355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 46)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй
сообщить о нарушении

Текущая страница: 46 (всего у книги 61 страниц)

Глава 10

После борьбы королевы Анигель с холодной водой и ее падения в звенящую пустоту последовала полная тишина. Потом, постепенно, она начала приходить в себя. Она лежала на какой-то подпрыгивающей повозке, и страшная боль, накатывавшая из разных частей тела, не позволяла ей мыслить рационально. Она видела зеленоватые сумерки сквозь полуопущенные веки, чувствовала пряный запах леса, слышала голоса незнакомых птиц. Кто-то пытался заговорить с ней, но она не понимала слов, а потом снова провалилась в беспамятство.

Очнулась она ночью от стука копыт по камням. Повозка жутко подпрыгивала, усиливая ее мучения. Она тихо плакала от страданий, пока повозка наконец не остановилась. Грубые мужские голоса смешивались с нервным ржанием животных и ее слабыми, приглушенными одеялами рыданиями. Каждый вдох приносил ей ужасные мучения. Правая нога не двигалась, как и левая рука. Внезапно ее испугал оглушительный взрыв грома, вслед за которым последовала серия раскатов. Животные завизжали от ужаса.

Кто-то отдал команду, и повозка затряслась по дороге дальше. Теперь ее воспаленному мозгу казалось, что они покинули естественный мир и путешествуют по дну всех десяти адов, потому что она видела сквозь опущенные веки огромные языки пламени – ярко-оранжевые на фоне ночного неба. Жар был настолько силен, что она заметалась в страхе по своему ложу, принялась звать мужа слабым голосом.

Король Антар не отвечал. Она услышала только хриплый крик:

– Быстрее, будьте вы прокляты! Подхлестните их! Скоро начнется дождь, и тогда всем нам конец!

Повозка задергалась и затряслась так сильно, что измученная болью королева потеряла сознание, погрузившись в мир бесформенных видений. Она оставалась в таком состоянии до тех пор, пока ярчайший свет, пробившийся даже сквозь веки, не пробудил ее, оставив в глазах мириады разноцветных звездочек. Она услышала чью-то неразборчивую речь. Нестерпимый жар исчез. Она уже не тряслась на повозке, а лежала на кушетке или кровати в помещении и не могла пошевелиться. Потом что-то твердое и тупое прижалось к ее шее, и она снова потеряла сознание.

Пришла в себя она днем. Было очень тихо. Королева находилась между сном и бодрствованием и иногда сама не понимала, в каком именно состоянии пребывает.

«Я – Анигель, – говорила она себе. – Я – королева Лабровенды. Я упала в воду с переломанными костями и утонула, а теперь – я жива и невредима».

Она сама не понимала, почему так уверена в этом, не помнила, как именно тонула. Лежала она на спине под тонким одеялом. Две подушки, жесткие и неудобные, как мешки с песком, не давали ей повернуть слегка приподнятую голову. Ноги и руки были тоже зафиксированы каким-то образом, но неудобства она не ощущала. Она почувствовала шевеление глубоко в животе и улыбнулась. Дети тоже были живы.

Анигель был виден низкий потолок, окаймленный древними бревнами, и верхний край каменных стен. Справа было окно, с тяжелыми грубыми портьерами, в котором было видно серое небо. Легкий ветерок приносил резкий запах, только она не могла сразу понять, чего именно.

На левой стене висел яркий гобелен. Насколько ей было видно, на гобелене была изображена женщина, закованная ниже шеи в странные пластинчатые доспехи, готовая поразить мечом поверженного врага. Высокие языки пламени, такие же яркие, как волосы женщины, вылетали из скал по обе стороны сражающихся. На заднем плане обгоревшие скелеты деревьев составляли зловещий орнамент на фоне мрачного, затянутого грозовыми тучами неба.

В воздухе пахло сгоревшими деревьями, и запах усиливался недавно прошедшим дождем…

Анигель некоторое время озадаченно рассматривала гобелен. Он был выполнен не на ткани. Тогда на чем? Какая страна была показана на нем? И с каким именно врагом собиралась расправиться эта варварка? Почему-то королеве Анигель было нужно узнать ответы на все эти вопросы, но она сама не понимала почему. Она еще немного напряглась, и ответы появились сами собой.

Перья. Гобелен был составлен из тщательно подобранных разноцветных перьев, а ликующая женщина вот-вот должна была сразить съежившегося от страха странно знакомого рыжебородого мужчину. Он был одет в цветастый плащ и сжимал в руках изысканно украшенный боевой топор.

Перья…

Саборния.

Внезапно она поняла, что находится именно в этой стране, далеко на западе, где погода была мягкой на протяжении всего года и богатые леса заселяло великое множество птиц. Страна Оперенных Варваров представляла собой множество разрозненных королевств и княжеств, царствовал в которых, но не правил которыми самозваный «император» Деномбо. Но Саборния находилась в тысячах лиг от Гиблой Топи. Она могла здесь оказаться только при помощи…

– Нет! – закричала королева и стала изо всех сил, но тщетно вырываться из оков. Она была беззащитна, как связанный товар на столе торговца птицей.

«Но почему, – спрашивала она себя, – мой янтарный Триллиум не спас меня, когда я упала в пучину?»

Потому что она не успела во время произнести молитву? Или по другой причине? Она потеряла амулет? Его забрал у нее какой-нибудь злодей? Она не могла определить, так как была закрыта одеялом до самого подбородка и не могла сбросить его, несмотря на самые отчаянные попытки.

Наконец, она прекратила безнадежную борьбу с одеялом и едва не зарыдала от отчаяния. Злость, разочарование и страх пытались овладеть ею, но она не сдавалась, заставила себя дышать глубоко и медленно, чтобы успокоиться. Она попыталась понять, кто захватил ее в плен и зачем, но одурманенный ум не давал ответов и каждая попытка найти его лишь вызывала острую боль.

«Черный Триллиум! – взмолилась она в отчаянии. – Помоги мне! Молю тебя!»

На мгновение ей показалось, что Священный Цветок показался за ее опущенными веками, потом королева Анигель провалилась в лишенный сновидений сон.

Глава 11

– Белая Дама, все слуги твои умоляют, не губи себя!

Слезы текли из нечеловечески огромных глаз Магиры – смотрительницы башни Великой Волшебницы. На мгновение показалось, что стройное тело аборигенки исчезло и в полумраке комнаты Великой Волшебницы остались только два огромных глаза, заполненных печалью и дурными предчувствиями. Потом глаза мигнули, и снова появилась сама Магира в блестящем алом платье с украшенным драгоценными камнями воротником. Ее лицо было почти человеческим по чертам, за исключением огромных глаз и остроконечных ушей, почти закрытых светлыми волосами. Она сама и ее соплеменники верой и правдой служили Харамис с того момента, как только она стала Великой Волшебницей.

Виспи всегда отличались вспыльчивостью, но сейчас тело Магиры сотрясала крупная дрожь и она обнимала себя руками, словно надеялась прогнать озноб.

– Прости меня! – закричала она и снова исчезла, как часто поступали ее соплеменники, если оказывались во власти сильных эмоций. Появилась она в уже более спокойном состоянии.

– Умоляю тебя, передумай. Не входи в виадук, поглотивший твою сестру – королеву.

Харамис сидела за небольшим столиком в небольшой гостиной и делала последние записи на магической доске, касающиеся поисков древнего оружия жителями моря. Близилась полночь – время, которое она выбрала для ухода. Прекратилась снежная буря, бушевавшая над Охоганскими горами, и в окно башни ярко светили Три Луны, серебрившие своим светом листья и лепестки Черного Триллиума.

– Моя верная подруга Магира, – твердо, но ласково сказала Харамис, – я уже приняла решение. Ты должна успокоить других, убедить их в том, что я поступаю так только потому, что у меня нет выбора. Извини за причиняемые мной мучения…

– Белая Дама, – перебила ее Магира дрожащим шепотом, – все эти годы я ни разу не позволила себе усомниться в твоей мудрости. Но сейчас, когда ты задумала войти в виадук… Ты знаешь, что виспи – самый древний народ, наделенный исчезнувшими Создателями особыми обязанностями. На протяжении тысяч лет наши обязанности становились все менее отчетливыми, многие были забыты или превратились в легенду. Но наш долг относительно виадуков остался неизменным – нам приказано охранять их из-за смертельной опасности, которую они представляют, и не допускать неосторожного проникновения в них других существ. Ты можешь исчезнуть бесследно, если войдешь в один из этих тайных порталов! Только Исчезнувшие понимали, как работают виадуки. Другие отважившиеся войти в них не возвращались. Самым страшным является то, что виадуки ведут нарушителя не к мгновенной смерти, а скорее в царство нескончаемого ужаса, в котором душа обречена на вечные муки без малейшей надежды на спасение.

– Я не могу просто сидеть здесь и ждать развития событий, – решительно заявила Харамис. – Каждый день я обнаруживаю беды, вызванные приспешниками Орогастуса. Я не успела рассказать тебе еще об одном чудовищном преступлении, о котором я узнала сегодня утром. Таинственным образом исчезли семь других правителей, не считая моей сестры Анигель: любезные наши друзья, правители Энджи Уидд и Равия, королева Галанара, король Рэктама и избранные президенты Имлита и Окамиса. Все они исчезли незадолго до пленения Анигель. Никто из жителей этих государств не согласился сообщить мне что-либо, несомненно боясь того, что правители будут убиты. Мне удалось подтвердить их отсутствие только при помощи талисмана, после того как мои просьбы установить с ними личную связь были отвергнуты. Я сообщила о произошедшем главам Вара, Зиноры и Тузамена, а также предупредила короля Антара. Все они обещали принять меры, чтобы самим не стать жертвами похитителей.

– Ты считаешь, что похищенные правители были переправлены по виадукам, как и королева Анигель?

– Несомненно. Поэтому я должна лично найти месторасположение штаба Звездной Гильдии, причем как можно быстрее. Я не могу ждать, пока Кадия доберется морем до Саборнии. Если я не буду действовать, сыграю на руку Орогастусу. Не тревожься обо мне, Магира. Я проникну в виадук, поглотивший Анигель, незаметно, под защитой самой сильной магии.

– Но если твои планы будут расстроены…

– Я уверена, что буду в безопасности под защитой Трехкрылого Диска и янтарного Триллиума. – Харамис встала из-за стола, подошла к смотрительнице и положила руку на ее плечо. – У меня нет выбора, понимаешь? Кадия была права, когда говорила, что виадук, через который похитили Анигель, является единственным ключом к тайне местопребывания коварных злодеев. Он должен привести меня близко к тому месту, где находится их оплот, а может быть, прямо в сердце заговора. Я не намереваюсь атаковать Звездную Гильдию или предпринимать какие-либо другие неразумные действия. Я буду просто наблюдать за ними. Если все пройдет хорошо, вернусь под утро.

Смотрительница поклонилась:

– Хорошо, госпожа. Да хранят тебя Владыки Воздуха.

Магира вышла из комнаты.

Харамис направилась в спальню и надела прочный костюм, специально сшитый для нее портным башни, – блузка с капюшоном и штаны из водоотталкивающей белой ткани. Костюм дополняли перчатки и сапоги, ремень с сумкой, в которой лежали продукты, фляга с водой и складной нож. Она накинула на плечи плащ Великой Волшебницы и склонилась в короткой молитве, потом прямилась и подняла Трехкрылый Диск.

– Талисман, приказываю тебе сделать меня невидимой для всех.

После этого она приказала талисману доставить себя к виадуку в Гиблой Топи, через который была похищена королева.

Когда прозрачное изображение пункта назначения обрело плотность, Харамис оказалась на небольшой кочке посреди залитого водой болота. Стояла ночь, шел унылый дождь, но магия позволяла Харамис внимательно осмотреть окрестности. Она уже бывала здесь раньше, когда искала ключи к разгадке тайны похищения Анигель. Следы ног вокруг входа в виадук давно были смыты непрекращающимся дождем. Место было совсем непримечательным, за исключением почти незаметной прямой линии длиной с эле, рассекавшей пропитанную водой землю. Талисман по ее просьбе сделал бы виадук видимым, но она предпочла на этот раз не прибегать к магии.

Она мысленно представила виадук и едва слышно произнесла:

– Виадук, включись.

Как раз над линией с обычным колокольным звоном появился диск темнее ночи в ореоле жемчужного света. У диска не было толщины, а лицевая и обратная поверхности были идентичными. Не имело значения, с какой стороны потенциальный путешественник входил в виадук.

Из торопливо просмотренной книги Ирианы Харамис знала, что существовало два режима работы виадука. Можно было войти и автоматически оказаться в заранее установленном месте. Однажды она уже пользовалась виадуком, чтобы переместиться от плато Кимилон к дому Ирианы в Утреннем море. Можно было войти и отдать виадуку еще одно сложное мысленное распоряжение, чтобы оказаться в месте по собственному выбору. Харамис не хотела рисковать и прибегать ко второму способу, пока не изучила систему виадуков лучше.

Еще одним знаком того, что чудесное устройство Исчезнувших не являлось непроницаемым черным диском, было едва заметное движение из него воздуха. В прошлый раз, когда Харамис включила этот виадук, но не осмелилась войти в него, ветерок ниоткуда доносил приятный запах леса. На этот раз, каким бы странным это ни могло показаться, из диска явно пахло свежим хлебом!

– Куда ведет этот виадук? – спросила она талисман.

Вопрос неуместен, – ответил Трехкрылый Диск.

Она вздохнула. Другого ответа она и не ожидала. Оставался только один способ узнать тайну виадука. Она вошла в диск.

И сразу же ощутила приступ страшного удушья, как и во время путешествия в северное царство Голубой Дамы, то же чувство подвешенности тела в пустоте и взрыва в сознании оглушительной вибрирующей музыкальной ноты.

Путешествие на искусственный айсберг Ирианы заняло всего лишь мгновение. Это перемещение длилось дольше, Харамис едва не запаниковала, а взрыв все звучал несмолкаемым аккордом в сознании, разделяя телесные ткани на атомы, казалось, без малейшей надежды на их воссоединение, оставляя душу парить над пульсирующей бездной.

«О мой бог, – подумала она. – Неужели ты оставил меня? Неужели я навеки останусь во власти тьмы…»

– Добро пожаловать.

Она услышала скрипучий голос, почувствовала восхитительный запах свежего хлеба, ощутила тепло и твердый пол под ногами, увидела…

Ей кивал древний старик с темным морщинистым лицом и серебристыми глазами с огромными темными зрачками. Он восторженно улыбался. Можно было не сомневаться, что если талисман и сделал ее невидимой, то только не для него. Его седые вьющиеся волосы торчали во все стороны, как у косматого зуха. Он был одет в пыльный черный плащ до пола, отделанный понизу потускневшими блестками, поверх которого был повязан явно нуждавшийся в стирке фартук.

Она смотрела на него, потеряв от удивления дар речи. Они стояли в холле, центр которого занимал диск виадука и от которого, как спицы колеса, отходили четыре коридора. Старик дал ей знак следовать за ним, прошел по коридору и вошел в открытую дверь. Комната оказалась ярко освещенной, странной и захламленной, но в ней можно было угадать кухню. Вдоль зеленоватой стены протянулся прилавок, заваленный овощами и фруктами, заставленный прозрачными горшками с медом, разноцветными банками с джемами и консервами, небольшими склянками с сушеными специями. С потолка свисали медные кастрюли и сковороды, полки буфета были заставлены небольшими устройствами непонятного назначения и разноцветными керамическими баночками, помеченными буквами незнакомого алфавита.

Центр комнаты занимал стол странной формы с одним-единственным стулом. На столе стояла большая стеклянная чаша, накрытая красным клетчатым полотенцем, рядом лежал противень с остатками пищи, стояло блюдце с какой-то пенистой жидкостью, в которую была опущена кисточка, лежал кусок масла на тарелке, рядом с которой валялся огромный зазубренный нож. Другую стену занимали буфеты с припасами и несколько дверей с небольшими окнами, сквозь одно из которых пробивался тусклый свет. Над дверью медленно мигала красная лампа.

– Как раз вовремя! – захихикал старик. – Знаю, следовало слегка остудить, но он такой вкусный прямо из печи.

Он взял пару толстых рукавиц, открыл дверь в стене, над которой мигала лампочка, и вытащил длинный противень с тремя длинными румяными буханками. Он захлопнул дверь, после чего сразу же погасла лампочка, и перенес буханки на проволочную решетку. Затем он снял фартук и принялся мыть испачканные мукой руки над раковиной без насоса, которая, очевидно, снабжалась горячей и холодной водой лишь по желанию человека.

– Официально мы не знакомы, – продолжил старик, поглядывая на нее через плечо, отряхивая руки и вытирая их еще одним клетчатым полотенцем. – Я – Денби Варкур, твой небесный коллега. – Он быстро развернулся, встал в позу и ткнул правым указательным пальцем в дымящийся хлеб. – Уже не терпится! Как вкусно! – Он глупо хихикнул, когда одна из буханок поднялась в воздух, покачалась и опустилась на решетку. – Ну вот, полагаю, она достаточно остудилась!

Достав из буфета великолепный деревянный поднос, он принялся заставлять его продуктами и приборами, открывая один буфет за другим. Он нашел две граненые хрустальные тарелки и кружки к ним и пару серебряных ножей для масла. Он достал кувшин с белой жидкостью из волшебного холодильника рядом с раковиной, затем схватил со стола тарелку с маслом, зазубренный нож и недавно заколдованную буханку хлеба.

– Тебе что больше нравится – джем или мясной паштет?

Харамис могла только покачать головой.

– Ты права, я тоже считаю: чем проще, тем вкуснее. Пошли!

Он пинком распахнул дверь в большую комнату, служившую кабинетом или библиотекой, в которой царил жуткий беспорядок. Полки были заставлены не только книгами, но и прозрачными папками с магическими досками, которые, как она знала, являлись справочниками Исчезнувших. На штативах стояли причудливые металлические устройства, которые могли быть научными приборами. Денби прошел вперед и шлепнул поднос на деревянный стол, стоявший перед стенкой, задернутой синими бархатными шторами. Рядом Харамис увидела высокую круглую дверь с замысловатой украшенной драгоценными камнями пластиной на месте замка или дверной ручки.

Денби щелкнул пальцами, и на покрытый ковром пол со стола посыпались бумаги, книги и странные черные предметы. Он придвинул кожаное кресло, предложив ей присесть, а сам устроился на стуле напротив.

– Забыл салфетки, – сказал он и подмигнул, – но это не важно. Слуга позаботится о них. – Он снова щелкнул пальцами, и через мгновение удивительная машина, похожая на механического лингита с открытым ящиком вместо тела, появилась в дверях и подползла к столу. Одной из членистых рук она достала из заднего отделения две сложенные салфетки и разложила их на столе рядом с тарелками.

– Что-нибудь еще, хозяин? – спросила она жужжащим голосом.

– Быть может, чашку чая? – спросил Денби Харамис. Она покачала головой, все еще не придя в себя от изумления.

– Собери все с пола, – приказал Денби машине, – и положи на письменный стол.

Он сплел искривленные пальцы и повесил голову.

– Хвала Источнику Вечного Света за пищу нашу.

Жадно схватив буханку, он покромсал ее на ломти зазубренным ножом. Хлеб был еще настолько горячим, что от него шел пар. Густо намазав два ломтя маслом, он наполнил чашки жидкостью из кувшина.

– Отличное холодное молоко волумниалов. Вы ведь все еще пьете его?

– Да… – Она взяла кусок хлеба, долго рассматривала его, потом подняла взгляд на хозяина.

– Ты – это он. Великий Волшебник Небес.

Рот старика был набит хлебом, поэтому он лишь кивнул с блаженным видом.

– Значит, это ты захватил мою сестру и других правителей?

Денби покачал головой:

– Только тебя, по необходимости.

Старик сделал глоток молока, потом вытер грязные пальцы салфеткой.

– Временно изменил программу виадуков Оро, чтобы ты смогла нанести мне визит. Конечно, я способен изменить любые приказания, касающиеся перемещений, кем бы они ни были отданы.

– Значит… Анигель и другие находятся не здесь?

– Нет. Зато ты – здесь, в этом нет сомнений! И останешься здесь, по крайней мере на время.

Он громко захохотал, раскачиваясь на стуле, зачихал, разбрасывая во все стороны крошки. Маленькая машина терпеливо убирала их с пола.

Харамис с трудом сохранила хладнокровие.

– Что ты имеешь в виду?

– Милое дитя, мы так чудесно побеседуем обо всем. Ты расскажешь мне о своей жизни, о жизни твоих сестер. Я с таким отвращением смотрел на погрязший в меланхолическом отчаянии мир внизу. Что делать, что делать! Я сделал так, чтобы Орогастус родился до того, как Бина придумает новый план, хотя с самого начал считал эту затею глупой и бесполезной. Сентиментальной Ириане, впрочем, план понравился, и вдвоем они убедили меня попробовать. Я не мог поверить, что троим молодым девушкам удастся то, что не удалось нам, но вы действительно отыскали части Скипетра. Скорее всего, в вас было нечто магическое, связанное с тем, как вам удавалось влиять на связующие нити судьбы мира. Лепестки Животворящего Триллиума совместно с возрождением Звезды! Магическая наука против научной магии! Сам я никогда не понимал сути, а теперь это же не имеет значения. Вы потерпите неудачу, как я и предполагал, но я позабочусь о том, чтобы итог был хорошим. Подожди и увидишь.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – удивленно воскликнула Харамис.

Он лукаво подмигнул ей:

– В твоем янтарном Триллиуме заключена настоящая магия, находящаяся вне понимания магической науки Звезды и Коллегии Великих Волшебников. Очень увлекательно, но и опасно! Я боялся, что янтарь помешает мне переместить тебя сюда и расстроит все планы, но все случилось просто замечательно!

Она решила, что он, несомненно, безумен, как и говорил Орогастус, но решила ответить спокойно:

– Сожалею, что не могу принять твое любезное приглашение, Великий Волшебник Небес. Честно говоря, я намерена покинуть тебя немедленно. Другие безотлагательные дела требуют моего внимания.

Она сжала в руке Трехкрылый Диск, мысленно представила свою башню на горе Бром и стала ждать призрачного видения, предшествовавшего магическому перемещению.

Ничего не произошло.

Насмешливое выражение исчезло с лица Денби так же быстро, как след на песке после океанской волны, сменившись выражением мрачного триумфа. Он встал, опершись на стол костяшками пальцев, и в его всего мгновение назад старческом голосе зазвучали металлические нотки:

– Магия, которой ты научилась у Ирианы, здесь не поможет. Она черпает силы из земли, которая является твоим личным царством Великого Волшебства. Не поможет тебе и талисман, получающий силу от планетарных источников, так как ты находишься вне сферы их влияния. Ты можешь выйти отсюда только через виадук, который я контролирую, или через это. – Он фыркнул и кивнул на дверь рядом со шторами. Она была сделана из черного металла и висела на одной гигантской петле. – Но эта дверь ведет к вечному избавлению, и только мне суждено войти в нее.

Лицо Харамис побледнело от гнева.

– Денби, предупреждаю тебя…

– Смирись, Великая Волшебница. – На его лице снова появилась снисходительная улыбка. – Я рассчитываю оставить тебя здесь, пока не настанет время уйти.

– А я говорю, что ты ошибаешься! Я могу прибегнуть к еще одному источнику волшебства, который подвластен мне с самого рождения.

Харамис коснулась серебряных крыльев, окаймлявших янтарь, и они распахнулись, открыв похожий на крошечную звезду красный огонек. Денби в тревоге взвизгнул, когда она направилась к круглой двери.

– Ты был прав, говоря о силе моего амулета, – продолжила Харамис. – Он не зависит от талисмана и может помочь мне разными способами. Жаль, что мне не удастся обсудить это с тобой. Достаточно сказать, что янтарь откроет передо мной любой замок в твоем жилище, и этот не является исключением.

Денби вскочил на ноги, и его морщинистое лицо исказилось неподдельной тревогой.

– Харамис, подожди! – закричал он. – Ты не понимаешь! Ты не можешь ее открыть! Тебя ждет там смерть! – Он проковылял к занавешенному окну рядом с дверью и отдернул штору.

Харамис вскрикнула от ужаса. Схватившись рукой за спинку кресла, она смотрела в окно. Она видела ночное небо, усеянное бесчисленными разноцветными звездами. Среди звезд она увидела три освещенных сбоку небесных тела: одно было средней величины и бело-синим, два других – значительно больших размеров, серебристые и лишенные знакомых черт.

– Священный Цветок! – прошептала Харамис. – Ты забрал меня на свою Луну!

– Да, – произнес Денби почти извиняющимся тоном. – Ты не сможешь уйти, пока я не разрешу. Необходимо, чтобы ты осталась здесь, необходимо, чтобы Ириана не вмешивалась в ход событий, по крайней мере пока.

– Что? Ты знаешь о ее коварном пленении и не хочешь помочь? – Харамис, сверкая глазами, решительно подошла к Темному Человеку и схватила его за костлявые плечи. – Дряхлый безумец! Что за глупую игру ты задумал?

– Никаких игр! – завопил он. – Ой! Мне больно. Осторожно, Великая Волшебница! Мне двенадцать тысяч лет, у меня хрупкие кости и слабое сердце. Могу скончаться у тебя на руках от такого грубого обращения, а ты никогда не вернешься домой.

Она отпустила его и заговорила с ледяным презрением:

– Тогда объясни свои поступки. Где находится моя сестра Анигель, если здесь ее нет, как ты посмел помешать мне исполнять свои обязанности?

Он умоляюще поднял руки:

– Королева находится в полной безопасности вместе с другими правителями. Орогастус держит их под замком в одном из замков в Саборнии. Это – часть моего плана.

Капля янтаря поверх Трехкрылого Диска засияла, как маленькое солнце, и лицо Харамис стало зловещим от решимости.

– Денби Варкур, – произнесла она. – Я приказываю, как Великая Волшебница, равная тебе, вернуть меня на землю немедленно, или ты ответишь за ужасные последствия.

Казалось, старик уже справился с волнением. Он откинул голову назад и поджал губы в презрительной гримасе.

– Какие последствия? Собираешься вытрясти зубы из моего древнего черепа, если я не подчинюсь? Или нарушишь клятву и убьешь меня – немощного чудака, который в душе лишь желает помочь миру? Ты можешь это сделать голыми руками. Но умоляю, милая Харамис, сдержи себя. Я недаром переместил тебя сюда. – Его лицо приобрело насмешливо-укоризненное выражение. – Я был уверен, что тебе понравится свежий хлеб.

– Что тебе нужно? – закричала она в отчаянии.

В одно мгновение от безумия и насмешливости не осталось и следа.

– Великая Волшебница, тебе известно, что мир Трех Лун, к которому ты питаешь столь искреннюю любовь, вышел из равновесия и ему грозит катастрофа?

– Мне… известно об этом. Мои сестры и я сама пытались восстановить равновесие, как было предписано судьбой. Однажды, после победы над Орогастусом, нам показалось, что нас ждет успех, но этого не случилось. Сейчас я подозреваю, что только восстановление Скипетра Власти позволит отвести нависшую над миром угрозу.

– Да! – закричал Великий Волшебник Небес. – Тайна скрыта в нем, ты абсолютно права. В Скипетре, в этом проклятом инструменте, способном возродить мир или уничтожить его. У тебя лишь одна его часть, две других… – Старик замолчал и покачал головой. – Но дело не только в этом.

– Объясни, – потребовала она.

Он неуверенно улыбнулся:

– Полагаю, ты поймешь все значительно лучше, если позволишь кое-что показать тебе. Предлагаю отправиться со мной на другую Луну. Виадук находится в нише рядом со средним шкафом.

Она нахмурилась:

– Орогастус говорил о Луне Садов и Луне Мертвых.

– Мы отправимся на последнюю.

По знаку Денби с колокольным звоном возник черный диск виадука.

– Девушка, я не пытаюсь обмануть тебя. Если хочешь, войду в него первым.

Он исчез. Харамис на мгновение замешкалась. «Луна Мертвых! Я безумна ничуть не меньше, чем Денби». Она сжала в руке талисман, пробормотала молитву и последовала за стариком.

Они вышли из виадука и встали рядом на прозрачной платформе, висевшей в туманных красноватых сумерках. Сверху, снизу, со всех сторон, насколько хватало взгляда, их окружали мириады золотистых сфер примерно два элса диаметром, соединенных едва видимыми тончайшими нитями, похожими на тщательно сотканную паутину лигнита, украшенную каплями росы. Когда глаза привыкли к полумраку, Харамис увидела, что сферы были прозрачными, заполненными каким-то светящимся туманом. Внутри каждой сферы она увидела человека в одежде странного покроя.

– Владыки Воздуха! – воскликнула Харамис – Их здесь тысячи тысяч! Кто они?

– Те, кому не удалось Исчезнуть, – ответил Денби Варкур.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю