290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Попутный ветер в парусах » Текст книги (страница 1)
Попутный ветер в парусах
  • Текст добавлен: 6 апреля 2017, 23:00

Текст книги "Попутный ветер в парусах"


Автор книги: Анатолий Дубровный






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Анатолий Дубровный
Командор
Книга первая
Попутный ветер в парусах

Пролог

Плотные шторы не пропускали даже намёка на свет, но, возможно, за высокими стрельчатыми окнами большого кабинета была ночь. Четыре свечи, стоящие в резном подсвечнике на письменном столе, слабо разгоняли мрак, не давая оценить размеры кабинета, и определить место, где стоял стол. Два человека, судя по одежде, занимающих довольно высокое положение, говорили вполголоса, словно боясь, что их подслушают.

– Вы уверены, что всё пройдёт как надо? – задал вопрос мужчина с пышными бакенбардами. У второго тоже были бакенбарды, но не такие роскошные, как у первого. Потерев бритый подбородок, обладатель бакенбард поменьше ответил:

– Уверенным можешь быть только тогда, когда взялся за дело сам, а тут… Тем более что исполнители… Ну, вы и сами знаете, что это за исполнители.

Первый мужчина скривился, будто сжевал целый лимон, на что его собеседник ответил:

– Здесь не колонии, и послать отряд морской пехоты я не могу, да и атакуют ли джентльмены такой обоз? Увидев, кто там едет, они, скорее, возьмут его под охрану!

– Да, тут вы правы, – вздохнул второй собеседник, – но она сюда едет и неизвестно, что везёт! Старый Томас вполне может отомстить нам и из могилы. Тогда его бумагам мало бы кто поверил, да и неизвестно нам, что у него там было, вернее, что сейчас есть у этой девицы, ведь он никому ничего не показал! Возможно, эти документы на тот момент вряд ли очень поменяли бы ситуацию! А сейчас, в свете сложившегося политического расклада, произведут эффект бомбы, разорвавшейся в крюйт-камере! Время прошло, и те события видятся совсем в ином свете, теперь многие считают, что он был оклеветан и отправлен в отставку несправедливо, именно на него свалили неудачу той кампании. А как же – блестящий флотоводец, восходящая звезда… не мог он такого совершить – это всё происки недругов. Вот и займутся поисками этих недругов, подстроивших молодому адмиралу такую пакость. Ведь в отставку его отправили без содержания! А начнут копать, найдут… Сами понимаете что. Может, девица хочет восстановить доброе имя отца! А может, выполняя волю отца, просто отомстит!

– Надеюсь, что всё произойдёт, как задумано – нападение банды и тривиальное ограбление, а то, что была убита одна из… – Владелец пышных бакенбард замолчал и оглянулся, словно боялся кого-нибудь увидеть в окружающем полумраке.

– Не беспокойтесь, эти люди готовы за деньги зарезать кого угодно, а обещано им достаточно, чтоб это сделать. К тому же возможность безнаказанно пограбить – тоже неплохой стимул. На дороге не будет патрулей, и им никто не помешает.

– Вы знаете это точно? Что патрулей не будет, ведь городская стража…

– Мне не подчиняется, вы хотите сказать. Но золото… С его помощью можно сделать многое, тем более что подкупать всю стражу и не надо, достаточно только чиновника, планирующего патрулирование, – уверенно произнёс хозяин кабинета, об этом свидетельствовало положение предметов на письменном столе, в частности набора письменных принадлежностей, стоящего так, чтоб его владельцу было удобно им пользоваться, и выполненного виде большого парусного корабля. Очень искусно сделанный корабль представлял собой несколько чернильниц, а комплект пишущих перьев белел, словно поднятые паруса. Второй собеседник уставился на эту модель корабля, хозяин кабинета проследил этот взгляд и усмехнулся:

– Не беспокойтесь, мой друг, чиновник получил взятку через посредника, а посредник уверен, что работает на одну из банд города.

– Но если нападение будет удачным, будет ли достигнута основная его цель? Не увлекутся ли бандиты грабежом? Будут ли они помнить о том, что надо им сделать в первую очередь? – не успокоился джентльмен с большими бакенбардами.

– Не забудут, ведь деньги они получат только после удачного выполнения задания. А это намного больше, чем они возьмут в результате грабежа.

– А не допускаете ли вы возможность ошибки? Перепутают и не ту… Ну, вы поняли. Ведь обоз везёт…

– Не волнуйтесь, – перебил хозяин кабинета, скривившись теперь сам, видно суетливость собеседника стала его раздражать, – не волнуйтесь, бандитам дана точная ориентировка, такая девушка там только одна. Если пристукнут ещё кого-то… Ну что ж, в большом деле издержки неизбежны, жертвы тоже.

Высоко в небе, среди пушистых облаков, появилась пепельная тень. Для жителей страны, над которой плыли белые облака, это был невиданный зверь, а вот любой обитатель восточной части чёрного континента сразу бы его узнал. Дракон – могучее и прекрасное мифическое существо – парил в облаках, невидимый с земли. Хоть самого дракона разглядеть было нельзя, но он прекрасно видел всё, что творилось на земле, и происходящее там очень дракона заинтересовало, настолько, что он прекратил свой внешне неторопливый, но в то же время стремительный полёт и неподвижно завис в голубой вышине. Облака, медленно проплывающие под ним, не мешали наблюдать за событиями на горной дороге.

Часть первая. Гардемарин

Глава первая. Исполнение мечты

Среди невысоких гор, скорее, холмов вилась дорога. Но в этом месте над ней нависали скалы, как бы пытаясь столкнуть её в пропасть, точнее, в глубокий овраг с отвесными стенами. У скал лежала девушка с пепельными волосами, на её скромном платье была небольшая прореха, вернее отверстие от пули. Отверстие было почти незаметно, но пуля, его проделавшая, нанесла девушке смертельную рану, тяжёлое, прерывистое дыхание и большая лужа крови ясно об этом говорили. Большие серые глаза девушки, уже начавшие мутнеть, изумлённо расширились: к ней из скалы шагнуло её отражение. Такая же девушка с пепельными волосами и большими серыми глазами, но только не раненая. К тому же этот призрак девушки (а кто ещё кроме призраков может выходить из скал?) была обнажена. Призрак наклонился над смертельно раненой, положил прохладную ладонь её на лоб и спросил:

– Кто ты? Что случилось?

– Бандиты, на нас напали бандиты! Меня… – Изо рта девушки выплеснулся сгусток крови, она прикрыла глаза и с трудом произнесла затихающим голосом: – Я Таиса Ланик, я… Я хотела… Море! Стать моряком!.. Моя мечта… Море… Отец…

Девушка говорила всё тише и тише, её тело содрогнулось и застыло.

– Это же надо, какое совпадение, возможно, это будет интересно, – произнесла вторая девушка и стала раздевать мёртвую. Отложив в сторону платье, пепельноволосая произнесла:

– Не знаю, что у вас принято говорить в таких случаях. Пусть тебе будет там хорошо, пусть ничего тебя не тревожит, Таиса Ланик.

С руки девушки сорвался поток огня и накрыл мёртвую. Несколько мгновений – и ничего не осталось, даже пепла. Девушка, и так очень похожая на Таису Ланик, чуть изменилась, став неотличимой от погибшей. Услышав приближающиеся шаги, она обернулась. Из-за поворота выскочило три человека, судя по внешности, кто-то из тех бандитов, о которых говорила Таиса.

– Ого-го, а девка-то ничего! Такую даже жалко убивать, – загоготал один, самый крупный, заросший чёрной бородой по самые глаза. Похабно улыбаясь, детина добавил: – Такую грех убивать, не попользовавшись!

– Смотри-ка, живая и не раненая! Я же тебе говорил, что ты не попал! – второй, с такой же бородой, как и у первого, но гораздо мельче того, обратился к третьему. – Повезло, что остановилась. Могла бы бежать до самого Норлума!

– Она умная девочка, видишь? Сама разделась, думает, поможет. Правильно, детка, если нам понравится – убьём не больно, – похабно ухмыльнулся третий, щуплый и без бороды. Он в отличие от своих товарищей был не с саблей, а с пистолетом.

– Ну, я первый, – прогудел самый большой, отдавая кривую и, судя по зазубринам, давно не точеную саблю второму.

– А чего это ты, я её подстрелил! – возразил щуплый. – Если бы не я, наверное, убежала бы!

– Потому что я так сказал! – объяснил своё решение большой и бородатый, его поддержал второй:

– Где ты её подстрелил? Видишь, раны нигде нет! Так что ты третий, не бойся, девка хоть и щуплая, тебе тоже хватит.

– Умница, стоишь и ждёшь, не кричишь и понимаешь… – начал первый, протягивая руку к беглянке, а та подалась вперёд, словно собираясь обнять своего насильника, но в последний момент отклонилась в сторону и сделала неуловимое движение. Бородатый детина с рёвом полетел в овраг. Девушка шагнула ко второму.

– Ты, девка, чего это?! – второй понял, что произошло что-то непонятное и их жертва напала сама. Он выронил саблю бородатого и рубанул своей. Но удар, который должен был разрубить эту худышку, не достиг цели. Сабля оказалась зажата в её ладонях. Лёгкое движение таких слабых с виду ручек – и сабля была вырвана у второго бандита. Ловко перехватив оружие, несостоявшаяся жертва воткнула его в живот второму неудавшемуся насильнику.

– А-а-а! – закричал третий, вскидывая пистолет, с такого расстояния промахнуться было невозможно, но когда дым рассеялся, третий бандит увидел невредимую и улыбающуюся девушку. Бросив разряженное оружие, он бросился бежать. Пепельноволосая вытянула вперёд руку и щёлкнула пальцами, траектория движения бандита изменилась, его понесло в пропасть. Подойдя к краю дороги и взглянув на ещё живых бандитов, всё-таки это не глубокая пропасть, а овраг, девушка сокрушенно покачала головой и шеи у обоих лежащих на дне оврага оказались свёрнуты, удовлетворённо кивнув, она подошла к платью, подняла его и, осмотрев, резанула себя появившимся когтем. Из ранки вырвался язычок огня, эта странная девушка опять покачала головой, и пламя пропало, появилась быстро сворачивающаяся и подсыхающая кровь. Надев платье и отойдя к скале, пепельноволосая прислонилась к ней, словно раненая и потерявшая много сил, вслушиваясь в приближающийся цокот копыт. Увидев одетых в мундиры всадников, она осела, сползая по камню.

– Сударыня! С вами всё в порядке? – закричал первый всадник, девушка чуть заметно улыбнулась и, картинно закатив глаза, застонала.

– Гроув, ты что, не видишь? Леди ранена! Вон кровь на платье! – Второй всадник, спрыгнув с коня, достал из седельной сумки бинт и корпию, подбежал к (как он думал), раненой и стал расстегивать ей платье. Пепельноволосая дёрнулась, словно приходя в себя и стараясь отстраниться.

– Не надо стыдиться, девушка! Вы ранены, и старый Хэнк вас перевяжет, у меня три дочки, младшая такая как вы, не бойтесь, я всё сделаю как надо. Да вас леди только чуть-чуть задело, немного ниже и рана была бы смертельна, уж поверьте старому сержанту! – говоря это, сержант Хэнк быстро и умело перебинтовал девушку и, помогая ей застегнуть платье, продолжал говорить: – Вы, леди, не иначе как в рубашке родились! На пол-ладони ниже и…

– Хэнк, что ты пугаешь девушку! Видишь, она и так бледная! Пошли к остальным, думаю, наши уже вернулись, разобравшись с бандитами.

– Очень надеюсь на это, – кивнул сержант и спросил: – Леди, а где те трое, что за вами погнались? Ваши спутницы сказали, что их было трое. А я вижу только одного и кто его так саблей?..

Девушка молча указала на обрыв у края дороги.

– Ого! – выразил своё изумление сержант, его товарищ, тоже заглянув в овраг, присвистнул:

– Кто это их так?

– Они хотели меня… – девушка всхлипнула и задрожала от пережитого ужаса, так показалось бравым стражникам. Тем же дрожащим голосом продолжила: – Но не решили, кто первый, начали драться и… – девушка закрыла ладонями лицо.

– Бандитская натура, – сплюнул в овраг сержант, – словно волки, нет, хуже! Те не грызут себе подобных! Туда им и дорога. А вы… Я же говорю, леди, вы в рубашке родились. Если бы мы не услышали выстрелы – проехали бы мимо. Эта дорога – не наш район патрулирования.

Когда два стражника и девушка подошли к поезду (ехала на лошади только она одна), состоящему из пяти карет, к раненой бросились две её подруги и затараторили, перебивая друг друга:

– Таиса, Таиса, мы так волновались, когда ты стала убегать и когда тот бандит в тебя выстрелил! Они тебе ничего не сделали? О! Ты ранена! У тебя кровь! Как ты себя чувствуешь?

Девушка, ехавшая на той из лошадей, которую вёл под уздцы сержант Хэнк, слабо улыбнулась и, опираясь на поданную руку, осторожно, словно боясь себя расплескать, спустилась на землю.

– Леди, ваша подруга ранена, но ничего страшного! – начал сержант и поднял руку, словно от кого-то защищаясь. А было от кого, девушки из поезда подались вперед, словно собираясь налететь на бравого сержанта, а он продолжил, пресекая эту попытку: – Леди, ваша подруга сама всё расскажет, когда придёт в себя, а сейчас ей нужен покой, дайте ей отдохнуть!

Разочарованные девушки под присмотром двух строгих наставниц разошлись по каретам, и поезд под охраной трёх десятков стражников, из возвращающихся в город патрулей, двинулся дальше. К багажникам двух карет были привязаны продолговатые свёртки – двоим кучерам не повезло, они не пережили встречу с бандитами. Их места заняли стражники. А убитые бандиты так и остались лежать на дороге – о них позаботится присланная позже похоронная команда, закопав тела в ближайшем овраге.

Девушка, уложенная в третьей карете, чуть приоткрыв глаза, наблюдала за двумя своими спутницами, сидящими на диванчике у противоположной стенки. А девушки разве что не подпрыгивали, изнывая от любопытства – что же произошло с их подругой? Нападение бандитов напугало пассажирок поезда, но девушки в отличие от кучеров не пострадали, налётчики начали с грабежа, оставив пассажирок на сладкое. А потом налетели конные стражники и перебили бандитов. Но когда остальные девушки дрожали, забившись по углам, Таиса, которую почему-то сразу вытащили из кареты, ударила одного из бандитов и бросилась бежать, в отважную девушку даже стреляли! И даже попали! А теперь она лежит и молчит!

Пепельноволосая девушка открыла глаза и тут же была атакована шквалом вопросов. До города было ещё далеко, и притворяться так долго не имело смысла, поэтому пепельноволосая решила вступить в беседу, заодно и выведать все, что можно, про себя, вернее про Таису Ланик.

– Мы так испугались, когда на нас напали те бандиты! – говорила Катрин, полненькая шатенка. – А ты? Как ты решилась с ними драться? Они были такие страшные, а ты… Потом за тобой погнались, даже стреляли! Попали, да? А потом?

– Меня разозлило, что они хотят рыться в моих вещах! Вот я, не думая о последствиях, бросилась на того…

– Усатого, – выдохнула Катрин, – а потом, когда он тебя оттолкнул, ты стала убегать…

– Испугалась, он очень сильно толкнул, я же не могла с ним справиться! – сочиняла на ходу пепельноволосая девушка, выведывая подробности происшедшего у своих подруг. – Ну а те, что за мной погнались, догнали, хотели изнасиловать, но не смогли решить, кто первый, и подрались. В общем, они поубивали друг друга.

– Как поубивали? Почему поубивали? Почему они не… – Казалось, шатенку возмутили действия разбойников, вместо того чтоб делать то, что они хотели сделать, они зачем-то начали убивать друг друга.

– Совсем, – пожала плечами Таиса, – совсем поубивали, вот потому и не стали. Мертвые не могут изнасиловать.

– Изнасиловать! О! А как это? Вот прямо там и… – худенькая девушка со светло-каштановыми волосами распахнула и без того большие голубые глаза. Казалось, и её расстроил тот факт, что разбойникам не удалось задуманное, и она не услышит таких пикантных подробностей.

– Дэлли, ну как тебе не стыдно?! Таиса, можно сказать, чудом спаслась, сохранив свою честь, а ты!.. – поджав губы и сделав постное выражение, упрекнула подругу Катрин, но та не обратила внимания:

– Сразу драться начали? Ну, эти бандиты, или хоть чуточку начали? Я понимаю, что тебе об этом не хочется говорить, но нам, своим подругам… Ты же можешь рассказать! Ну хоть чуточку! Мы никому, никому… Ну неужели так ничего и не было! Вон, у тебя платье порвано было! Ты даже переоделась!

Беседа продолжалась в этом же ключе, но Таиса, искусно, переводя разговор с одной темы на другую, сумела узнать, что она, вернее девушка, место которой она заняла, дочь мелкопоместного дворянина, бывшего адмирала королевского флота. Отец Таисы сумел за годы службы скопить определённую сумму денег, так как доходов от поместья не хватило бы на учёбу в Норлумском институте благородных девиц, куда направлялись все девушки из графства Зеристчестэр. Вообще-то, такое же заведение было и в Зеристче, главном городе графства, но столичное было куда престижней, и по разнарядке лучшие из поступающих в институт благородных девиц Зеристча направлялись на учёбу в столицу. Опять же, в Норлуме была главная база флота и, следовательно, много молодых морских офицеров, потенциальных женихов. Таису в это учебное заведение для девушек направила её родная тётя, младшая сестра адмирала Томаса Ланик. Нет, она не хотела избавиться от племянницы, живущей с ней после смерти отца, наоборот – даже дала немного денег, ведь норлумский институт благородных девиц – это ворота в свет! Его выпускницы отличались изысканностью манер и умением вести себя в обществе! Девушка, закончившая это учебное заведение, становилась завидной невестой, а те деньги (хоть и небольшие), что Таиса получила в наследство, давали ей возможность самой выбирать жениха, а не ждать сватов от неизвестно кого. Для провинциалки это было очень важно, сколько таких старых дев, не нашедших себе пару, жили в родительских имениях.

Так за разговорами прошло время, и карета уже катилась по булыжной мостовой славного города Норлума. Три девушки с интересом глазели по сторонам, делясь впечатлениями. Пока ехали к городу, они уже всё обсудили, теперь просто охали от переполнявших их впечатлений. Катрин, которая уже успела побывать в столице, давала пояснения, хотя это не мешало ей тоже охать.

– А это что? – спросила Таиса, указывая на большое здание с колоннами, у которого стояла толпа юношей, судя по одежде, дворян.

– Это Морская академия! – с придыханием ответила Катрин. – Видишь, сколько молодых джентльменов? Но только лучшие будут приняты и станут морскими офицерами – капитанами больших кораблей!

– О-о-о! – Округлила глаза Дэлли, видно она представила себя женой молодого и красивого офицера, капитана большого корабля. Тот факт, что сразу после окончания Морской академии молодого офицера никто не назначит не то что капитаном линкора, а даже корвета или шлюпа, мало занимал восторженно настроенную девушку. А вот Таиса смотрела не на толпу молодых людей, а на само здание, смотрела задумчиво. Вспомнилась настоящая Таиса Ланик и её предсмертные слова:

– …Я хотела… Море! Стать моряком!.. Моя мечта… Море…

Что ж, в память о смелой девушке, не побоявшейся дать отпор бандитам, стоит попытаться воплотить её мечту. Таиса еще раз глянула на удаляющееся здание Морской академии и кивнула каким-то своим мыслям.

Уже начало темнеть, когда подъехали к зданию института благородных девиц. Выгрузившись из карет, девушки подхватили свои вещи и под присмотром строгих наставниц направились к зданию пансиона. Там девушек развели по комнатам так же, как они ехали в каретах. Первым делом Катрин и Дэлли стали разбирать свои дорожные сумки, к счастью, бандиты не успели начать их потрошить. Таиса, пребывавшая в задумчивости, не спешила это делать. Когда же её спутницы закончили с вещами, то вытащили свои вышивки и начали их рассматривать.

– Вот смотри, я почти закончила, думаю, что у меня это примут, – любуясь куском полотна, произнесла Дэлли. Катрин вздохнула, у неё вышивка была сделана только наполовину. Девушка боялась, что из-за этого ей могут снизить балл, и она не поступит в институт. Об этом она с грустью и сказала. Таиса непроизвольно хмыкнула, Катрин повернулась к подруге, в глазах у неё блестели слёзы:

– Тебе-то бояться нечего. Твоя вышивка закончена, она… Она… – девушка не договорила и заплакала, за неё закончила Дэлли:

– Твоя вышивка лучшая! Я даже не представляла, что такое можно сделать! Тебе-то волноваться нечего!

Таиса, приняв какое-то решение, взяла свою сумку и открыла. Достав лежащую там вышивку, развернула её. Это была искусно сделанная картина с изображением корабля, идущего под всеми парусами. Таиса залюбовалась изображением парусника, та Таиса действительно была очень умелой, а чтоб так детально такое вышить, надо очень любить море и всё, что с ним связано. Видно, эта любовь передалась той девушке от отца. А эта девушка вытащила из сумки вышивальные принадлежности и нитки, с отвращением на них посмотрела. Потом протянула это всё Катрин:

– На, мне это больше не понадобится!

– Как? А вступительная работа? Тебя же не примут в институт!

– Бери, Катрин, – улыбнулась Таиса, – бери вышивку и всё остальное, я не буду поступать в институт. Я ухожу!

– Таиса, ты с ума сошла! Куда ты пойдёшь? На ночь глядя в чужом городе! А твоя тётя…

– Я ей напишу. – Таиса подхватила свою сумку и вышла из комнаты.

– Что с ней? – спросила у Дэлли Катрин, но вышивку из рук не выпустила.

– Какая-то она странная стала после этого нападения, – задумчиво произнесла Дэлли, – как будто не она. Больше молчит, только вопросы задаёт, причём про свою семью, вроде как она всё забыла. Может, в неё не только из пистолета стреляли, но и по голове били?

– Надо обязательно сказать наставнице! – заволновалась Катрин. Заглянувшая к девушкам наставница пришла в ужас, что она скажет почтенной госпоже Ланик о пропаже её племянницы? Прибежав к воротам, она узнала у привратника, что пепельноволосая девушка недавно вышла из ворот. С дорожной сумкой, вроде как сумка была полная, но девушка её несла, будто она пустая. Претензий к привратнику наставница предъявлять не стала. Его дело не пускать на территорию института посторонних, а не смотреть за тем, кто куда выходит. Тем более что какой воспитаннице взбредёт в голову отправиться в город на ночь глядя?

По тёмной улице шла невысокая девушка с довольно большой сумкой, с какими обычно путешествуют дамы. Но такой багаж если они и носят сами, то от дверей гостиницы до кареты, не дальше, и то очень редко. Вообще-то, дамы такое не носят – носит прислуга. Но у девушки прислуги не было, она почти бежала, и очевидная тяжесть объёмистой ноши не доставляла путнице никакого неудобства. Таиса шла по тёмной улице, потому что хотела срезать путь, да и не видно было здесь, как она легко несёт свою этот груз. А шла Таиса в одну из небольших гостиниц, что видела из кареты.

– Красавица, а не тяжела ли для тебя эта сумка? – Дорогу Таисе преградили трое, она поморщилась: думая о планах на ближайшее будущее, совсем перестала смотреть за окрестностями. А ведь именно на таких тёмных улицах любят устраивать засады ночные работники, или служащие большой дороги. В городе-то больших дорог много, а слабо освещённые и становятся местом работы, вернее, засады вот таких работничков. То, что это засада, подтвердили шаги ещё двух человек, осторожно подкрадывавшихся сзади.

– Хочешь помочь? – спокойно спросила Таиса. Разбойник, ожидавший чего угодно: визга, криков о помощи, мольб о пощаде, немного растерялся. А девушка протянула ему сумку, подняв её обеими руками повыше. Грабитель так за неё и ухватился – тоже обеими руками. А Таиса резко развела свои освободившиеся руки, вминая кадыки двух его товарищей, стоявших по бокам. Те, что подходили сзади, этого не увидели, но по тому, что их жертва не оказывает сопротивления, решили, что она так напугана, что даже кричать не может.

– Хватай девку и тащи к Хрипатому, позабавимся, потом пером по горлу и в канаву, кто её искать-то будет, а то крик поднимет, что ограбили и чести лишили, а нам такие слухи ни к чему, – грубым, хриплым голосом произнёс один из подходящих со спины Таисы.

– А девка-то ничего, такой грех не попользоваться, тем более что одна тут ходит, – поддержал второй, вернее, пятый по общему счёту грабитель.

– Смотри не урони! – предупредила хрупкая девушка державшего сумку грабителя и резко развернулась, так и не опустив руки. Любители попользоваться девушками не успели понять, что произошло – острые и большие когти, появившиеся на пальцах нежного создания, полоснули их по горлу. Державший сумку таки её выпустил, хоть всё произошло очень быстро, но вид падающих товарищей, двое из которых булькали перерезанным горлом, произвел на него впечатление.

– Слухи и мне ни к чему, – сообщила Таиса, подхватывая свою сумку, и укоризненно добавила: – Я же тебя просила не ронять!

– Ахррр, – попытался закричать главарь, но у него вырвался только хрип, девушка уже держала его за горло одной рукой, при этом приподняв над землёй. Когда бандит затих, Таиса отшвырнула его в сторону, тихо произнеся:

– Так и загордиться можно, уже восемь желающих меня за сегодняшний день. Правда, трое не высказывали желания позабавиться, но и сумку отдавать я не хочу, она мне нужна.

Девушка быстро обыскала бандитов, забрав с десяток монет разного достоинства. Свои действия она так прокомментировала:

– Грабители какие-то бедные, могли и побольше денег взять, когда на дело шли. Следующий раз, если будут грабить, так и спрошу – а хватит ли у вас денег меня ограбить?

Подхватив свою сумку, девушка пошла дальше.

Старая Гретта сидела за стойкой своей гостиницы. Это была даже не гостиница, а скорее пансион. Да и стойка таковой не являлась, просто большой стол. У Гретты останавливались в основном бедные пехотные офицеры, так как морские предпочитали снимать жильё в центре, а не здесь, ближе к окраине. Да ещё купцы средней руки, что приезжали в Норлум на пару дней и особо не хотели тратиться. Но небольшой пансион не всегда мог похвастаться наличием жильцов. Вот и сейчас – никого не было. Время уж близилось к полуночи, Гретта сидела не потому, что надеялась на появление постояльца, обычная бессонница. Хозяйка пустой гостиницы уже собиралась встать и закрыть дверь, даже наклонилась вперёд, поднимаясь по-стариковски, как тренькнул дверной колокольчик. В холл гостиницы вошла молоденькая девушка, тяжело отдуваясь. Сумка в её руках даже с виду была тяжёлой, а шума подъезжающей кареты Гретта не слышала. Видно, девушка приехала на почтовом дилижансе и весь день искала, где бы остановиться, понятно, подешевле искала.

– Здравствуйте, – поздоровалась девушка мелодичным голосом, с облегчением ставя свою сумку, – могу ли я снять у вас комнату? Так, чтоб с удобствами, мне не очень нравится бегать ночью на улицу.

Гретта собралась сказать, что такая комната есть, но она стоит дороже, при этом неодобрительно покачав головой – всё-таки здесь не центр, а неженкам лучше там селиться. Но девушка доверительно сообщила:

– Боюсь ночью на улицу выходить.

Гретта улыбнулась:

– Как нет, есть у меня такая, на втором этаже, даже с водопроводом. Правда, там вместо ванной деревянная лохань, но большая (вопреки обещанию хозяйки, там оказалась не лохань, а всего лишь бочка, узкая и неудобная). Ну и печка есть, чтоб воду подогреть.

– Замечательно, – ответила девушка, а Гретта, заметив, что эта молодая особа не спросила о цене, сказала:

– Не знаю, как для кого, но для вас не будет ли это дорого? Прошу десять дайлеров в день.

Таиса кивнула, она знала, что в сумке у неё лежат деньги, но вот сколько? А к номиналам монет, что забрала у грабителей, не присматривалась и не знала – хватит ли их? Да и с местной денежной системой следовало бы разобраться.

Комната оказалась чистой и уютной, с большой кладовкой. Там находилась упомянутая лохань, вернее, бочка, печка и остальные удобства. За окном было темно, хотя Гретта утверждала, что вид из окна соответствует цене. Цена оказалась не такая уже и большая. Дайлер – серебряная монета была одной тысячной гинеи – большой золотой монеты, именно такие монеты и были в сумке Таисы. Полтора десятка, так что можно было говорить, что Таиса довольно состоятельна, хотя это с какой стороны смотреть. Особенности местной денежной системы Таиса узнала, когда протянула гинею Гретте, та сказала, что с такой большой суммы у неё нет сейчас сдачи, её она принесёт завтра. А Таиса, смущаясь, сообщила, что у неё всего три такие монеты, а других нет, и ей надо завтра пойти в магазин, купить одежду. Гретта пообещала завтра разменять гинею или сопровождать девушку в походе по магазинам, всё равно сейчас постояльцев нет и в ближайшее время не предвидится.

На следующий день Таиса очень удивила Гретту: она покупала мужскую одежду, выискивая свой размер. Найти такую одежду было довольно трудно, всё-таки Таиса была довольно миниатюрной девушкой, а уж одевшись по-мужски, выглядела мальчиком-подростком. То есть для Таисы удалось бы подобрать мальчишескую одежду, но она хотела выглядеть юношей. В итоге, ко времени обеда нужный гардероб подобрали. Девушка, переодевшись, убежала в город, не став ждать, пока Гретта приготовит поесть, но пообещала, вернувшись к ужину, попробовать стряпню своей хозяйки и рассказать, зачем ей нужно переодеваться мужчиной. Таиса хотела положить свои деньги в банк, всё-таки так было надежнее, чем хранить их в сумке, да и проверить, как она будет выглядеть в образе юноши. Таиса решила усов себе не клеить, они могут отвалиться в самый неподходящий момент, спровоцировав ненужные вопросы и вызвав такие же подозрения.

В банке «Рошар и партнёры» никаких проблем не возникло: клиент принёс деньги, клиент хочет открыть счёт. А то, что он выглядит слишком юным – это исключительно его дело. Даже если клиент с рогами и хвостом, но принёс много денег, то на эти мелочи можно закрыть глаза. У Таисы не было много денег, но не было хвоста с рогами, поэтому она открыла счет без труда.

До ужина оставалось ещё время, и Таиса решила прогуляться по городу. Её внимание привлекла скромная вывеска на довольно большом здании – «Алехандро Таруцио, учитель фехтования». Девушка решила зайти, как-то раньше это искусство её не интересовало, да и не требовалось, но сейчас… Не всегда будет возможность незаметно пускать в ход когти, да и силу демонстрировать лишний раз не стоит. В большом зале несколько пар отрабатывали различные приёмы, немолодой сухощавый мужчина сидел в углу, отдавая указания. Таиса некоторое время смотрела на фехтовальщиков, запоминая их движения, затем подошла к мужчине и вежливо спросила:

– Сэр, могу ли я увидеть учителя фехтования Алехандро Таруцио?

– Это я, – ответил мужчина и спросил в свою очередь: – Э-э-э, юноша, чем могу быть вам полезен?

Мастер фехтования замялся, так как чуть не сказал: – Мальчик, чего тебе надо?

– Я бы хотел у вас заниматься, хотя бы несколько уроков, – ответила Таиса.

Мастер, глядя на щупленькую фигуру, хотел отказать, но не сообразив сразу, как это повежливей сделать, кивнул, позвал одного из фехтующих в зале и, незаметно подмигнув тому, предложил Таисе:

– Попробуйте оказать сопротивлению Гастону, он мой помощник. Чтоб заниматься у меня, вы должны хоть что-то уметь, знать хотя бы азы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю