332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Белянин » Отель «У призрака» » Текст книги (страница 16)
Отель «У призрака»
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:15

Текст книги "Отель «У призрака»"


Автор книги: Андрей Белянин


Соавторы: Галина Черная



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 6
Марш пожилых маржулеток

…Утро следующего дня было по-настоящему праздничным. Даже сама погода словно сошла с ума от предвкушения зимних гуляний! Снег сыпал не переставая, сухой, холодный и злой. Ветер завывал голодным волком, белые мухи кусались как никогда. Я едва удержался, чтобы не выскочить на улицу прямо в пижаме, распахнул окно и всей грудью вдохнул бодрящий аромат тринадцатиснежья…

Прохожие стискивали зубы, пытаясь прятать счастливые улыбки, уличные транспаранты разрывало в клочья, у торговцев воздушными шариками весь товар уносило в небо. На моих глазах перевернуло тележку с просроченными пирожками, и дети радостно расхватывали их, отпихивая друг дружку. Продавец даже не ругался, да только бы рискнул – он один, а чертенят двенадцать. Если навалятся всей кучей, запихнут в ту же тележку!

Наш маленький город искренне наслаждался приходом тринадцатого снега, и, казалось, на всём белом свете нет праздника лучше! Даже хвалёный Веницуанский карнавал с их дешёвым винишком, скучными масками и киданием пустых бутылок в гондольеров не шёл ни в какое сравнение с буйством мокропсинских торжеств!

В отделении капрал Флевретти передал мне подарок. Мама Эльвиры прислала подписанный на моё имя коллективный сборник стихов членов клуба с полной версией поэмы о Люсинде Трансильбовской. Подпись гласила: «С глубокой признательностью за спасение нашего честного имени! Благодарим сержанта Брадзинского за мастерски и оперативно проведённое расследование! Целуем тебя, наш добрый Ирджи! Твои навек – Эдита, Фридрих и Паганый Нель. Ждём на следующие чтения!»

Тем не менее Эльвира мне не звонила и даже в Сети со мной ещё не разговаривала. Однако, видимо, под давлением мамы уже начала прощать. Как я понял со слов капрала, мадам Фурье просто пригрозила дочери, что сама выйдет за меня замуж, если Эльвира упустит такого шикарного парня. После чего моя любимая слегка поостыла и лично принесла мамину книгу в участок с утра пораньше.

– А она ничего не передавала на словах? – спросил я.

Флевретти, как всегда, был в участке раньше всех, потому что просто не уходил и, судя по красным глазам, опять сидел в чате всю ночь. Позже он хвастался, что нашёл сайт знакомств «Любители полицейских» с десятком фото красивых девушек в расстёгнутых мундирах, с наручниками и на каблуках. Впрочем, потом оказалось, что реально хотят встретиться с полицейским только две женщины, одна из которых мужчина.

– Нет, твоя рыжуля быстро убежала. Наверное, не хотела кое с кем пересекаться, – ответил капрал, подавив смешок, как будто это была удачная шутка.

Тем не менее у меня появился повод написать Эльвире эсэмэску с благодарностью ей и её маме. Книгу я, конечно, читать не собирался, просто сунул пока в ящик стола. Сразу выбрасывать в урну было рискованно: капрал мог увидеть и потом выдать меня ненароком, опять же считая, что всех веселит.

От нечего делать я каждые пять минут начал доставать из кармана телефон в надежде, что не услышал и пропустил её ответ. Ожидание становилось всё невыносимее, я уже был готов вновь отправить ей эсэмэс как бы в сомнениях, дошло ли первое? Или даже взять и позвонить самому. Да я ни в чём не виноват, но в принципе могу и извиниться, делов-то…

Положение спасла наша сирена с воем демона Уфира. Кто-то вошёл в коридор, и по цокоту каблуков это был не Чунгачмунк и не комиссар Базиликус. Их походку мы с капралом отлично знали. Просто гости к нам не ходят. Значит…

– Потерпевший, – дружно вздохнули мы.

Вообще-то сегодня выходной. Но в участке всё равно кто-то должен дежурить, я ещё вчера договорился, что разделю это дежурство с Флевретти. Ни мне, ни ему не хотелось торчать весь день одному, праздники принято отмечать в кругу семьи. Ну, в нашем с ним случае хотя бы с сослуживцами. Мы с капралом переглянулись, а через секунду в кабинет вошла старая чертовка в костюме маржулетки. Лицо старухи пылало праведным гневом, а за лапу она держала тощего потрёпанного кота среднего возраста, серого в чёрных пятнах.

– Сегодня должен был быть парад пожилых маржулеток, – хлопнув себя меж рогов, вспомнил Флевретти.

– А кот тоже будет маршировать? – шёпотом уточнил я.

Уж больно усталый и потерянный вид был у несчастного животного. Я сразу почувствовал в нём родственную душу.

– Спроси, что их сюда привело.

– Почему я? Ты же сержант.

– У тебя больше опыта по общению с женщинами, – напомнил я, в то время как старушка в миниатюрной юбочке и высоких сапогах, поджав губы, молча прожигала нас суровым взглядом.

– Может, этот кот совершил тройное убийство и она хочет сдать его властям?

– Вариант, – подумав, согласился капрал. – Хотя выглядит таким невинным…

Коты – самые лучшие психологи в мире! Выражение морды у закоренелого хвостатого преступника может быть точно таким же, как если бы он был самый благопристойный кот в мире.

Так что мы решили не спешить с выводами, а жестом пригласили бабушку сесть.

– Вы хотели нам что-то рассказать, мадам?

– У меня нет времени рассиживаться! – скрипуче бросила она и дёрнула кота за лапу. – У нашей команды сейчас репетиция, и выступление через полтора часа.

– Тогда чем мы можем вам помочь? Предупреждаю сразу, ни он, ни я не танцуем!

– Заставьте этого разбойника отдать кольцо!

– Он украл у вас кольцо? – Я сдвинул брови в сторону кота.

Тот печально покачал головой:

– Нет, он его проглотил!

– Так это не к нам, а в больницу, – радостно предложил Флевретти.

– Там я уже была, у них все врачи третий день пьяные по случаю праздника. К тому же я не хочу, чтобы его вскрывали. – Кот вздрогнул всем телом и умоляюще уставился на нас. – Заставьте его принять слабительное.

Пожилая маржулетка поправила сползающий с груди лиф, забекренила кивер с перьями и сурово продолжила:

– Скажите ему, что, если он немедленно не вернёт кольцо, это будет считаться преступлением и вы посадите его на все выходные, и не видать ему тогда моего праздничного грифа со сливочной подливкой. И рюмки валерьянки от деда тоже не видать!

– Но зачем так спешить? Кольцо ведь в конце концов всё равно выйдет, – авторитетно высказался Флевретти, возвращаясь к компьютеру.

– Да потому что мы с моим дедом хотели пожениться именно в праздник тринадцатого снега! Договорились ещё год назад, а этот злодей нам всё испортил!

– Но как он вернёт вам кольцо? – Я склонился к «преступнику». – Вы что, проглотили его намеренно?

Кот сделал невинные глаза, разведя лапками: дескать, нет, совершенно случайно.

– Этот усатый мерзавец категорически отказывается принимать слабительное. – Бабка решительно запустила руку в декольте, порылась там и протянула мне какую-то старинную склянку с подозрительным содержимым. – Вы должны заставить его это сделать. Мэрия сегодня работает до часа. Мы договорились встретиться там после парада. Я надеюсь, что к этому моменту вы принесёте кольцо. А если испортите нам этот торжественный день, я напишу на вас жалобу в главное управление!

– Ничего не могу обещать… – начал я, но, встретившись с убийственным взглядом старой чертовки, уперевшей руки в боки, взял у неё склянку. – Но мы постараемся сделать всё, что в наших силах. Кроме вскрытия, конечно…

– Надеюсь, господа полицейские. Я оставила своего деда дома в предынфарктном состоянии. Если мы сегодня не поженимся, ему может стать хуже и вся ответственность тогда ляжет на вас. Жду вас на параде!

Развернувшись на каблуках, она взмахнула короткой плиссированной юбкой так, что мы все трое, даже кот, поспешно зажмурились, и, промаршировав к выходу, громко хлопнула дверью.

Мы с Флевретти посмотрели на кота.

– Может, выпьете что-нибудь? – предложил я, не зная, с чего начать.

– А у вас есть валерьянка? – без особой надежды откликнулся кот и, когда я с сожалением покачал головой, снова ушёл в себя.

Я открыл склянку, понюхал и поморщился: пахло касторовым маслом. Тут вдруг зазвонил телефон, а поскольку капрал был занят в чате, я снял трубку:

– Полиция. Сержант Брадзинский слушает.

– Это я, – осторожно предупредил меня мужской голос. – Моя фамилии Трясогуб. Месье Клод Трясогуб, если быть точным. Она у вас?

– Кто, месье Трясо…

– Нет, нет, не произносите моё имя вслух! – взмолились на том конце провода. – С вами рядом сейчас может быть моя старуха, то есть моя гражданская жена… э-э… мадам Клофеллини. Если она ещё там, не выдавайте меня, скажите: «Вы ошиблись номером, месье прокурор!»

– Можете не волноваться, она ушла, – успокоил его я, пытаясь понять, при чём здесь прокурор. Старик был явно не в себе, как и его пока не жена. – Что вы хотели?

– А кот тоже ушёл? Можете говорить открыто, он на моей стороне.

– Он здесь. И слабительное она оставила. Это что, касторка?

– Да, она признаёт только её, сама пользуется для похудения. Но кот не должен её пить!

– Простите, но ведь мадам… как, вы сказали, её зовут?

– Луиза Клофеллини.

– Так вот, мадам Клофеллини сказала, что вы срочно хотите брака, так же как и она. И, учитывая, что у вас инфаркт, разве последствия отсрочки свадьбы не скажутся самым непоправимым образом на вашем здоровье?

– Ха, старая корова сказала, что у меня инфаркт из-за того, что кот проглотил кольцо? – нервно хохотнул мой собеседник. – Да он сделал это по моей просьбе!

Я вопросительно посмотрел на кота. Тот пожал плечами и кивнул, показывая тупеющим взглядом своё отношение к этой безумной семейке.

– Потому что сам я никогда на ней не женюсь. Я слишком молод, чтобы связывать жизнь со старой каргой. Она вам сказала, что мы уже прожили вместе шестьдесят лет?

– Нет, месье.

– Так вот, представьте себе!

– Даже не буду пытаться, не хочу…

– А я не хочу провести с ней ещё столько же, – тяжело простонал дед. – Но вы понимаете, я не могу сказать ей это прямо. Вы же видели её. И знаете, какой у неё характер? Она кого хочешь заставит делать то, что ей нужно. Вы ведь мне поможете, сержант?

– Каким образом?

– Скажите ей, что вы случайно разбили пузырёк со слабительным. Так мы протянем время до закрытия мэрии. У неё просто идефикс пожениться именно в День тринадцатого снега! А на следующий год я что-нибудь ещё придумаю… Ну же, ради мужской дружбы!

Я тихо поразился наглости старого хрыча, при этом представив реакцию его сожительницы на сообщение о разбитии пузырька. По спине невольно пробежал холодок…

– Полиция не вмешивается в личную жизнь граждан, если в их действиях нет состава преступления. Так что решайте это дело сами.

– Сержант, мы сможем договориться. У меня большая пенсия. Вам ведь тоже нужны лишние денежки, верно?

– Мы взяток не берём! – отрезал я. – А кот будет сию же минуту выпущен на свободу.

– Мы точно не берём взяток? – обернулся ко мне капрал, когда я повесил трубку. – Вроде бы это не запрещено внутренним уставом службы.

– Это только ДАИ (дорожная автоинспекция) протащила в свой устав пункт о разрешении взяток на дорогах. Всегда проще напрямую заплатить полицейскому при исполнении, чем выстаивать очередь в банке для оплаты штрафа, – пояснил я. – А вы свободны, месье кот!

– Нет, я никуда не пойду. – Серый котяра выгнул спину и вцепился лапами в стул.

– Что значит – не пойдёте? – уже начал заводиться я, уж от кота мы такого точно не ожидали.

Эти хвостатые бестии так быстро вкрадываются в доверие, что потом любое их несогласие воспринимается как предательство. Хотя коты нас за равных как раз никогда и не считали.

– Я устал, офицеры.

– С чего? – не поняли мы.

– Да со всего! Вы должны защитить меня от этих двоих. Я свои права знаю.

– Но разве они вам угрожают?

– А это что, по-вашему? Безобидная миска сметаны или прямая угроза?! – Он кивнул на склянку с касторовым маслом. – Вы должны серьёзно воздействовать на них, чтобы такое больше не повторялось. Ибо я устал!

– То есть это не в первый раз?

– Да мне приходится глотать это кольцо почти каждый год на праздник тринадцатого снега!

– Понятно. Сочувствую. Тогда вы должны написать заявление, – устало посоветовал я.

– Чем? – Он раскрыл веером маленькие пушистые пальцы, глядя на меня с уничижительной жалостью.

– Хорошо, капрал Флевретти за вас напишет.

Тот поднял на меня возмущённый взгляд, но смирился, открыв новый документ.

– Мы наберём текст и распечатаем. С вас будет достаточно отпечатка лапы. Рассказывайте.

– Я живу у этой психованной парочки уже шесть лет. – Полуприкрыв глаза, кот ушёл в воспоминания. – Они всё время ссорятся и мирятся, ругаются и любятся, а я получаюсь вечно крайним. Каждый год, сколько себя помню, под праздник тринадцатого снега мне приходится глотать это кольцо. То бабка передумает и просит, чтобы деда не обидеть, то дед, то оба сразу, но не предупреждая друг дружку.

Я ему верил. Мне приходилось по службе встречать разные парочки. Черти в целом мало склонны к браку, предпочитая просто совместное житьё под одной крышей с сохранением полной свободы отношений.

– Ну а мне остаётся делать вид, что якобы кольцо проглочено случайно.

– Зачем же вы это делаете?

– Потому что я по природе своей неконфликтный, и мне проще согласиться, чем спорить. Но в этом году бабка упёрлась рогом, решив, что дальше тянуть уже нельзя. А дед, естественно, наоборот! Сержант, ещё одного промывания желудка мне не выдержать. Я тоже не так молод, и здоровье уже не то. Я не хочу-у…

– Но в чём проблема, парни? Если пара чертей поженится, то коту больше не придётся глотать кольцо, – оторвался от клавиатуры капрал, вообразив себя семейным психологом. – Он выпьет масло, кольцо выйдет само, и мы передадим его бабке… э-э… мадам Клофеллини до закрытия мэрии. И уж если месье Трясогуб не явится на бракосочетание, отвечать придётся ему, а не коту. Судя по темпераменту его хозяйки, про него они забудут, и надолго.

– Но дед не забудет моего предательства! – вздохнул кот. – Да и я сам не хочу его подводить. Он неплохой чёрт, а то, что между ними возникают вечные трения, только способствует укреплению их взаимоотношений.

– То есть чем больше они скандалят, тем ярче мирятся? – уточнил я.

– Похоже, что так, – поморщился кот, отворачиваясь, чтобы что-то там вылизать. – Но пить из-за них всякую гадость я не буду. Сами пейте!

– Мне нельзя.

– Почему? – непонимающе вытаращился хвостатый друг семьи.

– Во-первых, я при исполнении, а во-вторых, кольцо проглотили вы, а не я.

– Тогда пусть он выпьет. Всё равно ничего не делает, только за компом сидит…

Мы с капралом окончательно уверились в том, что кот и его хозяева стоят друг друга.

– Хорошо, поставьте свою «подпись» под заявлением и можете оставаться сидеть здесь. Вы нам не мешаете. – И я демонстративно принялся перебирать бумаги, перед этим тайком глянув на сотовый, не пропустил ли эсэмэс от Эльвиры?

Нет, не пропустил. Просто потому, что ничего не было. Даже спама. Настроение от этого только ухудшилось, поэтому я решил твёрдо оставаться при своём. Первым звонить не буду, напоминать о себе тоже. И вообще, у нас тут, кажется, такое «крупное» дело наклёвывается…

Приложив лапу к штемпельной подушке, кот поставил «подпись» под распечатанным Флевретти заявлением и поднял глаза.

– Я отлучусь по-маленькому. Кажется, нет смысла спрашивать, есть ли у вас лоток с кошачьим наполнителем?

– Снаружи весь город может послужить вам лотком со снегом, – вежливо предложил я, вновь притворно зарываясь в бумаги.

Наш гость вальяжно выгнулся, печально помотал мордой и скорбно вышел в коридор.

– Пс! Послушай, Ирджи, – Флевретти придвинулся ко мне и зашептал самым сердобольным тоном. – Предложи ему что-нибудь поесть, вид у него голодный. Спроси, что он любит? Если надо, я могу сбегать в булочную за бутербродами с колбасой.

– У всех котов всегда вид голодный, но у этого хозяева есть. Вот пусть они и кормят его чем-нибудь, помимо колец и слабительного, – раздражённо заметил я.

Но тут же подумал, а что, если он и вправду голодный? У неуравновешенных супругов станется морить его голодом, даром, что ли, он такой тощий…

И тут до нашего слуха из коридора донеслось шуршание, а через пару секунд сытое урчание. Мы с капралом переглянулись и вскочили со своих мест. Серый кот, не обращая на нас никакого внимания, доедал бутерброд.

– Это же мой, – осевшим голосом пробормотал Флевретти. – Мне его моя знакомая русалка дала на работу.

– Уверен? – осторожно принюхиваясь, уточнил я.

– Начинка из тунца, морского конька и тюленьего жира. Я не смог есть, а эта скотина жрёт, – восхищенно присвистнул он.

– Прошу прощения, господа офицеры. Я так понял, что это ваш бутерброд. – Кот без тени смущения взглянул на капрала. – Ничего, что я его съел?

– Нет, конечно, на здоровье, – умилённо откликнулся Флевретти, словно ребёнок, увидевший какой-то фокус. – А вы не могли бы повторить? У меня, кажется, с прошлого года йогурт со вкусом ветчины в служебной тумбочке залежался.

– Да легко! У вас тут такие вкусные вещи, что… просто… Ой! – Кот схватился за живот и, согнувшись, выбежал на улицу.

Я помог ему открыть дверь, для него она была тяжёлая. Серый страдалец вернулся буквально через пять минут. Он протянул мне лапу, на которой лежало золотое кольцо. Довольно необычное, ручной работы, с украшением в виде цветка, покрытого мелкими камешками. Выглядело старинным, прошлого века, не иначе.

– Забирайте, – недовольно процедил он.

– И что, мне нести это на площадь? – поморщился я, не торопясь брать кольцо.

– Как хотите. Между прочим, я его протёр в снегу. Но если вам не нужно, то могу и сам…

– Нет. – Что-то заставило меня забрать кольцо у кота.

Всё-таки дорогая вещь.

– Видишь, какой он заботливый, протёр колечко, – сказал снова ушедший в виртуальный мир Флевретти. – Иди, Ирджи, я тут за двоих подежурю. Потом расскажешь про парад.

– Ты справишься?

– Естественно! А ты поможешь молодым (тьфу!) пожилым сердцам обрести счастье. Может, если мэрия скрепит их отношения, они будут меньше ругаться? Тогда и котику станет легче жить.

Флевретти, конечно, был плохим психологом, но, по крайней мере, хотел всем добра.

– А вы здесь останетесь или пойдёте со мной? – Почему-то, даже несмотря на служебное положение, я не мог указывать коту, что ему делать, только предлагать.

– Пожалуй, пройдусь с вами. Всё равно мне в конце концов придётся возвращаться к этим двоим. Не отдавать же им свою часть жилплощади. Они туда сразу же другого кота пустят, я их знаю. К тому же я привык к бабкиной стряпне…

– Хорошо. Со своей стороны, раз у нас есть ваше заявление, то мы непременно проведём с ними разъяснительную беседу, – сказал я, накидывая куртку и заматывая шею шарфом. – Если вас ещё хоть раз попытаются заставить что-то глотать, то ваши хозяева понесут ответственность вплоть до тюремного срока по статье «Измывательство над животными».

– Сами вы животное, – не оборачиваясь, рявкнул кот. – Простите, не сдержался. Знаете, так устаёшь от того, что общество до сих пор не признаёт нас полноценными гражданами? Нам даже избирательного права не предоставляют, будто мы какие-то бомжующие домовые. Уверен, вы не хотели меня обидеть, просто были воспитаны в нетолерантном обществе.

– Вообще-то вас стоило бы привлечь за оскорбление полицейского, – строго заметил я.

Хотя, конечно, всерьёз сердиться на кота было невозможно. Кошачьему обаянию вообще трудно противостоять, несмотря на их шовинизим и полное наплевательство на чувства других. Или я это уже где-то говорил?

– Ну что вы, сержант! – Он примирительно толкнул меня мягкой лапкой. – Не станете же вы в праздник так мелочиться, фу-фу-фу-у…

– Наложу штраф на ваших хозяев, – всё равно пообещал я.

Кот сразу же присмирел и всю дорогу молчал, хотя, вполне возможно, в это время тайно вынашивал планы мести.

Звон медных литавр, трубы духового оркестра, дружный топот и грохот аплодисментов был слышен издалека. Похоже, мы опоздали, парад уже начался. Я ускорил шаг, нащупав в кармане кольцо, кот тоже припустил следом. Но он не успевал за мной, и я из жалости стал идти медленнее, вспомнив, что весь путь бедняга ёжился от холода и подпрыгивал, ища более-менее утоптанные места. Его коротенькие лапки проваливались даже в неглубокий снег, и он старался поскорее их отряхнуть и ругался себе под нос.

Музыка становилась всё громче. Играли «Марсельезу». Когда мы наконец выбрались на площадь, по ней маршировали самые старые жительницы города в костюмах маржулеток. В основном это были чертовки от шестидесяти пяти до девяноста лет.

То есть предпочтительно послепенсионного возраста, когда все свободны и не нужно идти на работу и сидеть с внуками. А можно посвятить весь день маршированию в короткой юбочке, стуча в барабан или размахивая блестящей палочкой. На детские шоу ходили только родители, а вот на парад пожилых маржулеток традиционно собирался весь город.

Так было и сегодня. Мадам Клофеллини среди полсотни других маржулеток я заметил сразу, она шла в первом ряду, махая палочкой и подмигивая молодым повесам. А как же иначе? Зачем ещё, вы думаете, пожилые женщины в принципе и шли маршировать в мини-юбках, колготках и сапожках на каблуках?

Меня она не увидела, что, может, и к лучшему. Потому что я хотел сначала пообщаться с её гражданским мужем и отдать кольцо ему. Пусть сам делает с ним что хочет, хоть съест, чтобы навсегда покончить с женитьбой!

Проблема заключалась в том, что я не знал, как он выглядит, поэтому помощь кота была очень кстати.

– Не видишь своего дедушку? – спросил его я, беря на руки, иначе бы ему все лапы отдавили.

– Своего?! – тихо прихренел кот.

– Пся крев, естественно, я имел в виду месье Трясогуба!

Ну, если он не здесь, на площади, это уже его проблемы. Отдам кольцо, и пусть объясняется со своей Клофеллини, почему не пришёл в мэрию.

– Не торопитесь, сержант. Время ещё есть. Он подойдёт, я его знаю. – Кот перелез ко мне на плечо и, приложив лапу ко лбу козырьком, начал выглядывать хозяина. – Он всегда подходит.

– Ну что, не видно?

– Нет. – Кот быстро слез с меня.

Я даже не успел понять, что он собирается делать, как хвостатый умник пролез между ног впереди стоящих и, проскочив под заграждение, дунул через всю площадь оркестру с маржулетками наперез! В его левой лапе что-то блеснуло…

Я сунул руку в карман, лихорадочно пытаясь нащупать кольцо, но оно исчезло. Он стащил его из кармана офицера полиции!

– Это же мой кот! – вдруг взлетело над площадью, перекрывая бравурные звуки марша. – У него моё обручальное кольцо! Не дайте ему уйти! Ловите его, девочки!

И все старухи, сломав строй, кинулись ловить кота, он со страху побежал вперёд, пожилые маржулетки быстро окружали его, и он никак не решался броситься вправо или влево. Но наконец, пометавшись, вынужденно бросился в мою сторону, потому что бабки напирали с другой. Он уже кинулся под ограждение, как я перехватил его за шиворот.

– Вы арестованы!

– От-пус-ст-ти-те-е! – Он пытался вырваться, мне пришлось коленом прижать его к земле.

Разумеется, я старался быть осторожен и не раздавить его. Когда обручальное кольцо было отобрано, а передние лапы преступника схвачены пластиковым наручниками, кот сдался…

– Ах ты, негодяй! Неблагодарная скотина! – подскочила мадам Клофеллини, возбуждённо размахивая сломанным каблуком. – Я же тебя от помойки спасла!

– Достала уже… – сквозь зубы пробормотал кот. – Да на ту помойку мне с трёх соседних многоэтажек колбасу носили. У вас я и за месяц столько еды не видел, скупердяи…

– Это ваше кольцо? – Я протянул золотое колечко встревоженной мадам Клофеллини.

– Да, моё. Где-то нужно расписаться?

– Нет, нет, берите так, я вам доверяю. Где ваш счастливый избранник?

– Я здесь! – Седовласый толстый чёрт с дредами в синих лентах, подскочив, приобнял красавицу-старушку в мини. – Пойдём в мэрию, дорогая? Нам давно бы пора расписаться!

– Дед, чтоб тебя за ногу, ты же не хотел! – возмутился кот.

– Не хотел, пока не увидел её на параде. Она просто милашка в этой юбочке…

– Та-а-ак… Значит, это опять ты подговорил кота?!

– Не начинай, пупсик. Можно подумать, ты его ни разу не подговаривала…

– Да мне сегодня столько шестидесятилетних чертей воздушные поцелуи посылали, а я на тебя, старый пень, оставшиеся лучшие пятьдесят лет тратить буду?! – чисто по-женски, не ответив на вопрос, взвилась ужаленная в самую печень мадам Клофеллини. – Нет уж, дорогой! Пошел ты лесом! Я – свободная чертовка, ею и останусь!

– Ну и иди к своим шестидесятилетним! Только имей в виду, что у них зубы вставные и задница силиконовая, а у меня всё своё. Почти! Хочешь проверить?

Седой месье Трясогуб вновь попытался обнять любимую, но пожилая маржулетка резко его оттолкнула. Тут уж дед обиделся всерьёз, признал, что сам дурак, что такую старую развалину он всегда найдёт, только уже не хочет. Потому что, собственно, тут, на площади, их целый парад, выбирай на любой вкус!

Старушка тоже высказала ему всё, что думает, думала и будет думать о нём и его коте, которого она пришибёт сегодня же и замуж не выйдет. Тучный старик с печалью глянул на котика и неожиданно согласился, типа сам давно хотел. Спор грозил затянуться ещё лет на двадцать…

– Так вы будете жениться или нет? – устало вздохнул я.

– Да! – в один голос заявили оба.

Я протянул им кольцо, отобранное у серого преступника.

– Сержант Брадзинский, будьте нашим свидетелем, – с игривой улыбкой протянул дедушка, от души целуя невесту. Бабушка в мини тоже растаяла и уже не сопротивлялась, а только мёртвой хваткой держала месье Трясогуба за обе руки, чтоб не вырвался.

Про серого кота с чёрными пятнами они со всей своей страстью, кажется, совсем забыли.

– Давайте поскорее пройдём в мэрию. Мне ещё этого хвостатого интригана в участок препроводить нужно.

– А может, отпустите его по случаю праздника? – мягко попросил жених, с жалостью посмотрев на потупившегося кота.

Пожилая маржулетка в тон закивала.

– Даже если вы не будете писать заявление по факту кражи, отпустить его уже невозможно. Он украл кольцо у сотрудника полиции, находящегося при исполнении, – со стыдом отметил я.

– Ну и ладно.

К нереальному изумлению кота, седые жених с невестой особо и не настаивали, они в обнимку пошли вперёд, в сторону мэрии. Мы с котом, который уже не делал попыток удрать, двинулись следом. Но я не успел сделать и десятка шагов, как кто-то сзади ладонями закрыл мне глаза.

– Эльвира! – вскрикнул я, хотя первой мыслью было вывернуть нападавшему руку за такие шуточки.

– Да, Ирджи! Я тебя искала.

Она была такой свежей, разрумянившейся на морозе, в полосатой вязаной шапочке, яркой куртке, цветном шарфике, тёплых джинсах и огромных розовых варежках. Её растрёпанные рыжие волосы хрустели от мороза и выглядели просто восхитительно! Я не мог поверить собственному счастью…

– Милый, я всё видела. Глядя на эту престарелую пару, я вдруг поняла, что не хочу, чтобы и у нас было так же. – Она бросилась мне на шею. – Прости меня, пожалуйста! Давай не будем тянуть до старости?

– Конечно, не будем, – пообещал я, обнимая и целуя её.

– Вы что, тоже женитесь сегодня? – буркнул кот с выражением полнейшего равнодушия в глазах.

Мы не ответили, мы были заняты поцелуями…

В мэрию все успели. Бодрый месье Трясогуб и мадам Клофеллини буквально на выходе застали заместительницу мэра по бракосводным и бракоразводным делам. Она пыталась сослаться на короткий день, но при виде сержанта полиции без лишних слов открыла дверь и вернулась к своим обязанностям.

– Объявляю вас мужем и женой! Быстренько расписались вот тут и тут. Счёт на оплату придёт вам по почте, оплатите в течение трёх дней, а не то штраф. Поцелуйте друг друга! Будьте вы прокляты! И всё, по домам…

Кот поздравил хозяев, потеревшись о ноги супругов. Эльвира поработала свадебным фотографом, обещая распечатать и прислать фото с альбомом в подарок. И пока молодожёны не начали ссориться, мы быстренько распрощались с ними и отправились в участок.

По пути мы оба не могли наговориться. Эта ссора нас сильно измотала (хотя я с ней не ссорился, это было только её решение), но зато сейчас мы чувствовали такую близость и счастье, как никогда раньше.

Кот всю дорогу демонстративно затыкал уши, явственно намекая, что его вся эта слащавость уже достала. Но я не обращал на него внимания, мне надо было решиться и наконец сказать то, что хотел ей сказать со вчерашнего дня.

– Поедешь со мной к моим родителям на праздники?

Уф! Неужели я всё-таки произнёс это вслух…

– Да, конечно! С огромным удовольствием! – обрадовалась она, обняла меня за шею и крепко чмокнула в губы. Вообще даже ни на секунду не сомневалась и сразу сказала «да». Она никогда ни на что так быстро не соглашалась. Это чудо…

Возле участка мы расстались, она побежала в редакцию дать материал про заключение брака старейшей пары в городе. Конечно, с согласия новоиспечённых супругов. Если она не забыла его получить. Но если и забыла, дело житейское…

В участке по-прежнему сидел один Флевретти. И всё равно у нас было как-то тепло и уютно, словно в родном доме. Капрал оторвался от томатного сока и с удивлением посмотрел на связанные лапы кота.

– У нас ни дня камера не пустует. Даже в праздник. Что он натворил?

– Пытался украсть кольцо.

– А почему раньше не украл?

Меня тоже интересовал этот вопрос. С момента поимки я хотел задать его коту, но, как вы понимаете, не было времени.

– Далеко уйти я не успел, пришлось присесть прямо перед крыльцом. Надеюсь, вы не вляпаетесь там. А разве вы не следили за мной, пока я ходил в туалет?

Мы переглянулись с Флевретти и на секунду оба опустили глаза. Естественно, не следили, мы же не извращенцы!

– Я был уверен, что у вас камера перед крыльцом, – сокрушённо покачал головой кот. – Иначе только бы вы меня и видели. Эх, если бы я знал…

– Значит, вы не раскаиваетесь в содеянном?

– Раскаиваюсь, – апатично соврал он.

Оказывается, идея своровать кольцо пришла к нему сравнительно недавно, когда он окончательно устал от своих хозяев и стал подумывать о том, чтобы свалить от них куда-нибудь подальше. И тогда он вспомнил про кольцо, которое его заставляли глотать каждый год, подумал и решил выяснить, какую оно может представлять ценность.

Он нашёл в Интернете специалистов, вывесил фото и выяснил, что кольцо действительно очень редкое, старинное и ценное. Негодяй тут же договорился с покупателем через сеть аукционов и ждал только праздника тринадцатого снега, когда его снова заставят его проглотить!

Естественно, его ожидания оправдались, он проглотил раритет и был готов свалить от этих скандалистов. Только не успел…

Мадам Клофеллини сразу же потащила его в полицию, а у нас в участке, как он думал, всё под присмотром видеокамер наблюдения. Поэтому кот не стал рисковать, решив вытащить у меня кольцо на площади, а потом затеряться в толпе народа. Только он не учёл спортивно тренированных бабушек в мини-юбках, которым даже каблуки не помешали броситься в погоню и не дать уйти любимому котику…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю