332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 59)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй



сообщить о нарушении

Текущая страница: 59 (всего у книги 61 страниц)

Глава 28

Великий Волшебник Небес поселил Харамис в уютных апартаментах рядом со своей огромной библиотекой, предложив пользоваться ею, когда она пожелает. Он также приставил к ней синдон разных видов, которые должны были выполнять любые ее поручения, – носильщиков, посыльных, прислужников, утешителей и охранников, и показал фиксированные виадуки, по которым она могла путешествовать с одной Луны на другую. Потом, сказав, что вернется, когда настанет время, он удалился в свой кабинет.

– Настанет время для чего? – хотела узнать Харамис, поспешив за ним по коридору.

Старик только хихикнул и захлопнул дверь кабинета перед ее носом.

Когда она открыла дверь своим, в других случаях совершенно бесполезным, янтарным талисманом, Денби в кабинете не оказалось. Он, очевидно, воспользовался расположенным здесь виадуком, который не открылся в ответ на заклинания Харамис. Талисман же, очевидно, не считал виадук нормальной дверью.

Кипя от разочарования, Харамис направилась в библиотеку и попыталась отыскать в книгах подсказку, как ей убежать. Прошло три дня, но она так и не нашла стоящей информации о виадуках. Тем не менее древние письмена совместно со схемой Скипетра, которую ей передал Темный Человек, казалось, подтверждали слова Орогастуса. Три талисмана, соединенные вместе, если воспользоваться ими умело, могли восстановить то состояние мира, каким оно было до наступления ледника. К сожалению, восстановление гармонии должно было сопровождаться ужасными изменениями климата, в результате которых наступал крах цивилизации на континенте, если только не найдется человек, который установит строгий порядок железной волей и непобедимой магией.

Тиран… подобный Орогастусу.

Получив ужасное подтверждение, Харамис направилась на Луну Мертвых и принялась взывать к спящим Исчезнувшим:

– Разве нет другой надежды? Есть только выбор между Покоряющим Льдом и безжалостным режимом Звездной Гильдии?

Прекрасные тела в золотистых пузырях не подсказали ей другого варианта, так же как не помогли и ее отчаянные обращения к Черному Триллиуму. Мудрость и здравый смысл, казалось, покинули ее, оставив вместо себя только отчаяние.

– Если бы я могла вернуться на землю, на твердую почву, которая питает мою магию! Пока я остаюсь здесь в заточении, нет надежды на то, что удастся изменить ужасную судьбу, предначертанную Денби.

Или есть?

В конце концов, Темный Господин Небес был Великим Волшебником и брал на себя такие же обязательства, как и она. Ни он, ни она не могли умышленно причинить вред мыслящему существу…

Она долга обдумывала это вопрос. Успех зависел от внимания старика, а добиться этого можно было одним-единственным способом. Она пошла в Грот Памяти на Луне Садов, села на скамью рядом со сверкающим глобусом мира и стала молиться в тишине. Через несколько часов появилась синдона-утешительница, принявшая форму женщины в золотой тунике, с телом гладким и твердым, как слоновая кость, но тем не менее способным двигаться плавно и грациозно, как человеческое. Существо проявило доброту и заботу и попросило Харамис вернуться в апартаменты, поужинать и лечь спать. Она отказалась.

– Если ты действительно хочешь утешить меня, – сказала она живой статуе, – попроси Денби отпустить меня с этих Лун. Пусть позволит мне вернуться на землю, где я снова стану направлять живущих на ней людей. В противном случае я останусь в этом гроте, не буду ни есть, ни пить, пока не перейду в мир иной. И вина за мою смерть ляжет на Денби, который несправедливо обрек меня на заточение.

Синдона склонила голову с золотыми волосами:

– Я передам Великому Волшебнику Небес все, что вы сказали.

Существо удалилось через виадук в дальнем конце пещеры, который Харамис раньше не заметила.

Она продолжала бдение в течение трех дней, постепенно слабея от голода и ужасно страдая от жажды. Она уже не могла встать с поросшего мхом пола, когда услышала, как Темный Человек укоризненным тоном произносит ее имя.

Харамис подняла голову и прошептала:

– Ты пришел слишком рано. Темный Человек. Я еще не умерла, а талисман, который так необходим тебе, все еще связан со мной.

– О чем ты говоришь, моя дорогая? – спросил дрожащим голосом старик с видом оскорбленной невинности.

Она с трудом села.

– Неужели мы не можем быть честными друг с другом? Совершенно ясно, что ты собираешься держать меня здесь, пока я не отдам тебе Трехкрылый Диск или не умру, после чего связь моей души с талисманом исчезнет. Иначе зачем ты заманил меня сюда?

Его лиловые губы растянулись в озорной улыбке.

– Быть может, для того, чтобы получше узнать тебя, быть может, чтобы научить тебя кое-чему для спасения мира! Сумасшедшему трудно понять собственные мотивы.

Она умышленно отвернулась, чтобы не смотреть на этот отвратительный спектакль.

– Я думаю, что ты совсем не безумен. Ты просто стар и устал жить, но все же решил увидеть конец игры, затеянной тобой и другими Великими Волшебниками в глубокой древности.

– Почему ты так считаешь?

– Я нашла ответ в твоей библиотеке, там же, где и Орогастус. Двенадцать тысяч лет ты управлял судьбами аборигенов и людей, тщетно пытаясь исправить ошибку, совершенную во время войны магий. Быть может, сначала тебя действительно интересовала судьба мира. Но потом ты стал нетерпеливым. Твое вмешательство становилось неосторожным и странным, в результате чего начальная дисгармония мира, которая, кстати, постепенно исправлялась, резко обострилась. А теперь планета обречена на полное оледенение из-за твоего высокомерия.

– Ты права во всем, кроме последнего утверждения, – сказал он спокойно.

Она с трудом поднялась на ноги и повернулась к нему лицом.

– Бина и Ириана не понимали, что причиной последнего ухудшения ситуации в мире был ты. Эти две Великие Волшебницы были действительно бескорыстны и милосердны. В соответствии с их планом, Три Лепестка Животворящего Триллиума должны были возродить Скипетр Власти и осуществить великое исцеление. Они верили, что пагубные природные последствия восстановления равновесия могут быть сглажены нежным влиянием Цветка.

Денби бесцеремонно махнул рукой:

– Эта схема заслуживала внимания.

– Но ты только притворялся, что соглашаешься с ними, – продолжила Харамис. – Ты уже придумал более быстрое и радикальное решение. Это был Орогастус! Ты принял темную философию Звезды, согласно которой свободные души должны подчиниться деспоту, предположительно ради их собственного блага.

– Если ждать вмешательства Триуна, – холодно произнес старик, – можно ждать вечно. Я ждал двенадцать тысяч лет, и мне надоело ждать.

Харамис посмотрела на него и вдруг все поняла окончательно.

– Ты умираешь.

– Да. И прежде чем уйду, я увижу равновесие восстановленным или конец мира! Ты и твои драгоценные сестры нашли для меня утерянные части Скипетра. Я не мог этого сделать, несмотря на силу и власть. Талисманы были спрятаны синдонами так, чтобы ни одни человек не мог воспользоваться ими для агрессии. Я был поражен, когда магия Цветка привела вас к ним. Я хотел, чтобы Орогастус использовал Путеводную Звезду Гильдии для их поиска. Вместо этого мне пришлось использовать Путеводную Звезду, чтобы спасти его от вас.

– Мы только защищались от его пагубной магии…

– Хватит болтать! Почему я должен оправдываться перед малолетней выскочкой? Ты и твои сестры так же трусливы, как и первые Великие Волшебники! При первом нарушении равновесия они решили вывезти людей за небесный свод! Вы неинтересны мне, потому что боитесь использовать Скипетр. Только Орогастус имеет значение.

– Мои сестры и я сама не понимали полностью природу нашего предназначения, а также природу талисманов. Со временем мы, возможно, поняли бы, что Скипетр – единственная надежда мира, и нашли бы способ, как использовать его без опасности для мира.

– Со временем! – презрительно рявкнул старик. – Времени нет! Орогастус уже завладел Горящим Глазом и Трехглавым Чудовищем. Он должен получить третью часть Скипетра немедленно и сразу же использовать его. Возвещающие конец света землетрясения уже начались. Очень скоро континентальная кора треснет в тысяче мест. Новые вулканы изрыгнут пепел, который закроет солнце и отравит замерзшее море навечно. Выживет только Вечный Лед!

Произнеся это ужасное пророчество, он пошатнулся, словно почувствовав страшную усталость, и слабо взмахнул искривленной рукой. Из виадука грота появились два Стража Смертного Суждения. Живые статуи в коронах и поясах из сверкающих синих и зеленых пластин замерли, зажав под левыми руками золотые черепа.

– Харамис, – прошептал Денби, – отдай мне Трехкрылый Диск. Прикажи ему не причинять мне вреда, и я тут же отпущу тебя, чтобы ты успела спасти Анигель и Кадию. Ответишь отказом, и их ждет мучительная смерть.

Она снова встала на ноги и коснулась пальцами висевшего на шее янтаря Триллиума.

– Нет. Я думаю, ты блефуешь.

– Да? Посмотри сама!

Он подошел к глобусу и коснулся его рукой. Моря и континенты исчезли, и шар наполнился перламутровым дымом. Из дыма возникли образы, и Харамис увидела мрачную камеру с орудиями пытки. На соломе, прикованная к одной из стен, сидела Кадия, и лицо ее не выражало ничего, кроме безнадежности. Вооруженные всадники с хохотом внесли в камеру четверых бесчувственных пленников. Одним из них был незнакомый Харамис рыжеволосый мужчина, вторым – король Ледавардис Рэктамский, третьим – принц Толивар, а последней – сама Анигель в наполовину сорванном с тела рваном платье.

Мерзавец со Звездой на груди грубо швырнул королеву на солому и стал надевать на нее ржавые кандалы.

Харамис закричала от ужаса, и изображение в шаре мгновенно исчезло.

– Они – в Саборнии, – лишенным эмоций тоном произнес Денби. – В плену у новой императрицы Наелоры, которая взошла на трон этой страны, лично обезглавив своего брата Деномбо. Тебе следует знать, что завтра утром твои сестры и их спутники будут замучены до смерти, если Орогастус не получит твой талисман на рассвете.

– Он… не посмеет так поступить! – возразила Харамис. – Даже ради Трехкрылого Диска.

– Возможно, ты права, – согласился Великий Волшебник Небес. – Но прекрасная Наелора сделает это с удовольствием, особенно после того, как таинственный магический голос подсказал ей эту мысль. Императрица крайне раздражена тем, что Орогастус не присутствовал на ее коронации, не способствовал установлению ее власти после переворота. Вместо этого он закрылся в одной из комнат дворца с двумя талисманами. Он пытается вспомнить, как они работают… чтобы найти тебя.

– Меня?

– Тебя.

– Чтобы уговорить меня отдать ему мой талисман?

– Совсем не для этого. Одурманенный глупец просто хочет поговорить с тобой, продолжить тщетные попытки привлечь тебя на свою сторону при помощи того, что он считает логикой. И при помощи любви. – Денби презрительно хмыкнул. – Тьфу! Как он меня разочаровал! Сентиментальный идиот, которого всегда надо направлять на путь истинный. Императрица Наелора позаботится об этом… с моей помощью.

– Я… я не понимаю.

Старик истерически расхохотался и овладел собой, только когда смех сменился сильнейшим приступом кашля.

– О, какая восхитительная ирония. Наелора сгорает от любви к Орогастусу, как он сгорает от любви к тебе, моя дорогая! Императрица уже преподнесла любимому колдуну талисман Кадии. Бедняжка была так удручена его холодной реакцией. Теперь она думает, что Орогастус станет более любезным, если она сможет передать ему и твой талисман. Особенно если такая любезность будет условием передачи… как нашептал ей на ушко таинственный голос.

– Гнусный манипулятор! – закричала Харамис с отвращением. – Неужели ты ко всем относишься как к фигурам на доске?

– Очевидно, да, хотя для вас это и неприятно. – Он протянул руку. – Диск. Отдай его мне или возьми на себя ответственность за установление окончательного господства Льда.

– Самонадеянный подлец! – закричала она. – Я не верю, что Орогастус – единственная надежда мира, и считаю, что даже ты сомневаешься в этом. Ты так высокомерен, так поглощен своими чувствами и ощущениями, что не способен рассмотреть ни одного решения, кроме своего!

– Отдай мне Диск, – повторил старик, – или я прикажу стражникам отобрать его у тебя. Ты знаешь, они способны убивать.

– Ты нарушишь клятву Великого Волшебника? – спросила она, уже зная ответ.

– Не глупи, – ответил он. – Я сделаю все, что необходимо.

Харамис вдруг бросилась на старика, выставив вперед руки. От резкого толчка он попятился назад, удивленно вскрикнув, и упал на руки стражников. Прежде чем он успел ее остановить, Харамис бросилась в глубь грота.

– Система виадука, включись! – сказала она, вошла в черный круг и исчезла.

– Ты не должна презирать меня! – закричал Денби. – Как это делала она!

Он проковылял к виадуку и вошел в него, приказав стражникам следовать за собой.

Он запрограммировал этот магический портал так, чтобы тот заканчивался в его собственном кабинете на Луне Темного Человека. Выйдя из виадука, Денби увидел, что Харамис подходит к огромному круглому окну для наблюдений. Это было то самое окно, которого он посоветовал остерегаться при первой встрече шесть дней назад.

– Остановись! – закричал он.

– Мой янтарь Триллиума откроет любой замок, – сказала она, поворачиваясь к нему лицом. – Даже этот.

Харамис подняла обруч, и золотистая капля между крыльями вспыхнула в ответ.

– Не надо! – закричал он, остановившись в нерешительности между двумя стражниками. – Это окно осталось со времен Исчезнувших и выходит в безвоздушное пространство между Лунами. Мы оба умрем, если ты откроешь его, а талисман будет утерян навсегда!

– Пусть будет так, – сказала Харамис. – По крайней мере, закончится твоя дьявольская игра. Пусть наш мир постигнет судьба, уготованная Триуном, а не тобой.

– Остановите ее! – пронзительно крикнул Денби стражникам.

Прежде чем Харамис успела приказать окну открыться, синдоны подняли правые руки, направив пальцы прямо на нее. Она увидела, как появились два луча почти невидимого света. Лучи остановились буквально на расстоянии ладони от нее и вернулись назад, как только ослепительно вспыхнул янтарь Триллиума. Оглушительный взрыв потряс комнату. Харамис едва не ослепла и закашлялась от поднявшейся пыли. Ее отбросило к закрытому люку, и она машинально закрыла лицо руками. Девушка ждала мгновенной смерти, стражники, должно быть, испепелили ее тело, оставив жить только иссушенный череп. Потом она услышала страшный грохот, словно на комнату обрушился разрушительный град. Наконец воцарилась тишина, нарушаемая редкими стонами.

Опустив руки, она увидела сквозь тучи пыли, что кабинет был разрушен полностью, за исключением небольшого участка вокруг нее. Кожаные кресла были разорваны, от письменного стола и буфета остались только щепки. Книжные полки упали и развалились, древние научные приборы превратились в бесформенные груды металла. На полу лежали кучи осколков цвета слоновой кости, перемешанных с синими и зелеными пластинами. К ее ногам подкатился практически неповрежденный золотой череп.

Денби лежал в куче мусора и истекал кровью из сотни ран. Харамис подошла к нему, опустилась на колени и подняла его голову. Лицо было изуродовано до неузнаваемости, на кровавой, припорошенной пылью маске невредимым остался только рот.

– Я позову утешительницу, – начала было она, – одну из синдон-целительниц…

– Слишком поздно. – Она с трудом разбирала его слова. – Черный Триллиум… Мне следовало догадаться… старше Коллегии… старше Звезды… Три Лепестка и Великий Волшебник Небес для наставления, если ты хочешь, Харамис… любовь допустима, привязанность – нет… я только хотел спасти его… бедный мир.

– Я знаю. – Она нежно обняла его. Капля янтаря была ослепительно яркой. – Скажи, как мне вернуться?

– Виадук… Нерении, – произнес он на последнем дыхании.

Денби Варкур, последний герой Исчезнувших и Великий Волшебник Небес, мирно отошел в мир иной.

Она вызвала одну из синдон-утешительниц, чтобы избавиться от последствий голодания. Процедура была неполной, потому что она больше всего нуждалась в крепком сне, но после нее она смогла поесть и попить и сама надеть тунику, штаны и официальный плащ и подготовиться к возвращению. Выйдя из апартаментов, она с удивлением увидела поджидавшую ее толпу живых статуй. Всего здесь было семнадцать прислужников, двенадцать носильщиков, пять посыльных, еще одна утешительница и двадцать два стражника.

– Эти слуги готовы беспрекословно подчиняться тебе, – сказала исцелявшая ее утешительница, – так как Великого Волшебника Небес больше нет.

– Вы покажете мне, как работает система виадуков, чтобы я могла выбрать пункт назначения?

Один из посыльных вышел вперед:

– Я могу это сделать, Великая Волшебница, при условии, что вы будете использовать программируемый виадук. В некоторых системах существуют фиксированные маршруты. Изучение процесса программирования занимает примерно двадцать часов.

– Так долго? – воскликнула Харамис в отчаянии. – Но я должна спасти моих бедных сестер и их спутников до восхода солнца в Саборнии!

– Виадук в комнате Нерении Дарал фиксированный, – сообщил посыльный. – Он доставит вас по назначению, стоит только в него войти. Более того, если вы возьмете меня с собой, я смогу перепрограммировать другие виадуки согласно вашим указаниям.

– Хвала Цветку! – Она облегченно вздохнула и на минуту задумалась. – Все, кроме этого посыльного, ждите здесь моих указаний.

Головы с вечными улыбками на губах склонились.

– Ты, – сказала она выбранной синдоне, – проводи меня немедленно к виадуку Нерении Дарал.

Глава 29

Магический портал доставил ее в небольшую рощу. Выйдя в сопровождении посыльного на открытое место, Харамис увидела грунтовую дорогу, проходившую вдоль отвесных морских скал. Три Луны сверкали над головой в обрамлении бешено несущихся по небу облаков, свежий ветер принес несколько капель приближающегося дождя. Далеко над морем сверкали молнии, изредка доносились раскаты грома. Местность была каменистой и пустынной, если не считать возведенную из белого камня виллу на выступающем далеко в море мысе. По обе стороны от виллы далеко протянулись каменистые пляжи, на которые накатывали странно светящиеся и медлительные волны.

– Где именно мы находимся? – спросила Харамис у Трехкрылого Диска. Синдона знала только, что виадук должен был привести их в Саборнию.

Это бывшая вилла императрицы Наелоры, – ответил талисман. – Она находится в трех и одной четверти лиги к югу от столицы страны Брандобо.

– В ней кто-нибудь живет?

Она была покинута два года назад, когда Наелора и ее главный эконом Тазор вступили в Звездную Гильдию.

Харамис кивнула с довольным видом и повернулась к стоящей рядом синдоне:

– Значит, ее займем мы.

Приказав талисману защитить дом от взора Орогастуса и других врагов, она открыла замок и вошла. Внутри было темно, воздух затхлый, из мебели осталось всего несколько предметов. Гостиная выходила окнами на море, из нее открывался вид на Брандобу. Казалось, в некоторых частях города бушевали пожары – облака над ним полыхали мрачными малиновым и оранжевым оттенками. Странное прерывистое свечение на востоке невозможно было принять за рассвет.

Несколько минут Харамис озадаченно смотрела на открывшуюся перед ней картину, потом обратилась к талисману:

– Почему горит Брандоба?

Пожары начались во время беспорядков, вызванных вторжением Орогастуса.

Она задала Диску еще несколько вопросов, пока не сложилась полная картина успешного переворота и пленения Кадии, Анигель и их спутников. До рассвета оставалось еще три часа. Столица находилась под контролем приверженцев Наелоры и Звездной Гильдии. Деномбо, его придворные и почти все его гвардейцы были убиты, многие тысячи людей погибли во время бунта, который был уже практически подавлен. Организованного сопротивления завоевателям оказано не было. Новая императрица была поспешно коронована, подчиненные короли и вожди племен, приехавшие в Брандобу на Фестиваль Птиц, наперегонки бросились к ней в стремлении выразить свое почтение.

Печальные новости не удивили Харамис. Она не попыталась увидеть Орогастуса, вспомнив, что, когда во время осады Дероргуилы, много лет назад, у него были оба талисмана, он каким-то непостижимым образом узнавал, где она находится. Время противоборства с ним еще не наступило. Она попыталась определить точное место заточения сестер, но быстро поняла, что императорский дворец по-прежнему защищен магией Звезды, как и в первый раз, когда она хотела предупредить императора Деномбо о нависшей над ним опасности. К сожалению, внутри дворца или рядом с ним не было виадука, поэтому синдона не могла оказать ей помощь в спасении. Она вынуждена была сама отправиться во дворец, чтобы освободить сестер и ее спутников. Перенос был возможен, но это требовало огромного напряжения магических сил, кроме того, Орогастус мог легко сорвать планы спасения при помощи двух талисманов.

Альтернативы тем не менее не было. Харамис едва не забыла спросить у Трехкрылого Диска, что значило загадочное свечение на востоке. Она была просто потрясена ответом.

Это отражение расплавленной лавы, вытекающей из некоторых кратеров в Коллумских горах в сотне лиг отсюда. Эти горы – вулканического происхождения, с толстым слоем пепла на склонах, совсем недавно покрытых снегом и льдом. Поднявшаяся лава расплавила лед и вызвала образование гигантских грязевых потоков, объем которых увеличивается с каждым часом.

– Поток достигнет Брандобы? – прошептала Харамис.

Он течет по руслам рек. Главным каналом является река Доб, делящая город на две части. Грязь в итоге заполнит котловину, в которой расположена Брандоба, на глубину до пятидесяти элсов.

– Сколько времени осталось…

Меньше четырех часов.

– О боги! Орогастус знает, что происходит?

Нет.

– Покажи мне угрожающий городу грязевой поток.

Она закрыла глаза и увидела поросшую лесом, залитую лунным светом долину. Многие деревья качались и падали в вязкий серый поток, несущийся между их стволов. Ее внимание привлекло особенно огромное дерево, с нижними ветвями толщиной два элса. Оно стояло, несмотря на то что было окружено бурными потоками, а другие деревья вокруг падали, подчиняясь стихии.

На верхних ветвях дерева сидели люди.

– Святой Цветок, – пробормотала Великая Волшебница, стараясь понять, кем могут быть эти люди.

Она сконцентрировала на них внимание и мгновенно узнала принцессу Равию и принца Уидда, королеву Галанара Джири, президента Окамиса Хакита Ботала и дуумвиров Имлита Приго и Га-Бондиса. Прямо на ее глазах приютившее их дерево задрожало и наклонилось – поток подмывай его корни.

Харамис выронила талисман и замерла у окна. Если она использует магию, чтобы перенести попавших в беду правителей, у нее не останется сил на спасение сестер. Но дерево могло упасть в любую минуту, а Ани и Кади были в безопасности, по крайней мере до рассвета…

Приняв решение и сделав глубокий вдох, она исчезла, как пламя свечи на ветру.

Хрустально чистые образы, являвшиеся признаком магического перемещения, потемнели и превратились в трепетавшие на ветру ветви. Харамис остановилась в воздухе рядом с деревом. Она подняла руки, и ее плащ Великой Волшебницы заискрился, как снег на солнце, ослепительно белый с голубыми тенями. Янтарь Триллиума в высоко поднятом талисмане сверкал как путеводная звезда.

– Друзья мои! – Голос Великой Волшебницы звенел как колокол. – Я пришла спасти вас.

Главы государств приветствовали ее восторженными криками и тут же начали задавать вопросы, за исключением бубнившего что-то нечленораздельное Га-Бондиса.

– Нет времени все объяснять, – остановила их Харамис. – Я должна спасти вас и сразу же вернуться в Брандобу, чтобы попытаться предотвратить катастрофу.

– Да поможет тебе Бог, – сказала королева Джири со своей ветки. – Грязь течет прямо на город. Мы попытались объехать ее слева, когда у нас еще были фрониалы, но путь нам преградил еще один поток.

– Вы унесете нас при помощи магии, дорогуша? – спросила престарелая принцесса Равия.

– Да, – ответила Харамис. – По двое. Сначала вас и Уидда. Встаньте рядом друг с другом, чтобы я смогла накрыть вас плащом.

Престарелая пара встала на ноги. Сделать это было совсем не просто, так как ветер усилился и дерево раскачивалось и все сильнее клонилось к потоку. Харамис подлетела ближе, обняла принцессу и принца, и все трое мгновенно исчезли. Прошло несколько минут, Великая Волшебница вернулась одна, ее магическая аура потускнела, а лицо было напряжено.

– Теперь, – сказала она, – Джири и Га-Бондис.

– Куда вы нас переносите? – испуганно спросил тучный дуумвир.

– На виллу у моря, к югу от Брандобы. Это лучшее, на что я способна в данный момент. Перенос физических тел очень истощает мои магические силы.

Она обняла их и снова исчезла.

На этот раз ее возвращение заняло значительно больше времени. Она появилась с опущенной головой, стала молиться, чтобы боги дали ей силы, сильный ветер раздувал ее плащ и грозил повалить дерево в любую минуту. Оставшиеся мужчины сидели, боясь пошевелиться, на ветке всего в элсе от зловещего потока.

– Вы уверены, что сможете это сделать, Великая Волшебница? – спросил Приго.

– Нет, – призналась Харамис. – И если я остановлюсь на полпути, мы все можем исчезнуть в неизведанном царстве тьмы.

Дерево резко наклонилось и упало, в конце концов лишившись опоры. Оно закрутилось в потоке, а серая грязь подступила к ногам правителей.

– Спаси нас, – закричал Хакит Ботал. – Любая смерть предпочтительней исчезновению в этой грязи.

Харамис бросилась на них, как вур на добычу.

– Талисман! Перенеси нас на виллу у моря.

Прозвенел колокольчик, возвестивший о начале магического перемещения, но звук его был фальшивым и едва слышным. Она попыталась ясно представить пункт назначения, но магическое изображение задрожало, стало зловеще изменчивым и наконец потеряло форму. Несколько секунд Харамис и ее спутники словно висели в центре калейдоскопа. Они не могли дышать, а звон усилился до боли в ушах. Приго и Хакит почувствовали, как ослабели руки Великой Волшебницы. Сверхъестественное изображение потускнело. Они стали выскальзывать из ее рук в бездну безумного грохота и шума.

Святой Цветок, будь моей защитой и силой!

Свет! Дом, состоящий из радуг и стоящий словно на гигантском бриллианте… постепенно изменялся, становился обычным, становился реальным. Едва не лишившиеся чувств правители смогли наконец дышать. Они ощутили запах моря, почувствовали капли дождя на лицах, увидели каменные стены виллы в пронизываемой ветром темноте. Их ноги коснулись камней, и они выпрямились, поддерживая друг друга, чтобы не упасть.

Открылась дверь дома, появилась высокая фигура, и вспышка молнии показала, что она была не живым человеком, а превосходно вырезанной из слоновой кости и золота статуей женщины, которая почему-то могла двигаться. Приго и Хакит Ботал в страхе прижались друг к другу, а существо вышло из дома, не обращая внимания на дождь, наклонилось и подняло бесчувственное тело Великой Волшебницы.

– Вы не ранены? – спросила утешительница правителей.

Они только покачали головами, потеряв дар речи. Живая статуя направилась к дому с телом Харамис на руках. Потом она остановилась и обернулась.

– Входите, – сказала статуя. – Внутри есть еда и напитки, а также теплая одежда. Не бойтесь. Я – синдона, одна из слуг Белой Дамы.

– С ней все будет в порядке? – робко спросил Приго.

– Она скоро очнется и займется своей работой, – сказала утешительница. – О других сказать ничего не могу.

Любовь моя… поговори со мной!

Талисманы поведши мне, что тебя уже нет на Луне Темного Человека, но отказались сообщить, где именно ты находишься, сказав только, что ты – в Саборнии. Я знаю, что Денби мертв. Я знаю, что ты сохранила Трехкрылый Диск. Ты здорова? Сумасшедший не причинил тебе вреда, пытаясь отнять талисман?

Харамис, скажи хоть слово!

Только заговори, и я увижу и приду. Мы не можем больше ждать. Земля дрожит под дворцом, и я не в силах унять эту дрожь своей магией. Я не знаю, являются ли эти землетрясения предвестниками окончательной катастрофы. Талисманы отказываются говорить об этом.

Скажи, если ты знаешь правду.

Ты знаешь, что гласит древнее заклинание: Крылатый Диск – ключ Скипетра и его объединитель. Без него Горящий Глаз и Трехглавое Чудовище бесполезны.

Я бесполезен.

Приди ко мне, сюда, в этот покрытый перьями варварский дворец, или позволь мне прийти к тебе! Мы должны вместе собрать Скипетр Власти и использовать его, пока еще не поздно.

Харамис! Харамис, моя единственная любовь… поговори со мной.

– Рассвет… Скажите, что он еще не наступил! – Она с трудом поднялась на импровизированной соломенной постели.

Рядом с ней на коленях стояла королева Джири и вытирала ей лоб влажным платком. За ее спиной стояла бесстрастная синдона-утешительница с тазом. Небо в окне виллы было затянуто бледными розовато-лиловыми облаками.

– Их убьют на рассвете! – закричала Харамис. – Помогите мне встать…

– Успокойся, милая! – Королева Галанара обняла ее за плечи. – До восхода солнца еще полчаса. Эта… эта странная прислужница рассказала нам о нависшей над твоими сестрами опасности. Она также сказала, что тебе нужно поспать как можно дольше, чтобы восстановить силы, если ты хочешь их спасти.

Великая Волшебница успокоилась.

– Полчаса. Да. Этого вполне достаточно.

Она медленно села и повернулась к синдоне:

– Принеси мой плащ.

Когда синдона вышла, Харамис выпила немного предложенного Джири вина.

– Где остальные правители?

– Другая статуя отвела их к виадуку на противоположной стороне дороги, – ответила королева, – объяснив, что доставит их целыми и невредимыми в родные страны. Я решила остаться с тобой, хотя эта статуя-няня попыталась мне помешать. Она сказала, что когда грязевой поток захлестнет Брандобу, возникнет гигантская приливная волна, которая смоет виллу и части Брандобы, еще не погребенные под слоем грязи. Это правда?

Харамис провела трясущейся рукой по лбу:

– Произойдут страшные события… если я не смогу их предотвратить.

Джири выпрямилась и спокойно посмотрела на Волшебницу:

– А ты сможешь?

«Сказать ей? – задумалась Харамис – Сказать, что не только Брандоба, но и весь мир стоит на грани разрушения?»

Ее пальцы коснулись висевшего на шее талисмана. Крылья Диска были расправлены, а капля янтаря с окаменелым Черным Триллиумом внутри пульсировала в унисон с ее сердцем.

«Святой Цветок, дай мне совет. Если я отдам третью часть Скипетра, он, возможно, предотвратит окончательную утрату равновесия. Он, несомненно, сможет повернуть вспять потоки грязи. Неужели мне уготовано судьбой подчиниться Звезде? Черный Триллиум, я должна поступить именно так?»


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю