332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 58)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй



сообщить о нарушении

Текущая страница: 58 (всего у книги 61 страниц)

Глава 27

– Что это было? – удивленно воскликнул Сайнлат. – Готов поклясться, мостовая только что вздрогнула под ногами, но эта толпа так вопит, что полной уверенности нет.

– Это был всего лишь взрыв фейерверка, – крикнул ему Мелпотис.

– Или грохот твоих огромных башмаков по булыжникам, – рассмеялся Эдинар.

Четверо Почетных Кавалеров пробирались сквозь плотную толпу в южной части парка. Кадия шла в центре с талисманом в руке и с его помощью раздвигала толпу. Она сняла головной убор и маску, чтобы лучше видеть, а Сайнлат потерял клюв, который был прикреплен к носу, в остальном их костюмы были в полном порядке. Кадия была наряжена в лиловые перья, Мелпотис и Калепо – в синевато-стальные, а Сайнлат – в пышный наряд из розовых.

Талисман с вставленным в эфес янтарным амулетом Кадии привел их от пристани прямо к входу для аудиенций в южном крыле дворца, через который посетителей обычно пропускали в приемный зал императора. Но здесь они застряли. Трехвекий Горящий Глаз не смог убедить императорского привратника пропустить их во дворец, не убив его, что, конечно, было недопустимо. Слуга был непреклонен: Деномбо никого не примет, даже эмиссара короля и королевы Лабровенды. Кадии было сказано, чтобы она приходила утром.

Но утром будет уже слишком поздно.

– Рядом с фонтаном, украшенным золотыми птицами, толпа редеет, – заметила Кадия. – Оттуда мы достаточно легко сможем подойти к главным воротам дворца, но я не уверена, что у них нам повезет больше, чем у входа для аудиенций. Совершенно ясно, что император и придворные не хотят, чтобы их беспокоили во время представления.

– Вам следовало уничтожить этого наглого лакея волшебным огнем талисмана, – пробурчал Сайнлат. – Или пробить дыру в наружной стене.

– Нет, – возразила Кадия, – я уже говорила, что успех нашего предприятия зависит от расположения Деномбо. Вряд ли он воспринял бы благосклонно наш визит или поверил бы нашему предупреждению, если бы мы ворвались в его дворец силой или причинили вред его слугам. Он явно боится магии. Если бы мне в голову пришла какая-нибудь хитрость…

– А-а-а! – Сайнлат вдруг почувствовал, что не может сдвинуться с места. – Проклятый костюм! Хвост опять за что-то зацепился. Помогите мне!

– Лучше мне! – пропищала возмущенно полная женщина, которую Сайнлат тащил за собой. – Этот болван вот-вот порвет мой прекрасный костюм!

Кавалеры, хихикая, отцепили своего розового коллегу от дамы, оранжевые перья костюма которой были украшены аляповатыми оборками из золотой сетки, усеянной огромными остроконечными звездами из блесток. Распущенный хвост огромного рыцаря доставлял ему мучения весь вечер, и Сайнлат тут же потребовал отрезать его и выбросить. С этим им пришлось подождать, пока не подойдут к фонтану, потому что люди постоянно натыкались на них, несмотря на магию Кадии. Наконец они пришли в укромный уголок, образованный позолоченными плитами чаши фонтана. Мелпотис достал кинжал и принялся отпиливать хвост от плаща Сайнлата. Фонтан осыпал их мелкими брызгами, оглушительно грохотала музыка, а небо было покрыто ажурным, сотворенным огнем рисунком.

Хвост был приделан надежно, и на ампутацию ушло несколько минут, костюм при этом не был поврежден. Кадия решила связаться с другом-ниссомом на борту лодки кадоона и узнать, что происходит на загадочной триреме.

– Талисман. Я хочу мысленно поговорить с Ягуном.

Он не может говорить с тобой, так как находится в заколдованном сне.

– Что? – удивленно воскликнула она. – Немедленно пробуди его!

Просьба неуместна.

– Почему?

Я не могу снять заклинание, наложенное другим талисманом.

Поняв, в чем дело, Кадия раздраженно стукнула себя по лбу:

– Толо! Ничтожный сопляк!

Не обращая внимания на вопросы встревоженных спутников, которые не могли услышать ответы талисмана, она попросила показать ей каждый уголок лодки аборигена. Талисман подчинился и не стал возражать, что непременно сделал бы, находись Толивар на борту. Подозрительная, накрытая брезентом куча на палубе оказалась мирно похрапывающими Ягуном и Критчем. Кадия расширила обзор, чтобы охватить бухту, и увидела, что трирема теперь стояла у одного из торговых доков. Никаких подозрительных движений на корабле или рядом она не заметила.

– Груз с корабля уже доставлен на берег? – спросила она.

Да.

– Что это за груз?

Вопрос неуместен…

Пока Кадия задавала талисману другие важные вопросы и получала на них ответы, Калепо и Мелпотис продолжили заниматься хвостом Сайнлата, Эдинар обошел фонтан с другой стороны, где было меньше брызг и откуда было лучше видно императора Деномбо. Пиротехническое представление приближалось к завершению, и что-то любопытное происходило рядом с главными дворцовыми воротами, слева от широкой парадной лестницы. Появились запряженные волумниалами четырехколесные повозки, на которых стояли безвкусно украшенные нелепые конструкции. Распорядитель выстраивал повозки, а стражники начали открывать огромные позолоченные ворота перед дворцовой лестницей!

Эдинар подбежал к небольшой группе празднующих, одетых, как и он, в красные костюмы.

– Привет! Что дальше? – спросил он, когда пронзительно грянули фанфары и застучали барабаны.

Только один человек обратил на него внимание, и, когда он повернулся, Эдинар заметил блеснувшие под алым костюмом доспехи.

– Возвращайся на свой пост, тупица! – проревел он. – Император начинает раздавать подарки, и приказ о наступлении может прийти в любую минуту.

Эдинар бросился назад, сквозь тучу брызг, чувствуя, как бешено стучит сердце и холодеет желудок. Только услышав объяснявшие все слова, он увидел, как много людей в красных костюмах собралось у фонтана. Он видел, что они были буквально везде, их было много, и все они стояли небольшими группками и не сводили глаз с императора Деномбо и его придворных. Среди красных птиц встречались и черные, которые целеустремленно ходили между группами и давали какие-то указания.

– Госпожа Кадия! – пронзительно закричал он и поспешил сообщить о своем открытии. Она и другие Кавалеры заметили открывающиеся ворота и оживленно обсуждали возможность проникнуть сквозь них невидимыми.

В это время император о чем-то громогласно объявил, барабаны начали отбивать ритм, и запряженные волумниалами повозки выехали из ворот и повернули на огибающий парк бульвар. Из толпы раздался свист, все восторженно заорали. Каждая повозка, сопровождаемая трубачами и барабанщиками, везла огромное сплетенное из прутьев изображение фантастической птицы, украшенное перьями, блестками и стеклянными «драгоценными камнями». На каждой повозке стояли по четыре молодые женщины в прозрачных костюмах, держащие позолоченные корзины, из которых они разбрасывали крошечные пакетики с подарками.

Императору Деномбо и придворным угодливые слуги подали напитки, а разрозненные группы красных птиц под руководством черных объединялись в единую массу. Услышав от Эдинара новости, Кадия огляделась в нерешительности. Обычных зрителей грубо отпихивали в сторону, а у открытых дворцовых ворот становилось все больше людей в красных и черных костюмах. Порыв ветра распахнул красный плащ одного из них, и Кадия увидела в его руке странный прибор. Руки остальных, скрытые под плащами, тоже выглядели не пустыми.

– Бог Триун! – воскликнула она, наконец все поняв. – У них оружие Исчезнувших! Они собираются атаковать дворец. Этого я и опасалась.

– Что будем делать? – спросил встревожено Мелпотис – Можно ли сейчас подходить к Деномбо даже невидимыми? Он решит, что мы наемные убийцы!

Кадия была парализована нерешительностью. Деномбо находился слишком далеко от них, площадь кишела Людьми Звезды, и в любой момент мог начаться бой… Кроме того, где-то в толпе был молодой принц Толивар с драгоценным Трехглавым Чудовищем на голове.

Повозки с подарками завершили путь вдоль стены дворца и повернули на бульвар, огибающий парк с севера. Сопровождавшие их музыканты играли не умолкая, а женщины продолжали разбрасывать щедрые дары императора. Только немногие в толпе поняли, что происходит нечто странное, остальные, не замечая ничего вокруг, прилипли к ограде бульвара, стараясь поймать хоть какой-нибудь подарок.

– Посмотрите на струю фонтана! – удивленно воскликнул Калепо. Высокий фонтан стал раскачиваться из стороны в сторону, и практически одновременно земля под ногами задрожала.

– Землетрясение, – рассеянно произнесла Кадия. – Причем не сильное, беспокоиться не о чем.

– Наелора! – раздались крики со всех сторон. Их подхватывали все больше и больше людей, пока повторяемое эхом имя не заглушило музыку.

– Наелора! Наелора!

Штурм начался.

Воины в костюмах, стоявшие рядом с воротами, плотным строем бросились вперед и без труда одолели сопротивление охранявших лестницу гвардейцев. Еще один отряд захватчиков появился из толпы, разделился на два, обходя фонтан, и присоединился к передовой группе. Воины были вооружены двуручными мечами и безжалостно уничтожали всех, встававших на их пути. Кадия и Кавалеры прижались друг к другу на маленьком островке безопасности, а армия Орогастуса ворвалась в ворота дворца, напоминая цветами своих костюмов поток крови с черными сгустками. Разноцветные вспышки, похожие на взлетевшие слишком низко заряды фейерверка, пробежали по фасаду дворца. Захватчики, получившие в руки оружие Исчезнувших, использовали его в полной мере. Еще один залп с середины лестницы говорил о том, что люди колдуна вступили в схватку с императорскими воинами, попытавшимися окружить и защитить императора и придворных.

Только через несколько минут пришедшая в замешательство толпа поняла, что с их праздником творится что-то неладное. Потом все додумались только до одного – поскорее спастись бегством. Кордон императорских гвардейцев, охранявших дорогу, дрогнул и рассеялся, и толпа хлынула на бульвар, перегородив дорогу повозкам с подарками. Подобно обезумевшему, вопящему от ужаса животному, толпа пыталась покинуть парк, давя и отпихивая все на своем пути, стараясь поскорее раствориться и скрыться в боковых улицах.

Кадия стояла неподвижно с затуманенными глазами и крепко сжимала талисман.

Толо, – звала она. – Толо! Ради всего святого, сообщи, где ты находишься!

– Люди колдуна победили Деномбо и его защитников! – воскликнул Мелпотис – Смилуйтесь над ними. Владыки Воздуха!

– И над нами, – мрачно добавил Эдинар. – Пора уходить отсюда!

Но Кадия не обращала внимания ни на панику, ни на Кавалеров. Талисман уже показал ей императора Деномбо в руках Людей Звезды, и теперь она задала мучительные вопросы себе самой и Трехвекому Горящему Глазу:

Где может находиться мальчик? Почему он нарушил данное мне обещание не использовать магию? Я не могу поверить, что Толо заколдовал Ягуна и Критча из ребяческой шалости. Он неосторожен, но его нельзя назвать совершенно непослушным. Святой Цветок, неужели существовала другая причина, по которой он вынужден был покинуть лодку?

Но волшебный меч не умел читать чужие мысли и всегда отвечал:

Вопрос неуместен.

Потом что-то подсказало ей истинную причину, она даже не поняла, что именно, – может быть, талисман или Черный Триллиум, может быть, собственные инстинкты. Поняла она только одно – принц Толивар сошел на берег, чтобы попытаться спасти мать.

Кадия обратилась к талисману вслух:

– Горящий Глаз, моя сестра Анигель в Брандобе?

Да.

– Где?

Она в канализационном туннеле под императорским дворцом.

Кадия едва сдержала крик радости.

– Что она делает в таком странном месте?

Убегает от Орогастуса. Сейчас она – не в заточении.

– Колдун преследует ее под землей? Ей грозит опасность пленения?

Орогастус ее не преследует, в настоящий момент пленение ей не грозит. Ситуация может измениться, если она выйдет из туннеля.

– Невероятно! Куда Анигель направляется?

Она идет к императору Деномбо.

Кадия быстро передала рыцарям все, что сообщил ей талисман. Они очень взволновались и заговорили одновременно, умоляя ее связаться с королевой и предупредить о грозящей опасности. Авангард захватчиков уже ворвался во дворец, а на площади, среди населения, царила паника. Впрочем, Кадию сейчас интересовала только безопасность сестры.

– Подойдите ко мне ближе, – приказала она Почетным Кавалерам. – Я должна поговорить с королевой Анигель. Она, несомненно, находится в страхе и смятении, и будет трудно привлечь ее внимание без помощи второго талисмана. – Она присела, рыцари накрыли ее плащами, сделав что-то вроде навеса, потом уставились на коричневый глаз обрубленного меча.

– Талисман, позволь мне найти сестру Анигель, – взмолилась Кадия, – и поговорить с ней, чтобы я могла спасти ей жизнь. Я прошу об этом ради Триуна и Черного Триллиума.

На мгновение ей показалось, что она потерпела неудачу. Потом шум и паника вокруг нее исчезли, словно остались за закрытой дверью. Она увидела освещенный янтарем Триллиума туннель, сложенный из поросших влажной плесенью гранитных блоков, по дну которого бежал ручеек сероватой воды. В туннеле неподвижно стоял, широко открыв рот от изумления, король Рэктама Ледавардис, державший в объятиях мощных рук королеву Анигель. Еще один мужчина, с волосами цвета меди, стоял за его спиной и был изумлен ничуть не меньше. Рядом с ним стоял принц Толивар.

– Дама Священных Очей! – прохрипел пират. – Что вы здесь делаете?

Анигель робко улыбнулась:

– Дорогая Кади! Ты решила присоединиться к нам в путешествии по канализации Брандобы? Отпусти меня, Ледо.

Кадия поняла, что ее затея удалась, даже чересчур хорошо. Она не только обнаружила королеву и ее спутников и заговорила с ней, но и послала в подземелье свое изображение.

– Как ты здесь оказалась? – спросила Кадия. – Ты не ранена?

– Ледо и его друг вырвали меня из когтей Орогастуса, – ответила Анигель. – Я в полном порядке, только подвернула ногу во время побега и теперь с трудом могу идти.

– Мы рады вас видеть, госпожа Кадия, – сказал король пиратов, – а ваш могущественный талисман еще больше.

– Я явилась вам не во плоти, – сказала Кадия. – Это – всего лишь изображение моего тела, которое осталось на поверхности земли рядом с золотым фонтаном. Я пришла, чтобы сообщить вам ужасные новости. Орогастус и его армия атаковали императорский дворец. Вы немедленно должны вернуться…

– Не можем, – спокойно произнес рыжеволосый мужчина, державший на плече оружие Исчезнувших. – Чтобы избежать погони, мы время от времени взрывали туннель позади нас при помощи волшебной молнии из этого чудесного оружия. Так что вернуться мы не можем.

– Через несколько минут дворец будет принадлежать Орогастусу и Звездной Гильдии, – сказала Кадия. – Император уже схвачен.

– Бедный Деномбо! – Незнакомый Кадии мужчина склонил голову. – Моя сестра непременно казнит его. Да упокоит Матута его душу.

– Это – Гиор, младший брат императора, – пояснила Анигель. – Они играли в канализации, когда были мальчиками. Мы спустились сюда, чтобы попытаться предупредить Деномбо о заговоре.

– Сестра, о которой говорит Гиор, – добавил Ледавардис, – это эрцгерцогиня Наелора, ярая сторонница Звездной Гильдии и сущая дьяволица, вступившая в сговор с Орогастусом, чтобы захватить трон.

– А другого выхода из туннеля нет? – в отчаянии спросила Кадия. – Только через дворец?

Эрцгерцог поднял заплаканное лицо.

– Мы идем не по обычной канализации, а по ливневой. Шахты впереди служат для отвода воды от висячих садов и крыши дворца. Но если мы спустимся ниже под северным крылом дворца, то попадем в другой туннель. Там грязно и шумно, и я старался в него не входить, но знаю, что он выходит в канал, впадающий в реку Доб. К сожалению, выходы из этого туннеля находятся только на территории дворца, и нужно пройти почти пол-лиги, чтобы добраться до канала.

– Вы продолжите путь к каналу, – приняла решение Кадия. – Я со своими людьми найду способ проникнуть в канализацию при помощи талисмана, и мы встретимся с вами. Найдите безопасное место и ждите нас. Вместе мы спустимся по реке к морю. Только Бог знает, что произойдет потом. В нашем распоряжении лодка аборигена, но сам абориген погружен в заколдованный сон…

Все забыли о принце Толиваре, который в этот момент вступил в разговор:

– Ягун и Критч очнутся от моего заклинания на рассвете, тетя Кади. Ты сможешь вызвать их, и мы все уплывем на лодке.

Изображение Кадии долго молча смотрело на Толивара, потом спросило:

– Толо, где твой талисман?

Королева Анигель вдруг заговорила звенящим голосом:

– Мой любимый сын отдал его в обмен на мою жизнь и жизни его неродившихся братьев! Трехглавое Чудовище сейчас у Орогастуса, но бесполезно оплакивать случившееся. Мы больше не будем говорить об этом.

– Хорошо, – произнесла Дама Священных Очей, стиснув зубы. – Я не могу оставаться с вами. Пусть вас хранит и направляет Святой Цветок до самой нашей встречи.

Послание исчезло.

Кадия рассказала Почетным Кавалерам все, что ей стало известно в туннеле. Они страшно обрадовались тому, что королева Анигель и принц Толивар находятся в безопасности и объявили, что с радостью проложат себе путь с площади оружием, если Кадия согласится использовать против врагов волшебную силу Трехвекого Горящего Глаза.

– Нашему побегу мешают скорее бедные жители Брандобы, – пристыдила она их, – а не приспешники Орогастуса. Посмотрите вокруг, почти все люди в красных или черных костюмах участвуют в осаде дворца. Окружающая нас беснующаяся толпа состоит в основном из обычных горожан.

Она снова присела, сжав в руках талисман. Вокруг раздавались жуткие крики и страшный грохот, люди давили друг друга, пытаясь выбраться из парка.

– Мы должны спуститься в туннели, как это сделала Анигель, и под землей пройти к определенному каналу, впадающему в реку Доб. Именно там нас будет ждать Анигель с ее спутниками. Я спрошу у Горящего Глаза, как это сделать.

Рыцари стояли неподвижно с мрачным видом, пока Кадия бормотала вопросы и получала ответы, не слышные для обычных людей. Потом она подняла опечаленное лицо.

– Ближайшие к нам участки туннелей были умышленно взорваны спасителями моей сестры, чтобы предотвратить погоню Людей Звезды. Для того чтобы обойти препятствие, нам придется выйти на Северный бульвар и пройти по нему два квартала. В туннель мы попадем, подняв решетку в саду перед одним из особняков.

– Это означает, что нам предстоит проникнуть в самое сердце бунта, – предупредил Мелпотис. – Думаю, вам не удастся отодвигать людей в сторону мягко, как раньше, им будет просто некуда деваться.

– Если бы я была более опытной волшебницей, – пожаловалась Кадия.

– Госпожа, – твердо заявил Мелпотис, – вам придется прокладывать путь огнем талисмана. Иначе нам не пройти сквозь обезумевшую толпу.

– Я не могу убивать невинных людей! – закричала она.

Сайнлат отчаянно выругался, сорвал с себя смешной розовый костюм и с наслаждением растоптал его. Потом он обнажил меч.

– Мы не можем оставаться здесь и дрожать от страха! Я готов прорубить проход к туннелю.

– Я тоже, – сказал Мелпотис, сбрасывая костюм и надевая шлем.

– Придумал! – воскликнул Эдинар, сияя молодым безбородым лицом. – Госпожа, прикажите талисману погрузить этих людей в заколдованный сон, как поступил Толивар с Ягуном и Критчем. Они упадут на землю, и нам останется только перепрыгивать через них.

– Я никогда так не делала, но могу попробовать, – произнесла Кадия неуверенно.

Снова, как и в случае с неожиданным Посланием, она собрала все силы, чтобы успокоиться. Она поморщилась, когда со стороны дворца прогремел оглушительный взрыв и из нескольких окон верхнего этажа вырвались языки пламени, отчего толпа обезумела еще больше. Потом она заставила себя успокоиться, сконцентрировав внимание на бедолаге в разорванном костюме, который рыдал у фонтана всего в нескольких элсах от нее.

– Засни и проснись на рассвете, – сказала она, закрывая глаза и представляя его мирно спящим. Открыв глаза, она увидела, что мужчина лежит в луже сероватой воды с блаженной улыбкой на губах.

– Получилось! – воскликнула она. Она попробовала еще раз, выбрав в качестве подопытных пару бесцельно дубасивших друг друга драчунов. На этот раз она не стала закрывать глаза, а просто представила, как они опускаются на влажные булыжники, и произнесла заклинание. Пара заснула мирно, как дети, отправившиеся в страну сновидений.

– Кавалеры, – сказала она, сделав глубокий вдох, – мы готовы выступить.

Она сняла костюм, оставшись в кольчуге с вышитым Триллиумом Глаза, и надела висевший на поясе шлем. Потом она подняла талисман. Капля янтаря между долями озарила ее лицо мягким светом.

– Держитесь рядом со мной, – приказала она рыцарям. – Я постараюсь проложить достаточно широкий путь, чтобы нам не пришлось наступать на спящих.

Они направились сквозь брызги фонтана к роще, где Анигель и Толивар спустились под землю, и достаточно легко миновали край толпы. Кадия водила талисманом из стороны в сторону, останавливаясь лишь на мгновение на каждом загораживающем дорогу человеке. Бунтовщики, которые мгновение назад истерически кричали и в ярости размахивали руками, мирно засыпали, упав на землю. Те люди, которых магия не коснулась, в ужасе пятились назад.

– Колдунья! – закричал кто-то.

Толпа жалобно взвыла и закричала:

– Колдовство! Берегись!

Люди торопливо освобождали путь, вжимались в стены, свято веря, что упавшие на землю были насмерть сражены колдовством.

Кадия и Кавалеры быстро шли вперед, перешагивая через тела. Все ее внимание было сосредоточено на магическом усыплении, и она полагалась на то, что рыцари будут направлять ее в нужную сторону. Миновав небольшую рощу, они направились к бульвару, толпа на котором была более плотной, а ее настроение более угрожающим. Повозки с подарками были перевернуты, волумниалы с пеной на губах били копытами. Мародеры растащили сундуки с императорскими дарами и теперь дрались за обладание ими, разбрасывая разноцветные пакетики. Одна из раздававших подарки женщин, залитая кровью, неподвижно застыла на земле после удара копытом волумниала. Было много убитых и раненых, но Кадия и рыцари могли только продолжать путь по кишевшему людьми бульвару, оставляя за собой бесчувственные тела и отражая редкие нападения обезумевших хулиганов.

До нужного им особняка оставалось не более тридцати элсов, он стоял на углу боковой улицы, заполненной улюлюкающей толпой. Парадоксально, но люди, находившиеся на таких улицах, стремились скорее попасть на площадь, а не убежать от нее подальше. Сначала казалось, что людьми движет только праздное любопытство зевак. Однако когда Кадия и Кавалеры попытались пробиться сквозь эту массу тел, их до этой поры не знавшая поражения тактика дала осечку. Слишком много народу было вокруг. Сколько бы людей ни падало, другие сразу же занимали их места. Неумолимое давление толпы не позволяло Кадии использовать магию. Оправданный страх, что уснувшие по ее воле люди будут раздавлены толпой, мешал ей сосредоточиться.

Эдинар и Сайнлат, стоявшие по правую руку и подвергшиеся наиболее ожесточенному нападению, поняли, что даже их мечи не могут остановить человеческий поток. Они не могли двигаться дальше. Толпа подхватила их и понесла по бульвару в сторону парка.

Кадия услышала с севера, со стороны забитой людьми боковой улицы, характерный свист и жужжание древнего оружия, увидела ослепительные вспышки, за которыми последовали жуткие крики горевших заживо людей. Кадия поняла, что оттуда двигалась вторая волна захватчиков, которая гнала перед собой впавших в истерику людей, убирала с дороги слишком неповоротливых с вызывающей ужас эффективностью.

– Люди Звезды! – закричал ей на ухо Эдинар. – И другие негодяи на фрониалах! Срази их смертоносной молнией талисмана…

Голос молодого рыцаря перешел в крик. Его оттеснили от Кадии, и рыцарь исчез в темной массе тел. Через мгновение исчез Сайнлат, а Мелпотис и Калепо были сбиты с ног и распростерлись на земле.

– Талисман! – в отчаянной мольбе вскричала Кадия. – Помоги.

Оно высоко подняла обрубленный меч, и в тот же момент почувствовала, что падает. Трехвекий Горящий Глаз выскользнул из ее пальцев. Она увидела ослепительную зеленую вспышку, услышала чей-то крик. Толпа била и трепала ее как лист на ветру, и сознание она потеряла, прежде чем упала на булыжную мостовую.

Она пришла в сознание и почувствовала, что едва может дышать от придавившего ее веса, а шевелиться не может совсем. Сводящий с ума шум бунта стих, и она слышала только стоны, плач, крики о помощи, ржание фрониалов и покряхтывание и ругань мужчин, занятых тяжелым трудом.

С нее снимали трупы.

Одно колено сильно болело, но доспехи, или магия талисмана, уберегли ее от худшей участи. Шлем все еще находился на голове, и она лежала лицом на чем-то или ком-то.

– Кавалеры! – прохрипела она. – Это я. Кадия. Как вы?

– Твои воины тебе уже не помогут, – услышала она звонкий женский голос.

Прежде чем Кадия смогла издать хоть звук, последнее тело было сброшено с нее и руки в стальных перчатках грубо схватили ее и подняли на ноги. От головокружения она плохо видела, колено жутко болело, и она не устояла бы на ногах, если бы ее не поддерживали два воина-саборнианца.

Кадия медленно подняла голову. Зрение почти вернулось к ней, и она увидела, что толпа исчезла с бульвара, оставив за собой горы тел. Ее окружали фрониалы в усыпанной драгоценностями сбруе, нервно перебиравшие ногами среди мертвых тел. Всадники были вооружены с ног до головы и одеты с варварской роскошью. Все были в красных плащах из перьев.

Командовала ими взиравшая на Кадию с презрительной улыбкой на губах женщина в великолепной короне в виде птицы на голове. Ее доспехи были серебристо-черными, а на шее висела платиновая Звезда.

– Свяжи ведьму, Лукайбо, – приказала она, – потом займись талисманом. Сделай так, как я сказала, если не хочешь, чтобы тебя постигла участь Кифоро, Теджа и других жалких тварей.

Один из воинов держал Кадию, а другой связал ее по рукам и ногам. Потом мужчина по имени Локайбо снял с пояса ножны и положил на мостовую. Опустив взгляд, Кадия увидела, что Трехвекий Горящий Глаз лежит на залитых кровью булыжниках. Капля янтаря в эфесе была тусклой. Рядом валялся мертвый мужчина с широко открытыми глазами, чуть дальше – пять кучек пепла, которые недавно были человеческими существами. Они явно пытались поднять волшебный меч и были испепелены за старания. Но несгоревшее тело…

Кадия чуть не разрыдалась, узнав Сайнлата. Рыцаря не затоптала толпа, из его горла вертикально торчал двуручный саборнианский меч.

– Ступай в мир иной, Кавалер, – прошептала она, чувствуя, как по щекам потекли слезы.

Она почти не обратила внимания на то, что Локайбо стальным сапогом надвинул ножны на тупое лезвие талисмана. Затем он поднял Горящий Глаз и привязал его к Кадии, прижав ее руки к туловищу и обмотав несколькими витками крепкого каната.

– Перебрось ее через седло, – приказала женщина в короне. – Пора торопиться во дворец, там все готово.

– Где мои остальные рыцари? – спросила едва слышно Кадия. – И кто вы?

– Твои приспешники мертвы, ведьма, их смела толпа. Я – императрица Наелора.

Тебе выпала большая честь присутствовать при моем восшествии на трон, после того как я передам талисман Орогастусу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю