332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анатолий Галкин » Пятый туз » Текст книги (страница 13)
Пятый туз
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:43

Текст книги "Пятый туз"


Автор книги: Анатолий Галкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Саша точно помнил, что час назад она вбегала в подъезд в кроссовках. Но к такому платью она могла надеть только туфли на высоком каблуке… Кажется, когда-то они назывались «лодочками».

Очень похоже!.. Галаева плыла на легкой волне, подчиняясь то одному, то другому чемодану.

Караваев резко захлопнул капот и сел за руль.

Если бы он мог сейчас дать ей денег на такси… Так нет! Она поедет на автобусе, потом – в душном метро. А ему надо будет оставить где-то машину…

Через полтора часа он спокойно довел ее до метро «Теплый Стан».

Уже на выходе, на верхней ступеньке широкой лестницы, она взмахнула чемоданами и готова была покатиться вниз, но пассажиропоток не допустил ее падения.

Караваев и сам рванулся поддержать ее, но вовремя осадил свой благородный порыв… Она знала его в лицо!

В результате этой передряги больше всех пострадал черный парик Раисы Павловны…

Он остался на голове, но заметно сдвинулся набок. Парик стал похож на берет морской пехоты, из-под которого торчали натуральные блондинистые кудри Галаевой.

Пока она на остановке пригородного автобуса приходила в себя, Караваев договорился с хозяином зеленого «Москвича»… Тот быстро понял необычное задании: спокойно следовать за автобусом, в который сядет «та женщина в черном берете».

Водитель оказался очень сообразительным и столь же болтливым:

– Жена, что ли?

– Вроде того…

– И в туфельках… Будто бы в театр собралась, а с чемоданами. Сбежала, что ли?

– Не совсем…

– А моя краля года два назад совсем было собралась… С хлыщом одним усатым познакомилась, и в гости к нему!.. Хорошо, у меня нос по ветру… Вот как ты сейчас!.. Я выследил ее и уже около его дома хвать в охапку – и в машину… Дома хотел экзекуцию устроить, а она ревет: тебя, мол, люблю… Разнообразия ей захотелось!.. Ну, я ей потом устроил «разнообразие». В лучшем виде!.. Точно! Не веришь?

– Верю, верю…

Конечная остановка автобуса находилась у пруда, в самой нижней точке поселка Воскресенское.

Последние двести метров Галаева преодолевала героически. Она сделала всего пять остановок, но зато каждый раз садилась на чемоданы и основательно отдыхала.

Последний раз, завершая свой подвиг, Раиса Павловна остановилась в десяти метрах от старой кирпичной пятиэтажки…

Нужные источники информации Саша нашел быстро… Они, в виде трех старушек, расположились около бывшей детской площадки.

– День добрый, уважаемые. Заблудился я… Где-то здесь квартиру мне предлагали снять. Забыл где. Вроде вот в этом подъезде.

– Опоздал, милок. Катерина уже пять дней назад ее сдала. Вторая квартира.

– И надолго?

– До конца лета. Парочка там живет.

Караваев не стал проявлять подозрительную заинтересованность.

Он отошел в сторону и задумчиво стал курить. Саша был уверен, что той затравки, которую он дал, хватит старушкам минимум на полчаса… Они начали говорить между собой.

– Парочка? Не парочка это, а ученые. Они книгу будут писать.

– Ты, Мария, какая была пятьдесят лет назад, такая и сейчас.

– Какая, интересно, такая?

– Доверчивая!.. Книги они будут писать? Как же!.. Тебя бы в ее возрасте с молодым парнем на месяц запереть. Очень бы ты книги писала.

– Да, возраст у нее самый сладкий. Сорок пять – ягодка опять… А полюбовник-то ее – артист!.. Внучка говорила. Он ее в театр к себе приглашал.

– Береги внучку!.. От этих артистов только и жди шалости.

– Да ей всего-то шестнадцать.

– Самое опасное время… Ты себя-то вспомни в шестнадцать.

– Может, он и не артист вовсе, а какой-нибудь электрик.

– Электрик?! Васька из десятой – это электрик. А этот – культурный человек, сразу видно.

– Так этот в театре электрик. Вот культуры там и поднабрался.

… Караваев узнал почти все, что хотел.

Перед уходом он, не приближаясь к старушкам, бросил неопределенную фразу:

– Живут же люди!.. Мне бы так – запереться с какой-нибудь ягодкой и каждый день книгу писать. Ни тебе родственников, ни друзей.

– Были у них друзья. Два раза были. На светлом автомобиле парочка приезжала… Без кутежей, на час всего приезжали. Сумки большие привозили.

* * *

Савенков жестом указал Марфину на висевшую над входной дверью короткую черную нить.

Если закрывать дверь, не зная об этой хитрости, нитка обязательно попадет внутрь.

Сейчас все нормально… На месте и печать «Совы».

Замок со скрежетом открылся… Игорь подошел к своему кабинету, слегка приоткрыл дверь, просунул в узкую щель голову и огляделся.

Тряпка, которую он оставил за полузакрытой дверью, оказалась у стены. Это была старая, элементарная проверка!..

Кто-то долго возился с входной дверью, а эту открыл машинально.

Савенков обернулся и увидел испуганного Марфина, осторожно выходящего из своего «вычислительного центра». Они одновременно, как в зеркале, поднесли пальцы к губам и затем руками указали на дверь.

Только когда они вышли на улицу, Игорь спросил:

– У тебя что стряслось?

– У меня мука рассыпалась…

– Не понял?

– Вы, Игорь Михайлович, сами просили оставить в кабинете… капканы, метки. Вот я на край стола линейку положил, а на нее для противовеса – коробочку с мукой.

– Это не самый лучший вариант. Муку мыши чуют. Они могли ее сбросить.

– Могли. Но мука на полу, а на муке огромные следы, вроде ваших… Это точно не мыши, Игорь Михайлович.

Глава 13

Олег не ожидал этого звонка. Мать ни разу не звонила ему в офис. Они никогда не говорили об этом, но она почему-то решила, что для ее сына, взрослого человека, сыщика, не всегда уместен звонок мамы.

И сейчас она говорила торопливо. Она только передала информацию и повесила трубку: «Олежек, звонила милая девушка. Она не назвалась, но сказала, что это очень важно. Она просила передать, что будет тебя ждать в пять часов у какой-то Марины».

Очевидно, что звонила Настя… Ясно, что она хочет сообщить что-то очень важное… Она ни за что бы не позвонила просто так, из-за страстного желания снова его увидеть.

Ради такого случая Савенков разрешил ему воспользоваться «служебной» «Волгой».

Олег был на месте в начале пятого…

Он рассчитывал перехватить Настю у входа в кафе. Глупо, но ему очень не хотелось сидеть там под взглядом Марины. Очень напористая и непредсказуемая девица.

Используя свободное время, Олег должен был обдумывать схему разговора, формулировать наводящие вопросы.

Но деловые мысли не лезли в голову. Он чувствовал себя очень неуютно… После первой встречи Настя была для него важнее любой информации, важнее всей этой истории с Елагиной, Лобачевым, Паниным.

Он постарается ей это объяснить… Он просто не станет слушать ее информацию…

Вранье! Будет слушать… Внимательно будет слушать и вопросы будет задавать.

Он увидел ее издалека… Надо отучить ее от этой сутуловатой походки.

Почему она боится себя показать? Она же красавица! Особенно – глаза. А именно их она почему-то прячет.

Олег рванулся навстречу. Настя остановилась в шаге от него и подняла глаза:

– Олег, я все неправильно сделала. Я не должна была звонить первой. Ты можешь подумать, что ты мне понравился. И что я просто искала повод для встречи.

– Ничего я такого не думаю.

– И зря!.. Всё так и есть! Только повод не надо было искать. Ты хотел узнать все о Елагиной?

– Хотел. А сейчас – не хочу… Вернее, хочу, но не хочу, чтобы ты подумала, что я хочу и поэтому… Анастасия, я еще никогда так витиевато не объяснялся. Ты хоть что-нибудь поняла?

– Все я поняла. Я и сама для тебя много таких фраз заготовила. Только лишнее все это… Давай я тебе все по порядку расскажу.

Олег предусмотрительно поставил машину в тени, во дворе старого дома.

Когда они разместились, он вытащил блокнот и вопросительно посмотрел на Настю. Та согласно махнула рукой и начала:

– Елагина – жулик!.. Ты знаешь, Олег, чем ее фирма занимается?

– Деньги у народа собирает. И, похоже, не собирается отдавать.

– Точно! Елагина скоро за границу уедет.

– С чего это ты взяла?

– Смотри, Олег. Мы с ней в апреле на даче были. Там много места свободного. Я предложила яблони посадить, а она говорит: зачем, они все равно за три-четыре месяца не вырастут… Это факт?

– Не факт, но так, намек.

– Теперь другой намек. Она меня в своей квартире прописала. Я ее благодарю, а она говорит: «Пустяки, чего ей зря пропадать».

– Плохо, Настя. Она о тебе заботится, а мы ее топить будем.

– Я тоже об этом думала. Это она только мне хорошо делает, а скольких обманывает… Мне такого добра не надо! Я и выписаться готова… Ты, Олег, дальше слушай. Три дня назад я ей помогала чемоданы складывать. Очень мало одежды, зато фотографии, письма, безделушки старые… Это факт?

– Вот это уже факт. С таким багажом на Кипр не летают. Это сбор вещей на постоянное место жительства… Понимаешь, Настя, все это очень важно, но меня очень интересует один эпизод… Елагина помогает группе вымогателей и убийц.

Олег вынул из бардачка пачку фотографий и протянул ее Насте.

– Знаешь кого-нибудь?

Анастасия долго перебирала снимки. Их было около двадцати. Из них только четыре были значимые: Панин, Лобачев, Липкин и Павленко. Остальные фотографии они прихватили «для чистоты эксперимента». Олег заскочил на пять минут домой и распотрошил семейный альбом Крыловых.

Настя внимательно вглядывалась в лица… Иногда она на несколько секунд закрывала глаза и смешно морщила лоб, пытаясь что-то вспомнить, но затем решительно переходила к следующей фотографии.

И когда Олег решил, что его затея с опознанием провалилась, Анастасия вдруг хитро улыбнулась, сложила все фотографии как карточную колоду и жестом фокусника вытащила нижний снимок… Это был Лобачев!

– Вот этого я знаю… И очень хорошо знаю.

– Точно? – Олег опешил от неожиданности и нарастающего азарта. – Отлично! Хочу услышать подробности.

– Это очень странный тип. Он тут у тебя без усов. Я его таким месяц назад видела.

– Ну и что?

– Откуда у него усы взялись?

– Выросли…

– Это за месяц-то?.. Ты, Олег, когда-нибудь усы отпускал?

– Нет!.. Но усы я запланировал к рождению своих детей… А когда внуки появятся – отпущу бороду.

– А у меня есть опыт по этой части. – Настя вдруг покраснела, заметив ехидную улыбку Олега. – Не у меня, конечно, а у моего брата. Тридцать лет ему. Так он месяц усы не брил. И только одна щетина выросла. А у этого типа, у этого Николая – Федора, очень пышные усы.

– Как ты его назвала?

– Да это не я, это Елагина все время путает. То она его Николаем называет, то Федором.

– Значит, он имя сменил и усы приклеил… Так он что, в Москве? Ты давно его видела?

– А кто он?

– Потом, Настя. Потом всё подробно расскажу… Жулик он, вымогатель. И, похоже, имеет прямое отношение к убийствам.

– Ой, а я ему чуть не попалась два дня назад… Я на лестнице спряталась, хотела на Бориса Петровича посмотреть, а тут этот усатый пришел.

– Кто это такой, Борис Петрович? И что значит «спряталась»? Это что, игрушки тебе?.. Извини, я сам виноват. Не предупредил. И встречались мы с тобой очень открыто. Опасно все это… И здесь вокруг машины народ ходит. Давай поедем тихое место искать.

Олег решительно включил мотор и начал пробираться через пробки Бульварного, а затем Садового кольца к Ленинскому проспекту.

В дороге они молчали. Настя боялась отвлечь Олега, а он пытался осмыслить полученную информацию и лихорадочно наблюдал за следовавшими за ними машинами.

Было довольно глупо пытаться обнаружить наблюдение в такой автомобильной сутолоке. Но он пытался его выявить потому, что оно могло быть… Очень даже могло быть.

Эти люди убили телефониста, пытались убить Галаеву, отравили Слесаря… Не просто Слесаря, а подследственного Слесаря!

Значит, что у них есть очень большие возможности… А Лобачев в Москве и связан с Елагиной.

Значит, у них есть деньги. И очень большие деньги…

Вероятно, они проникли в офис «Совы»… Значит, у них есть информация об их офисе. И в том числе, о машине, на которой они сейчас едут.

И на «Сову» они очень злы… Им помешали. Их зацепили на взлете… Только бы они не засекли Настю.

Это страшные люди! Рука у них не дрогнет.

Олег проскочил Октябрьскую площадь и начал петлять в переулках в районе Шаболовки.

Он даже сделал пятиминутную остановку на маленьком пустыре, напротив проходной подшипникового завода.

Похоже, что на этот раз наблюдения не было… Или они оторвались, когда Олег довольно рискованно, уже на красный свет проскочил перекресток на Зубовской площади.

Переулок со странным для центра Москвы названием «Конный» был безлюден в этот субботний вечер.

Олег еще раз огляделся и медленно направил машину к Ленинскому проспекту.

Когда впереди показался высоченный памятник Гагарину, он резко свернул вправо и, петляя во дворах между сквериками и детскими площадками, вывел машину на край оврага, по которому проходила окружная железная дорога.

Дальше пути не было… Здесь начинается или, вернее, здесь заканчивается Нескучный сад.

Они оставили машину между старыми разнокалиберными гаражами и начали спускаться к Москве-реке.

– Настя, а я очень глупо выгляжу?

– Почему?

– За нами, кажется, никто и не следил, а я гонки устроил, прятки… Я до сих пор в себя прийти не могу. Ты как сказала, что чуть с Лобачевым не столкнулась, у меня все сразу опустилось… Ну, испугался я! Очень за тебя испугался… Зачем ты его караулила?

– Вот глупенький. Даже если этот Лобачев такой страшный – он не заметил меня. Я его со спины узнала, а он и не обернулся… А караулила я не его, а Бориса Петровича.

– А это еще кто такой? Зачем его надо было караулить?

– Любопытно!.. Я давно на него посмотреть хотела.

Настя смущенно помолчала, подбирая слова, а затем выпалила:

– Он ее любовник!

– Вот невидаль, – рассмеялся Олег. – Ты что, никогда любовников не видела?

– В кино видела… Да не это мне было интересно. Понимаешь, она странно стала с ним разговаривать. Командным тоном… Только ты не подумай, что я подслушивала. Она часто при мне разговаривала.

– Доверяет?

– Нет, не то… Я для нее просто скромная, простоватая девочка из провинции… Да и ничего серьезного она и не говорит. Так, общие фразы… Вот неделю назад она его воспитывала: «Потерпи, Боря, не дергайся. Максимум два месяца. И будешь себе спокойно жить, будешь себе руководить и укреплять законность. Только выполняй все, что я тебе говорю».

– Это очень важно, – оживился Олег. – Ты что еще о нем знаешь? Фамилию, телефон, еще что-нибудь?

– Ничего больше не знаю. Вот и хотела его увидеть. Я слышала, что Евгения его домой позвала. А меня она на дачу отправила. Я хотела этого Бориса Петровича дождаться, а этот усатый раньше него пришел.

– Ты вспомни, Настенька. – Олег перешел на проникновенный просящий шепот. – Может быть, адрес его или должность? Любые детали. Подумай внимательно.

– Да я уже думала… Знаю, что он ездит на машине с шофером.

– Это важно. Значит, большой начальник!.. А еще что-нибудь.

– Знаю, что они познакомились больше года тому назад в Венгрии. Они ездили туда учиться… Их туда какая-то страховая фирма отправляла… Я сама все понимаю, Олег. Я чувствую, что этот Борис Петрович очень важную роль играет. Его надо найти! Я даже когда его на лестнице ждала, фотоаппарат приготовила… Представляешь, я бы сейчас тебе его фото принесла.

– Ты что со мной делаешь? – обреченно начал Олег. – Выкладывай дальше: какие ты еще глупости успела наделать… Слушай, а может быть, тебе на время уехать, скрыться? Ты ведь хочешь к родителям, на Волгу?

– Очень хочу, но потом. Все эти дела завершим и поедем на Волгу… Вместе поедем.

* * *

Весь прошедший день Варвара работала на домашнем телефоне. Она обзванивала старых друзей, знакомых, страховые компании.

Ей сразу удалось узнать, что в Москве активно работает какая-то посредническая фирма «Лайф-инвест», которая предлагает долговременное страхование в крупных иностранных компаниях.

Она также привлекает распространителей этих страховок, обещая им высокие заработки и продвижение по служебной лестнице… Им только нужно создать свои структуры, привлекая других распространителей, которые в свою очередь должны привлекать следующих… Пирамида!

Обучение новых сотрудников «Лайф-инвест» проводила в Будапеште… Все сходилось!

Надо было лишь найти нужную структуру.

Ко второй половине дня Варвара имела список из пятидесяти незнакомых человек, которые включались в эту игру. Каждый свой звонок после нескольких общих слов она завершала фразой: «Я уверена, что это очень серьезное дело. Мне сказали, что сама Елагина была в вашей структуре».

Результативным оказался звонок некой Алле Николаевне, стоявшей в списке под двадцать первым номером:

– О да!.. Вы правы. Евгения Елагина стала большим человеком именно потому, что она работала в нашей структуре… Мы все, как одна семья!.. Она и сейчас бывает у нас… Правда, редко. И вы к нам приходите… Уверяю вас, что с этого момента начнется ваше восхождение к богатству.

– Я готова, Алла Николаевна… Готова прийти к вам и вступить в вашу единую семью. Но только в ту структуру, где работала Елагина. Я очень суеверна!.. Я уверена, что только та структура будет для меня счастливой.

– Не беспокойтесь, милочка… Вы приняли правильное решение! А все ваши сомнения я быстро развею. Я вам всё расскажу про Елагину. У меня и анкета ее сохранилась… Завтра, милочка, мы ждем вас в шесть часов.

На очередную встречу собралось около двадцати новичков.

Алла Николаевна, молодящаяся смуглая дама, каждого встречала очаровательной улыбкой и каскадом дежурных фраз: «Ах, как я рада, что вы пришли! Мы всё сейчас вам расскажем. Вы не пожалеете… Теперь это ваш дом. Мы все так любим друг друга… Проходите в зал. Там наши лучшие лекторы. Они уже добились успеха и поведут вас к вершинам, к богатству… О, я так счастлива…»

Варвара выбрала подходящий момент и напомнила о себе:

– Алла Николаевна, я готова начать работать без всяких лекций… Вы только обещали мне рассказать о Елагиной.

– Но условия наши вы знаете? – поинтересовалась Алла Николаевна, и впервые с ее лица исчезла улыбка.

– Да, меня предупредили, что я должна приобрести страховку для себя.

– Это минимум две тысячи… Деньги при вас?

– Они подготовлены, – уклончиво ответила Варвара.

– Отлично!.. Пойдемте, милочка, ко мне в кабинет.

В маленькой уютной комнатке Алла Николаевна усадила Варвару за свой стол, налила кофе, быстро из груды бумаг вынула большой лист.

Она многозначительно улыбнулась и удалилась:

– Я вынуждена оставить вас, милочка… Всего на десять минут. Мне надо разогреть аудиторию. Лекторы молодые. Им недостает эмоций, восторга… Вы пока посмотрите это. Здесь лишь малая часть моей структуру… Это маленький секрет. И мы не всем его доверяем. Только для вас… Посмотрите, вот этот квадратик – я, а этот – Елагина.

Уже через минуту, после того как Алла Николаевна выпорхнула из комнаты, Варвара разобралась в системе связанных между собой квадратиков, которых на этом листе было около двадцати.

В каждом была фамилия, инициалы, телефон и дата… Варя догадалась, что это было время поездки в Будапешт.

На одном уровне с Елагиной она нашла другой квадратик, где значился некто Корноухов Б.П.

Даты поездки в Будапешт совпадали!

Варя быстро переписала нужную фамилию и телефон… А затем она решительно подошла к маленькому ксероксу и сделала копию всего листа.

Дальше оставаться здесь было незачем… Расспросы о Елагиной и Корноухове могли только насторожить.

Варвара взяла чистый лист и размашисто написала: «Алла Николаевна! Я позвонила домой. Заболел ребенок. Должна срочно уехать… Я обязательно буду работать в вашей дружной семье. До встречи».

* * *

Последние дни после того, как обнаружилось проникновение в офис «Совы», Савенков испытывал неприятное и непривычное для него чувство постоянной опасности.

Он ощущал себя дичью, которая понимает, что где-то рядом охотники, но не видит их и не знает, будут ли они ставить капкан, будут ли стрелять или травить собаками.

Еще месяц назад он сам был охотником… Он преследовал зверя, заставляя его играть по своим правилам.

И наконец он поймал его… Поймал, но не добил. И добыча вдруг ускользнула, и сама превратилась в охотника.

При этом Савенков активно действовал, но пока это была активная оборона.

Многие его бывшие коллеги работали в охранных фирмах и располагали специальной техникой.

Уже в этот же день к нему пришли два молчаливых парня, которые после двадцати минут шатания по офису в наушниках жестом указали Савенкову на две закладки – деревянные планки, прикрепленные под столами в разных комнатах.

Закладки решили не убирать.

Выгоднее было успокоить противника, а не злить, не настораживать его.

Правда, это почти блокировало работу в офисе. Здесь можно было говорить о пустяках, изображая полнейшую беззаботность и расслабленность… Когда у кого-нибудь возникала необходимость сообщить что-то важное, он восклицал: «Пойдем, покурим!» – и жестом указывал на желательных собеседников.

Это было очень неудобно, но…

Через пару дней молчаливые ребята-технари появились опять и установили три миниатюрные видеокамеры, которые автоматически включались при появлении незнакомцев.

Это была засада!.. Но надо было вынудить противника еще раз посетить офис.

Снасти были готовы, но нужна была верная наживка. Именно та, на которую они клюют.

И еще один вопрос волновал Савенкова. Этот вопрос возник не сразу. Он был настолько элементарен, что никто и не вспомнил о нем в суматохе первых после проникновения дней. Надо было искать закладки, ставить камеры, усиливать конспирацию, планировать контригру.

Но как «они» вошли в офис… Вошли и вышли. Отмычкой открыли?..

Но этот замок отмычкой не открыть. Савенков специально уточнил это у «специалистов».

А значит, открывали ключом… Но все три ключа были под строгим контролем. Во всяком случае, в ту ночь дверь открывали другим ключом. Четвертым!

И сделать его могли только те ребята, которые устанавливали дверь. Других вариантов не могло быть.

…Подходя к мастерской, Савенков еще раз прокрутил в голове схему будущего разговора с работягами.

Очень не хотелось начинать с прямых вопросов… Ребята, конечно, не сообщники Лобачева, но ведь дали же они ему ключ… За деньги, за ящик водки, но сделали худое дело, и сознаваться сейчас не в их интересах.

Заказов, очевидно, не было, и три хлопца добросовестно продолжали начатый утром перекур.

Было заметно, что они сразу узнали вошедшего Савенкова.

– Что у вас случилось?.. Мы работаем с гарантией.

– Все нормально, ребята. Дверь вы отлично сделали.

– Халтурой не занимаемся!

– Мне бы ключик еще один. Сделаете?

– Обязательно.

– Вам, наверное, бумагу надо предоставить, заявку?

– Надо! Но вы ведь уже писали… Поправьте там: мол, надо сделать два ключа, и порядок.

Один из парней порылся в столе и выложил замусоленное письмо на бланке «Совы». Вся схема разговора полетела к черту. Надо было открываться.

– Это, ребята, ксерокопия. Я всегда синим шариком пишу… Не моя это подпись. То есть – моя, но с другого документа скопирована… Вашей вины здесь нет, но ключ вы нехорошему человеку передали. Давайте вместе это дело распутывать… Может, он вам паспорт показывал или приметы его запомнили?

– При чем здесь приметы?.. Это же ваш сотрудник или приятель. Мы его у вас видели, когда размеры уточняли… Да вы с ним тогда чуть не в обнимку ходили. Вспоминайте!.. Вы его еще Борисом называли. Ну вы, блин, даете!.. Сами всё запутают, бизнесмены хреновы… Ключ-то делать, или это затравка была?

По пути в офис Савенков получил сообщение, что «подруга срочно ждет его у Вити».

Конспирация выглядела несколько смешной, но была понятна и, возможно, очень полезна для дела.

Сообщение означало, что Варвара хочет сообщить что-то очень важное и ждет его около кинотеатра «Витязь».

Савенков знал, что Варя достаточно рассудительный и чрезвычайно деликатный человек. Она не стала бы дергать его по пустякам.

Подходя к кинотеатру, он увидел, что его ожидает вся его команда – Варвара, Олег, Илья.

По восторженному выражению их лиц Савенков понял, что они зацепили что-то важное… В последние секунды перед встречей он даже успел подумать, что сегодня охотники и дичь могут опять поменяться местами.

Олег выскочил навстречу Савенкову и, размахивая билетами, ошарашил его предложением:

– Пойдемте скорей, Игорь Михайлович. Двухсерийный фильм.

– Не понял, ребята. Зачем нам кино?

– Кина не будет, Игорь Михайлович… Мы там, в буфете разместимся. Очень много важной информации. Как раз на две серии.

Через десять минут после первых сбивчивых сообщений Олега и Варвары, Савенков попытался связаться с Дибичем, но разговор получился коротким:

– Анатолий, мы здесь в «Витязе», в буфете. Очень много новых данных… Лобачев в Москве. Он связан с моим бывшим другом Татариновым, с Елагиной и с каким-то Корноуховым… А тот, в свою очередь, под каблуком у Елагиной… Кто это – Корноухов? Я помню, ты упоминал его…

– Молчи! Высылаю к тебе Вадима. Ждите и будьте осторожны.

Рогов прибыл через сорок минут.

Савенкову, Варваре и Олегу пришлось еще раз рассказывать о полученной ими информации. В глазах Вадима загорелся огонек охотничьего азарта, но он попытался спокойно подвести итоги:

– Значит, так!.. Татаринов ваш, вероятно, мелкая сошка. Лобачев мог зацепить его, завербовать и использовать как подручного… Можно попробовать на него надавить, перевербовать, но опасно!.. И времени нет… Далее: Корноухов настолько важная фигура, что отпустить Панина и убить Слесаря – все в его силах… А выгодно это было и Лобачеву, и Елагиной, и, вероятно, самому Корноухову.

– И Панину, – вставил Олег. – Может быть, и Панин тоже в Москве.

– Очень может быть, – солидно продолжал Рогов. – Завтра все узнаем… Я вас прошу быть в офисе и периодически сообщать, что вы добыли важные документы и с их помощью вы и Лобачева изловите, и Елагину, и ее друзей… Затем скажите, что сейф сломался и придется все документы в столе у шефа оставить. Не страшно, мол, двери у вас и так сейфовые.

– Все ясно!.. Мы им такой спектакль устроим.

– Не переиграйте только… А с вечера мы обложим ваш офис и будем гостей ждать.

– Ой, ребята, – вдруг встрепенулась Варвара. – Я только что вспомнила. Может быть, это важно, а может быть, и пустяки… Мы в последние дни три письма получили на адрес «Совы».

– Ну и что?

– Одно – из Бельгии и два – из Австрии.

– О чем письма-то?

– В двух первых – реклама спецтехники, а в последнем – приглашение на международную выставку оружия.

– А что тут странного? – удивился Олег. – «Сова» выходит на международную арену!.. О наших успехах знают во всем мире. А после завершения операции мы вообще будем нарасхват.

– Но, Олег, мы нигде не давали своего адреса. Да и не в этом дело, – совершенно серьезно, не обращая внимания на ехидство Крылова, продолжала Варвара. – Я вчера два раза звонила в Австрию. Я точно уверена, что не только в сентябре, но и в ближайший год такой выставки там не будет… И фирмы, которая нас приглашает, тоже в Австрии нет и не было.

– Так чьи же это проделки?.. И зачем это все?

– Завтра узнаем, – завершил встречу Рогов. – А письма эти дайте мне, Варвара Петровна… Пусть их наши криминалисты покрутят. Если их Дибич попросит – они в момент сделают.

* * *

Он готовился к завершению своей миссии в Москве.

Лобачев ценил в себе обостренное чувство опасности, чувство меры, ощущение той грани, за которую нельзя переступать.

Он определил для себя максимальный срок – три дня… За это время надо провести встречу с готовой на всё Назимовой и нанести последний удар по «Сове».

Встреча должна дать очередную крупную порцию денег, а удар по сыщикам – это для души… Это – как в спорте. Поражение соперника необходимо просто для ощущения собственного превосходства. Не из-за злости на него, не из-за денег, а для самоутверждения.

Впрочем, были и другие причины добить «Сову». Вернее, не причины, а так, неосознанное чувство тревоги.

Они явно выиграли в первом тайме… Значит, что голова у них к нужному месту прикручена… И значит, что они всё могут, если захотят.

Но все записи из офиса «Совы» за последнюю неделю ставили Лобачева в тупик…

Это был сплошной треп расслабленных, умиротворенных обывателей…

Они томно мечтали, как в августе будут тратить деньги, полученные от Павленко.

Они смеялись над ним, над Лобачевым, который бежал из Москвы, «как Керенский в женском платье».

Они беззлобно сожалели, что удалось ускользнуть супругам Паниным.

И это все!.. Остальное – кофейные разговоры о политике, о тряпках, о технике, о сексе.

Лобачев допускал, что в «Сове» могли обнаружить закладки, но он не мог найти ни одного намека, подтверждающего это.

Он даже направил Сашу Караваева покрутиться около гнезда этой ночной птички… И записи Лобачев прослушивал до боли в ушах… Нет, ни одного намека!..

А может быть, все гораздо проще.

Лобачев знал, что это было первое дело «Совы»… И вот ребята собрались, сосредоточились, настроились на победу и провели первый тайм, как чемпионы… А в перерыве тренер принес им по большой пачке денег.

Ясно, что они раньше на своих офицерских должностях и за пару лет столько не имели.

Павленко думал их приободрить, а они расслабились… Все зависит от суммы, как от дозы.

Маленькая – может заставить активно работать, добывать очередную дозу.

А большая сумма – проявит все скрытые пороки или добродетели… Кто-то станет злым, завистливым, угрюмым или жадным… Кто-то превратится в болтливого шута или будет изображать сексуального, неотразимого светского льва… А эти – размагнитились, ударились в купеческую вседозволенность.

Ишь, ты, как они размечтались: «…арендуем яхту, поплывем в Стамбул, посмотрим танец живота, а потом гречанки на фоне Олимпа, винные погреба в Афинах…»

Да, похоже, что всё именно так… Бог с ней, с «Совой»… Свое эти сыщики получат послезавтра.

А завтра – решающая встреча с Назимовой.

Эта дамочка – третья, и последняя, «богатая жена несчастного подследственного».

Встречи с двумя первыми закончились для Лобачева со счетом один-один.

Первая – Надя Буравченко… Она еще два года назад была начинающей запорожской студенткой. Будущее виделось ей в виде должности инженера, в виде белого халата и старого стола в заводской лаборатории…А еще – в виде статного, временами пьяного, мужа-сталевара, в виде потрепанного «Запорожца», дачки на берегу Днепра, воскресных шашлыков с горилкой и раздольными украинскими песнями… Нормально!

Но через некоторое время после великих решений в Беловежской пуще, когда всё пришло в движение и наиболее сообразительные начали шустрить, Надя бросилась покорять Москву.

Буквально через три месяца и три ночи, она без особых усилий стала штатной фотомоделью.

Еще через три месяца пришел успех, и состоялась встреча с перспективным банкиром, таким же, как она, «новым русским» Ефимом Буравченко.

Вызов в Прокуратуру даже обрадовал Надежду.

Это намного лучше, чем неизвестность. Она все им объяснила… Это же банк! Там такие сложности, столько цифирей всяких.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю