355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрэ Нортон » Золотой, Небесный Триллиум (сборник) » Текст книги (страница 42)
Золотой, Небесный Триллиум (сборник)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:19

Текст книги "Золотой, Небесный Триллиум (сборник)"


Автор книги: Андрэ Нортон


Соавторы: Мэрион Зиммер Брэдли,Джулиан Мэй
сообщить о нарушении

Текущая страница: 42 (всего у книги 61 страниц)

– Что будем делать с виадуками в других странах? – спросила королева.

– Я уже послала им предупреждение, – ответила Харамис – Люди в каждой цивилизованной стране будут следить за появлением странных людей со звездами.

– Эти мерзавцы не способны на волшебство без своих медальонов, – объяснила Кадия Анигель. – К сожалению, этого не скажешь об их владении оружием Исчезнувших, которое не только является магическим, но сделано с использованием древней науки, как и виадуки. Причем приобрести его можно даже сейчас, если обратиться к определенным торговцам.

– Как мы будем защищаться от Людей Звезды, вооруженных столь грозным оружием? – спросила явно встревоженная королева.

– У нас есть своя магия, – сказала Великая Волшебница. – И если Триун пожелает, скоро мы заручимся поддержкой всех наций под Тремя Лунами в борьбе против малочисленных сил сторонников Звезды. Вместе с предупреждением я послала просьбу выслать в Дероргуилу на быстроходных кораблях специальных послов. Делегации должны прибыть одновременно с появлением на равнинах королевской свиты. Мы проведем тайное совещание по совместной обороне через сорок дней.

– Я с радостью помогу тебе и моему супругу в объединении наций, – сказала королева Анигель. – Полагаю, Кади поступит так же со своими аборигенами.

– Не сразу, – сказала Дама Священных Очей, – потому что мне поручено более важное задание. Лишь одна страна уклонилась от участия в предложенном Харой союзе, это – Саборния.

Королева недовольно поморщилась:

– Мне следовало догадаться. Оперенные Варвары так боятся заговоров со стороны Галанара, Имлита или республики Окамис, что противятся заключению любого договора, который может повлиять на их хваленую независимость. Император Саборнии Деномбо по-своему честный человек, но слишком импульсивный и недальновидный, его не волнуют другие нации, у него достаточно проблем со своими воинственными племенами. Кади, ты попытаешься его уговорить?

– Да, и пусть Цветок защитит меня. Хара приказала сделать это, и я охотно подчиняюсь.

– У нее будет еще одно задание, – совсем тихо сказала Великая Волшебница, хотя музыканты заиграли увертюру к вечернему представлению и подслушать ее было практически невозможно. – Я уже говорила, что наблюдала за молодым Человеком Звезды в горах над Зинорой. У него были седельные сумки, сделанные явно саборнианцами. Это может быть ничего не значащим совпадением… или оказаться ключом к разгадке.

– Ты имеешь в виду расположение штаба Звездной Гильдии! – Глаза королевы Анигель, голубые, как небо в Сухой Сезон, возбужденно заблестели. – Что-нибудь еще указывает на то, что он находится в Саборнии?

– Нет, – призналась Харамис, – потому что мой талисман бессилен обнаружить членов Гильдии, овладевших в полной мере магией Звезды. Только удача, или благожелательность Владык Воздуха, позволила мне обнаружить и рассмотреть этого молодого человека, посеявшего смуту среди скритеков. Он был новичком, не постигшим в полной мере защиту Звезды, которого послали выполнить не слишком важное задание, в то время как его товарищи, возможно, занимались более важными делами.

Они замолчали, пока пажи убирали со столов блюда, приносили пирожные и свежие фрукты и наполняли графины вином. Затрубили охотничьи рога, и на сцене, под аплодисменты, появилась труппа тузамен-акробатов.

– Каким образом, – спросила королева едва слышным в безумном шуме голосом, – Кади надеется разыскать Гильдию в Саборнии, если это бессильна сделать даже твоя магия?

– Глазами, – коротко ответила Кадия, – но не Трехвеким Горящим, а теми двумя, которыми Бог наделил мою голову. Где бы ни скрывались Люди Звезды, пусть даже в глухой стране Оперенных Варваров, мерзавцы нуждаются в пище и ночлеге. И если они не влачат жалкое существование кочевников, значит, у них есть постоянное жилище достаточного размера, пища, чистая одежда, вьючные и верховые животные, на которых они передвигаются, когда не носятся взад и вперед по волшебным виадукам, и слуги, которые поддерживают все, что я перечислила, в порядке. Они не могут оставаться невидимыми постоянно, потому что для этого требуются слишком большие усилия. Я найду их, если они скрываются в Саборнии. Если нет, буду искать в других местах, как прикажет Хара.

– Люди Звезды узнают о том, что ты их ищешь, – прямо сказала Анигель. – Они обнаружат тебя с помощью магии и выследят.

– Ты забыла, – сказала Кадия, делая вид, что с улыбкой наблюдает за представлением, – как мы, совсем молодыми принцессами, спаслись от Орогастуса, его Голосов и даже от самого короля Волтрика? Никому из этих негодяев не удалось отыскать нас при помощи магии, потому что мы были защищены тогда… и защищены сейчас.

Она достала из-под лесной кожаной куртки золотую цепь с янтарным кулоном с окаменелым Черным Триллиумом внутри. Только три талисмана Скипетра Власти способны противостоять магии Цветка.

– да, – королева облегченно вздохнула, – конечно. Боюсь, я стала относиться к его магии как к чему-то само собой разумеющемуся.

Она коснулась пальцами лифа платья, под которым был спрятан ее амулет.

Харамис улыбнулась. Ее Триллиум в янтаре был заключен в крылья Диска, висевшего на груди.

– Кади будет защищена от тех, кто попытается причинить ей зло при помощи магии. Янтарь обладает и другими способностями, но эта, вероятно, наиболее ценна для нас.

– Люди Звезды и их последователи могут узнать меня, – признала Кадия, – как я могу узнать их по Звездам. Я постараюсь хорошо изменить свой внешний вид и внешний вид моих попутчиков. Возможно, я смогу даже стать невидимой, если мне удастся уговорить янтарь подчиниться моим приказам!

– Ты непременно вызовешь подозрения, если возьмешь с собой в Саборнию жителей моря, – предупредила Анигель. – Говорят, что аборигены тех мест слишком сильно отличаются от жителей Полуострова.

– Я возьму с собой Ягуна, потому что мне необходим его совет и его способность общаться на больших расстояниях речью без слов, чтобы я всегда могла связаться с Харамис. Остальными моими попутчиками будут люди… Ани, я прошу, чтобы меня сопровождали шесть наиболее доблестных добровольцев из числа твоих Почетных Кавалеров. Вайвило доставят нас по большому Мутару до Вара и моря. В варской столице у меня есть друзья, которые предоставят нам корабль и все необходимое для похода в Саборнию.

Акробаты закончили свое эффектное выступление, и королева, как того требовали приличия, захлопала в ладоши.

– Мне кажется, ты все предусмотрела. Конечно, я найду тебе шестерых храбрых рыцарей, и даже больше, если ты хочешь.

– Я хочу путешествовать быстро и налегке. Шестерых будет вполне достаточно.

– Тем не менее предприятие нельзя считать безопасным, – заметила Харамис. – Как ты уже говорила, если Орогастус завладеет рабочим талисманом, даже Триллиум в янтаре не сможет помешать ему наблюдать за нами и подслушивать всех нас. Он легко сможет тебя обнаружить при помощи талисмана, Кади. Не знаю, сможет ли он убить тебя, пока ты носишь янтарь, но ты мало чем поможешь нашему делу, если окажешься внутри глыбы голубого льда, как бедняжка Ириана.

Кадия улыбнулась Великой Волшебнице:

– Ты должна позаботиться о том, чтобы этого не произошло. Держи меня под наблюдением и сообщай об опасности, если сможешь. Я найду гнездо Людей Звезды и выкурю их оттуда, как ночных певунов из улья.

– Ты будешь действовать только по оговоренному плану! – предупредила ее Великая Волшебница. – Ты не должна самостоятельно нападать на Орогастуса или его Гильдию!

Кадия насмешливо поклонилась:

– Конечно нет, Белая Дама.

– Прости меня за резкость, – извинилась Харамис. – Но ради всех богов, Кади, пообещай воздержаться от необдуманных действий.

– Ты должна быть крайне осторожна, – добавила Анигель. – Я чувствую себя виноватой, моя задача значительно легче и безопасней, чем ваши. Милая Кади, я отправилась бы с тобой, вместе со всеми Почетными Кавалерами, если бы носила одного ребенка, а не тройню.

– Тройню? – воскликнули пораженные Кадия и Харамис.

– Имму совсем недавно удостоверилась в этом, – сказала королева, имея в виду маленькую ниссомку, которая была повивальной бабкой их несчастной матери, королевы Каланте, а затем нянькой и доброй подругой трех сестер.

– Может ли твоя беременность быть очередным предзнаменованием? – задумчиво спросила Харамис. – Станут ли твои дети заложниками великой и ужасной судьбы, как и мы трое?

Анигель положила ладонь на руку Великой Волшебницы, чтобы успокоить ее.

– Скорее всего, их появление вполне естественно. Как бы то ни было, Имму говорит, что все мои еще не родившие дети – мальчики, так что Лепесткам Животворящего Триллиума не стоит опасаться узурпаторов.

– Идиотка! – рассмеялась Кадия и повернулась на стуле, чтобы обнять и поцеловать Анигель. – Да благословит Цветок тебя и твоих сыновей. Представляю, как рад Ангар.

– Очень, – ответила Анигель, – как и старшие дети. Только Толивара, как мне кажется, не радует перспектива. Двенадцать лет – не простой возраст, мальчик находится на пороге зрелости, его раздирают непонятные чувства. Бедного Толо всегда преследовали неуверенность в себе и зависть к старшим – брату и сестре, а теперь он возмущен предстоящим рождением младенцев. Но уверена, он горячо полюбит их, когда они появятся на свет.

Харамис и Кадия обменялись взглядами над головой сестры. Принц Толивар всего за несколько лет превратился из капризного ребенка в скрытного и завистливого мальчика. Он обижался на то, что находился в зависимом положении по отношению к кронпринцу Никалону, который в пятнадцать лет был не только выше ростом, но и пользовался популярностью у придворных и простолюдинов. Принцесса Джениль была на год младше Ники, отличалась острым умом и постоянно подшучивала над младшим братом, которому, по ее мнению, не хватало твердости характера. Толо, в свою очередь, ненавидел ее всем сердцем.

Уже много лет Кадия пыталась относиться с особой добротой к считавшему себя несчастным молодому принцу, но боялась, что он посчитает ее отношение жалостью. Толивар, казалось, не испытывал особой любви к своим прославленным теткам и лишь вежливо, но холодно поздоровался с ними перед обедом.

Кадия рассматривала юношу, который сидел с остальными членами королевской семьи и знатными молодыми вельможами за столом, стоявшим недалеко от стола королевы.

Кронпринц Никалон и принцесса Джениль бросали вместе со всеми монеты уходившим со сцены акробатам, а Толивар сидел, положив локти на стол, с непроницаемым лицом.

Его прозвали Скрытным, и Кадия считала, что кличка точно соответствовала характеру.

– Толо следует поручить какую-нибудь важную работу – сказала она. – Ани, ты не думала о том, что пора оторвать его от подола? Пусть он покинет двор на время, чтобы не сравнивать себя постоянно с Ники и не чувствовать униженным Джениль.

– Он всегда был моим любимым ребенком, – призналась Анигель. – Когда он вернулся ко мне четыре года назад, я старалась находиться ближе к нему, в надежде, что моей любви будет достаточно для поддержания в нем чувства самоуважения. Возможно, ты права. Новорожденные потребуют неотрывного внимания к себе, и Толо может почувствовать себя хуже, чем когда-либо.

– Пусть мальчик сопровождает меня, – вдруг предложила Кадия. – Пусть не до самой Саборнии, хотя бы на первом этапе путешествия. Ягун и я так нагрузим его работой, что у него не останется времени дуться или жалеть себя.

– Он еще так молод, – с сомнением в голосе произнесла Анигель. – У него так мало сил.

– Он пережил захват пиратами и заточение Орогастусом, – с легкой издевкой возразила Кадия, – Он достаточно крепок, несмотря на хрупкое телосложение. Не защищай его излишне, Ани. Мы не должны лишать детей шанса преодолевать трудности. Только так самые застенчивые и капризные из них становятся героями.

– Что я испытала на собственном примере, – с улыбкой согласилась королева. – А ты что думаешь, Хара?

– Идея не лишена здравого смысла, – ответила Великая Волшебница, – при условии, что мальчик будет находиться под присмотром. Он считает своим другом старого конюха Ралабуна? Старик отличаемся если не умом, то ответственностью. Быть может, он будет сопровождать Толо?

– Скажем об этом мальчику сами, – предложила Кадия. – Я не буду брать его с собой против воли.

– Хорошо, – неохотно согласилась королева. – Но если он согласится, ты должна обещать мне отослать его домой, прежде чем вы покинете Полуостров.

– Он сможет сесть на быстроходный энджийский корабль на Лаборнок в Мутавари, – сказала Кадия, – и при попутном ветре оказаться в Дероргуиле почти одновременно с королевским двором. Может быть, поговорим с мальчиком прямо сейчас?

– Почему бы и нет. – Королева взмахом руки подозвала пажа и приказала ему позвать к королевскому столу принца Толивара.

Глава 6

Толо сжал губы, когда ему сообщили о том, что его вызывает мать.

– Что еще ты натворил? – поинтересовалась принцесса Джениль. – Набил слишком много повозок ящиками со своими драгоценными книгами?

– Возможно, – добавил кронпринц Никалон, – он взял так много книг, что не осталось места для обуви и белья.

Все сидящие за столом молодые люди засмеялись. Толо покраснел и опустил голову, чтобы скрыть ярость, потом последовал за пажем к королевскому столу и низко поклонился.

– Чем я могу служить, великая королева и мать? – спросил он.

Сейчас его лицо уже ничего не выражало. Это был худой юноша со светлыми волосами и бледной кожей, словно он проводил большую часть времени в заточении.

– У тети Кадии есть к тебе предложение, – сказала Анигель.

Дама Священных Очей объяснила ему некоторые детали предстоящего путешествия, не скрывая, что оно будет опасным, так как им предстояло спуститься вниз по Мутару в период разлива, а вернуться домой Толо предстояло от Вара по морю, которое в это время года почти всегда штормило.

К удивлению Анигель, апатичность слетела с принца Толивара, как панцирь с вылезающего из земли жука наз.

– Да, тетя Кадия, возьмите меня с Ралабуном с собой! – воскликнул он радостно. – Я обещаю слушаться вас во всем, никогда не жаловаться, не уклоняться от работы и не сердить вас.

– Значит, договорились, – сказала Дама Священных Очей, похлопав мальчика по плечу.

– Я надеюсь только на то, что вы позволите мне помочь вам в борьбе с Людьми Звезды, – энергично заявил Толивар.

Сестры рассмеялись.

– Ты очень храбр, но слишком молод, – сказала Великая Волшебница.

– Мир должен быть спасен от Орогастуса, – тихо произнес принц. – Я лично испытал на себе его зло и вероломство. Если надо, я отдам свою жизнь, чтобы уничтожить его.

– Будет достаточно, если ты будешь верно служить своей тете, – сказала королева. – Более важные проблемы предоставь решать взрослым и мудрым.

– Конечно, мама.

Принц вел себя крайне послушно и уважительно. Он поклонился и поспешил удалиться из зала, чтобы, как он сказал, поскорее сообщить Ралабуну приятные новости.

– Бедный Толо, – сказала Анигель, провожая сына сочувственным взглядом. – На него так повлияло время, проведенное в плену у Орогастуса. Он все еще чувствует вину за то, что поверил лживым обещаниям колдуна сделать его своим наследником и учеником.

– Он был слишком молод, чтобы понимать важность своих поступков, – тихо заметила Великая Волшебница.

Королева покачала головой:

– Ему было уже восемь лет, и он был способен отличить добро от зла. Он снова и снова умолял меня и Антара простить его за то, что он отрекся от нас, и мы искренне пытались его успокоить. Он оставался безутешен. Кади… будь добра к нему. Попытайся успокоить его мятежный дух.

– Сделаю все, что смогу, – пообещала Дама Священных Очей, – но боюсь, что исцеление Толо зависит только от времени и от того, попытается ли он сам искупить свою вину.

– В наше полное опасностей время, – сказала со вздохом Харамис, – каждому из нас представится возможность совершить героический поступок, даже юному принцу. Молитесь о том, чтобы оказаться способными на это, сестры. Молитесь сердцами и душами, потому что я не могу избавиться от ощущения, что новая беда настигнет нас очень скоро.

Только после полуночи он рискнул открыть свой железный ящик, который не позволил унести слегам до самого отправления каравана. Он достал мешок, развернул Трехглавое Чудовище и поднял перед собой дрожащими руками. Серебряная корона засверкала в свете стоявшей на тумбочки свечи, и вырезанные на ней ужасные лица словно ожили.

Смеет ли он? Будет ли сопутствовать ему успех?

Блестящая возможность, на которую он и надеяться не смел, возникла словно по волшебству, но удача не могла продлиться долго. Она водрузил корону на голову, сделал глубокий вдох и постарался говорить не запинаясь.

– Трехглавое Чудовище, – прошептал он, – ты принадлежишь мне! Отвечай. Если я получу Трехвекий Горящий Глаз тети Кадии и положу его в Звездный Сундук, будет ли Глаз связан со мной?

Некоторое время ничего не происходило, потом таинственный голос внутри его головы ответил:

Если ты последовательно нажмешь на драгоценные камни внутри Сундука, Глаз будет принадлежать только тебе и убьет любого, кто посмеет прикоснуться к нему без твоего разрешения.

– Глаз будет повиноваться моим приказам?

Будет, если команды будут уместными.

Толивар едва не закричал от восторга.

– Ты можешь сделать меня невидимым, чтобы я пробрался в комнату тети?

Вопрос неуместен.

Принц едва не разрыдался от огорчения. Нет! Только не сейчас!

– Сделай меня невидимым!

Просьба неуместна.

Иногда талисман повиновался ему беспрекословно, особенно если он задавал простые вопросы или просил показать что-нибудь или кого-нибудь, расположенных далеко, но часто он отвечал таким, сводящим с ума, отказом. Его попытки заняться колдовством, которые он предпринимал в хижине на болоте или в другом тайном месте на развалинах Дероргуилы, всегда были робкими и не всегда заканчивались успехом. У Толивара были все основания опасаться своего талисмана. Иногда, по неизвестным причинам, магические силы обрушивались на того, кто их вызвал. Так случилось с Орогастусом, когда Толивар был его заложником. Впрочем, колдун не сильно пострадал.

Толивар не мог упустить такую счастливую возможность, несмотря на опасность.

– Я не поддамся малодушию, – произнес Толивар про себя. – В конце концов, Чудовище сделало меня невидимым, когда я впервые воспользовался им.

Он закрыл глаза, заставил себя дышать медленно, чтобы успокоиться, и снова заговорил с талисманом, тщательно подбирая слова:

– Объясни, как я могу стать невидимым.

Мысленно представь состояние и прикажи перейти в него.

Неужели так просто? Работа талисмана управлялась мыслями, а не словами? Было ли это ключом к успешному овладению колдовством? Мальчик никогда прежде над этим не задумывался. Неужели он применял мысленное представление непреднамеренно, когда команды выполнялись?

Пусть будет так! Пожалуйста, пусть будет так!

Не открывая глаз, Толивар представил, как он сидит на кровати в своей комнате с короной на голове, потом представил, что тело его исчезает, рассеивается словно дым. Он не произнес ни слова, пока воображаемая спальня не опустела.

– Талисман, – произнес он нараспев, – сделай меня невидимым.

Он подождал несколько мгновений и открыл глаза, потом поднес к ним руку.

И не увидел ничего, кроме мебели.

Он подбежал к висевшему над умывальником маленькому зеркалу. В нем ничего не отражалось! Талисман подчинился ему.

Он сел на стул и стянул сапоги, которые мгновенно стали видимыми, стоило выпустить их из рук, потом на цыпочках подкрался к двери и замер, пораженный мыслью, вызванной ставшими видимыми сапогами. Станет ли Горящий Глаз невидимым, когда он возьмет его в руки? А если нет и тетя Кадия проснется и увидит, как он улетает по воздуху, и схватится за кинжал? Если так произойдет, он сам будет ранен или даже убит, пусть и невидимый.

Он проверил догадку, подняв с умывальника серебряный кувшин, и застонал от отчаяния. О ужас! Кувшин оставался видимым, он словно парил в воздухе. Потом он взял себя в руки и представил, как кувшин исчезает. На этот раз он отдал команду мысленно, не произнеся ни слова.

«Талисман, сделай кувшин невидимым».

Принц открыл глаза. Пальцы по-прежнему ощущали гладкую поверхность ручки, мышцы руки чувствовали вес. Осторожно он поставил невидимый кувшин на умывальник. Раздался звон, он моментально отдернул руку, потом дотронулся пальцем до невидимого сосуда. Он был на месте.

Принц почувствовал, что едва сдерживает смех. У него получилось! Даже слова оказались не нужными. Для магии были важны только мысли.

– Это – правда? – Спросил он.

И голос внутри него ответил:

– Да.

Он заставил кувшин стать видимым, потом вышел в коридор и направился к комнате тети Кадии.

Она оставила его, как обычно, рядом с кроватью, но когда проснулась утром, Трехвекий Горящий Глаз исчез, остались только ножны. Ягун поклялся, что никто не входил в комнату, потому что он спал у дверей. Слеги и стражники Цитадели не заметили ничего необычного. Тем не менее Горящий Глаз, несомненно, был украден.

Более того, Трехкрылый Диск Харамис отказался показать, где находится магический меч и кто его украл.

– Это может означать, – сказала Белая Дама своим потрясенным сестрам, – только одно – талисман связан с другим владельцем и наделен силой. Нет смысла обыскивать Цитадель Рувенды. Она слишком обширна, с множеством тайников. Кроме того, вор, несомненно, сбежал со своей добычей. Поиски будут не просто тщетными, они возвестят всем о пропаже второго талисмана, что вселит уныние в души людей. Только мы трое и Ягун должны знать об этом.

– Теперь нас ждет поражение, – сказала королева глухим от отчаяния голосом. – Все это время один из моих придворных владел Звездным Сундуком и моей похищенной короной, а теперь ему принадлежит и Горящий Глаз! Подлец находится на пути к Орогастусу, если уже не встретился с ним. Положение безнадежное.

– Не говори глупостей, Ани! – резко возразила Кадия, – Мы продолжим борьбу, как продолжили ее, когда два талисмана находились в руках самого колдуна и положение действительно казалось безнадежным. Мы победили тогда, если на то будет воля Триуна, победим и на этот раз.

Кадия, принц Толив4 ар, Ралабун, Ягун и шестеро доблестных Почетных Кавалеров королевы отправились в путешествие в далекую Саборнию. Принцу разрешили взять с собой железный ящик, в котором, по его словам, лежали наиболее ценные книги.

Риморики в легких лодках перевезут их через озеро Вум, потом они должны будут пройти пороги Тасс и спуститься по Мутару через Тассалейский лес к городу Лет племени вайвило. Оттуда им предстояло на торговом судне аборигенов добраться до королевства Вар и Южного моря.

Караван с королевой Анигель, королем Антаром и придворными отправился в долгий путь к северной столице, который должен был занять не менее тридцати дней. Влажный Сезон вступил в свои права, и нескончаемый дождь поливал бесконечный караван карет, повозок, всадников и пеших, как небесный водопад.

Несмотря на неприветливую погоду, за медленным продвижением каравана по болоту наблюдало множество невидимых глаз.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю