего колена. Бесшумно и неотвратимо, как сама судьба, спустились с потолка массивные колпаки. За минуту до этого Мут Анг включил механических роботов, управлявших пульсацией и защитным полем.

Под колпаком в слабом свете голубоватого ночника командир прочитал показания контрольных приборов и только после этого усыпил себя.

Звездолет вышел из четвертой пульсации. Загадочное светило – цель полета – выросло на экранах правой, «северной» стороны до размеров Солнца, видимого с Меркурия.

Колоссальная звезда из редкого класса «темных» углеродных звезд теперь подверглась детальному изучению. «Теллур» шел со субсветовой скоростью на расстоянии меньше четырех парсеков от гигантской тусклой звезды КНТ8 008, едва видимой с Земли даже в мощные телескопы. Подобные звезды – их поперечник равнялся ста пятидесяти – ста семидесяти диаметрам нашего Солнца – отличались обилием углерода в своих атмосферах. При температуре в две-три тысячи градусов атомы углерода соединялись в особые молекулы-цепочки, из трех атомов каждая.

Атмосфера звезды с такими молекулами задерживала излучение фиолетовой части спектра, и свет гиганта был очень слабым сравнительно с его размерами.

Но центры углеродных гигантов, разогретые до ста миллионов градусов, были могучими генераторами нейтронов и превращали легкие элементы в тяжелые и даже заурановые, вплоть до калифорния и россия, как был назван созданный уже четыре столетия назад самый тяжелый из элементов с атомным весом 401.

Ученые считали, что фабриками тяжелых элементов вселенной были углеродные звезды. Они рассеивали эти элементы в пространстве после периодических взрыров. Обогащение общего химического состава нашей Галактики идет именно за счет действия темных углеродных гигантов.

Пульсационный звездолет дал, наконец, человечеству возможность изучить углеродную звезду с близкого расстояния, понять существо происходивших в ней процессов превращения материи. К их разъяснению физики Земли еще не подобрали ключей.

Экипаж звездолета проснулся, и каждый занялся теми исследованиями, ради которых он умер для Земли на семьсот лет. Движение корабля казалось теперь очень медленным, но более скорый бег и не был нужен.

«Теллур» шел, слегка отклоняясь к югу от углеродной звезды, чтобы держать экран локатора вне ее излучения. И его черное зеркало недели, месяцы и годы оставалось по-прежнему беспросветно темным.

«Теллур», или, как он значился в реестре космофлота Земли, «ИФ-1 (Зет-685)», первый звездолет обращенного поля или шестьсот восемьдесят пятый по общему списку космических кораблей, не был так велик, как субсветовые звездолеты дальнего действия. От их постройки отказались лишь недавно – с изобретением пульсационных кораблей.

Те колоссальные корабли несли экипаж до двухсот человек, и смена поколений давала возможность проникать довольно глубоко в межзвездное пространство.

С каждым возвращением дальнего звездолета на Земле появлялось несколько десятков выходцев из другого времени – представителей далекого прошлого. И хотя уровень развития этих пережитков прошлого был очень высок, все же новые времена оказывались для них чуждыми, и часто глубокая меланхолия, отрешенность становились уделом космических скитальцев.

Теперь пульсационные звездолеты забросят людей еще дальше. Пройдет немного времени, по мерке астролетчиков, и в человеческом обществе появятся тысячелетние Мафусаилы. Те, кому на долю выпадет отправиться на другие галактики, вернутся на родную планету миллионы лет спустя. Таковой оказалась оборотная сторона дальних космических рейсов, коварная препона, поставленная природой своему неугомонному сыну.

На новых звездолетах экипажи насчитывали всего восемь человек. Этим путешественникам в безмерные дали космоса и одновременно в будущее было запрещено, в отмену прежних поощрительных постановлений, иметь детей во время путешествия.

И хотя «Теллур» был меньше своих предшественников, все же он представлял собою огромный корабль, где просторно разместился его малочисленный экипаж.

Пробуждение после продолжительного сна вызвало, как всегда, подъем жизненной энергии. Экипаж звездолета – преимущественно молодые люди – проводил свободное время в гимнастическом зале.

Они придумывали труднейшие упражнения, фантастические танцы или, надев отталкивающие пояса и кольца на руки и на ноги, совершали головоломные трюки в антигравитационном углу зала. Астролетчики любили плавать в большом бассейне с ионизированной светящейся водой, сохранявшей прекрасную голубизну колыбели народов Земли – Средиземного моря.

Кари Рам сбросил рабочий костюм и устремился к бассейну, но его остановил веселый голос:

– Кари, помогите! Без вас не получается этот поворот.

Высокая девушка-химик Тайна Дан, в короткой тунике из зеленой сверкающей ткани – в тон ее глазам, была самой веселой и молодой участницей экспедиции. Она не раз возмущала спокойного Кари своей порывистой резкостью. Но танцы он любил не меньше Тайны – прирожденной плясуньи. Он с улыбкой подошел к ней.

Слева, с высоты помоста над бассейном, его приветствовала Афра Деви – биолог звездолета. Она старательно натирала руки и ноги специальной мазью, перед тем как начать упражнения. К Афре приблизился, осторожно ступая по пружинящей пластмассе, Тэй Эрон, протянув за спиной девушки мускулистую, сильную руку. Раскачиваясь в такт движениям доски, Афра откинулась назад, на эту надежную опору. На секунду оба замерли, смуглые, с той похожей на блестящий металл кожей, которую дает человеку лишь здоровая жизнь на воздухе и солнце.

Едва уловимым движением молодая женщина выгнулась еще сильнее, сделала оборот вокруг руки помощника командира, и оба завертелись в воздухе, сплетаясь в череде сложных акробатических фигур.

– Он все забыл! – пропела Тайна Дан, прикрывая глаза механика кончиками горячих пальцев.

– Разве не красиво? – ответил тот вопросом и притянул к себе девушку в первом движении танца, войдя в полосу звукового фона.

Кари и Тайна были лучшими танцорами корабля.

Только они умели отдавать себя полностью мелодии и ритму, выключая все другие думы и чувства. И Кари унесся в мир танца, не ощущая ничего, кроме наслаждения согласованными легкими движениями. Рука девушки, лежавшая у него на плече, была сильна и нежна. Зеленые глаза потемнели.

– Вы и ваше имя – одно, – шепнул Кари. – Я запомнил, что Тайна на древнем языке – это неведомое, неразгаданное.

– Вы радуете меня, – без улыбки ответила девушка. – Мне всегда казалось, что тайны остались только в космосе, а на нашей Земле их нет более. Нет их у людей – все мы просты, ясны и чисты.

– И вы жалеете об этом?

– Иногда. Мне хотелось бы встретить такого человека, как в давнем прошлом. Вынужденного скрывать свои мечты, свои чувства от окружающей злобы, закалять их, выращивать неколебимыми, полными невероятной силы.

– О, я понимаю! Но я думал не о людях и жалел лишь о неразгаданных тайнах… Как в древних романах: повсюду таинственные развалины, неведомые глубины, непокоренные высоты, а еще раньше – заколдованные, проклятые, и обладающие загадочными силами рощи, источники, заповедные тропы, дома.

– Да, Кари! Хорошо бы и здесь, в звездолете, найти тайные уголки, запрещенные проходы.

– И они вели бы в неведомые комнаты, где скрывалось…

– Что скрывалось?

– Не знаю, – помолчав, признался механик и остановился.

Но Тайна вошла в игру и, нахмурившись, потянула его за рукав. Кари последовал за девушкой, и они вышли из спортивного зала в тускло освещенный боковой проход. Указатели вибрации равномерно и неярко мигали, будто стены корабля боролись с надвигавшимся сном. Девушка сделала несколько быстрых, бесшумных шагов и замерла. Тень скуки мелькнула на ее лице так быстро, что Кари не мог бы поручиться, что он действительно заметил у нее признак душевной слабости. Незнакомое чувство больно резнуло его. Механик снова взял руку Тайны.

– Пойдемте в библиотеку. Мне два часа до смены.

Она послушно направилась к центру корабля.

Библиотека, или зал общих занятий, находилась непосредственно за центральным постом управления, как на всех звездолетах. Кари и Тайна открыли герметическую дверь третьего поперечного коридора и вышли к двустворчатому эллипсу люка центрального прохода. Едва только Кари наступил на бронзовую пластинку и тяжелые створки беззвучно разошлись, как молодые люди услышали могучий вибрирующий звук. Тайна радостно сжала пальцы Кари.

– Мут Анг!

Оба скользнули в библиотеку. Рассеянный свет, казалось, вился дымкой под матовым потолком. Два человека ютились в глубоких креслах между колонками фильмотек, скрытые в тенях углублений. Тайна увидела врача Свет Сима и квадратную фигуру Яс Тина – инженера пульсационных машин, грезившего о чем-то с закрытыми глазами. Слева, под гладкими раковинами акустических устройств, склонился у серебристого футляра ЭМСР сам командир «Теллура».

ЭМСР – электромагнитный скрипко-рояль – давно уже заменил жестко звучащий темперированный рояль, сохранив его многоголосую сложность и придав ему богатство скрипичных оттенков. Усилители звука этого инструмента могли сообщать ему в нужные моменты потрясающую силу.

Мут Анг не заметил вошедших. Он немного подался вперед, подняв лицо к ромбическим панелям потолка. Как и в старинном рояле, пальцы музыканта определяли все оттенки звучания, хотя производили звук не при помощи молоточка и струны, а тончайшими электронными импульсами почти мозговой тонкости.

Гармонично сплетенные темы единства Земли и космоса стали раздваиваться, отдаляться. Противоречия спокойной печали и жестокого дальнего грома накипали, усиливались, прерываясь звенящими нотами, словно криками отчаяния. И вдруг мерное, мелодическое развертывание темы замерло. Удар столкновения был сокрушителен, и все рассыпалось лавиной диссонансов, скользнув, как в темное озеро, в нестройные жалобы невозвратной утраты.

Неожиданно под пальцами Мут Анга родились ясные и чистые звуки прозрачной радости: она слилась с тихой печалью аккомпанемента.

В библиотеку беззвучно явилась Афра Деви в белом халате. Свет Сим, врач корабля, стал делать командиру какие-то знаки. Мут Анг поднялся, и тишина согнала власть звуков, как быстрая ночь тропиков – вечернюю зарю.

Врач и командир вышли, провожаемые встревоженными взглядами слушателей. Со вторым астронавигатором Ченом на дежурстве случилась редкая беда – приступ гнойного аппендицита. Вероятно, он не выполнил абсолютно точно программы врачебной подготовки к космическому путешествию. И теперь Свет Сим запросил разрешение командира на срочную операцию.

Мут Анг выразил сомнение. Современная медицина, овладевшая методами импульсного нервного регулирования человеческого организма, как в электронных устройствах, могла устранять многие заболевания.

Но врач звездолета настоял на своем. Он доказал, что у больного останется залеченный очаг, который может дать новую вспышку при огромных физиологических перегрузках, переносимых звездолетчиками.

Чен Гир лег на широкое ложе, опутанный проводами импульсных датчиков. Тридцать шесть приборов следили за состоянием организма. В затемненной комнате размеренно замигал и слабо зазвенел гипнотизирующий прибор. Свет Сим окинул взглядом аппараты и кивнул Афре Деви – помощнику врача. Каждый член экипажа «Теллура» совмещал несколько профессий.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю