355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Антон Текшин » Cooldown (СИ) » Текст книги (страница 18)
Cooldown (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 12:30

Текст книги "Cooldown (СИ)"


Автор книги: Антон Текшин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 21

Несмотря на поздний час, абонент ответил на вызов практически сразу.  Не один я вампирский образ жизни веду, отсыпаясь в светлое время суток…

Из воздуха соткалось изображение тёмноволосого мужчины с хитрым, даже каким-то Ленинским прищуром.

– О, Кир, приветствую!

– Здравствуй Паш, извини что так поздно, дело есть, – сразу же предупредил я.

Мы давно уже не мальчики, и называть друг друга игровыми никами как-то несерьёзно. Всё-таки игра – это игра, а в реальности кличками пользуются довольно редко. И пусть знакомы мы с ним лишь виртуально, это ничего не меняло. С самого начала Амвей расположил меня к себе своим профессиональным отношением к игре, и хоть он иногда позволял себе вдоволь подурачиться, он всегда оставался очень опасным и расчётливым бойцом.

Вот что видоблогер разглядел во мне – уже другой вопрос. Он как-то обмолвился, сколько ему в день пишут подписчиков, и с тех пор мне как-то неловко было беспокоить его по пустякам.

– Давай излагай, у меня есть полчасика, – знаменитый стример выжидающе откинулся в кресле. – Но сначала, пока не забыл, спасибо тебе за Кристаллида, ролик зашёл просто на ура. Они довольно редкие товарищи, да и в целом выглядело эпично… Что он тебе предложил, если не секрет?

– Бортовой самописец одного поискового корабля, – поморщился я, вспоминая.

– Продашь? – быстро спросил Амвей.

– Даже не знаю, у меня ли он ещё – пришлось мне признаться. – Мой корабль развалила Убивашка из KRS, слышал про такую?

– Печально, – он утвердительно кивнул. – А чего до сих пор не посмотрел? Она только что тебя отдыхать отправила?

– Нет, просто инвентарь пока не доступен.

Чего-чего, а сообразительности профессиональному игроку было не занимать. На прокачивание ситуации у него ушло не больше секунды.

– Ты что, на Тринадцатой застрял, что ли? – его густые брови невольно взметнулись вверх. – Туда же только после тридцать пятого можно загреметь.

– У меня тридцать седьмой. Был.

– Ничего себе, бескрайний космос, – хохотнул Амвей. – Чуть лбами не столкнулись…

– Я потому тебе и звоню, – плавно вырулил я к нужной теме. – Первым делом, когда открыл сайт Проклятой станции, увидел улыбающегося тебя на развороте.

– О как, сам ещё не смотрел. Ну, так там не каждый день редкого «Везунчика» получают. Ты за этим?

– Нет, мне бы оттуда просто ноги унести.

– Что, не нравится ролеплей? – со смешком уточнил игрок.

– Времени у меня мало. Не в смысле – игрового.

– В другом случае я посоветовал бы тебе просто дождаться ролика, – вздохнул Амвей, достав откуда-то из-за границ экрана кружку. – Но тебе, так и быть, попробую вправить мозги за короткое время. Итак, что ты уже знаешь про Тринадцатую?

– Не слишком много. В основном, что касается её истории. Мол, были такие шизики-физики в прошлом, что хотели научиться создавать собственные чёрные дыры и пользоваться ими в качестве бесконечной батарейки. Естественно, в процессе что-то пошло не так, и теперь станция обречена каждый раз откатываться во времени и пространстве. Но каждый раз всё равно гибнет.

– Уже неплохо, – вполне серьёзно похвалил меня игрок, шумно хлебнув чай из кружки. – Многие эту часть вовсе пропускают, а потом не могут въехать в элементарные вещи. Итак, если тебе действительно не хочется торчать там все четыре недели, запоминай. Первое – прими правила. Будь предельно вежлив, даже если ты в этот момент кого-то убиваешь Для большинства это тяжелее всего. Свою роль нужно отыгрывать так, будто за тобой следит сам Станиславский с пулемётом. И как только ты станешь именно тем, кого из тебя хочет видеть станция, перед тобой тут же откроются обходные пути для достижения твоей цели. А она у всех, в конечном итоге, одна – первым достигнуть спасательного шаттла. Второе – всегда приглядывай за окружающими. Если кто-то ведёт себя странно, то от него могут быть очень большие проблемы. Лучше от него заранее избавиться. Третье – расходуй очки лояльности с умом, ни в коем случае не опускайся в минус, иначе с тобой могут сотворить всё, что в голову взбредёт. Причём безнаказанно.

– Весёлые дела…

– Именно. Этот режим специально создан для тех, кто хочет оторваться по-полной программе. Поэтому больше половины сидят там добровольно, поверь моему опыту. Но это не значит, что если появится шанс победить, они им не воспользуются, галантно пропустив тебя вперёд.

– Хочешь сказать, ты туда по собственной воле загремел?

– Да. При желании туда легко попасть, разработчики оставили лазейку для добровольцев. Тебе это вряд ли сейчас интересно. Но на будущее, если ещё раз откинешься без точки привязки во враждебно настроенной провинции – жми возрождение сразу. Там каждая минута промедления увеличивает процент нехорошего исхода.

Я уже хотел было сказать, что вообще вышел из игры в сердцах, но вовремя прикусил язык. Не надо показывать всем лишний раз, какой ты нуб.

– Спасибо, Паш, учту.

– Давай тогда, я погнал. Скину тебе один гайдик, почитай, как будет время. Выберешься самостоятельно – хочу на это взглянуть, хорошо? И не забудь потом проверить инвентарь, вдруг всё же повезло. Если самописец у тебя, то я всегда готов обсудить цену вопроса. Удачи!

Амвей переслал мне файл, тут же отмеченный моим антивирусом как безопасный, и отключился.

Я зашаркал к кухонному столу, где остался недопитый пакет с соком. В том, что пью его теперь без кружки, тоже есть изрядный плюс – проклятые галлюцинации не превращают жидкость в кровь каждый божий день. Хотя в последнее время, чего скрывать, прогресс налицо – они перестали быть настолько яркими и долгими. Вполне возможно, что капсула, восстанавливая мою ЦНС, заодно латала и съехавшие набекрень мозги. Да и виртуальные убийства успокаивали, почти как настоящие.

Всё бы хорошо, не застрянь я на Проклятой станции…

Четыре недели неистового маянья хернёй. Опыт не дают, все параметры усреднены на тридцать пятый уровень – неудивительно, что многие предпочитают тюрьму, лишь бы там не оказаться. И то, что время, проведённое в игре, компенсируют вдвое, утешало очень мало. Пусть у меня романсы разве что шансон не поют, но вымучивать таким образом лишние недели игры я точно бы не стал.

Единственная светлая новость – игроку, покинувшему станцию самостоятельно, присваивается достижение «Квантовый счастливчик», дающий плюс один к Удаче. Мне оно в копилке точно не помешает, как бонус к освобождению. Имеется и более редкий его вид – «Квантовый везунчик», уже на плюс пять. Но это только для избранных, которые смогли совершить невозможное, немыслимое для обычных игроков. Например, как Амвей, который умудрился улететь на шаттле с первом же раунде. Каких-то обязательных условий условий для его достижения системой не выдвигалось, но все сошлись во мнении, что чем меньше у тебя шансов победить, тем выше вероятность его получить.

Но Проклятая станция не была бы таковой, не будь для всех остальных застрявших, кто отбудет полный срок, своей «награды». Правда, диаметрально противоположной. «Квантовый неудачник», наоборот – единицу Удачи  бессовестно отнимает, раз и навсегда. Этакий вечный дебафф.

Многие к этому параметру относятся наплевательски – выше ноля, да и чёрт с ней. Криты она учащает не так серьёзно, а награды за выполнение квестов составляют лишь часть дохода игроков. Тем более для существенного бонуса вложиться в неё нужно серьёзно, в ущерб остальным характеристикам. Выхлоп от такой жертвы кажется слишком маленьким, но это только на первый взгляд.

Высокоуровневые игроки на Удачу буквально молятся, пытаясь поднять её всеми возможными способами. Тут тебе и редкие квесты, и уникальная добыча, и даже возможность самосовершенствоваться. Генные модификации персонажа стоят довольно дорого, а вероятность их успешного внедрения крайне низкая. Даже десяток попыток не гарантирует результата. Но не для тех, кто позаботился об этом параметре – для них общая стоимость процедур уменьшается в разы, плюс увеличивается шанс открыть новые грани полученных умений.

К примеру, покойный Эрик Бадин умудрился вместе с обычной пирокинетикой получить ещё и жаропрочную кожу. Наверное, потому столь перспективного игрока и устранили.

Так что чему тут удивляться, что некоторые решаются рискнуть и добровольно отправиться на борт Тринадцатой станции. Но я не думал, что их количество так велико, как сказал Амвей. Не знаю, как кому, но меня царящий там игровой процесс откровенно бесил. Ну да чёрт с ними, это их выбор.

А вот лично моим мнением никто не поинтересовался. Теперь хоть отчасти стала понятна мотивация Убивашки, напавшей без видимых причин – она точно хотела, чтобы я там застрял. Для этого мне было позволено разделаться с фрегатом и получить недостающие уровни. Я сам себя спалил, отдав видео с боем против Кристаллида Амвею, тем самым предав его общественности. Пиратка точно знала мой уровень и где примерно стоит искать тепловой след моего корабля. Дальше дело техники – уничтожить в самый неожиданный момент. Вряд ли кто после почти выигранного боя продолжит играть, потеряв разом столько денег и потраченного времени. В моём случае было жалко именно его.

Заходя обратно в «Новые Горизонты» я был уже обречён очнуться на станции.

Знать бы ещё, для чего такая комбинация понадобилась… Позвонить, что ли, спросить напрямую? Да нет, у Георгия, не дай бог, инфаркт случится. Удивляюсь, как он ещё меня на очередное рандеву не вызвал по поводу потери «Мародёра» – занят, наверное.

Ладно, случилось и случилось, что теперь рыдать у разбитого звездолёта. Я раскрыл присланный Амвеем файл, оказавшийся его собственными набросками с разных источников, и углубился в чтение.

Что нужно знать новичку?

Обзор профессий, коих оказалось в районе полтинника, на каждого – подробный гайд. Отдельно шла информация про ренегатов, но я в неё даже не стал углубляться. В их число могут попасть только опытные страдальцы, за спиной  которых с десяток-другой раундов. Мне в ближайшее время стать им точно не грозит. А вот подробную карту Тринадцатой я изучил очень тщательно, буквально впечатав каждый поворот в мозг. Благо станция напоминала космический блин, и большинство важных отсеков располагалось на одном ярусе.

Как я и предполагал, широкий холл, где меня размазало тонким слоем, оказался осевым. Он так и назывался – Ось, для непонятливых. К нему вели все коридоры, кроме технических отсеков, так что заблудиться мне больше не грозило. Помимо обителей инженеров, где находились энергетический и атмосферный комплексы, на станции имелись отделы исследования, производства, жизнедеятельности, а так же отдельные, но не менее важные отсеки. Кухня, к примеру, или центральный мостик. По всему периметру Тринадцатой располагались стыковочные шлюзы, общим числом – шестьдесят шесть штук. Ещё шесть – непосредственно на днище, откуда можно попасть в инженерные отсеки.

И что могло на этой станции пойти не так? Действительно…

Время за изучением новой информации летоло совсем незаметно, но тут противно задребезжала оповещалка, сообщая, что очередной раунд только что завершился. Новичкам советовалось начинать как можно раньше, так что я без промедления оставил карту и принялся раздеваться.

Ведь в ад и чистилище люди должны попадать непременно обнажёнными.

Так уж заведено.

Глава 22

Добро пожаловать на станцию «Астра-13»!

Вам доступны следующие профессии:

– помощник;

– уборщик;

– младший инженер;

– работник сервисной службы (бармен);

– работник сервисной службы (техник);

– работник сервисной службы (пожарный).

Выбрать случайно?

Да/Нет

«Спасибо, уж как-нибудь сам», – сказал я мысленно, нажимая правую кнопку. – «Мне только за мастера чистоты не хватает сыграть для полного счастья».

Выбор, по сути, тут стоял лишь между двумя последними позициями. Инженер, если не надо ничего взрывать, из меня... Так себе. Соединю какие-нибудь не те два проводка, и половину станции придётся отстраивать заново. Тем более, случись какая-нибудь техническая неприятность, первыми о ней узнают как раз инженеры. На своей собственной шкуре.

Техник уже лучше, но я ни разу не в Интеллект заточен. Пусть здесь все усреднены параметрами тридцать пятого уровня, но характеристик персонажа никто не отменял.

Значит, пожарный. Довольно специфичная для космической станции профессия, но из описания вроде ничего сложного. Никакой откачки кислорода здесь нет, если только атмосферный инженер случайно кнопки не перепутает, так что пламя здесь сбивают в основном старым добрым огнетушителем. А в «мирное» время нужно совершать обход отделов и комплексов и проверять противопожарное оборудование. Звучит не слишком интересно, но это отличная возможность новичку познакомиться со станцией.

Я открыл глаза и первым делом осмотрел помещение на наличие трупов. Никого, а вот живых полным-полно. В основном, все уже распечатались и сейчас толпились возле шкафчиков, переодеваясь в комбинезоны. Большая часть из них вскоре будет выброшена за ненадобностью, как только игроки доберутся до своих рабочих мест, но ходить в нижнем белье по станции нельзя, чай не пляж и не сауна.

Протолкавшись к нетронутому шкафчику, я услышал обрывок разговора между двумя явно знакомыми игроками, обсуждавшими, по-видимому, прошлый раунд:

–…форменный псих. Как у него при этом баланс плюсовой, понятия не имею.

– Так что он выкинул на этот раз?

– А вы не в курсе?

– Нет, меня в туалете ксеноморф сожрал.

– Печально. Ну раз так, то слушайте – он установил в основных коридорах звукоулавливающие мины, а затем якобы случайно выпустил гулять по станции нелетальный вирус с долгим инкубационным периодом. МОС пытался остановить его распространение, но не смог, тоже мне – глава медицинской службы… В результате, к концу раунда мы все кашляли как курящие туберкулёзники. И соответственно – подрывались.

– А он?

– Бродил по станции, и раздавал всем леденцы от кашля.

– Ему совсем неинтересно выиграть?

– Боюсь, что нет. Попомните мои слова, это не он здесь взаперти, а мы. С ним…

Продолжение дослушать не удалось, так как я уже облачился в комбинезон, на котором только теперь обнаружил небольшое прямоугольное крепление. Видимо – для бейджа, который мне в прошлый раз так и не дали.

Дальше следовало предстать перед ясными очами непосредственного начальника. Так как пожарные зачем-то относились к сервисной службе, ими командовал менеджер по персоналу. В простонародье – ХОПСТЕР, или просто ХОП (от английского Head of Personnel Statistics and Reporting – Начальник отдела статистики и отчётности персонала). У него имелся отдельный кабинет в главном холле, куда уже образовалась небольшая очередь из игроков. К счастью, менеджер принимал довольно быстро, и вскоре уже я был приглашён внутрь.

Отсек был обставлен в стиле крайнего минимализма, отчего немного напоминал скорее допросную. Голые стены скрашивал один-единственный плакат с карикатурным негром-рабом, пашущим где-то на южной плантации. Надпись под ним гласила: «Лучше плохо работать, чем  замечательно бездельничать». Да уж, я бы поспорил.

Посередине кабинета имелся небольшой стол, за которым в кожаном кресле вольготно расположилась огненно-рыжая девица, облачённая в строгой офисный костюм. Половину столешницы занимал компьютерный блок с интегрированным дисплеем, а на оставшейся части лежали невысокие стопочки пластиковых прямоугольников. С противоположной стороны стола стояла пара колченогих, плоских, и даже каких-то скошенных набекрень табуреток, спокойно сидеть на которых могли бы лишь какие-нибудь бесхребетные аморфообразные существа. Я оценил гостеприимство офиса и осторожно устроился на одной из них.

– Впервые у нас? – ХОП бросила на меня быстрый взгляд. – Помощник?

– Пожарный.

– Странно, обычно все начинают младшим персоналом.

– В прошлый раз я появился слишком поздно, но успел нейтрализовать диверсанта.

– Вот как, – она удивлёно качнула головой. – Похвально. Если повторите, вам придёт предложение от службы безопасности. Советую не отказываться.

– Спасибо, учту.

– Раз мы определились с профессией, то мне нужно провести регистрацию. Как вас зовут?

– Куладун, – нехотя ответил я, подозревая, что этот вариант её вряд ли устроит.

Так и случилось.

– Меня не интересует ваша кличка, – довольно строго отрезала она. – Не хотите говорить – за вас всё сделает рандомизатор.

Я не успел и рта открыть, как она взяла одну из стопки пустую карточку и отточенным движением сунула её в недра компьютерного блока.

– Вообще-то…

– Держите, – она тут же вынула пластиковый прямоугольник и протянула его мне.

На его поверхности оказалось выгравировано «Энтони Талтер», а ещё чуть ниже – «Пожарный». Да уж, здесь всё серьёзнее, чем я думал. Надеюсь, мне сейчас не нужно будет проходить первичный инструктаж и ставить подпись в специальном журнале регистрации.

– Я могу выбрать другое имя?

– Нет, Энтони, другие за дверью уже заждались. Приступайте к работе… Так, а вы знаете хоть, где ваше рабочее место?

– Да, знаю, – проворчал я, цепляя новоиспечённый бейдж себе на грудь.

– Отлично, тогда не буду вас задерживать.

Только теперь я обратил внимание, что на её внушительной груди, которую приталенный комбинезон только подчёркивал, красовался точно такой же прямоугольник, с выбитым на нём «Алиса Хопперс». Очень созвучно с её нынешней профессией, так что возможно это не рандомный выбор, а осознанный. Ладно, Энтони так Энтони, могло быть и хуже. Наверное.

Я кое-как поднялся на ноги, с удивлением ощутив, как за это короткое время нижняя половина туловища  успела изрядно онеметь от неудобной позы. Долго тут точно не высидеть – эти стулья вполне годятся в качестве орудий пыток. Но и я не без памяти – будет полыхать станция, сюда приду тушить в последнюю очередь.

Вышел в холл, огляделся.

Так, мне направо, мимо Исследовательского и Медицинского отделов. Пошёл не спеша, внимательно смотря по сторонам. Большинство из встреченных игроков уже обзавелись спецодеждой и понемногу осваивали отсеки, а оставшиеся бесцельно слонялись из стороны в сторону, пытаясь понять, какого чёрта здесь за маскарад и куда подевался интерфейс. Бедные новички…

Прошёл мимо кухни, откуда начали понемногу разноситься аппетитные ароматы, невольно взглянув на своё место гибели. Естественно, о нём ничего не напоминало – всё стулья аккуратно расставлены, везде свет, порядок и благодать. Ну да, станция перезагрузилась во времени и приняла свой прежний облик. Не спотыкаться же каждый раз о кучу надгробий и памятных табличек. Тут на каждой шестиугольной плите пола минимум один раз кто-то умер.

До своего рабочего места я постарался добраться ещё до первого ганга, хотя точно знал, что до возгораний ещё очень далеко. И точно – небольшой сбой в системе полива, как предупредил диспетчер по общей связи (на этот раз парень с неприятным голосом, да ещё и запинающийся), произошёл где-то в Биоботанике, затопив половину поспевающего урожая. Техники справились без труда, хоть и сильно промокли.

Мысленно пожелав им удачи не подхватить простуду, а я приступил к осмотру рабочего места. В моём распоряжении оказалось небольшое помещение, большую часть которого занимали стеллажи со всевозможным оборудованием. Преимущественно – устаревшим, но отлично годящимся в качестве оружия ближнего боя. Я сразу же приметил отличный пожарный топор, с удобной прорезиненной рукоятью, но из креплений его пока доставать не стал. Для начала – защита.

Возле противоположной стены стояли впритык три уже знакомых шкафчика для одежды, но выкрашенные в ярко-оранжевый цвет. Мигом скинув ставшую больше ненужной песочную униформу, я открыл центральный. Внутри на вешалке ожидал своего часа огнеупорный костюм с защитными металокерамическими вставками, а так же снабжённый наколенниками и налокотниками. По сути – та же лёгкая броня, только защиты чуть меньше, а жаропрочности наоборот – больше, плюс раскраска в тематических цветах – оранжевом и чёрном. В комплекте шла металлическая каска с высоким золотистым гребнем, при желании к которой можно было пристегнуть дыхательную маску из подсумка, коих здесь оказалось целых три штуки.

Обувь тоже сменил на прочные ботинки на высокой подошве. При желании в них можно было ненадолго активировать магниты и без проблем передвигаться в условиях невесомости по любой металлической поверхности.

Привычно попрыгав на месте, я удовлетворённо выдохнул. Очень неплохо, но немного смущало другое – пожарных больше не было, хотя те же три пластиковых кресла вокруг крохотного столика явно говори о том, что у меня должны иметься ещё два напарника. Но минуты продолжали идти одна за другой, а никто так и не пришёл. Я немного покопался в стеллажах, напихав в подсумки всякой полезной мелочёвки, и вышел обратно, не забыв заблокировать за собой дверь при помощи всё того же бейджа, являющегося по совместительству еще и ключ-картой.

К вожделенному топору так и не прикоснулся, хотя руки прямо чесались. Но если выйду с таким красавцем пусть даже и в чехле, первый же безопасник меня с радостью примет. Доказывай потом в карцере, что и в мыслях не хотел никого на чурки порубить. Пока того не потребуют обстоятельства, спецоборудование носить строжайше запрещалось.

Вместо топора я захватил с собой специальный планшет, где нужно было отмечать пожарную готовность отделов, раз уж кроме меня некому этим заняться. Если не сойду с ума от рутины, на мой счёт упадёт ещё пять «лоликов» за доблестную, мать её, службу.

Вначале эта затея мне показалась вполне здравой, но с каждым следующим отсеком мне всё больше хотелось, чтобы всё вокруг скорее заполыхало. Желательно – синим пламенем. Там температуры больше.

Как оказалось, в рейтинге самых популярных средств для умерщвления работников  станции баллон огнетушителя шёл аж на втором месте, лишь немного проигрывая огнестрельному оружию. А что – он есть почти в каждом мало-мальски серьезном отсеке, вес тяжелый, в руках сидит хорошо. Если удачно размахнуться – второй удар уже будет по крышке гроба, который станционный капеллан обычно сбрасывает в космос, если у него не отберут труп учёные, конечно.

И отвечать за такую пропажу, в случае чего, придётся не перед собственным начальством, а всего-навсего перед какими-то пожарными. И то не факт, что они соблаговолят прийти. Поэтому я не досчитался примерно трети огнетушителей уже в самом начале обхода.

Большинство из них, спрятанных до лучших времён, удалось со скандалом разыскать и водворить на место, но четыре штуки как в вакуум канули. Только пустые крепления на стене указывали на то, что они там вообще были. Все пропажи противопожарного инвентаря пришлись на Исследовательский комплекс, что наводило на мысль о том, что здесь активно вьётся новое гнездо диверсантов, готовящих какую-то пакость. А там всё та же Вирусология, Генетика, Кибернетика… Дел можно наворотить очень много.

Закончив с комплексом, я сразу же пошёл жаловаться начальству. Факт хищения ещё нужно было доказать, но нездоровая активность, как говорится, налицо. Дальше этим должна будет заняться служба безопасности, но её ещё нужно растормошить и замотивировать, что у ХОП получится куда лучше, чем у одинокого пожарного.

Алиса, не покидающая своего кабинета, внимательно меня выслушала и немедленно вызвала начальника Исследовательского комплекса – высоченного орторионца в белоснежном халате по имени Ярослав Днищенко. На встречу он явился в компании зеленокожего даторийца-учёного с каким-то шальным блуждающим взглядом. Именно он быстренько и занял последний стул, оставив своего начальника стоять на ногах. И даже так сразу не поймёшь – унизил он его, или выручил, учитывая, что мне стоило существенных усилий оставаться на месте. Не знаю, почему Алиса не заказала больше этих орудий пыток, возможно, секрет их изготовления был утрачен вместе с исчезновением Инквизиции.

Даториец, несмотря на непонятную отстранённость, тоже не стал полагаться на милость рандома и теперь щеголял бейджем с надписью «Любомир Огурцофф». Выдумать такое программе точно не под силу.

– Алиса, я знаю, зачем вы меня вызвали, – главучёный наградил меня презрительным взглядом. – Давайте не будем акцентировать на этом инциденте внимание. Даю слово, что в ближайшие полчаса все чёртовы огнетушители будут найдены. Я лично возьму это под свой контроль.

– Хорошо, – задумчиво пожевала губами девушка, всё внимание которой было сосредоточено лишь на его спутнике. – Тони закончит обход и вернётся это проверить. Если нет, то не обессудьте – мне придётся сообщить об инциденте ХОСу.

ХОСом на станции звали начальника службы безопасности (от английского head of security) – второго человека после бога, то есть, после капитана. Ссорится с ним – явный путь впустую провести раун, сидя в карцере, или вовсе – потерять очки лояльности. Очень популярная профессия для тех, кто во что бы то ни стало решил отсюда сбежать. В плюсах – неограниченные полномочия, свой собственный склад с оружием и куча подчинённых. Самая настоящая маленькая армия. В минусах разве что всеобщая ненависть, но кого это останавливало? Стать им можно, лишь самолично провернув несколько успешных диверсий, а так же их предотвращений, при этом доведя счётчик очков до топовых значений на сервере. Другими словами – неумелому игроку об этой должности оставалось только мечтать.

– До этого не дойдёт, – уверил мою начальницу учёный.

– Ладно, вопрос пока отложен, – рыжеволосая указала тонким пальчиком на Любомира. – А этого… Индивида вы сюда зачем привели?

– Хочу его вернуть.

– Ярослав, здесь не лавка, торгующая подержанными дронами, – девушка очень здорово повысила голос, заставив учёного уставиться в пол. – Мы не принимаем возврат, даже если сотрудник бракован.

Зеленокожий тоненько, как-то по комариному, захихикал. Сидел он нарочито ровно, не делая ни малейшей попытки поёрзать, чем уже невольно вызвал моё уважение. Пока я рассказывал Алисе про огнетушители, пару раз заскакивали её помощники, не задерживающиеся на стульях дольше минуты. Кстати, судя по слегка недоумевающему взгляду, мимолётно брошенному в мою сторону главой Исследовательского комплекса, моё спокойствие его удивило. Не на того напал – мне ли не привыкать к дискомфорту.

– Алиса, – замявшись, он прочистил горло. – Прошу вас, заберите Любомира. Я его боюсь. Боюсь, что стоит мне отвернуться, как все мои сотрудники превратятся в нежизнеспособных химер. Или ещё хуже – в жизнеспособных…

– Так он в генетику зачислен? – девушка нахмурилась. – Если в его поведении будет что-то подозрительное, просто сообщите ХОСу.

– Он не будет связываться без веских причин после прошлого инцидента, – вздохнул учёный. – Прямых доказательств у меня нет.

– Но вы же не думаете, что он снова будет диверсантом? Не может же нам столько не везти…

– Он и в качестве обычного специалиста может наворотить такого… Да и не мне вам рассказывать.

– Я понимаю вас, Ярослав, – осторожно начала моя начальница тоном, которым обычно девушки предпочитают отказывать. – Но вы не решите проблему, перекладывая с больной головы на здоровую. Куда мне прикажете его деть?

На этот явно риторический вопрос у Днищенко оказался неожиданный ответ. Он указал на меня узловатым пальцем и уверенно произнёс:

– К нему. Пожарником.

– Пожарным, – автоматически поправил я, и оказался под перекрестием трёх пар удивлённых взглядов. – Правильно не пожарник, а пожарный, прошу не путать.

– Да какая, собственно… – начал было орторионец, но я его резко перебил.

– Большая. Такая же, как между яйцеголовым умником и учёным.

– Хорошо-хорошо, – он выставил ладони перед собой, признавая свою неправоту. – Пусть пожарным.

– Ярослав, а вы в курсе, что он вытворил в прошлый раз, будучи в этой должности? – ядовито поинтересовалась Алиса.

– Хм, нет.

– Под предлогом техобслуживания он заправил большинство огнетушителей самодельным напалмом. Представляете, ЧТО тогда творилось на станции?

Странный игрок снова тоненько захихихал, но его начальника было так просто не смутить:

– Я знаю, что Талтер совсем недавно на станции, и он по определению не может быть ни диверсантом, ни смутьяном или террористом-одиночкой. Думаю, что под его присмотром ничего страшного не случится. Тем более, у вас явный недокомплект.

– Что есть, то есть… – задумчиво протянула девушка, забарабанив пальцами по столешнице.

Особый восторга от того, что мне в напарники сватают отмороженного психа я не испытывал, как впрочем, и страха. Сам такой.

– Согласен, – неожиданно подал голос изобретательный игрок, отчего оба начальника невольно вздрогнули.

– Вот видите, он сам не против, – обрадовано выдохнул орторионец, как будто кого-то на станции интересовало чужое мнение.

Или это авторитет? В любом случае, возглас перевесил чашу весов в голове менеджера по персоналу.

– Хорошо. Тони, прошу, приглядите за ним. Если от него не будет проблем в этом раунде, обещаю вам скорейшее продвижение по службе. А это – существенный бонус к приросту очков лояльности.

– Без проблем, – я поднялся на ставшие просто деревянными ноги. – А как закончим обход, непременно заглянем в Исследовательский комплекс.

– Не беспокойтесь об огнетушителях! – в голосе орторионца просто плескался энтузиазм. – К вашему приходу мы будем в полной противопожарной боеготовности.

Алиса напечатала моему новоиспечённому напарнику новый бейдж, не забыв забрать старый, и отпустила нас восвояси. Оказавшись снаружи я, ничуть не стесняясь столпившегося за створками отсека народа, принялся энергично приседать, стараясь быстрей вернуть кровь в конечности. Мне и в реальности хромота уже в печёнке сидит, ещё не хватало страдать этим и в игре. Как ни странно, Любомир Огурцофф безо всяких вопросов присоединился к моей лёгкой гимнастике и уже через пару минут мы могли вполне сносно передвигаться в пространстве.

– Итак, вам нужно переодеться, – я кивнул на его халат учёного.

– Нет, – он вытащил из кармана осколок вроде как стекла, только зелёного и непрозрачного, и стал резать им собственную ладонь. – Сначала побратаемся.

Закончив с ранкой, он протянул самодельное оружие лаборанта мне.

– Зачем? – я взял в руку осколок, но калечить себя не спешил.

– Чтобы стать братьями, – пожал плечами игрок, как будто это всё объясняло.

– А вы в курсе, что здесь каждый сам за себя? – поинтересовался я и, послав разум к чёрту, принялся пилить осколком ладонь.

– Так проще. Дай пять.

Обменявшись крепким рукопожатием, смешав нашу кровь – его голубую и мою красную, мы наскоро обработали раны с помощью припасённого мной медпакета. Никакого дискомфорта я не испытал, боль была пустячная, а подхватить что-нибудь неизлечимое в игре нельзя. На крайний случай – до первого перерождения.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю