355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 43)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй
сообщить о нарушении

Текущая страница: 43 (всего у книги 61 страниц)

Глава 7

Прошло всего десять дней, как двор покинул Цитадель, а королеве Анигель до смерти надоело ехать в громыхающей карете с Имму и четырьмя придворными дамами. Новая Королевская дорога, построенная всего год назад, оправдывала свое название как чудо света. Она была не менее прочной, чем любая дорога, проложенная по сухой местности, даже несмотря на непрекращающиеся дожди, и королева не видела причин, почему бы ей не проехаться верхом вдоль каравана, осмотреть окрестности, поболтать с друзьями, узнать, чем занимаются ее дети, король Антар и другие представители знати.

Женщины были шокированы ее смелостью и попытались отговорить, но королева твердо отвергла их возражения. В конце концов, это была ее дорога. Почти шесть лет она наблюдала за ее строительством, выделяла средства из скудного бюджета, договаривалась с мятежными глисмаками, решала другие проблемы с аборигенами, а также непрестанно поддерживала уверенность строителей, утверждавших, что некоторые участки построить просто невозможно.

Анигель опустила боковое стекло и крикнула проезжавшему мимо пажу:

– Вызови главного конюха.

Она улыбнулась встревоженным дамам:

– Я отказываюсь путешествовать в душной карете, как инвалид, только потому, что беременна. Моим неродившимся детям не повредит прокатиться в седле под ласковым рувендианским дождем.

– Но беременным королевам не подобает так поступать! – воскликнула леди Белиниил. Она была представительницей древнего лаборнокского рода и не упускала возможности высказать неодобрение по поводу слишком беспечного, по ее мнению, поведения рувендиан.

К удивлению Анигель, в поддержку придворной дамы выступила старая ниссомка Имму:

– Эта дорога – совсем не центральная улица Дероргуилы, моя королева. Она проходит по самым опасным местам Полуострова, а в воздухе пахнет отродьем скритеков. Умоляю, останьтесь в карете.

– Чепуха, – ответила королева. – Я чувствую только запах ила, прелой листвы, следов безобидных фрониалов и еще чьих-то приторных духов, от которых у меня болит голова.

Она крикнула в окно вызванному ею вельможе средних лет:

– Лорд Карагил, умоляю, прикажите привести моего фрониала и вызовите моих Почетных Кавалеров. Остаток дня я проеду верхом.

– Как неразумно, – проворчала Имму. – Не стоит рисковать, если рядом отродье.

Главный конюх тоже не был в восторге от решения королевы.

– Ваша няня говорит правду о скритеках, моя королева. Разведчики обнаружили свежие следы. Обычно ужасные отпрыски топильщиков не заходят так далеко на восток, но…

– Повинуйся мне, – сказала королева ласково, но твердо. – Если мои Почетные Кавалеры не могут защитить меня от отпрысков скритеков, им пора сменить мечи на иглы для вышивания. Сначала я отправлюсь к моему супругу, который едет впереди.

– Упрямица! – снова проворчала Имму на правах давней слуги королевской фамилии. – Даже если рядом нет скритеков, неприлично беременной знатной даме скакать галопом среди солдат и погонщиков.

– Тем не менее, – беспечно заявила Анигель, – именно так я и поступлю.

– Никто из вас не желает быть рядом с королевой? – обратилась Имму к придворным дамам.

Знатные дамы, однако, продолжали отговаривать королеву и явно не желали скакать верхом.

– Тогда я поеду с ней, – сказала Имму.

Анигель с сомнением посмотрела на ниссомку.

– Если ты настаиваешь, можешь сесть у меня за спиной, но смею заверить, тебе будет там неудобно из-за маленького роста.

Лорд Карагил вдруг просиял улыбкой.

– Кажется, я придумал, как можно все устроить, – сказал он и пришпорил своего фрониала.

Вернулся он с двумя конюхами, один из которых вел под уздцы белого фрониала в богатой королевской сбруе, а второй – небольшого жеребенка с импровизированным седлом и сбруей для Имму.

Довольная Анигель надела плащ и сапоги. В сопровождении двадцати Почетных Кавалеров и Имму, покорно следовавшей на длинноногом жеребенке, королева проскакала вдоль каравана к головному отряду. У одного из новых мостов через вздувшийся приток реки Виркар она нашла короля Антара и его главнокомандующего генерала Горкаина. Они о чем-то говорили с двумя аборигенами в форме Двух Тронов. Лорд-маршал Лаканило и несколько вельмож сидели на своих фрониалах чуть поодаль, дожидаясь окончания разговора. На них были только легкие шлемы и кирасы под плащами, как и на Почетных Кавалерах, короле и генерале. Отряд хорошо вооруженных стражников и рыцарь в полных доспехах спустились к берегу реки и собирались сесть на плот, управляемый двумя людьми и проводником-ниссомом.

Король Антар любезно поприветствовал королеву и всех вновь прибывших и показал Анигель карту, которую он изучал вместе с генералом.

– Один из этих дьявольских виадуков, о которых говорила Харамис, находится примерно в шести лигах отсюда вниз по течению, – сообщил он Анигель. – Солдаты под командованием сэра Олевика добровольно вызвались охранять его, пока караван не пройдет опасное место. Они спустятся к виадуку на плоту.

– Но что смогут сделать наши храбрецы, – спросила королева едва слышно, – если злодеи появятся из-за этой магической двери? Солдаты не умеют сражаться с колдунами, а времени надежно забаррикадировать портал у нас нет.

– Нет, моя королева, – признал генерал Горкаин. – На самом деле сэр Олевик со своим отрядом надеется лишь задержать их на какое-то время и дорого продать свои жизни, чтобы проводник-оддлинг смог предупредить нас вовремя.

– Они – настоящие храбрецы, – пробормотала Анигель.

– Вероятность столь быстрой атаки Людей Звезды невелика, – попытался успокоить ее Антар. – Кроме того, Орогастус вряд ли отважится напасть на такую большую и хорошо вооруженную колонну. Мы просто принимаем меры предосторожности.

– В течение двадцати дней, – сказал один из разведчиков, – наше племя, обитающее в этом районе Гиблой Топи, надежно закроет виадук, как приказала Белая Дама и Дама Священных Очей. Мы завалим его камнями и землей и выставим охрану.

– Людям Звезды будет трудно выйти из него незамеченными, – продолжил второй разведчик. – Им придется прибегнуть к магическим силам, чтобы выбраться на поверхность. Мы заметим это и предупредим всех речью без слов.

Анигель посмотрела на карту:

– Следует благодарить судьбу за то, что рядом с дорогой больше нет виадуков почти до самых гор.

Под одобрительные крики Почетных Кавалеров плот с сэром Оливеком и солдатами отчалил от берега.

– Да благословит вас Цветок, – крикнула Анигель и сделала в воздухе знак Триллиума. – Возвращайтесь целыми и невредимыми.

Солдаты на плоту, потрясая оружием, ответили восторженными криками. Затем плот обогнул излучину и скрылся за густыми деревьями.

Передовые всадники двинулись дальше, за ними последовали Антар и Анигель в окружении рыцарей, чуть позади королевы ехала на жеребенке Имму. За ними, почти на две лиги, растянулся караван: волумниалы тянули тяжело груженные фургоны с багажом двора, продуктами и другими припасами, в каретах ехали вельможи, придворные и министры, в повозках попроще – слуги, рыцари ехали верхом и около тысячи слуг сопровождали караван пешим порядком. С обеих сторон шли колонной по два солдаты, и их пение доносилось по пропитанному влагой воздуху до передового отряда.

Королева с гордостью рассматривала дорогу. Существовавшая с незапамятных времен тропа, проходимая только в Сухой Сезон (и только для знавших местность и обладателей секретных карт торговцев), превратилась в мощеную дорогу. Ее полотно, сооруженное из дробленого камня и массивных бревен из Тассалейского леса, возвышалось на три элса над болотом и было вымощено булыжником. Броды сменили деревянные мосты, за исключением только переправы через слишком широкий Виркар на границе области Дилекс, где был предусмотрен паром. Охраняемые постоялые дворы, расположенные на расстоянии дня пути друг от друга, являлись безопасным местом отдыха для небольших групп путешественников или купеческих караванов. Огромный королевский караван волей-неволей должен был останавливаться на ночь на самой дороге, только королевская семья и престарелые и дряхлые вельможи уходили на ночь под крыши постоялых дворов.

Средний участок дороги, по которому шел караван, был самым узким и самым сложным для строительства. Протянувшийся почти на двести лиг от замка Бонор до дилекского города Вирк, он проходил по дикой местности, не заселенной людьми. Дорогу окаймляли взмывающие ввысь деревья, густые заросли колючих кустарников, переплетающиеся лианы и практически непроходимая растительность. Ветви деревьев смыкались над головой, и королеве Анигель иногда казалось, что они едут по зеленому туннелю, занавешенному туманом дождя.

Передовой отряд остановился в полдень, чтобы перекусить, и тут на короткое время выглянуло желанное солнце, и дорога почти мгновенно начала парить. Когда всадники вновь сели в седла, вернулись грозовые облака и поднялся ветер. Анигель тем не менее задремала в седле, а послушные фрониалы все шли вперед, покачивая рогатыми головами, пощелкивая суставами ног и цокая плоскими копытами по заросшим мхом камням. Небо над головой становилось все более гнетущим, но проливной дождь почему-то не начинался.

Королева очнулась от тошнотворного запаха, принесенного порывом ветра. Никто не удивился, когда генерал Горкаин проскакал сквозь строй рыцарей и сообщил королю и королеве неприятные новости:

– Разведчики сообщили, что обнаружили на дороге обглоданные кости раффина, а на камнях – следы скритекского отродья. Мы остановимся здесь, чтобы сократить разрыв между передовым отрядом и основным караваном. Лорд-маршал и Почетные Кавалеры обеспечат защиту ваших величеств, а пешие солдаты пойдут в авангарде вместе с нами, пока опасность не минует. Я послал за кронпринцем Никалоном и принцессой Джениль. Сейчас небезопасно скакать взад и вперед вдоль каравана с их молодыми друзьями.

– Хорошо, – сказал Ангар, – Можешь продолжать.

Генерал прикоснулся к козырьку шлема ладонью и развернул фрониала. Не успел он тронуться с места, как со стороны головы колонны донеслись крики рыцарей:

– Отродье! Отродье на дороге!

Горкаин выругался и пришпорил фрониала. доставая из ножен двуручный меч.

Дюжина Почетных Кавалеров под командованием маршала Лаканило окружили короля, королеву и Имму, взяв копья наперевес, а остальные рыцари последовали за генералом.

Невыносимое зловоние, казалось, наполнило воздух. Тишину нарушали только цокот копыт, скрип сбруи и шум начавшегося дождя.

– Смотри! – прошептала Имму, указывая на низину справа от дороги, наполовину закрытую зарослями лишенного колючек папоротника высотой в два человеческих роста.

Из покрытых пеной вод поднимались блестящие белые существа, некоторые из которых были размером с человека, некоторые – значительно меньше. Они напоминали мерзких жирных червей или личинок, лишенных выраженных голов, но с похожими на обрубки конечностями, вооруженными острыми как бритва когтями. Подходя к узкой обочине дороги, они раскрывали похожие на пасти передние окончания, усеянные сочащимися ядом зелеными зубами. Слепые чудовища раскачивались из стороны в сторону в поисках добычи, которую они выслеживали при помощи тонкого слуха.

На мгновение всадники замерли в ужасе. Один молодой рыцарь воскликнул:

– Клянусь камнями Зото, что за мерзкие твари, как гигантские трупные опарыши!

Услышав его голос, детеныши скритеков, извиваясь, поползли по насыпи к дороге.

Длинный меч короля Антара с мелодичным звоном выскользнул из ножен.

– За мной, Почетные Кавалеры!

Король послал своего фрониала по крутому склону, за ним последовали рыцари во главе с лордом-маршалом. Одним ударом Антар разрубил ближайшего червя пополам. Червь развалился, забрызгав короля отвратительной желеобразной слизью. Кавалеры пронзили других кровожадных скритеков копьями и предали их мечу, крича от ярости и отвращения, когда на них попадала брызжущая из тел червей зловонная жидкость.

Фрониал Лаканило упал на топкую землю, визжа в агонии – его передние ноги попали в ядовитые челюсти. Почетные Кавалеры бросились на помощь лорду-маршалу и оттащили его в безопасное место, а потом зарубили червя и предали быстрой смерти бившуюся в агонии антилопу.

Скоро все личинки были убиты или в страхе сбежали, оставив Антара и рыцарей облитыми с головы до ног зловонной слизью. Победные крики с дороги возвестили о том, что еще один выводок незрелых скритеков был уничтожен Горкаином и его солдатами.

– Молодцы, – не удержалась от похвалы Анигель.

Король, морщась от отвращения, осмотрел свою заляпанную слизью одежду.

– Только Триун знает, как мы очистимся от этой мерзости, если, конечно, не прыгнем в болото, чтобы заменить слизь на ил.

Словно вняв его мольбам, прогремел гром и начался проливной дождь. Антар снял шлем, засмеялся и подставил лицо под струи.

– Благодарю вас, милосердные Владыки Воздуха! К тому времени, когда подойдет караван, возможно, у нас будет вид, достойный цивилизованного общества.

– Пожалуй, вам следует вернуться в карету, моя королева, – предложил лорд-маршал Лаканило. Это был высокий худой человек, который держал себя с достоинством, несмотря на испачканную одежду. Он был назначен на должность после героической смерти лорда-маршала Ованона в битве при Дероргуиле.

Анигель покачала головой:

– Клянусь небесами, нет, Лако. Из-за этой вони мои дамы непременно закроют лица пропитанными духами вуалями. Честно говоря, я предпочитаю запах этих чудовищ.

С группой молодых вельмож подскакали кронпринц Никалон и принцесса Джениль и шумно поприветствовали родителей и Почетных Кавалеров.

– Фу! – воскликнула принцесса, закрывая нос ладонью. – Здесь этот запах еще сильней… Ой! – Она увидела зарубленных чудовищ.

– Они уже мертвы, миледи, – успокоил ее лорд-маршал. – Боятся нечего.

Принц Никалон обнажил свой меч и стал горящими глазами рассматривать поверженных монстров.

– Ты уверен, Лако? Быть может, стоит произвести разведку болота? Я готов!

В свои пятнадцать лет он был похож на взрослого мужчину, носил шлем, нагрудник и военный плащ.

– Готов, готов, готов! – насмешливо произнесла Имму. – Родители и Почетные Кавалеры могут чувствовать себя в безопасности, раз приехал такой герой.

– Имму, – простонал принц.

Рыцари засмеялись, но совсем без злобы, так как все хорошо относились к импульсивному Ники.

– Нет необходимости покидать дорогу, – сказал Антар. – Это даже глупо, учитывая тот факт, что вода продолжает подниматься.

– Жаль, что мне не удалось принять участие в бою. Я никогда не видел детенышей скритеков.

Юноша вложил меч в ножны и принялся расспрашивать рыцарей о бое, а лорд-маршал послал за новым фрониалом.

Джениль подъехала ближе к родителям и няне и облегченно вздохнула, узнав, что единственной жертвой был фрониал.

– Какие ужасные твари эти детеныши! Правда, что они убивают матерей при рождении?

– Чаще убивают, чем нет, – ответила Имму. – Взрослый скритек обладает разумом, по крайней мере так считается, а их детеныши прожорливы и безмозглы. Если мать достаточно проворна, она успевает отскочить после выхода детенышей из матки, и черви начинают пожирать приготовленное ею мясо. Чаще детеныши пробуждаются до рождения и прогрызают себе путь на волю в стенке материнского тела.

– Какая гадость! – воскликнула Джениль. Ее лицо под капюшоном побелело, и она с радостью покинула бы вызывающее тошноту место, если бы не спокойное поведение королевы Анигель. – Неудивительно, что скритекам неведомо чувство любви или доброты.

– Тем не менее, – со странным воодушевлением произнес принц Никалон, присоединившись к сестре и родителям, – скритеки – старейшая раса в мире, и легенды гласят, что все племена являются их потомками, даже ты, Имму!

– А я думала, что самой древней расой являются люди, – сказала принцесса.

– Мы не являемся коренными жителями этого мира, – сказала королева. – Ваша тетя Великая Волшебница Харамис определила, что люди пришли сюда из Внешних Небес бесчисленное число миллиардов лет назад. Нашими предками были Исчезнувшие.

– Что еще более удивительно, – добавил очень тихо король Ангар, – Исчезнувшие использовали кровь скритеков и людей, чтобы вывести новую расу, способную противостоять Покоряющему Льду.

– Но почему? – Принцесса, в отличие от своего брата, никогда не слышала эту историю, потому что Великая Волшебница посчитала, что лучше было сохранить ее в тайне, посвятив в нее только королевскую семью и самых близких и проверенных ее людей.

– Древние люди чувствовали вину за то, что оставили мир, разрушенный в основном из-за развязанных ими же воин, – сказал Антар. – Понимаешь, Джан, Исчезнувшие считали, что непреднамеренно созданный ими двенадцать раз по сто лет назад лед поглотит весь мир, за исключением кромок континента и некоторых островов. Они считали, что скритеки неминуемо погибнут и мир останется без разумных существ. Но этого не случилось. Льду не удалось покорить весь мир, и скритеки стали жить здесь с вновь созданной выносливой расой. И с некоторыми упрямыми людьми, которые остались здесь, а не исчезли во Внешних Небесах.

– Аборигены, которых мы называем виспи, – продолжила королева, – горные жители, которые помогли вашей тете Харамис завладеть талисманом и стали ее особым племенем, появились в результате древнего эксперимента. Они могут считаться первой расой, соединившей в себе кровь скритеков и людей. Конечно, дети у них рождаются, как у людей, как и у остальных аборигенов.

– Но виспи так красивы, – сказала Джан, – а остальные аборигены так… – Она замолчала, поняв, что нельзя говорить подобное в присутствии старой няни-ниссомки. – О, прости меня Имму, я не хотела обидеть тебя.

– Я не обиделась, милая, – спокойно ответила Имму. – Ниссому и уйзгу считают виспи непривлекательными. Ты называешь их красивыми только потому, что они похожи на тебя.

– А как появились другие племена? – спросила Джениль.

– Некоторые из них были созданы новым вливанием крови скритеков, – спокойно объяснила королева.

Принцесса поняла, какой ужас подразумевается под этим словами, и на время замолчала.

– На протяжении многих веков, – добавила Имму, – свежая человеческая кровь участвовала в расовом смешении. В древние времена люди спаривались с аборигенами. Только последние шесть сотен лет люди стали называть нас оддлингами, настаивая на том, что мы являемся низшими существами. В других человеческих королевствах сохраняется пренебрежительное отношение к нам. Только в Лабровенде аборигены признаны разумными существами, а некоторые из нас даже получили право называться гражданами.

– Я позабочусь о том, чтобы люди Рэктама поступили так же, – прямо заявила принцесса Джениль, – когда выйду замуж за Ледавардиса и стану королевой.

– Джан! – сердито воскликнула Анигель. – Я же запретила тебе говорить об этом в присутствии отца.

– О чем ты? – Антар гневно посмотрел на дочь. – Только не говори, что ей все еще нравится король-карлик.

– Ледавардис Рэктамский – храбрый мужчина, – возразила Джениль, – и на карлика похож не больше, чем Ники. Пусть он некрасив телом, но зато благороден сердцем.

– Только ты так думаешь! – прошипел сквозь зубы король, и его светлая борода ощетинилась. – Я же считаю рэктамцев порочными пиратами и не позволю, чтобы моя дочь стала женой их уродливого короля! Неужели ты забыла, что Рэктам и Тузамен стали союзниками презренного Орогастуса и развязали войну против нас?

– Ледо сражался и сдался в плен с честью, – не сдавалась Джениль. – Кроме того, он приказал своим подданным отказаться от древних обычаев и вести себя цивилизованно.

– Цивилизованно! – Антар презрительно рассмеялся. – Все осталось неизменным в пиратском королевстве, просто сейчас корсары-рэктамцы совершают преступления тайком, а раньше вели себя нагло, как гадюки Виборна. Ты никогда не станешь женой Ледавардиса.

Принцесса расплакалась.

– Тебя не интересует мое счастье, отец. Ты отвергаешь Ледо только потому, что надеешься выдать меня за этого коварного хвастуна короля Зиноры Йондримела. Ты не заставишь меня принять его. Пусть женится на одной из дочерей королевы Джири.

– Джан, любимая моя, – поспешила вмешаться королева Анигель. – Умоляю тебя, перестань. Здесь не место для таких споров. Давай подождем до следующего постоялого двора…

Ее слова заглушил колоссальный раскат грома. Задрожала, как во время землетрясения, дорога, и всех ослепила молния. Полил чудовищной силы дождь. Закричали рыцари, которые отъехали от королевской семьи, чтобы не мешать разговору. Фрониалы испугались шума, и король Антар, забыв о своем гневе, бросился к жеребцу дочери, который чуть было не свалился с дороги в бурлящую воду. Принц Никалон пытался успокоить фрониала матери. Белый зверь королевы пытался встать на дыбы, бил копытами по мокрым булыжникам и мотал рогатой головой. Королева смогла удержаться в седле только потому, что Ники успел взять фрониала под уздцы. В нескольких элсах от них молодой фрониал Имму, дрожа, лежал на животе на левой обочине дороги, а маленькая ниссомка тщетно пыталась поднять его на ноги. Потом вдруг жеребец Джениль вырвался из рук Антара и, едва не растоптав Имму с ее фрониалом, помчался к главной колонне.

– Почетные Кавалеры! – закричала королева. – За принцессой! – Она повернулась к сыну. – Спаси Имму! Кромка дороги рядом с ней вот-вот обрушится!

Принц Никалон вскочил в седло и поскакал по залитой дождем дороге. Наклонившись в седле, он подхватил маленькую ниссомку, и в следующий момент ее жеребец свалился с дороги и без звука исчез в пенистой мутной воде.

– Оставь мне Имму, – крикнула королева, – а потом помоги отцу и сестре!

Анигель не могла понять, почему Почетные Кавалеры не пришли на помощь. Рыцарей едва было видно из-за плотной стены дождя и опускавшейся на дорогу темноты, но она слышала их голоса, даже несмотря на раскаты грома и какой-то странный звук. Посадив Имму за спину и увидев, что принц уже почти подскакал к догнавшему Джениль Антару, она пришпорила фрониала. чтобы подскакать к рыцарям. Но белый зверь вдруг остановился, сделав всего несколько прыжков.

– Мой Бог! Дорога! – закричала Анигель.

Между королевой и ее рыцарями зияла крутая пропасть больше пяти элсов в ширину. Казалось, молния разорвала дорогу на части. Вода, сдерживаемая на одной стороне дороги, устремилась в пропасть, увлекая за собой поваленные деревья и камни. Не успела Анигель оправиться от шока, очередная молния ослепила ее и Королевская дорога задрожала от громового раската, заставив фрониала королевы закачаться.

– Держись крепче, Имму, – крикнула Анигель и потянула поводья вправо, чтобы фрониал, завизжав от боли, заходил кругами. Ей удалось успокоить животное и повернуть его к королю и детям.

Фрониал снова замер как вкопанный. Анигель вскрикнула, увидев другую пропасть, чуть уже первой, но расширявшуюся с каждой секундой, по мере того как вода размывала основание дороги.

Королева и Имму оказались на маленьком островке мощеной дороги посреди бушующей стихии.

– Ани! – взревел король.

– Мама! – закричали Никалон и Анигель.

Им, словно насмехаясь, ответили раскаты грома. Почетные Кавалеры замерли беспомощно на одном краю пропасти. В этот момент к королю подбежали несколько стражников и подъехали повозки. Один сообразительный парень бросился к королю с веревкой. Отец и сын спешились, чтобы попытаться перекинуть ее через пропасть.

Анигель и Имму тоже слезли с фрониала и присели на краю становившегося все более узким островка. Дважды веревка падала в воду, но на третий раз Имму удалось поймать ее, ниссомка победно завизжала и едва не свалилась в бушующий поток.

– Сюда! – крикнула она Анигель. – Обвяжись вокруг пояса!

Анигель попыталась, но в этот момент вода окончательно подмыла основание дороги и камни раздвинулись под ее ногами. Королева запуталась в длинном плаще и упала в быстро наполнявшуюся водой яму. Бросив веревку, Имму подползла к Анигель и попыталась ей помочь. Королева и няня пытались вскарабкаться вверх по предательскому скользкому склону, а Антар все бросал и бросал веревку через расширявшуюся пропасть.

Веревка не долетала до королевы, и скоро вода должны была смыть островок окончательно.

– Твой янтарный Триллиум! – крикнула Имму, пытаясь перекричать гром. – Прикажи ему спасти нас!

Они обняли друг друга, и Анигель сжала в одной руке амулет, другой прижимая к себе Имму. Белый фрониал бил копытами и хрипел от ужаса, но скоро островок исчез и его унесло течением.

Третий чудовищный раскат грома совпал со вспышкой молнии. В воздух взлетели камни, щепки, комья земли. Королева почти не слышала отчаянных криков уже потерявших надежду спасателей.

Королева Анигель чувствовала, что падает, что Имму вырвало из ее объятий, ощущала странно безболезненные удары веток, потом ее стала медленно поглощать тьма, вода заполнила нос и рот и заглушила ее молитвы Черному Триллиуму.

Потом она перестала чувствовать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю