332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Гаврилова » Дикарь королевских кровей. Книга 2. Леди-фаворитка » Текст книги (страница 1)
Дикарь королевских кровей. Книга 2. Леди-фаворитка
  • Текст добавлен: 13 июля 2020, 19:00

Текст книги "Дикарь королевских кровей. Книга 2. Леди-фаворитка"


Автор книги: Анна Гаврилова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Анна Гаврилова, Кристина Зимняя
Дикарь королевских кровей. Книга вторая. Леди-фаворитка

© Гаврилова Анна, Зимняя Кристина

© ИДДК

Глава 1

Уже поздно вечером, очутившись в своих покоях, я сделала то, чего не позволяла себе никогда в жизни… Сначала попросила Лилу подать вина, а потом выпила целых два бокала – сначала один, почти залпом, и уже медленно, растянув на целый час, второй.

Было грустно и… опять грустно. А чувство, что потеряла контроль над ситуацией, окончательно вгоняло в уныние. Даже галантное пожелание спокойной ночи от Джервальта и тёплый взгляд на настроение не повлияли.

Причём умом-то я понимала, что со мной, вероятно, провернули уже знакомый фокус – устранили, чтобы не лезла в опасные дела, но взять себя в руки и разрушить коварный план подопечного я была неспособна.

А ещё его величество со своим намерением сообщить папе… И магистр Эризонт с попыткой поцеловать…

Стоило вспомнить о матримониальных планах наставника, и меня аж передёрнуло. Опять-таки впервые в жизни попробовала представить себя в одной постели с ним, и… бр-р-р!

Зато лежание в постели с Джером воображалось легко – но это, видимо, по причине уже полученного опыта. И если в случае с Эризонтом меня затошнило, то тут тело наполнилось неприличным жаром. Таким, что пришлось прицыкнуть на себя вслух:

– А ну прекрати!

Я и прекратила. Честно. Вообще Джервальта из головы выкинула!

Вместо мыслей о кронпринце сосредоточилась на вине. Только второй бокал всё же оказался лишним, и я даже не запомнила, как его допила.

Бокал не запомнила, а сон в ту ночь приснился незабываемый – и да, мне опять привиделся Джер.

Кронпринц снова был именинником, заваленным кучей подарков. Я увидела и лошадку-качалку, и уже знакомый торт со свечами, и деревянный меч. Джервальт, облачённый, как и в прошлый раз, в короткие штаны на лямках и жёлтую рубашку, на подаренное даже не взглянул – прямиком направился ко мне, ну а я… теперь я была этаким зефирным пирожным нереально крупных размеров. Зефирка в человеческий рост вышиной.

С воздушным десертом юный принц принялся обращаться почти как с тем медведем. Сначала сказал:

– Ну надо же…

Потом подёргал за руку, потрепал по макушке и надавил кончиком указательного пальца на нос.

Я честно попробовала отмахнуться и тут же взмыла в воздух, оказавшись в крепких объятиях. Меня снова куда-то потащили, затем уронили на мягкое, и… А вот шкуру с «зефирки» наследник престола не рвал и не сдирал.

С огромным удивлением я узнала, что розовое безобразие расстёгивается, а юный Джервальт с прямо-таки поразительной лёгкостью управляется с застёжками. Не прошло и нескольких минут, как весь мой «крем» оказался отброшен в сторону, после чего его высочество вновь принялся искать хвост.

Ну глупый! Ладно ещё у медведя искать, а тут-то чего?

Принц погладил место пониже спины, поцеловал плечо, а когда отодвинулся, взгляд стал тёплым и… каким-то жадным. Сам Джер тоже преобразился – жёлтая рубаха сменилась белой и неприлично расстёгнутой, а короткие детские штанишки превратились во вполне себе взрослые штаны.

– Глупышка, – со странной нежностью прошептал этот взрослый принц и начал поочерёдно целовать пальцы на моей руке. Следом перешёл к запястью.

Опять безрезультатный поиск хвоста и оглаживание обнажённой ноги, в процессе которого хотелось воскликнуть:

– Да хватит уже искать! Ведь понятно, что ничего нет!

Только сказать не смогла, вместо этого… влепила пощёчину, и Джервальт разулыбался так, что сердце споткнулось, а душа распахнула крылья. Ещё не понимая, что делаю, я потянулась навстречу, обвила руками мощную шею…

– Сандра, – простонал наследник. И отодвинул меня со словами: – Если сейчас начнём, то я точно не сдержусь.

Стало обидно, но не настолько, чтобы надуться. Я просто упала обратно на мягкое и порадовалась, когда сверху легло что-то невесомое и тёплое, похожее на плед.

– Спи, – ласково сказал принц своей «зефирке», и я, перевернувшись на бок, крепко обняла подушку.

Уплывая в умиротворённую темноту, подумала о том, что, как и в прошлый раз, непременно проснусь от противного «Бзз!», но…

Проснулась я сама, безо всяких трезвонящих зерцал, писклявых служанок и прочих будильников. Настроение было необъяснимо хорошим, а выспалась я настолько, что хотелось вскочить и помчаться в пляс.

Вероятно, так бы и поступила, однако взгляд на часы волшебство момента разрушил. Ведь разговор с наставником никто не отменял, и у меня оставалось всего несколько минут!

Оделась я быстрее, чем вышколенный обитатель казармы – натянула первое попавшееся платье прямо на вчерашнее бельё, в котором почему-то улеглась спать вместо ночной сорочки. Придав лицу серьёзное выражение, активировала зерцало и приготовилась врать, но…

– Бз-зынь! – заявил магический предмет. – Бз-зынь!

А в ответ – ничего. Тишина. И никакой реакции.

Когда время, отведённое на попытку связи, истекло, я послала вызов снова, но с тем же результатом. Наставник Эризонт не отвечал.

Я удивилась, но подумала – может быть, он отсыпается после приёма? Хотя непонятно. После общения с посольством Кентарии я его так и не нашла и думала, что Эризонт покинул дворец раньше. И если так, то магистр не мог танцевать до утра.

Этот момент вызвал странное чувство, и я решила повторить попытку вызова позже.

Деактивировав и спрятав зерцало, позвонила в колокольчик, требуя к себе Лилу, и вот тут-то и выяснился неприятный факт…

– Леди Сандра, а вы уже слышали? – начала служанка с порога, ничуть не интересуясь, зачем её пригласили. – Там же та-а-акое!

– Какое такое? – я напряглась и выпрямилась.

Лила сделала прямо-таки огромные глаза и объяснила:

– Сегодня ночью кто-то совершил нападение на хранилище артефактов и большой архив Совета Магов!

Хранилище артефактов? Большой архив? О нет! И кто бы это мог быть?

И понимает ли этот кто-то, что на сей раз его ушлют не на десять лет, а навсегда! И не в дикие земли, из которых есть шанс вернуться, а прямиком на кладбище.

Устроить горничной допрос и предаться паническим мыслям по-настоящему не удалось, поскольку следующей фразой Лилы стало:

– Леди Сандра, его высочество ждёт вас к завтраку через полчаса.

Пришлось заняться своим внешним видом основательно – быстро принять душ, уложить волосы и выбрать подходящее платье.

Словом, в указанное время я вплыла в столовую в покоях кронпринца, как и положено истинной леди, изящная, элегантная, ухоженная и безмятежная. Жаль только, что эта безмятежность была напускной. Внутри бушевал ураган из сомнений, тревоги и… смущения.

Последнее лишь усугубилось при виде Джервальта. Эта ленивая ухмылка, этот оценивающе-одобрительный взгляд, этот небрежный кивок на соседний стул… Мне бы возмутиться таким отсутствием манер – нахмуриться, бросить укоряющий взгляд и недовольно поджать губы, а вместо всего этого я вспыхнула румянцем, потупилась и, позабыв про книксен и пожелание доброго утра, покорно уселась за стол.

– Как спалось? – также проигнорировав стадию приветствия, поинтересовался Джервальт и собственноручно налил мне чаю.

– Мм-м… – замычала я, поспешно уткнувшись в чашку. Как назло, вспомнился момент сна с поиском хвоста, и я тут же подавилась. Зато новую волну, прилившую к щекам, можно было списать на приступ кашля и прикрыть салфеткой. Наконец, прочистив горло, мне удалось выдавить более-менее внятно: – Прекрасно спалось. – И добавить подозрительно: – А вам?

– А мне не очень, – с противоречащей смыслу слов широкой улыбкой ответил Джервальт, придвигая ко мне баночку с джемом.

– И почему же? – мигом ухватилась я за неосторожную фразу принца.

Конечно, я не рассчитывала, что он честно признается, что вместо отдыха занимался грабежом со своей бандой, но намеревалась задать пару наводящих вопросов и посмотреть на реакцию Джера. Только вот всё пошло не по плану, потому что этот предводитель дикарей лениво потянулся и «признался» шёпотом:

– Сны снились эротические!

Покраснеть ещё сильнее было уже невозможно, повторно подавиться – смешно, хотя откушенный кусочек бутерброда встал поперёк горла. Пришлось взять себя в руки, запить хамское заявление чаем и процедить сквозь зубы:

– Крайне неприлично поднимать подобную тему в обществе леди!

– Так я при леди об этом и не говорю!

Вот теперь я оскорбилась по-настоящему.

– То есть я, по-вашему, не леди?

– В первую очередь, Алечка, ты мой почётный личный секретарь, а уже потом магианна и дочь герцога, – пояснил Джер. – К тому же секретарь, который обещал решить проблему моего, скажем так, досуга.

В этот момент я как никогда ясно поняла, что, общаясь с дикарями, и сама одичала, потому что руки сами потянулись чайнику. И я просто знала, что, если сейчас Джервальт напомнит про фавориток, я… Я разобью эту фарфоровую посудину с кипятком о его голову.

– Тебе ещё налить? – буквально выхватив у меня воспитательное орудие, невинно осведомился принц. В его болотных глазах засветилось веселье, ясно говорящее, что Джер с лёгкостью прочитал мои намерения.

Поглубже вдохнув и выдохнув, я сосчитала про себя до десяти и кивнула. Наполнив мою чашку, принц отставил чайник подальше и открыл рот, явно чтобы сказать очередную гадость. Но я уже была готова и атаковала первой:

– Боюсь, ваше высочество, что времени на досуг у вас в ближайшие месяцы не будет! Вчера мне очень кстати напомнили о моих секретарских обязанностях. Я уже успела подумать над вашим расписанием и должна заметить, что оно будет чрезвычайно насыщенным!

– Неужели? – ничуть не убоялся Джер. – Кстати, очень хорошо, что ты подняла эту тему. У меня как раз появилось для тебя важное задание. Даже два!

Предвкушающе-ехидное выражение его лица ничего хорошего не сулило.

– Какое? – мрачно спросила я.

– Объясню после завтрака, – пообещал Джервальт.

Надо ли говорить, что этот самый завтрак я растягивала как могла?

Из столовой мы перебрались в небольшой кабинет, также составлявший часть апартаментов кронпринца. На фоне строгой, чисто мужской, хотя и очень дорогой обстановки прыщом розовело бархатное кресло у окна. Под этим образцом безвкусицы красовалась белая шкура, а рядом стоял небольшой стеклянный столик, увенчанный вопиюще-розовой чернильницей.

Сразу было ясно, что всё это приволокли в покои Джера специально, чтобы поиздеваться над почётным личным секретарём. Но я возмущаться не стала. И вообще сделала вид, что не вижу приготовленного для меня места.

Просто проигнорировала взмах принца, приглашающий устроиться на «прыще», и уселась на диванчике у камина. Чинно сложила руки на коленях и изобразила на лице готовность внимать указаниям.

Джервальт возмущаться секретарским непослушанием тоже не стал – хмыкнул, плюхнулся рядом и потребовал «кратенько и доходчиво доложить внешнеполитическую обстановку».

Последовавший за этим час позора показался мне вечностью.

Я могла очень доходчиво рассказать об особенностях магических плетений всех держав нашего континента и даже парочки заокеанских. Перечислить всех выдающихся деятелей магической науки последнего тысячелетия и указать их годы жизни. Провести сравнительный анализ лекарственных свойств любого растения в зависимости от фазы луны, при которой его сорвали.

Ещё я знала наизусть все аристократические фамилии страны. Могла с лёгкостью прочесть лекцию о правильном ведении хозяйства в замке или поместье и о том, как проверять счётные книги. И даже набросать от руки примерную карту родного герцогства.

Но политика?

Эта тема никогда не входила в сферу моих интересов.

Самым умным в этой ситуации было бы честно признаться, что леди Алессандра тил Гранион в политике разбирается, как конюх в бриллиантах, но я не смогла.

Пришлось выуживать из памяти всё, что слышала от отца во время нечастых семейных обедов – я ведь училась у магистра и дома бывала крайне редко. Добавлять к этому общеизвестные данные, почёрпнутые из скандальных заметок в газетах. Приправлять мимолётно пойманными сплетнями. И дополнять весь этот салат из сомнительных ингредиентов умным видом и уверенным тоном.

И надеяться, что к тому моменту, когда его высочество вникнет в государственные дела, он успеет позабыть всю ту чушь, которой внимал с одобрительными кивками.

– Достаточно! – когда я уже вконец исчерпала свои возможности и почти охрипла, решил Джервальт. – Будем считать, что с первым заданием ты справилась, и перейдём ко второму.

Я нервно стиснула пальцы и с опаской посмотрела на подозрительно серьёзного принца. Интуиция буквально вопила, что сейчас мне поручат какую-нибудь гадость, и оказалась права.

Джер поднялся с диванчика и направился к массивному письменному столу. Выудил из верхнего ящика стопку папок, прихватил несколько листов чистой бумаги и водрузил всё это на стеклянный столик у окна.

– Вот! Изучи и сделай выписки основных характеристик. Масть, параметры, возраст, здоровье, характер, привычки, особенности.

Он что, конезавод новый открыть планирует?

Я нехотя перебралась в розовое кресло и открыла верхнюю папку. С вложенной туда миниатюры мне слащаво улыбнулась бледная темноволосая кентарийка в сапфировой диадеме.

– Это что? – выдохнула ошеломлённо.

А Джер пожал плечами и невозмутимо сообщил:

– Претендентки на должность королевы!

– А… а… – растерянно выдала я.

Потом недобро прищурилась и, взглянув на кентарийку ещё раз, решительно папку закрыла. Отложив её в сторону, принялась быстро просматривать всю стопку, одно досье за другим.

– Что ищешь? – полюбопытствовал принц.

Я не ответила, только глянула злее, чем прежде. А спустя несколько наполненных образами соблазнительных красавиц минут действительно нашла.

Как же я надеялась, что этого портрета тут не будет! И главное, взяться-то ему неоткуда, разве что отец, втайне от всех нас, всё-таки уполномочил какую-нибудь столичную сваху устроить Лестин брак.

Как бы там ни было, но с миниатюры на меня смотрела именно старшая сестричка. Взгляд на перечисленные параметры подтвердил – тот, кто составлял досье, знает в этом толк.

Совпадало всё! Даже меня в числе ближайших родственников упомянули, причём с характеристикой: «С виду милая, но характер скверный, поддерживать тесное общение не рекомендуется».

Это у меня-то скверный характер? У меня? Да они… Они просто Джервальта вблизи не видели!

– Алечка, счастье моё, о чём ты там шипишь?

Покорность и смущение, которые я демонстрировала последние пару часов, словно ветром сдуло. Пришлось собрать все силы, чтобы не допустить незапланированный и неконтролируемый выброс магии.

– Вы мерзкий, бессовестный, совершенно неотёсанный тип! – сообщила я, вскакивая и тыча в сторону наследника пальцем. – Вы…

– И всё-таки, что тебя так задело? – невинно улыбнулся Джер, делая плавный шаг вперёд.

Что? Да мы уже обсуждали!

– Не позволю доставать мою сестру, – процедила я.

Нелогично, но Джервальт улыбнулся шире и, сделав ещё несколько шагов, остановился. Он навис скалою, а потом наклонился и поинтересовался, выдохнув практически в губы:

– А кого же мне доставать?

Сердце болезненно сжалось, но я всё-таки смогла сказать:

– Наверное, кентарийку. – Её не жалко, да и страшновата она внешне, если честно.

– Мм-м… а если я не хочу усиливать влияние Кентарии на наше государство?

Ответа не было – для того, чтоб предложить другую кандидатуру, следовало изучить остальные досье, а я их, считай, и не полистала.

В результате повисла пауза, которая неожиданно затянулась. Я стояла и молчала, Джервальт тоже молчал и смотрел очень пристально. Не знаю, сколько времени прошло, наверное, вечность! А потом его высочество сказал хриплым голосом:

– И что, если доставать мне нравится только тебя?

Вот тут я дёрнулась и отступила – на что мой диковатый подопечный намекает? Ведь мы говорим о женитьбе, а он будущий король, и уж кто-кто, а я королевой стать не могу!

Теперь сердце не сжалось, а застучало с бешеной силой, но я озвучила:

– Если вы намекаете на то, что хотели бы видеть моё досье в той стопке, – дрожащий палец указал на столик, – то сами знаете, что это возможно лишь в том случае, если откажусь от магии. А магия… – Я запнулась, захлебнувшись эмоциями и подбирая подходящее слово: – Для меня это сама жизнь. Я не смогу!

Я была искренна и по глазам видела, что Джервальт понял. Его губы дрогнули в печальной улыбке, а потом…

– Хорошо, тогда вернёмся к тому, с чего начинали. – Вздох и суровое: – Будешь моей фавориткой.

– Нет! – взвизгнула я.

– Будешь, – повторил принц хмуро и с нажимом.

– Не буду, – эти слова дались гораздо тяжелее предыдущего «нет», потому что колени резко ослабли, в памяти всплыла та вопиющая постельная сцена. Такая неприличная, что… хотелось повторить.

Джер, видя мою решимость, хмыкнул и отступил.

– Хорошо, – сказал он. – Тогда поступим так… Я дам тебе три дня на размышления, и если через три дня ты по-прежнему будешь против, соглашусь с твоим решением.

Одна магианна в моём лице недоумённо захлопала ресницами. Согласится? Так просто?

– По рукам? – спросил его высочество, и даже эту самую руку протянул.

Поколебавшись, я приняла жест – вложила свою ладонь в кронпринцеву лапищу. Джер сжал мои пальцы, а через миг его улыбка из печальной превратилась в коварную.

– Отлично! В таком случае начинаю добиваться твоего положительного ответа прямо сейчас!

Он сказал это и потянул вперёд, заставив практически упасть в его объятия. Тут же обвил рукой талию, а пальцы второй запустил в мою причёску, заставляя запрокинуть голову назад.

От испуга и неожиданности я распахнула рот, и принц этим моментом воспользовался. Его губы накрыли мои – горячо и сладко! – а язык начал то ли медленный танец, то ли вооружённый захват.

И всё бы ничего, но меня словно жаркой волной окатило, и разум бессильно развёл руками. Он не то что не мог – просто не хотел вмешиваться! А без его поддержки, без чёткого, продиктованного приличиями и воспитанием «нельзя», я ничего не могла.

Я стояла и таяла под напором таких сладких губ и чувственных прикосновений. Более того, мой язык тоже начал какой-то непонятный танец, от которого вскипела кровь. Я невольно подалась вперёд, руки заскользили вверх по сильному мужскому телу, а ноги окончательно ослабли.

Мне было хорошо как никогда в жизни, даже лучше, чем в миг, когда сотворила первое взрослое заклинание. И сейчас лишь одна мысль вызывала панику: я его люблю!

Я люблю будущего короля!

Глава 2

– Эй, Джер, ты зде… – раздался поблизости голос Морти, и я очнулась.

Попробовала отскочить, но…

– Ы-ы-ы! Простите! – Морти не смутился, скорее обрадовался. – Не хотел вам мешать!

Я снова попробовала вырваться, и теперь меня даже отпустили, только дверь за подручным принца уже закрылась, причём весьма намекающе!

– У-у-у! – Да, я взвыла. Ещё покраснела до кончиков пальцев и испытала прилив уже осознаваемой паники.

А меня явно добить решили:

– И не смей говорить, что тебе не понравилось, что я тебе не нравлюсь. После такого поцелуя не поверю! – Одичавший наследник не просто улыбался – он был доволен, как слон!

– Шш-ш! – угу, теперь я перешла на шипение. – Да как ты смеешь!

– А что? – Джер насмешливо заломил бровь. – Ты сама дала три дня на то, чтобы тебя переубедить.

– Я давала три дня не на это! Мы же договорились…

– Договорились о том, что ты подумаешь, – перебил принц. – Но подталкивать твои мысли в нужном направлении договор не запрещает.

В целом Джервальт был прав, только… Да ни разу он не прав! Он передёргивает! Сделка не предполагала таких условий! Только доказывать и возмущаться сил не было. Да ещё и Морти, ввалившийся в самый неподходящий момент.

Мысль о том, что подручный принца сейчас стоит за дверью, и чем дольше я тут нахожусь, тем пошлее его мысли, заставила вспыхнуть сильнее. Зато она придала нужный импульс – я помчалась к двери.

– Алечка, от меня не сбежишь! – прилетело в спину, а мне… вопреки всему стало так приятно, что снова залилась жгучим румянцем.

Тем не менее, я смогла остановиться на пороге и прошипеть:

– Не подходи ко мне больше!

– Ещё как подойду, – радостно отозвался Джер.

Морти под дверью всё-таки не обнаружилось, но я и внимания не обратила. Некогда было – я сбегала! Мчалась со всех ног! Да, опять.

Конечно, учитывая мой всклокоченный и раскрасневшийся вид, следовало воспользоваться картиной-порталом, но я в пылу эмоций просто не сообразила. Подобно пойманной на воровстве горничной, выскочила в коридор и побежала к себе.

Лишь очутившись в своих покоях и заперев дверь, вспомнила, что так и не поговорила с Джервальтом о налётах. То есть мой подопечный грабит хранилища и архивы, а я… Вот где ещё один позор!

А следом пришла мысль о собственной непроходимой глупости – да сколько можно наступать на одни и те же грабли! Он же… он… Опять применил этот вопиющий по наглости манёвр! Задурил голову, чтобы не вспоминала о по-настоящему важных делах.

Смущение резко сменилось злостью, а страх – решимостью.

– Ну, ваше высочество, – процедила я. – Ну, я вам сейчас скажу!

Правда, прежде чем вернуться в комнаты Джера, решила заглянуть в уборную – остудить всё ещё пылающие щёки.

Решительная и гордая, я пересекла гостиную и вошла в спальню…

– Ой, ну надо же, – раздался очень знакомый и жутко неприятный голос. – Явилась. Ну-ка, иди-ка сюда!

Бежать было поздно. Прятаться – не за кого. Оставалось только стиснуть зубы и надеяться, что смерть моя будет быстрой и не очень болезненной!

Вопроса, как тётка прошла через сигнальные и защитные нити, не возникло – Иофания была магом не из последних, и кроме силы имела ещё и то, чего отчаянно недоставало мне – опыт. И не только и не столько в чарах, сколько в плетении интриг и подстраивании пакостей.

Эх, знала бы, что Кровососка явится в гости… я бы ещё вчера в покои Джервальта перебралась. В любом статусе и на любых правах – хоть ковриком прикроватным!

– Ну что? – сидящая в кресле тётушка хищно оскалилась. – Теперь-то твои новые друзья нам не помешают?

Я взвыла, но только мысленно – по опыту знала, что огрызаться себе дороже. Впрочем, Иофания и не ждала ответа, тут же продолжила:

– Ну, раз не помешают, поговорим о твоём поведении, милочка. – Тётка оскалилась шире и грозно стукнула тростью об пол. – Знаешь, я видела в жизни многое и многих, но то, что творишь ты… Алессандра, ты даже не позор, ты – позорище семьи!

В общем, на быстрое убиение можно было не рассчитывать. Но если уж подвергаться пыткам, то хотя бы с каким-то комфортом! С этой мыслью я направилась ко второму креслу и очень правильно сделала, потому что от следующей фразы Кровососки я в него буквально упала.

– Ну кто? Кто так принцев соблазняет? – взвыла Иофания и припечатала, практически ткнув мне тростью в лоб: – Бестолочь!

– Что? – выдохнула я испуганно, абсолютно уверенная, что мне послышалось. Вот послышалось, и всё! Не могла наша фамильная блюстительница нравов такое сказать!

– Что слышала! – поднявшись, заявила тётушка. Она шагнула ко мне и брезгливо, словно пиявку, подцепила двумя пальцами прядь моих волос. – Что это за причёска? Что за платье? Где духи?

– Э-э-э…

– Духи где, я тебя спрашиваю? – Иофания даже склонилась ко мне и потянула носом, словно пыталась обнаружить хоть какие-то следы парфюмерии.

«Спятила!» – эта паническая мысль загорелась в моей голове огромными алыми буквами, как непреложный факт. Вот только понять бы, кто сошёл с ума – я или гневно сверкающая глазами родственница?

– Впрочем, ладно! – внезапно подобрела тётка. И эта резкая смена тона напугала ещё больше, чем всё предыдущее выступление. – Это вполне поправимые мелочи. Главное, что ты на правильном пути, моя девочка! – Потрепав меня по щеке, Иофания снова уселась и с воодушевлением продолжила: – А ведь я даже не надеялась, что хоть от кого-то в этом поколении будет толк! А надо было знать! Верить! Всё же наша кровь, наша порода!

Я даже дышать боялась, не то что уточнять, о чём именно ведёт речь эта сумасшедшая.

– Значит, так, Алессандра! – положив свою «клюку» на колени и подавшись вперёд, промурлыкала тётка. Кошачья вкрадчивость, появившаяся в её голосе, подействовала на меня не хуже магического оцепенения. – Цель ты выбрала верную, хвалю! И даже метод имеет право на жизнь, но вот с деталями необходимо поработать.

– К-к-какими деталями? – всё же сумела выдавить я. – К-к-какую цель?

– Ой, не прикидывайся, – отмахнулась Кровососка. – И отомри уже, я же сказала, что всецело одобряю твой план! И даже помогу в его осуществлении. Так что нам нужно многое обсудить и ещё большее сделать.

– Тётя, да о чём вы?!

– Не вопи! Власть должна идти под руку со сдержанностью и достоинством. Дело фаворитки не орать на неугодных, а холодно улыбнуться и пригласить палача.

И вот тут у меня не только силы и храбрость, у меня слова закончились. Я только и могла, что молча сидеть и хлопать ресницами.

А Иофания опять встала и принялась бродить между креслами, на ходу делясь своими измышлениями:

– Нет, ты не думай, Сандра, сначала я действительно была в ярости. Решила, что ты из этих дурочек, падких на смазливый кусок мяса, приправленный наглостью. Прости, дорогая, недооценила!

– У-у-угум, – промычала я, мечтая, чтобы прямо сейчас явился кто-нибудь и спас меня от полоумной родственницы. Кто угодно! Пусть даже магистр Эризонт.

– Только сегодня, когда увидела, как Эрилар передаёт сыну папки, чтобы ты помогла ему с выбором невесты, я всё сопоставила и поняла, как заблуждалась!

Знать бы ещё в чём!

– Я-то сгоряча заподозрила, что ты, как влюблённая идиотка, грезишь о замужестве и готова променять силу на жалкое прозябание на троне. А ты… ты… Я горжусь тобой, Алессандра! Ты истинная Гранион!

В этот момент мне впервые захотелось вдруг узнать, что в семье я не родная – подобрали, выкрали, в капусте нашли… Ведь давно доказано, что сумасшествие передаётся по крови.

– Тётушка, может, вам чаю? – я привстала в робкой надежде сбежать под этим примитивным предлогом.

– Некогда! – отрезала Иофания. – Хотя твоя мысль захватить власть во дворце именно сейчас, пока наследник ещё дезориентирован, растерян и потому уязвим, и была гениальной, но не время рассиживаться с чаем. Рыбу, особенно крупную, надо подсекать сразу, едва она заглотила крючок!

– А… ага! – Интересно, если я очень постараюсь согласно кивать и поддакивать, тётушка утратит бдительность? Мне всего-то и нужно несколько секунд, чтобы добежать до картины и активировать портал к Джервальту. За его широкой спиной никакая полоумная магианна меня не достанет!

– В общем, так, Сандра! Насчёт отца можешь не беспокоиться – его я беру на себя! Койт, конечно, занудный моралист и не сумеет с ходу оценить преимущества, но я мозги ему вправлю.

– А может, не надо? – За папу стало страшно. Очень.

– Надо! Даже не рассчитывай, что он сразу примет твою роль при наследнике. Наверняка начнёт требовать срочного брака и вопить про честь и прочую подобную чушь. Но я отстою твоё решение! Даже не сомневайся!

– Моё?!

Жалкий писк Кровососка даже не услышала, так была поглощена изложением планов на моё будущее. И от этих планов мои глаза всё круглели и круглели, а волосы готовы были ожить и прядь за прядью выбраться из причёски, чтобы встать дыбом.

– С интимом затягивать не будем, – вещала тётка, переводя пристальный взгляд с меня на кровать и обратно, будто примеряла, в какой именно позе следует разложить потенциальную фаворитку, чтобы принц уж наверняка остался доволен. – Нет, не спорю, ещё пару дней Джервальта помурыжить надо – мужчину очень полезно довести до озверения. Но не больше! Иначе страсть перекипит и выплеснется на кого-нибудь более доступного.

Мне тут же представилось, как из ушей Джервальта валит пар, а потом макушка срывается, как крышка с чайника, и во все стороны хлещет кипяток, окатывая пару десятков фрейлин. Картинка получилась жуткая, но вошедшая в раж тётка была ещё страшнее.

– До свадьбы ты уже должна будешь прочно занять место рядом с престолонаследником.

– До какой свадьбы?

– Ой, не прикидывайся дурой. Конечно же, с Селестией!

Всё! На этом я окончательно отказалась от попыток постигнуть логику Иофании.

– Королева и фаворитка – наша семья будет держать эту страну в кулаке! – победно потрясая кулаками собственными, воскликнула Кровососка.

– Тётя, – облечь мысль в слова мне удалось, лишь основательно прокашлявшись, – ты всерьёз предлагаешь нам с сестрой делить мужчину?

– Нет, конечно! – тут же возмутилась Иофания, и я выдохнула, решив, что всё же что-то не так поняла. – Какого ещё мужчину? Вы будете делить короля! Да и зачем делить? Всегда можно договориться между своими, по-родственному, по-сестрински.

Ну да! Я тут представила, что на эту тётушкину идею скажет Леста. Стало дурно. Но ещё хуже – когда я представила, что скажет Джер. У меня даже сердце на миг замерло и забилось снова с такой силой, словно мечтало вырваться из груди.

Всё, что происходило последние дни, все выходки принца и его свиты, все происки наставника, все бредовые идеи Иофании меркли перед перспективой, что дикарь и Кровососка споются и начнут действовать сообща. Да я же глазом моргнуть не успею, как окажусь в кровати Джервальта. Новой, расширенной, чтобы мы с комфортом помещались в ней втроём!

Ну уж нет!

– Тётя, – начала я, – не хочу тебя огорчать, но его величество ясно дал понять, что государству необходимо укрепить союз с Кентарией! Так что Джервальт женится на кентарийской принцессе.

Сказано было с уверенностью и притворной – лишь наполовину – печалью, но Иофанию мои слова ничуть не смутили.

– Ой, да подумаешь! – презрительно фыркнув, скривилась она. – Эти королевы вечно мрут, как мухи на морозе. А кентарийки вообще хлипкие, так что об этом можешь даже не думать! Первая, вторая, десятая – неважно. Истинная королева та, что выживет, а не та, которой первой корону на голову наденут. В общем, так: приведи себя в порядок и отправляйся к принцу. А я зайду к тебе вечером и проведу подробный инструктаж! Заодно принесу всё, что необходимо, – я уже послала к своей модистке и за кое-какими мелочами. Обещаю, ты будешь неотразима! А пока будь умницей и помни, я рядом и всегда готова помочь! Поняла?

Я проводила тоскливым взглядом родственницу до выхода из спальни и, едва дверь за ней захлопнулась, ничком рухнула на кровать. Чего уж тут непонятного? Мне конец!

Один плюс – доносов отцу от тётушки можно было уже не опасаться.

После встречи с Иофанией возвращаться в покои его высочества расхотелось. Даже тот факт, что ушлый принц снова обвёл вокруг пальца, уже никакой роли не играл.

Несколько долгих минут я лежала, разглядывая обои, а потом заставила себя подняться и направиться к шкафу. Пусть Джер и Кровососка строят свои козни, сколько вздумается, но только без меня.

Быстро избавившись от платья, я натянула другое – самое невзрачное. Заодно поддела тонкие шёлковые панталоны и захватила неприметный плащ. Учитывая, с каким рвением Джервальт за мною в последнее время следил, идти обычным путём не собиралась, насчёт пути обходного тоже были сомнения, но что делать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю