332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 47)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй



сообщить о нарушении

Текущая страница: 47 (всего у книги 61 страниц)

Глава 12

– Они действительно мертвы? – спросила Харамис, охваченная ужасом и жалостью при виде бесчисленных светящихся сфер с телами мужчин, женщин и детей внутри.

– Нет, – ответил Денби. – Они спят и будут продолжать спать, забытые всеми, за исключением меня и оставшихся в живых синдон.

– Почему же тогда ты не можешь освободить их? – закричала Харамис. – Несчастные души, ни живы, ни мертвы. Какой ужас!

– Двенадцать тысяч лет я ждал, когда наступит время, но оно так и не наступило. Если этих людей оживить сейчас… – Он замолчал и покачал головой.

– Что произойдет?

– Я все расскажу тебе, милая, – сказал Денди, взял ее за руку и повел к виадуку. – Всю правду, а не полуправду, которую ты слышала от Ирианы, когда училась у нее. Но только не здесь, только не на проклятой Луне Мертвых. Пойдем со мной.

Она вновь оказалась в звенящей темноте. Когда перемещение закончилось, они оказались в другом месте, которое на первый взгляд казалось ничем не примечательным – шестиугольной площадке, окаймленной каменным парапетом. Над головой ярко сияло солнце, и Харамис на мгновение испытала радость и облегчение, подумав, что оказалась в мире, в котором родилась.

– Посмотри, – предложил Денди, подойдя к краю площадки и жестом приглашая ее присоединиться.

Встав рядом, Харамис не могла удержаться от крика удивления. Она и Великий Волшебник Небес находились на вершине огромной пирамиды, состоящей из многочисленных террас. Терраса непосредственно под ними представляла собой великое множество клумб геометрической формы, на которых росли синие и оранжевые цветы и между которыми росли орхидеи и небольшие деревья с великим множеством разных фруктов. На третьей террасе сверху росли рощи более высоких деревьев, раскинулись луга, на которых паслись животные, кое-где блестели пруды. А широкие террасы становились все шире и уходили все ниже в туманную глубину. Харамис подняла глаза и удивилась, увидев другие пирамиды, возвышавшиеся повсюду. Горизонта не было, была лишь туманная впадина с бесчисленным множеством загадочных выступов. То, что сначала представлялось ей темными облаками странной формы, оказалось расположенными рядом друг с другом шестиугольниками, причем «солнце» заслоняло самые небольшие из них, расположенные прямо над головой.

Они находились в центре гигантской по размеру сферы с пирамидальными садами и источником света.

– Когда-то здесь жили и играли люди, – пояснил Темный Человек, – но пустота настолько опечалила меня, что я приказал синдонам убрать все, за исключением растений и содержимого Грота Памяти. – Он взял ее за руку. – Мы отправимся в грот немедленно, но я хотел бы, чтобы ты увидела Луну Садов отсюда.

Виадук превратился в темный круг в центре площадки, и Денби, прежде чем она успела вымолвить хоть слово, ступил в него и скрылся из виду.

– Я никогда к этому не привыкну, – пробормотала Харамис, сжав в ладони талисман и последовав за стариком.

Буквально в следующее мгновение она оказалась на залитой солнцем лесной поляне рядом с улыбающимся хозяином. Вблизи сверкал на солнце небольшой пруд. Харамис опустила взгляд на показавшуюся знакомой траву. Она была мягкой, лишенной зазубренных кромок, на освещенных солнцем местах росли странные цветы с мягкими желтыми бутонами.

– В Краю Знаний растут достаточно необычные цветы, – заметила она.

– Да, они составляют часть цветочного архива нашего университета, но мои гораздо красивее, как ты думаешь? – Старик наклонился и сорвал круглый цветок. – Эти растения мы сохранили в обоих мирах ради воспоминаний и в качестве хранителей генов. – Он дунул на цветок, и во все стороны разлетелись семена на крошечных зонтиках. – Миллионы лет назад эти растения послужили основой для выведения гидридов, которые теперь вы считаете наиболее ценными сельскохозяйственными культурами. Конечно, существовало много их разновидностей, прежде чем Покоряющий Лед нарушил экологическое и геофизическое равновесие.

– Я не понимаю.

– Я в этом не сомневался! И это одна из причин, по которой ты здесь оказалась. – Он отвернулся и направился к пруду, заставив ее последовать его примеру. – Грот памяти находится совсем рядом, между камнями на другом берегу. Я хотел бы кое-что тебе показать, кроме того, мы сможем там отдохнуть.

Идя по берегу, Харамис наслаждалась бело-розовыми цветами в обрамлении плоских листьев на поверхности воды. С плоских листьев за ней наблюдали диковинные животные с выпуклыми золотистыми глазами, мимо, стараясь держаться подальше от сидевших на листьях животных, пролетело гигантское четырехкрылое насекомое.

– Настала пора узнать историю Мира Трех Лун, – сказал Денби, когда они подошли к входу в пещеру, который был широким, но по высоте едва достигал их голов. – Я осведомлен, что Ириана кое-что тебе объяснила, но ты узнала лишь незначительную часть. Войди в пещеру.

Пещера оказалась уютной, похожей на гостиную коттеджа. Откуда-то из тени доносилось мелодичное журчание воды. Стены и потолок обильно поросли папоротником, пол устилал мягкий ковер из мха. В центре стоял низкий пьедестал, увенчанный каменным шаром диаметром примерно эле. За ним стояла резная деревянная скамья.

Денби коснулся камня, и он вдруг наполнился светом, стал темно-синим с небольшим неровным участком темно-коричневого и охрового цвета, усеянным крупными голубыми точками.

– Да ведь это же изображение нашего мира! – воскликнула Харамис. – Я узнаю единственный континент по картам из библиотеки моей Башни, хотя его форма на этом шаре слегка искажена. Но где же Вечный Покров?

– А! – радостно воскликнул Денби. – Здесь изображена планета до появления человечества, когда отвратительные скритеки занимали вершину эволюции животных. – Он ткнул пальцем в коричневый участок. – Ты права в том, что континент тогда был несколько другой формы. Уровень моря был выше, но выше была и суша, не отягощенная толстой ледяной мантией, закрывавшей половину ее поверхности.

Он жестом предложил ей присесть на скамью. Появился один из вездесущих механических слуг, он осторожно прошел сквозь зеленоватый сумеречный свет, неся в коробке на спине два бокала с лилово-красной жидкостью.

– Вы попросили принести напитки, хозяин, – прожужжал он. – Еще что-нибудь нужно?

– Принеси мне схему Триединого Скипетра Власти, – приказал Денби, передавая один бокал Харамис. Слуга скрылся в полумраке пещеры.

Харамис посмотрела в бокал, словно он был жертвенной чашей.

Запах напитка был пьянящим и знакомым. Это был бренди из туманных ягод – один из самых любимых напитков в ее родной Рувенде.

– Скипетр… в нем все дело? – спросила она.

– Да, моя девочка. Он был нашей сверкающей надеждой и основной угрозой с момента ухудшения равновесия мира. Но разреши рассказать историю целиком, как я ее понимаю.

– Полагаю, ты рассказывал ее Орогастусу во время его пребывания здесь.

Старик захихикал:

– Три Лепестка Животворящего Триллиума и Господин Звезды… конечно, я ему рассказал! Еще больше он узнал, изучая мои архивы, и понял, как можно исправить равновесие мира. Для этого он и был рожден. Для этого была рождена и ты!

Старик запел:

Один, два. три: три в одной.

Первая – Корона Презренных,

дар мудрости, усилитель мыслей.

Вторая – Меч Глаз, творящий правосудие

и дарующий жизнь.

Третья – Жезл Крыльев, ключ и объединитель.

Три, два, один: одна в трех.

Приди. Триллиум. Приди, Всемогущий.

– Это формула! В этом секрет! Вот он, способ вызова Небесного Триллиума, способного залечить древние раны мира! Бина и Ириана думали, что вы трое способны на это, но я поставил на Орогастуса. Невозможно объединить несовместимые нации и племена только нежностью и светом, понимаешь? Это против природы человека, против природы аборигена. Сила – вот единственный способ. Раздавить оппозицию! Мы пробовали прибегать к убеждению и аргументации во время войны магий, и к чему это привело? К беде, вот к чему! И в конце концов к Мертвой Луне. Не могу позволить, чтобы они проснулись в этой первобытной среде. Они уничтожат вашу примитивную цивилизацию высокой магией и снова начнут войну.

Он вскочил на ноги во время своей пламенной речи, глаза его сверкали, изо рта летели брызги слюны. Она попыталась отодвинуться от него подальше.

«Он безумен, – подумала она. – Как безумен весь наш мир…»

– Я знаю, о чем ты думаешь, – радостно воскликнул он. Припадок безумия закончился, и он опустился на скамью рядом с ней; сделав глоток бренди из бокала, он долго смотрел на изображение мира, потом печально вздохнул: – Да, я знаю, о чем ты думаешь, и ты права. Я безумен. Поэтому у меня самого никогда ничего не получалось.

По темным морщинистым щекам потекли слезы.

– Ты собирался рассказать мне историю, – едва слышно вымолвила Харамис. – Прошу тебя, начинай.

– Итак, – сказал Денби Варкур, – неприятности начались двенадцать раз по сто лет назад.

В то время весь мир был похож на этот шар. Континент был усеян бесчисленными озерами с островами, на которых мы строили свои города. Ты видела в глубине Гиблой Топи руины таких великолепных городов, как Тревиста, со множеством каналов и в окаймлении зеленых парков и садов. Мы изменили флору планеты для удовлетворения своих прихотей, поработали над некоторыми животными, хотя они уже были совместимы с нашей биологией.

Колонизация оказалась успешной для многих сотен. Потом мы оказались предоставленными сами себе, потом внешняя политическая структура потерпела крах, и путешествия по небесному своду стали небезопасными. Для других миров это означало бы катастрофу, но только не для нас. О нет! Наша планета была небольшой, но самодостаточной, население было стабильным, просвещенным и довольным жизнью. Мы жили сколь угодно долго, потом переходили в другой мир, когда считали, что настало время испытать иную плоскость бытия. Многие из нас были рабочими-философами, но было много и художников, а также профессиональных ученых и инженеров, которые следили за исправностью жизненно важных механизмов.

Я был одним из последних, пока не началось Смутное Время.

Мне достаточно сложно объяснить наше Смутное Время такой бесхитростной девушке, как ты, привыкшей к жизни в относительно примитивном доиндустриальном обществе. (Не смотри на меня так! Ты всего лишь варварка, разумный примитивный человек… Хорошо, прошу извинить меня, но тем не менее это правда.)

Для тебя мир, в котором мы тогда жили, мог показаться раем. В нем не было голодных, больных, невежественных или угнетенных. Практически никто не знал, что такое преступление. У каждого была интересная работа и много свободного времени для других занятий. Тем не менее после многих лет безмятежности, словно ниоткуда, появилось странное недовольство. Вдруг люди стали сомневаться в старых обычаях и вере, системе ценностей. Мы горячо заспорили о природе вселенной и нашем месте в ней, о сложных вопросах жизни, мышления, любви и свободы воли.

Сначала споры были цивилизованными и рациональными, но шло время, и философские группы противников становились все более нетерпимыми и фанатичными. Споры стали заканчиваться физическим насилием. Это должно было стать предостережением о том, что ждет нас впереди, но не стало. Мы так долго жили в мире, что у нас не было оружия. Бесчинства, которые казались сначала веселыми и увлекательными, захватывали наш мир. Не все, что происходило в Смутное Время, было скверным. Стали многочисленными изобретения, включая чудесные виадуки, способные перенести человека куда угодно буквально за мгновение. Появились новые формы развлечений и новые художественные школы. Были построены Три Луны, которые сначала считались колониями и парками развлечений для тех, кого уже не удовлетворяли обычные способы времяпровождения. Новизна накладывалась на новизну, ссора на ссору. Время было увлекательным и одновременно пугающим для самых мудрых из нас, так как они подозревали, что наше когда-то безмятежное общество никогда уже не будет таким.

Историки затруднялись сказать, кто именно возродил древнее человеческое ремесло, называемое магией… но она появилась словно ниоткуда. Захватывающая история, верно?

Магия стала лишь очередным увлечением. Практики учились манипулировать как внутренними ресурсами человеческого сознания, так и таинственными источниками природного характера, на которые сознание могло влиять. Настоящие волшебники всегда жаждали большей власти, особенно власти, позволяющей контролировать других людей. Мы занимались этим, и, что достаточно интересно, лучшими чародеями становились ученые, как я. Конечно, не все смогли овладеть магией. Те, кто не смог овладеть ей, стали бояться и ненавидеть тех, кто смог.

Волшебники становились все более влиятельными и разделились на две противоборствующие фракции: на магов, которые самонадеянно считали, что используют магию на благо человечества, и колдунов, которые презрительно относились к не овладевшим магией людям и считали, что право доминировать в обществе даровано им богом.

Последней искрой, зажегшей тлеющий в обществе конфликт, оказалась женщина по имени Нерения Дарал. Такого очарования и личного магнетизма наше общество не видело уже несчетное количество веков. Она была в высшей степени красивой и привлекательной, и не только благодаря физическому совершенству, но и благодаря гениальному интеллекту, силе воли, способности добиваться верности и преданности, глубочайшей преданности.

Она основала организацию колдунов, которую назвали Звездной Гильдией, и за ней последовали лучшие колдуны. Точно выраженной целью Гильдии было насильственное преобразование мира при помощи магической науки и восстановление путешествий по небесному своду. Наиболее могущественные маги принадлежали оппозиционной группе, называвшейся Коллегией Великих Волшебников, которая придерживалась более консервативной точки зрения на общество, в котором никто не мог быть угнетен при помощи магии, даже ради всеобщего блага. Возглавлял Коллегию я, и никто не завидовал моему положению.

Конфликт между двумя нашими фракциями перерос в войну, которая продолжалась более двухсот лет. Мы боролись друг с другом самыми изощренными оружием и магией, которые смогли изобрести. Более четырех пятых населения погибло, а в конце словно сама планета умыла руки, хотя маги знали, что винить за нарушение равновесия природы следует человечество.

С самого начала войны сокрушительные землетрясения поражали районы самых ожесточенных битв. Вулканы, созданные неправильной магией, возникали там, где их раньше никогда не было, и огромными тучами дыма превращали день в ночь. Растения и животные исчезали от таинственного мора. Порожденные оккультными конфликтами пожары уничтожат леса и степи. Три Луны, когда они светили, приобретали ужасный цвет, похожий на запекшуюся кровь, словно предсказывая грядущие беды.

Затем стал изменяться климат.

Не думай, что температура вдруг резко понизилась до точки замерзания. Нет! Зимы стали более суровыми, но действительно обрекло нас на гибель ускорение циклов выпадения атмосферных осадков. Это каким-то образом зависело от пыли в воздухе, выброшенной новыми вулканами, а также дыма от горевших лесов и степей. В низинах дождь практически не прекращался, в горах и на возвышенностях в огромных количествах выпадал снег который никогда не таял. Его слой становился все толще и превращался в лед под собственным весом. К концу двух столетий магического противостояния сформировался Вечный Покров и начался истинный Ледяной Век. Даже после того как большая часть населения одумалась, Звездная Гильдия не отказалась от своих планов и не прекратила боевые действия. Даже наши чудесные механические слуги синдоны не смогли победить Звезду. Оставшиеся в живых члены Коллегии Великих Волшебников создали инструмент из трех частей, названный Скипетром Власти, для того чтобы победить магию Звездной Гильдии и восстановить природное равновесие мира.

Скипетр был передан трем главным Великим Волшебникам, среди которых был и я. Мы выступили, чтобы уничтожить штаб Гильдии, расположенный в Охоганских горах на западе мира. Каждый Великий Волшебник обладал частью Скипетра, которые потом вы – Лепестки Животворящего Триллиума – назвали своими талисманами. Мы молились небесам, чтобы нам не пришлось складывать части Скипетра вместе и использовать его полную силу.

Понимаешь, мы его боялись.

Каждый талисман обладал значительной оккультной силой. Это мы уже поняли. Но соединенные вместе, части Скипетра теоретически обладали величайшей магией. Он был способен откачивать жизненные силы целой планеты и всех живущих на ней существ, был способен не только нанести поражение Звезде, но и повернуть вспять экологический процесс, вызвавший Ледяной Век. Существовала также опасность, что сила Триединого Скипетра способна разорвать потерявший равновесие мир на куски.

Мы не посмели использовать прибор даже в конце войны, разрушившей нашу цивилизацию. Вместо этого три Великих Волшебника использовали три части Скипетра для окончательного штурма твердыни Звездной Гильдии. Нас поддерживала армия синдон, называемых Стражами Смертного Суждения, которые были способны убивать.

Мои коллеги геройски сражались против колдунов, но сгинули в затянувшейся битве. Сам я, вооруженный Трехвеким Горящим Глазом, победил членов Гильдии в решающем поединке магии против магии. После этого я передал три части Скипетра синдонам, приказав спрятать их там, где никто не сможет найти.

Горстка выживших колдунов спряталась в скованных ледником горах в центре континента. Нерения Дарал была среди тех членов Гильдии, которых нам удалось схватить и отправить в Бездну Заточения. Большая часть моих коллег требовали предать ее смерти, но я не допустил этого, так как, увидев Госпожу Звезды, влюбился в нее всей душой и сердцем. Я до сих пор люблю ее, да хранят меня небеса.

Когда война магий наконец закончилась, некогда прекрасный Мир Трех Лун лежал в руинах.

В живых осталось менее миллиона человек. Чудовищная ледяная шапка никуда не исчезла, несмотря на титанические усилия науки и магии, предпринимаемые Коллегией Великих Волшебников, скорее, она разрасталась, пока не поглотила всю сушу, за исключением береговой линии и островов. В таком мире могли существовать только примитивные формы жизни. Не могли выжить даже наши подводные колонии, существование которых зависело от относительно теплого океана, в котором стали править айсберги.

Мы знали, как следует поступить. Нам следовало Исчезнуть – покинуть мир и попытаться отыскать другой дом за пределами внешних небес. Население стало готовиться к эмиграции, а Великие Волшебники занялись решением другой проблемы. В связи с тем, что ответственность за войну лежала и на нас, мы приняли коллективную клятву возместить чудовищный урон, нанесенный планете человечеством.

Наша раса не могла здесь выжить, но могли выжить, другие, более выносливые виды. Потом, когда пройдут миллиарды лет и ледники растают, возможно, Мир Трех Лун будет вновь населен мыслящими существами.

Наша Коллегия создала новую расу, совмещающую наследственность человечества и диких скритеков – единственных разумных существ, живших на болотистом Рувендианском плато, на котором еще сохранился относительно мягкий климат. Наши лаборатории находились в подземном Краю Знаний в Гиблой Топи, где когда-то находился наш самый знаменитый университет. Новая раса была наконец создана, это были виспи, красивые умные существа со скромными способностями использовать магию в повседневной жизни. Мы также вывели вид компаньонов-помощников – гигантских, владеющих телепатией птиц, которых вы называете ламмергейерами, или вурами, и которые должны были переносить виспи между разбросанными поселениями надо льдом и снегами. Тем временем настало время человечеству отправляться на поиски нового дома.

Были созданы и ждали у Трех Лун своих пассажиров три громадных транспортных корабля. В связи с тем, что путешествие могло продлиться бесчисленное количество лет, все люди должны были погрузиться в магический сон и проснуться автоматически, достигнув пригодного для жизни места. Одна из Лун была переделана для пассажиров, так как требовалось время для подготовки их для сна и размещения в специальных контейнерах.

Первые пять кораблей были загружены спящими и отправлены за небесный свод. Оставалось только отправить шестой.

Как ты знаешь, моя дорогая Харамис, в последнюю минуту некоторые люди предпочли остаться. Некоторые из них были упрямыми живучими людьми, не пожелавшими оставить дома, у других был более серьезный мотив.

Понимаешь, возникло новое несчастье.

Нерении Дарал и еще нескольким членам Звездной Гильдии удалось сбежать из Бездны Заточения. Мы считали, что тюрьма неприступна, и не знали о существовании магического прибора Людей Звезды под названием Путеводная Звезда. Это устройство, которое, кстати, дважды спасало Орогастуса от неминуемой смерти, было вынесено с места последней битвы избежавшими пленения колдунами. Эти беглецы нашли убежище в Недосягаемом Кимилоне, включили Путеводную Звезду и вырвали Нерению и еще нескольких лейтенантов из наших рук.

Нам, магам Коллегии Великих Волшебников, не удалось выследить сбежавших членов Гильдии. Пришло время садиться на корабль, но мы медлили, боясь, что могущественным колдунам удастся поработить наивных виспи и сорвать наш благородный план, над которым мы так много работали.

Великие Волшебники, надеясь предотвратить такой поворот событий, остались.

Последняя группа эмигрантов, уже погруженных в сон внутри сфер, ждала транспортировки на корабль через виадук. Мир внизу был скован зимой, и сильнейшие штормы проносились над сушей и морем. Несмотря на огромные трудности, нам удалось дезактивировать почти все наземные виадуки, еще не погребенные под слоем льда, чтобы сбежавшие члены Гильдии не могли ими воспользоваться. Никто из нас не подозревал, что один-единственный виадук, расположенный в Кимилоне, уже был освобожден ото льда сбежавшими колдунами.

Это произошло как раз когда мы устанавливали корабль в нужное положение для погрузки на него пассажиров.

Нерения Дарал и ее когорта ворвалась на корабль через виадук и попыталась взять его под контроль. Это была короткая, но яростная драка. Были убиты девятнадцать из двадцати восьми членов Гильдии и почти все маги.

Только шесть магов остались невредимыми, а одиннадцать получили тяжелые раны. Я захватил в плен Нерению Дарал, но восьми колдунам удалось сбежать на планету через перепрограммированный виадук и бесследно исчезнуть.

Мы послали наших раненых в Край Знаний, где их могли выходить синдоны, а сами попытались погрузить пассажиров на корабль. Тут мы узнали о новом несчастье – корабль был непоправимо поврежден искусственными молниями, выпускаемыми из оружия колдунов. Корабль обладал машинным разумом и сообщил нам о своем неминуемом уничтожении в течение двух дней, он также сообщил, как его можно отослать от Трех Лун, чтобы они не были повреждены при взрыве.

Мы вывели корабль на другую сторону планеты, где его поглотила вспышка ярче солнца.

Мои друзья Великие Волшебники вернулись в Край Знаний, чтобы предаться скорби. Я остался на Луне, которая носит теперь мое имя, в качестве хранителя Тех, Кому Не Удалось Исчезнуть. Здесь же осталась Нерения Дарал, чье тело ты уже видела. Я надеялся обратить ее своей любовью, но она покинула меня навеки, оставив наедине с беднягами, которым не суждено открыть глаза и увидеть новый мир.

Я всегда был рядом с ними, размышлял о том, как можно изменить их судьбу и, конечно, судьбу мира.

Прошло больше одиннадцати тысяч лет. Ледяной Век пошел на спад. Существование крошечных районов поселений людей было тяжелым и примитивным, но они выжили. Как и потомки колдунов Звездной Гильдии, которые скрыли свое владение магией и попытались смешаться с обычными людьми.

У виспи жизнь была лучше, благодаря оставшимся членам Коллегии Великих Волшебников и их помощникам синдонам, которые были их доброжелательными хранителями. Но милые сердцу создания не размножались так быстро, как нам хотелось бы. Виспи были красивыми, и оставшиеся на планете люди часто сочетались с ними браком. Дети от этих браков (отличающихся лучшей плодовитостью) часто не были похожи на родителей. Некоторых оддлингов родители бросали еще в раннем детстве другие, достигнув зрелого возраста, добровольно покидали общество виспи или людей, чтобы жить со своими собратьями. Шли века, и племена оддлингов становились настоящими расами: ниссомы, уйзгу, дороки, леркоми и кодооны, то есть народами болот, морей, гор и джунглей. Свирепые скритеки тоже выжили, и их кровь неминуемо сливалась с кровью других народов, в результате чего появлялись более высокие аборигены, менее похожие на людей: вайвило, глисмаки и алиансы.

Но наиболее плодовитой расой, как это ни парадоксально, оказались люди! Им удалось выжить, несмотря на лед, и через несколько тысяч лет они превосходили по численности народы и захватили наиболее пригодные для проживания земли. Возникла новая человеческая цивилизация, более примитивная, чем у Исчезнувших, и история Мира Трех Лун была практически забыта.

Нам, Великим Волшебникам, не удалось размножиться столь успешно. Члены первой Коллегии были долгожителями, но все перешли в иной мир, за исключением меня. Наши последователи покинули Край Знаний и расселились по миру, стали опекунами и хранителями мудрости.

Сейчас нас осталось только трое.

И мир, который, казалось, обретал равновесие, вновь зашатался на краю бездны. Девять сотен лет назад я стал свидетелем зловещей деградации вместе с Ирианой и твоей предшественницей Биной. Я вызвал рождение последнего настоящего Человека Звезды Орогастуса, а Ириана и Бина, в надежде противостоять ему, придумали рождение тебя с сестрами. Как и надеялись Голубая Дама и Белая Дама, тебе и твоим сестрам Анигель и Кадии удалось найти утерянные части Скипетра Власти.

Вам троим и Господину Звезды многое пришлось пережить. Мое предвидение вашей совместной судьбы и судьбы мира туманно и неточно. Я слишком стар, слишком изнурен, слишком истощен, к тому же весьма вероятно, что я уже не совсем нормален.

Как бы то ни было, я уверен, что существует два способа восстановления равновесия мира, причем оба связаны со Скипетром Власти и с крайним риском. Орогастус несомненно, способен восстановить равновесие. Если он станет властелином мира, он совершит все необходимое при помощи грубой силы и темной магии Звезды.

Цветок и вы трое, как его человеческое воплощение также способны восстановить равновесие, и ваша победа, несомненно, будет достигнута более элегантными и менее пагубными для человечества средствами, чем победа Звезды. Но я не понимаю смысла Черного Триллиума. Он является частью магического наследия мира, более древнего, чем Коллегия или Звезда, и по этой причине я в него не верю. Логика говорит о том, что Три Лепестка Животворящего Триллиума должны потерпеть неудачу.

Но я могу ошибаться.

Вот почему ты здесь, моя дорогая Харамис! Возможно, нам удастся найти компромиссное решение, возможно – нет.

Но я не позволю тебе покинуть Луну и помешать Орогастусу. Я видел, как ты готова была убить его, невзирая на любовь и клятву. Какая глупость! Он – единственная надежда мира, а не ты со своими ни на что не способными сестрами.

И не смей со мной спорить, Великая Волшебница Земли! Ты здесь – и здесь останешься, пока Орогастус не завоюет мир и не использует Скипетр Власти, чтобы спасти его.

Или уничтожить, раз и навсегда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю