332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Васильев » Рисунки на песке » Текст книги (страница 3)
Рисунки на песке
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 12:00

Текст книги "Рисунки на песке"


Автор книги: Андрей Васильев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 5 страниц)

– Олежек, в это трудно поверить, – неожиданно нежно произнесла Женя. – Но ты поверь. Просто времени нет рассказывать. Улетай.

От слова «Олежек» мальчика бросило в дрожь – так его называла только Женя.

– Если ты не поспешишь, то умрешь, – продолжала Женя. – И не приближайся к планете. Сету нужен твой корабль. Четверо из нас погибли, уводя его на безопасную орбиту… Все, Ра меня зовет.

Тело девочки вдруг стало словно испаряться, постепенно становясь прозрачным. Олег стоял, как вкопанный, наблюдая за этим, а когда Женя полностью исчезла, провел рукой в воздухе на том месте, где она находилась.

Почти минуту он стоял неподвижно, глубоко потрясенный увиденным, потом сел в катер и поднял его в воздух. Он не смотрел на экран заднего вида – не мог больше видеть эту стерильную белизну. Только вперед, в спокойную темноту космоса.

Иллюзии рая

Вставать он не стал, хотя уже давно проснулся. Настроение было скверным. Все произошедшее с ним на Земле не укладывалось в голове. Идеально ровная и белая поверхность без малейшей щелочки, пропавшие катер и шоколад, появление Жени и ее испарение в воздухе. От всего этого можно было сойти с ума.

Олег лежал и старался причесать все мысли в своей голове. Вчера он сделать это был просто не в состоянии. Сначала долго сидел в катере, даже когда шлюзование уже закончилось и люк в коридор корабля открылся. Потом просто выпил снотворное и упал на койку. Иначе бы психика не выдержала.

Но дальше находиться в ступоре было нельзя. Надо сосредоточиться, убеждал он себя, и найти всему логическое объяснение.

«Итак, – размышлял Олег, – белый шар – защитное сооружение вокруг Земли. Это раз… Возврат корабля на дальнюю орбиту – для того, чтобы это сооружение не разрушить. Это два».

Но с видением Жени найти простое объяснение у него не получалось. Если это какая-то технология, чтобы отвадить от посадок на защитную сферу, то почему нельзя было просто сделать на ней надпись «Посадка запрещена»?

«Да пусть и так, с голограммой, которую можно потрогать, – думал он. – Почему бы не появиться строгому дяде в форме и прямо не заявить: «Немедленно покиньте запретную зону»? Так ведь нет, выбрали образ давно умершей девочки. Какой-то Древний Египет устроили – Сет, Ра. Отправили искать другую цивилизацию, прогнали фактически».

Так и не найдя для этого разумных причин, Олег решил оставить поиск решения на потом и отправился умываться и завтракать. Когда после завтрака он вошел в отсек управления, то сразу понял, что все его умозаключения никуда не годятся.

На главном экране он увидел Землю. Не белый шар, а обычную Землю. С голубыми океанами и зеленовато-бежевыми материками, в белых хлопьях облаков.

Олег зажмурил и снова открыл глаза.

«Может мне все это просто приснилось? – подумал он. – Или это последствия анабиоза?»

Он уселся в кресло главного пилота.

«А может я до сих пор в нем? И никаких двухсот лет не было?» – пришла ему в голову обнадеживающая мысль.

– Компьютер, вчера Земля была такой же, как сейчас? – спросил он.

– Нет. Произошло изменение.

– Когда оно произошло?

– Информации не имею. Задача наблюдения за Землей не ставилась.

– Ставлю такую задачу. Наблюдай вид Земли круглосуточно.

– Выполняю.

– Теперь у планеты есть какие-то отличия от прежних земных?

– Физических нет. Технические: нулевой фон в диапазоне радиоволн, отсутствие околоземных искусственных объектов.

«Ладно, это наверно результат двухсот лет развития», – подумал Олег.

И он решил полететь на катере снова. Все слова и предупреждения, которые ему говорила «голограмма» Жени, он списал на счет защитной программы белой сферы, а ее теперь уже не было.


***

Да, Земля уже не была белым шаром, но и той привычной Землей, которую он знал, она тоже не была. Олег стал подозревать неладное еще когда покинул корабль и окончательно в этом убедился, спустившись на катере ниже уровня облаков.

Земля внизу была словно в первобытные века человечества. Никаких городов, дорог, засеянных полей не было. Только девственная природа – горы, леса, реки.

Когда под катером запестрели разнотравьем южнорусские степи – знакомые ему места, Олег спустился еще ниже и почти сразу же увидел появившийся из-за холма двухэтажный домик с большим яблоневым садом посреди широкого луга. С начала полета это был первый увиденный им объект, сделанный человеком.

Дом показался ему знакомым, но Олег не мог вспомнить, где его видел. Наверно потому, что смотрел на него сверху. Он посадил катер на лужайку перед домом и открыл дверь кабины. Теперь дом он узнал, так как не раз в нем бывал. Это была дача профессора Ракитина, деда Жени и его общественного опекуна. Правда она не должна была находиться здесь, он это точно помнил.

Из дома вышел седовласый человек в очках и домашней одежде и пошел ему навстречу, раскинув в стороны руки.

– Олег, вот гость дорогой, – радостно произнес он. – Я уж и забыл, когда тебя видел. Садись, – показал он на стол возле дома, – будем чай пить.

Изумленный Олег узнал профессора Ракитина. За двести прошедших лет он, как и Женя, нисколько не изменился.

«Может люди теперь по триста лет живут?» – растерянно подумал Олег и сел в плетеное кресло возле стола.

Профессор устроился в таком же кресле напротив и стал наливать себе в чашку чай из большого фарфорового чайника. С его лица не сходила улыбка. Налив чай, он стал его пить.

Олег глянул в чашку, стоявшую перед ним на столе. В ней уже был чай. Рядом стояло блюдце с пирожным и лежала чайная ложка. Словно хозяин дома знал о его визите.

– Дядя Коля, а Вы что, меня ждали? – спросил Олег.

На лице Ракитина отразилось замешательство, он перестал улыбаться.

– Ждал? Я тебя? – растерянно произнес он и замер.

Казалось, он к чему-то прислушивается. Через секунду улыбка снова озарила его лицо.

– Ну конечно ждал, конечно ждал. Давай пей чай. И фрукты ешь, – показал профессор на вазу со спелыми яблоками. – Я тебе тут еще их приготовил, дома поешь.

Ракитин вытащил из-под стола наполненный бумажный пакет.

– Дома? – горько усмехнулся Олег и вздохнул. – Где он теперь, мой дом?

На несколько секунд профессор снова пришел в замешательство, не поняв, что вопрос Олега риторический.

– Где твой дом? … Где же твой дом? – рассеянно произнес он, растягивая слова и словно о чем-то размышляя. И снова заулыбался.

– Твой дом там, где ты захочешь. И какой захочешь. Можешь даже менять его хоть каждый день. Теперь так можно. На Земле многое изменилось, пока тебя не было.

Ракитин пристально взглянул на мальчика.

– Тебя ведь двести шесть лет на Земле не было. Так? – будто сомневаясь, сказал он. – Ты в анабиозе лежал.

– Лежал, – вздохнул Олег и опустил голову. – Простите, что я так сделал. Мне очень хотелось полететь. Не так надолго, конечно… Я, наверно, сильно Вас огорчил?

– Огорчил? Ты меня? – вновь растерялся профессор, но почти сразу же радостно воскликнул: – Ну конечно огорчил, конечно огорчил.

И он широко заулыбался.

Олег был немного озадачен странной манерой дяди Коли повторять фразы и переспрашивать, а также его не к месту радостным видом. Улыбавшийся профессор еще и выглядел моложе обычного.

– Дядя Коля, а как это возможно, что за два века Вы ничуть не изменились? – спросил Олег.

– Ничуть не изменился? Ничуть не изменился, – в знакомой манере переспросил Ракитин и надолго задумался, будто снова ожидая чьей-то подсказки.

Олега эти заминки профессора стали раздражать, и он невольно поторопил его с ответом:

– Люди что, уже триста лет жить могут?

– Ну конечно триста, конечно триста! – обрадованно воскликнул старик. – Даже больше, если захотят. И ты сможешь. Теперь люди все могут.

– А где они все? На Земле как будто никто не живет.

– Расселились по разным мирам. На Земле очень немногие остались.

– А города?

– Ликвидировали. А зачем они? Люди живут в согласии с природой. Берегут ее. Даже от вспышек на Солнце защищают. Как раз пять дней назад очень сильная была. Пришлось даже защитный экран вокруг планеты активировать. Только сегодня сняли.

– Так это был экран? Белый? – спросил Олег, проверяя свою догадку.

– Ну да, белый… Из космоса белый, – рассеянно согласился профессор.

Олег подумал, что почти все загадки разрешились и объяснения им нашлись. Просто за двести лет люди освоили могучие технологии и даже научились продлевать себе жизнь. И Женя, конечно, жива, раз ее дед в полном порядке.

Но мысль эта его почему-то совсем не обрадовала. Что-то мешало принять эти объяснения. Что-то было не так, но что, он не мог понять.

– Да ты пей чай, ешь пирожное, – ласково, но настойчиво произнес профессор.

Олег взял блюдце, отделил и подцепил ложкой кусок пирожного и поднес его ко рту. Ракитин стал смотреть на него как-то странно, как будто напряженно чего-то ожидая или на что-то надеясь. Олегу это не понравилось. И вообще, весь этот разговор, вся эта обстановка вокруг ему почему-то не нравились.

И тут он понял, что было не так. Солнце пекло сильно, Олег чувствовал это своим затылком, а стальная чайная ложка и фарфоровое блюдце были на ощупь не горячее и не холоднее воздуха. А ведь хотя бы ложка должна была быть горячее.

Олег положил ее на блюдце и прикоснулся к стальному обручу шлема на своем скафандре. И сразу же отдернул руку – обруч был горячим от солнечных лучей.

Ему вдруг вспомнилась Женя, растворяющаяся в воздухе.

«Может и это все нереальное? Ни ложка, ни блюдце, ни пирожное, – со страхом подумал он. – И дядя Коля – не дядя Коля. Почему он меня ждал, чай заранее налил, пакет с яблоками приготовил? Он вообще не мог знать, что я здесь появлюсь. Что же это все такое?»

Ракитин тем временем продолжал терпеливо ждать, когда мальчик проглотит пирожное. Вид замершего в ожидании профессора неожиданным образом вернул Олегу самообладание.

«Ну что же, если это представление устроено для меня, – подумал он, – посмотрим, что за сценарий у невидимого режиссера и можно ли его изменить».

Олег поставил блюдце с пирожным на стол.

– Что такое? Почему не ешь? – спросил профессор с разочарованным видом.

– Не хочу аппетит портить перед обедом, – сказал Олег, решив проверить свое предположение. – Мы же скоро будем обедать, так? Вашим фирменным борщом.

– Обедать? Борщом? – снова растерялся Ракитин и снова нашелся. – Ну конечно борщом, конечно борщом.

Олег испытующе взглянул на профессора.

– Дядя Коля, а можно я пока погуляю? По любимым местам похожу.

– По любимым местам? По каким местам?

– Как по каким? У Вас за садом. Помните, что там?

Лицо Ракитина в очередной раз выдало замешательство.

– У меня за садом? А что у меня за садом? – растерялся он.

– Лес, – радостно объявил Олег, хотя точно видел при посадке, что дом и сад Ракитина стояли посреди широкого луга.

– Ну конечно лес, конечно лес, – радостно согласился с ним профессор. – Что ж, погуляй, но недолго, скоро обед.

Олег спокойно встал из-за стола и не спеша пошел через сад, чувствуя на себе пристальный взгляд Ракитина. Когда деревья и кусты скрыли его, Олег потрогал на яблоне два яблока – одно на солнце, а другое в тени. И снова не почувствовал никакой разницы в температуре.

Он огляделся вокруг.

Сад был небольшой, но красивый. Яблони были усыпаны спелыми плодами, источающими чудесные запахи, на кустах алели крупные ягоды малины. Трава под ногами была ярко зеленая и настолько мягкая, что казалось, будто он идет по пушистому ковру. Слышалось пение птиц и негромкое гудение насекомых, хотя их самих не было видно.

Олег подумал, что наверно таким представляли себе раньше люди райский сад. Он был идеален. Слишком идеален. И наверно поэтому не реален.

Олег даже не успел углубиться в этот сад, как увидел за крайними яблонями впереди сосны. Причем лес этот был ему знаком. Особенно тропинка. По ней он вместе с Женей и ее дедом ходил в него за грибами.

«Вот это да! – все же удивился Олег. – Какое точное исполнение. Как же такое можно создать?»

Он не верил в реальность леса, который должен был находиться на окраине города, где Олег жил, а никак не возле дачи профессора, которая и сама была не на своем месте. В голову вместо логических объяснений лезли обрывки каких-то цитат вроде «материализация чувственных образов» и «реальность, данная в ощущениях».

На первый взгляд лес выглядел вполне привычно, но, присмотревшись, Олег и здесь увидел признаки некоторой идеальности. Совсем не было старых, больных или упавших деревьев, а сосновые шишки лежали на земле в каком-то замысловатом, но все же явно геометрическом порядке.

Лес был наполнен звуками – где-то вдалеке стучал по дереву дятел, слышалось пение других птиц. Но, как и в саду, их самих не было видно.

Пройтись по сосновому лесу было не менее приятно, чем по саду, но никакой разницы температур в тени и на солнце Олег и здесь не обнаружил.

Он не спеша шел по тропинке, когда вдруг услышал впереди стон. Стон походил на тот, который он слышал вчера, на белой поверхности Земли, но был гораздо ближе. Не раздумывая, Олег побежал на звук и сразу же за поворотом тропинки увидел Женю. Девочка сидела прямо на земле, обхватив себя руками, и дрожала, словно от холода. Заметив Олега, она подняла на него глаза, наполненные болью.

– Подожди, еще рано. Да не смотри же! – почти прокричала она.

Олег ошеломленно продолжал на нее смотреть.

– Что с тобой? Тебе больно?

Женя не отвечала, опустив голову и продолжая дрожать, хотя уже меньше. Через минуту она уже спокойно взглянула на Олега.

– Обретать тело всегда больно. Это терять легко.

– Как это – обретать? – удивился Олег.

– Зачем ты вернулся? – не ответив ему, спросила Женя. – Я же просила этого не делать.

– Я не мог все так оставить, хотел разобраться. Да еще и Земля стала прежней.

– Да, Сет это ловко придумал, – с досадой произнесла Женя. – Хоть и сил много тратит.

– Да кто такой этот Сет? И кто ты?

– Ра прав, ты не успокоишься, пока все не узнаешь, – сказала Женя. – Ну садись, слушай. Время пока еще есть.

Олег уселся прямо на тропинке напротив Жени. Девочка расправила складки на своем светло-розовом платье и начала рассказ:

– Двести шесть лет назад, в день твоего отлета, на Земле неизвестно откуда появился Сет – разумное существо, похожее видом на черную смолу или жидкую грязь. Какого он был размера вначале – никто не знает. Но за несколько дней он разросся и покрыл собою всю планету. Он растворил в себе горы, поглотил воду морей и океанов и превратил их в свое тело, как и все живое на планете. Теперь здесь есть только он. Белая равнина, на которой мы встретились – это и есть Сет. Вернее, его поверхность на дневной стороне. Там ему жарко, и он белым становится, чтобы лучи отражать.

Олег в изумлении смотрел на Женю. Все сказанное ею не укладывалось в его голове. В другое время он бы принял ее рассказ за бред или фантастику, но все, произошедшее с ним за эти дни, заставляло отнестись к словам девочки серьезно.

– Но ведь сейчас этого Сета нет, а Земля есть, – все же засомневался он. – С лесами, горами. Я с высоты видел.

– Ты видел сделанную им картинку. Сет никуда не делся, он здесь. И все, что сейчас вокруг тебя – все это Сет сделал из своего тела. Он может принимать любую форму, быть любого цвета. Это все обман.

– Для чего?

– Убедить тебя, что все на Земле нормально. Чтобы ты его частицу на корабль увез. Там бы она сожрала тебя и ненужную ей часть корабля и все – ты уже мемор, подвластный этой копии Сета. Будешь летать на корабле к другим планетам и засевать их его частицами. Чтобы там стало так же, как здесь. А частица эта может быть в виде яблока или съеденного тобой пирожного.

Женя перехватила удивленный взгляд Олега.

– Не удивляйся. Я знаю, что Сет наш сад и тело дедушки скопировал. И какие «угощения» он тебе там предлагал.

– Но если все люди погибли и твой дед – это лишь его копия, сделанная из тела Сета, значит ты… – Олег растерянно взглянул на Женю, – тоже копия? Тоже обман из тела Сета?

– Нет. Мое тело создал Ра. Из воздуха.

– Из воздуха? Как такое возможно?

– Ра это умеет. А как, не говорил.

– Да кто он такой, твой Ра?

– Он для защиты людей. Внутри Сета. Больше ничего о себе не говорил.

Олег вдруг посмотрел на Женю с подозрением.

– А откуда это тело узнало, как меня зовут? – стал допытываться он. – И что мы вообще знакомы? И тело твоего деда тоже откуда это знает?

– Мы это знаем. Потому что внутри этих тел наши меморы.

– Кто?

Женя вдруг приложила палец к губам, призывая Олега к молчанию. Недалеко от них зашуршали опавшие сосновые иголки. Зыркнув на Олега глазами, мимо пробежал ежик. Олег проводил его взглядом.

– Он и здесь следит, – тихо сказала Женя, когда еж скрылся. – Не доверяет тебе.

– Кто следит?

– Сет. Видел, ежик пробежал?

– Как можно следить с помощью ежа? – удивился Олег. – Он ему что, доложит?

– Доложит. В тело ежа Сет поместил мемор человека.

– Да что такое этот мемор? – воскликнул Олег, недовольный тем, что мало что понимает.

Женя тяжело вздохнула.

– Мемор – это все, что осталось от человека, тело которого Сет растворил – его знания, его воспоминания. Многие из нас считают, что это душа, но Ра говорит, что это просто сгусток электромагнитных токов и полей, который в лучшем случае можно назвать сознанием.

У Олега пересохло в горле.

– Значит ты… – с трудом произнес он, еще не решаясь поверить в услышанное. – Ты … не просто копия… Ты – это ты! Ты Женя?

– Да, Олежек, я Женя, – грустно сказала девочка, опустив голову. – Мое родное тело умерло двести шесть лет назад… Но сознание еще живо. И оно помнит тебя, помнит все, что с нами было.

Почти минуту Олег потрясенно смотрел на Женю. Наконец, он проглотил комок в горле и тихо спросил:

– Как это произошло?

Губы девочки задрожали.

– Очень быстро. Я была на трибуне, смотрела эксперимент, который проводили дедушка и профессор Сатори. Вдруг все вокруг закричали. И я как будто падаю лицом в черную блестящую смолу. Или это смола льется мне на лицо. Я не поняла. Потом задыхаюсь. И все. Дальше – темнота и страшные видения. Словно ночные кошмары, но только никак проснуться не получается.

Девочка надолго замолчала, скорбно глядя в одну точку. Молчал и Олег.

– Женя, я это… зря спросил, – решился, наконец, Олег прервать молчание.

Женя подняла на него глаза и вдруг улыбнулась.

– А потом возник Ра и забрал меня у Сета. И видений не стало. Ничего не стало. Один только покой. Будто сон без сновидений.

Девочка, словно о чем-то вспоминая, смотрела сквозь него.

– Это хорошо… когда нет сновидений, – медленно произнесла она и, словно придя в себя, добавила, уже глядя на Олега осмысленно: – А потом он меня разбудил. Сказал, что увидел меня в твоих воспоминаниях. И что я нужна.

– Он что, может видеть воспоминания?

– Любые эмоции может, если они сильные… Увидел и отправил к тебе. Вчера, чтобы Сет тебя не убил, сегодня – чтобы своим сеятелем не сделал.

– А почему Сет вчера меня убить хотел, если ему сеятель нужен?

– Он не хотел, но мог. Потому что от жары в дреме был. А когда солнце высоко, вообще думать перестает, только на температуру реагирует. В это время что-то более нагретое, чем он, для него сильный раздражитель. И если бы ты не в блестящем скафандре был, а в чем-то темном, вмиг бы в себе утопил. А ближе к вечеру он бы тебя за еду принял, твой катер тоже. И только ночью он в себя пришел и твои эмоции прочел, которые днем запомнил. Тогда и понял, кто ты. И спектакль этот сегодняшний устроил, чтобы ты его частицу взял и на корабль увез.

– А если не возьму? Убьет?

– Ты ему живой нужен, по крайней мере до тех пор, пока с частицей до корабля не доберешься. Потому что мемор Сета катером в космосе управлять не сможет. Без связи с ним распадется уже в стратосфере. Умрет безвозвратно. Так что пока Сет тебя лишь обхаживает, – Женя улыбнулась. – А ты ему подыграй, дедушку обмани. Возьми его яблоки, а в космосе выкинь… И ничего не ешь.

– Твой дедушка, значит, на плохой стороне?

– К сожалению, да. Большинство меморов Сет полностью себе подчинил, и они выполняют все его приказы. Ра говорил, что не мог всех у Сета забрать, только тех, с кем был рядом.

– И много вас у Ра?

– Не знаю, – ответила Женя и снова стала грустной. – Теперь уже меньше.

Тут Олег вспомнил про свою посадку на корабле.

– Ты говорила, четверо погибли, уводя мой корабль от Земли?

– Да. Еле от Сета оторвались. Он как почувствовал, что вы уходите, щупальцем корабль схватил, чтобы посадить. Он их до стратосферы может выбрасывать. Прошлый раз от него инопланетный так сбежал. Посадку начал и прекратил. Что-то заподозрил. После этого радиомаяк на Луне заработал. Видимо предупреждает других. И больше кораблей не было, твой первый за полтора века стал садиться, – Женя вздохнула. – Вот они и пошли, чтобы посадку остановить… Добровольно пошли.

– А почему они погибли?

– Внутрь корабля Ра только без тел их мог отправить, через радар. Они сумели встроить себя в электронные цепи корабля и управлять им. Но чем дальше они уводили корабль от Земли, тем труднее было Ра удерживать их от распада. Они это знали, но все равно не отступили… И заплатили жизнью… Отважные люди.

– Кто они, знаешь? – тихо спросил Олег.

– Те, кто должен был лететь на твоем корабле. Его экипаж. Имен я не знаю.

Они надолго замолчали. Наконец, Женя вздохнула и поднялась на ноги.

– Мне пора. Ра мое тело даже на Земле долго удерживать не может.

– А как он выглядит, твой Ра?

– Не знаю. Его только чувствуешь. И слышишь… Трудно объяснить.

Женя вздохнула снова.

– Тебе тоже пора. А то дедушка заподозрит, что тебя долго нет, и Сет еще кого-то пошлет.

– Как же я забыл? – вдруг спохватился Олег и встревоженно огляделся. – Тебя ведь еж видел, а значит и Сет. Что теперь с тобой будет?

– Он не видел. Сет тепло распознает, вернее разницу температур, а я из воздуха. Ни теплей его, ни холодней. Меня он не видит. Услышать может, но не услышал – Ра о еже заранее предупредил. Он знает все, что делает Сет, и сообщает мне. Так что не волнуйся… Иди. Сюда больше не возвращайся – ничего уже не исправить, а Сет поймет, что его обман не сработал, и уже не отпустит. Поищи тех, кто маяк на Луне оставил… Прощай.

– Прощай, – дрожащим голосом произнес Олег и медленно пошел по тропинке обратно.

Он не хотел оборачиваться, чтобы снова не увидеть, как Женя будет исчезать, но все же не выдержал и оглянулся. Полупрозрачное тело девочки еще можно было разглядеть. Превращаясь в легкую дымку, она стояла на тропинке с поднятой в прощальном жесте рукой.

В саду он не смог сдержать слез, но все же сумел взять себя в руки. Нельзя было себя выдавать. Прежнюю Женю уже не вернуть, людей не вернуть. Сейчас надо было выиграть у Сета свою собственную жизнь.

Из-за деревьев и кустов показался дом. Профессор сидел за столом неподвижно, словно кукла. Олег вдруг почувствовал к нему неприязнь, но тут же ее погасил.

«Он себе не хозяин, – убеждал он себя. – Ему не повезло. Его Ра не забрал».

Как только Олег вышел на лужайку, Ракитин словно ожил и стал смотреть на него встревоженным взглядом.

– Что ж не гулял-то? – произнес он. – Говорил погуляешь, а сам на земле сидел.

– Откуда Вы знаете? – поймал его Олег на том, чего тот не должен был знать.

– Откуда я знаю? Откуда я знаю? – в привычной манере растерялся профессор, но ответ нашел уже быстрее. – Да вон, все штанины в пыли.

Олег взглянул на штанины своего легкого скафандра. Они были абсолютно чистыми, видимо Сет не удосужился сделать на тропинке пыль. Но Олег решил больше не ставить его в тупик отсутствием логики. Сейчас это уже было не важно и даже опасно.

– Да захотелось посидеть, свежим воздухом подышать, – непринужденно сказал он. – В лесу он такой чистый и смолистый.

– Да, запах смолистый. С запахом трудно… И с влажностью, – произнес Ракитин с озабоченным видом, о чем-то размышляя, но тут же принял свой привычно ласковый вид. – Ну что, давай обедать. Борщ готов.

На столе стояли большая супница и две тарелки. Рядом лежали ложки.

– Вы извините, я, пожалуй, не буду, – сказал Олег. – Что-то живот разболелся.

– Да как же так? Я же готовил, – огорчился старик и лицо его вдруг посуровело, а глаза стали злыми.

– Без обеда не отпущу! – решительно заявил он.

– Простите, но я пойду. А вот яблочки Ваши спелые возьму. Дома поем.

– Ну вот и славно, – сразу успокоился профессор и широко заулыбался.

Олег взял у него пакет с яблоками и не торопясь двинулся к катеру. Ракитин шел рядом. У катера он насмешливо посмотрел на севшего в пилотское кресло мальчика.

– Уверен, мы скоро снова встретимся. Ведь ты для меня очень важен. Отныне ты будешь жить как в раю, ни о чем не заботясь, увидишь такие красоты, каких никогда раньше не видел. Тебе уготована счастливая судьба, мой мальчик.

– Не сомневаюсь, – сухо ответил Олег и закрыл дверь в кабину.

Он без спешки запустил двигатели, не желая вызывать у Сета подозрений, и стал медленно поднимать катер. Едва он набрал небольшую высоту, как сразу же закрыл пакет с яблоками в стальном ящике ремкомплекта, вытряхнув из него все инструменты. И все равно никак не мог избавиться от ощущения, что вот-вот из-под крышки ящика полезут черные щупальца детеныша Сета и начнут его душить.

Поднявшись чуть выше границы стратосферы, Олег с опаской положил ящик с пакетом в шлюз для микрозондов и выбросил из катера. И только тогда вздохнул с облегчением.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю