332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анатолий Подшивалов » Господин Изобретатель. Книги 1-6 (СИ) » Текст книги (страница 82)
Господин Изобретатель. Книги 1-6 (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 13:30

Текст книги "Господин Изобретатель. Книги 1-6 (СИ)"


Автор книги: Анатолий Подшивалов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 82 (всего у книги 89 страниц) [доступный отрывок для чтения: 32 страниц]

Да это же, Олег, мой сосед по палате в Академии. Я лежал там с переломом ключицы, а он с огнестрельным переломом бедренной кости после того как его ранил новоявленный жених знакомой Агеева, из за чего Сергей тогда и взбесился. Имя-то я сразу вспомнил, в это время оно редкое, в святцах только один православный святой Олег, Олег Брянский, а вот встреть капитана на Невском, например, мог бы и мимо пройти и потом он вспоминал бы меня как зазнайку. Жену я его тоже вспомнил, она пекла удивительные пирожки с капустой, какие мне очень понравились и я пригласил моих знакомых на обед, тем более его должны были уже приготовить. Сказал дворецкому, что я с гостями, но кухарка всегда готовит больше и будет чем накормить гостей.

– Олег, как здоровье, как служба, нога не беспокоит?

– Спасибо, Александр, благодаря твоему лекарству все зажило, главное, что ногу не оттяпали, а то уже эскулапы ножики-то наточили, я это знал, меня потихоньку морально к ампутации готовить стали. Но тут ты подвернулся и ногу мне свои лекарством, считай, спас. Так что я остался в армии, служу на штабной должности, в том же полку, бумажки перекладываю, скукота, конечно, но в полку остался. Смотрю, ты уже в генеральских чинах и князь, так что я был прав, когда говорил что ты еще в превосходительства выйдешь. Ты тогда еще расстроился, что только магистерскую степень тебе дали…

– Вот что-то ты, Олег, не растешь в чинах, или зажимают?

– Нет, просто убил я на дуэли того графинчика, что мне ногу прострелил. Он издеваться над моей походкой вздумал. Стоит на плацу в компании таких же аристократиков и когда я мимо прошел, он карикатурно скопировал мою походку, приятели его в смех, а я обернулся и увидел, как он клоунствует. А дальше – дуэль, нет все чин-чином, по приговору Офицерского суда чести. Секунданты были, доктор, все как положено. Только доктор не понадобился – он промахнулся, а я засветил ему аккурат между глаз, ну а дальше родственники графа бучу подняли и хотели меня либо совсем из армии турнуть, либо из гвардии в армию, а дальний гарнизон. Но командир отстоял, правда, повышение в чине мне светило в этом году, а он не подписал, мало, говорит, времени прошло, не надо дразнить гусей.

И тут я подумал, из постоянного трехмесячного общения у меня сложилось впечатление об Олеге как об умном и храбром офицере, не боящемся риска и не робеющим перед титулами и чинами. А не предложить ему командовать первой в мире боевой машиной?

– Слушай, Олег, ты вот как-то рассказывал, что ни разу не говорил с государем, хотя много раз его видел. Хочешь, устрою тебе такой разговор, может и карьера твоя в гору пойдет, и не штабная, а боевая.

– Да какой из меня вояка, я и версту с трудом прохожу и только с палкой.

– А ходить не надо, тебя вот такая машина повезет, – взяв из бюро фотографии, показал капитану гусеничную платформу. – Хочешь командовать первой в мире боевой бронированной гусеничной машиной. Государь точно придет смотреть и награды будут, карьера твоя сдвинется с мертвой точки, а потом будет сначала три машины, а потом десяток, минимум подполковника получишь. Машина уже на Обуховском заводе, можешь хоть завтра начать учиться управлению и командовать первым экипажем. Ты по-немецки говоришь?

– Немного говорю, а это твое изобретение? Я вообще-то сейчас в отпуске, могу и поучиться.

– Вот и отлично. Да, моё, но машина сделана в Швеции, наши заводы не взялись за изготовление, а вооружение будем ставить на Обуховском – вот такое, – я пододвинул к Олегу эскиз барбета с вооружением, объяснил про экипаж и кто что делает. Ты подумай, с женой посоветуйся и если захочешь стать командиром этого монстра, приходи завтра к девяти утра, вот и поедем на завод, сам все увидишь.

[1] Околоточный надзиратель, начальник околотка (около 4 тысяч жителей) – полицейский чин XIV класса Табели о рангах, коллежский регистратор.

[2] Первый английский танк «Марк-1» весил около 28 тонн при 100-сильном двигателе, вес моей гусеничной машины сравним с французским танком «Рено», вооруженным короткоствольной пушкой и пулеметом.

[3] Вид исправительных работ для лиц податных сословий, выполняли общественные работы по мощению улиц, благоустройству городов и так далее. Суд устанавливал длительность наказания и режим содержания. К данному периоду были выведены из подчинения военному ведомству и переданы в управление губернаторам с названием «исправительные арестантские отделения гражданского ведомства».

[4] ТТХ – тактико-технические характеристики: вооружение, бронирование, вес, скорость и т. д.

[5] Кранцы – валики, плетеные из каната, сейчас в их качестве чаще выступают старые автомобильные покрышки, чтобы не бить борт о причал.

[6] ДВС – двигатель внутреннего сгорания: дизель или бензиновый мотор.

[7] Маслопуз – механик, в отличие от «кожедуба» – то есть дуба в кожанке – водителя или пилота.

[8] ТЗ – техническое задание.

Глава 8. Разъезды, разъезды

3 августа 1893 г.

С утра пришел Олег в мундире, но я попросил его еще взять что-нибудь из одежды, что не жалко испачкать в масле и мазуте. Пока мы пили кофе, пришел Ефремыч и сказал, что приехали солдаты с жандармами (не иначе брать меня будут и в Петропавловку). Нет, пока в камеру рано, это арсенальские, за ружьями. Ефремыч отпер подвал, стали выносить ящики и грузить их на подводы. Оставил себе один ящик с пятью пистолетами-пулеметами, за остальное расписался в сдаче на листе и получил на руки второй экземпляр. Проверил данные получателя, все правильно: Владикавказ (а то еще во Владивосток уедет, знаю я наших путаников), штаб Терского казачьего войска, полковнику Нечипоренко А.Г.

Ну все, увезли, и только мы засобирались, наконец на завод, появляется младший унтер – посыльный из Главного штаба с письмом от генерала Обручева – генерал просил сегодня в три пополудни, если это не нарушит моих планов, быть в качестве консультанта на совещании в Главном Штабе по ситуации в Африке. Попросил унтера передать, что буду, пусть пропуск приготовят.

На Обуховском уже успели сколотить из горбыля большой сарай для машины. Сейчас она стояла снаружи и шведы в спецовках давали пояснения, где что находится, четырем заводчанам, двое из них, по виду или старшие мастера, или инженеры. Еще рядом с механиком водителем поместился пожилой усатый фельдфебель, который, увидев офицера, а потом разглядел и меня в шинели с красными отворотами, выбрался наружу и отрапортовал, что фельдфебель Геращенко проходит обучение управлению гусеничной машиной. Я спросил, кем он раньше был и есть ли опыт работы с техникой. Оказывается, полтора десятка лет назад, на русско-турецкой, он водил паровой локомобиль.

– Ну и как, господин фельдфебель, по сравнению с локомобилем управлять этой машиной сложнее?

– Не могу знать, выше превосходительство, пока не пробовал. Но приборов меньше и топки, как таковой нет. Думаю, что проще будет – регулируй подачу мазута, да смотри за уровнем воды, топлива и давлением пара. Приборы перед глазами, бегать не надо, да и колесо рулевое вертеть не придется – тут только два рычага, надо только приноровиться.

Через полчаса, закончив инструктаж, а он длился уже три часа, шведов вообще подняли в шесть утра вместе с арестантами, решили прокатиться. На платформу погрузились механик-водитель вместе с фельдфебелем, Олега усадили в командирское кресло, а сзади, держась за спинку кресла из гнутой трубы встали шведский водитель-инструктор и я. Механик дал сначала тихий ход, потом набрал полный и провез нас на полверсты. Я никогда не ездил на танке, но что-то в этом есть: ощущение силы и мощи железного зверя, который бежит по воле человека. Потом мехвод[1] крикнул по-немецки, чтобы держались крепче, я продублировал команду и танк развернулся на одной гусенице на сто восемьдесят градусов и понесся обратно, а потом довольно плавно затормозил. После этого мехвод сказал, что будет обучать фельдфебеля и лучше всем остальным покинуть машину, чтобы в случае резкого рывка не свалиться под гусеницы. Помог слезть Олегу (потом для удобства и быстроты "влезания-слезания" попробуем приклепать какие-нибудь поручни), спросил его, понравилась ли ему машина.

– Нет слов, Александр, это как какой-то дракон, а ты им можешь управлять. Непередаваемое ощущение…

Посмотрев на его горящие глаза, я понял, что один командир экипажа у меня уже есть! Тем временем, посмотрев на площадку, увидел, что машина выделывает что-то похожее на змейку, вертится на одном месте, а когда доехала до дальнего края, видимо, мехвод посадил фельдфебеля на свое место, потому что машина назад дошла до нас без выкрутасов. Спросил Геращенко, какие у него первые ощущения?

– Так что, зверь-машина, ваше превосходительство, и в управлении легка!

Потом отдали машину "на растерзание" техническому экипажу, но и ходовой экипаж с интересом слушал пояснения, как все устроено и как нужно обслуживать технику. Пошел в заводоуправление, но эскиз кабины еще не готов и смотреть нечего. Зато представил Олега, как командира первого экипажа и моего заместителя. Взял два листа бумаги и написал два прошения на имя Военного министра: одно с просьбой прикомандировать на время испытания боевой гусеничной машины конструкции князя Стефани-Абиссинского капитана лейб-гвардии Семеновского полка Зернова Олега Петровича. Второе прошение – выделить орудие Барановского и пулемет "Максим" с боеприпасами для установки на ту же машину при испытаниях на Обуховском заводе и полигоне "Ржевка".

Запечатал в конверт и попросил Олега отнести пакет в экспедицию[2] Военного Министерства и пусть там зарегистрируют входящий номер, а он его запишет.

В 15 часов я был у генерала Обручева, из знакомых лиц увидел капитана Стрельцова, с которым любезно раскланялся и он тоже был рад меня увидеть. Докладывал начальник Военно-научного отдела[3], который рассказал об обстановке в Эфиопии. Информация приблизительно такая же, как и в газетах, однако, в Главном штабе были донесения полковника Артамонова, нынешнего посла, из которых следовало, что обстановка складывается для русских из рук вон плохо. Она и раньше была не из лучших, так как Негус переориентировался с России на Германию, но теперь среди африканских стран-союзниц произошел раскол.

Виной всему – подковерные игры князей-расов, которым вообще не нравилось присутствие каких-либо иностранцев в Эфиопии. Этот "клуб" возглавляла императрица Таиту Бетул, привлекшая на свою сторону расов Севера и горных провинций, но есть, собственно, правителей коренной Абиссинии. Формальным поводом раскола послужил неравный дележ трофеев после битвы при Омдурмане. Эфиопы практически не понесли потерь, они не участвовали в рукопашных схватках, а вот махдисты-суданцы были выбиты на девяносто процентов. В этом состоял расчет раса Мэконнына, главнокомандующего союзными войсками, который ввел в бой махдистов, практически бросив их на пулеметы Китченера. Разгром суданцев позволял Мэконныну затем прибрать к рукам весь Судан с его золотыми рудниками, так как провинции раса граничили с Суданом – всего отодвинь границы на пятьсот верст и все золото твое.

Существенные потери понесла и верблюжья кавалерия кочевников-сомалийцев, именно они штурмовали и захватили батареи и уничтожили два каре британцев, а потом вдруг выяснилось, что эфиопы "наложили лапу" на орудия и дюжину пушек пришлось отдать (мол, сомали обращаться с ними не умеют). Хорошо еще, Абу Салех пулеметы успел увезти в свой обоз, но, когда Мэконнын сказал, что половина пулеметов – его, Салех вспылил и "послал" раса подальше. Чашу переполнило известие о том, что пока африканцы дрались, немцы увели обоз лаймиз[4]. Все это привело к тому, что оскорбленные и разгневанные кочевники ушли, а Мэконнын обменял (то есть продал пленных британцев) на новенькие пулеметы, прибывшие в Александрию и заключил сепаратный мир с бриттами (к неудовольствию немцев, которые рассчитывали, что объединенные войска и дальше продолжат наступление на Север).

В результате – все забились по своим норам: Лаймиз укрепляли оборону Александрии и накапливали силы для реванша; Менелик с Таиту сидели в Аддис-Абебе; Мэконнын с трофеями вернулся в Харар и собирал силы, готовясь к отпору бывшим союзникам-кочевникам. С последними пытаются "задружиться" британцы: Артамонов написал в телеграмме, что, по данным его агентов к Салеху прибыла целая делегация из Британского Сомали с богатыми дарами. И вот вчера Артамонов прислал срочную телеграмму о перевороте в Аддис-Абебе. У Ильга, агента влияния немцев, состоялся неприятный разговор с Менеликом, после чего Негус расстроился и его хватил удар[5], неизвестно, вообще, жив он или мертв. Таиту объявила императрицей дочь Менелика от первого брака, семнадцатилетнюю Заудиту, и назначила себя при ней регентшей. Сама Таиту не может претендовать на трон, так как в ней нет "соломоновой крови", но она пользуется поддержкой абиссинской знати Севера. Но у Заудиту есть конкуренты – рас Мэконнын и его сын Тэфари, "в жилах которых тоже течет соломонова кровь". Мэконнныны пользуются поддержкой расов юга и, до недавнего времени, имели союз с кочевниками.

Обручев зачитал последнюю телеграмму из Аддис-Абебы. Согласно ей, гарнизон взбунтовался, разделившись на две части: одна поддерживает Заудиту и изгнала (или убила) немецких унтеров и офицеров, другая, а это лучшие гвардейские части, во главе с немцами покинула столицу. Забрали ли они сотрудников немецкого посольства, неизвестно, так как видны пожары в районе гвардейских казарм и немецкого посольства. Русское посольство блокировано бунтовщиками, с большим трудом удалось передать для отправки эту телеграмму, после чего линия отключилась. Уже два месяца, как Аддис-Абеба была связана телеграфной линией с Хараре и Асмэрой, а Мэконнын провел даже телефонные линии в ближайшие провинции.[6] Посол написал, что если даже им удастся прорваться через блокаду, то в пустыне без проводника все они погибнут.

Потом все высказывались по поводу освобождения посольства, предлагая послать ноту правительству Эфиопии, может быть даже совместно с немцами, угрожая Таиту проведением десантной операции. Предлагали прорываться с боем через пустыню, но капитан Стрельцов охладил пыл горячих голов, заявив, что без надежного проводника, даже самые опытные казаки непременно заблудятся в пустыне. Я сидел и думал, что сейчас мне предложат возглавить спасательную операцию и заранее репетировал варианты вежливого отказа.

Вслух же сказал, что операцию надо начинать немедленно, поскольку пройдет два-три месяца, прежде чем спасатели из России достигнут Аддис-Абебы, а за это время скорее всего, начнется новая война. На все дипломатические демарши, императрице Таиту, насколько я знаю эту особу, глубоко наплевать. Так что можно писать сколько угодно нот, но все они, не будучи прочитанными, попадут в выгребную яму. Вряд ли немцы захотят и допустят совместную операцию с русскими, которые потом потребуют для себя каких-то уступок, возможно, территориальных, для устройства военной базы.

Потом Обручев всех отпустил, кроме меня.

– Александр Павлович, я ведь знаю, что у вас есть отличный проводник и боец, Хаким. Может быть, он поможет нашим выбраться и пройти через пустыню?

– Видите ли, Николай Николаевич, Хаким, а теперь он Христофор, не совсем мой слуга, он свободный человек, между прочим, абиссинский граф, так что напрямую я ему приказать не могу: дело опасное, а у него жена "в тяжести".

Генерал спросил, чем бы он мог заинтересовать Хакима. Я ответил, что Хаким-Христофор, скорее всего, согласится, если признать его дворянство, пусть не графское достоинство, а просто, обычное потомственное дворянство, наградив его, в случае успеха, скажем, орденом Святого Владимира 4 степени. Ну, а случае неуспеха, хотя бы солдатским Георгием, все же риск очень большой. Естественно, надо дать ему денег на расходы – тысячу талеров серебром и тысячу франков золотом и прогонных – двести рублей ассигнациями. Сказал, что его величество просил вывезти в Россию одного ювелира из Харара, настоящего мастера, я собирался послать за ним Хакима, но теперь ситуация резко изменилась, поэтому Хаким выполнит и это поручение, тем более, Харар ему по пути. На том и сошлись, я сказал, что завтра же выеду в Крым, Хаким сейчас там, и, если он согласится, то ближайшим пароходом отплывет в Джибути, во Французское Сомали, там купит двух лошадей, фураж и продовольствие и отправится через пустыню. Надеюсь, что в Джибути действует телеграф, поэтому мы договоримся о кодированных сообщениях – вроде "Груз отправлен" – если посольство уже добралось до порта и следует в Россию или "высылайте коносамент"[7] – то есть "прошу подмоги".

По дороге заехал в Москву, все же два года со дня смерти деда, надо сходить на могилу. Посетил кладбище, там в этом году поставили капитальный красивый памятник из полированного гранита черно-красного цвета, две плиты с именами бабушки и деда и между ними – большой каменный старообрядческий крест. Такого же гранита столбики по бокам и литая чугунная невысокая ограда – от уральских Черновых. Могила ухоженная, все же дворецкий следит не только за домом, но и за местом упокоения бывших хозяев. Постоял, подержавшись за памятник, как бы поговорил с дедом, ближе, чем этот человек, до Маши у меня в этом мире не было. Где Сашин отец похоронен, я и не знаю, а Сашкино сознание совсем растворилось в моем, так же как и сознание Андрея Андреевича. Раньше они хоть как-то давали о себе знать, но теперь не проявляются, хотя все их навыки со мной – и послезнание Андрея и данные о прошлом Александра, а также их языковые и профессиональные знания. Хотя, это скорее к знаниям Андрея Андреевича относится – химия, медицина, математика, а от Сашкиной юриспруденции вообще ничего в голове нет, видать, он особо не утруждал себя ее изучением. Из родственников Саши периодически пишет Иван, у него все в порядке, ферму он завел, молоко для маслобойни и сыроварни теперь свое. Вот только никак в Москву передать подарков не получается, может, ближе к Рождеству, но тогда мы уедем. На всякий случай сказал дворецкому, что если Иван с семьей приедет в Москву – пусть размещается в доме и гостит, сколько вздумает.

Вот с маменькой было сложнее: я попросил поискать Марию Владиславовну Степанову или Ловитскую (может она девичью фамилию вернула). Каких-то Степановых и Ловитских в Варшаве нашли, но эти были не те люди. Сложнее, если она взяла фамилию пана Казимежа, если они обвенчались, то по католическому обряду, а там развод практически невозможен, то есть фамилия у нее мужа, которого я не знаю, видел один раз кривоногого и лысого отставного уланского ротмистра, вот и все.

Потом говорил с Парамоновым, я ему заранее телеграмму дал. Поговорили о продажах, Мефодий рассказал, что есть проблемы со сбытом новых "перьев непрерывного письма".

– Александр Павлович, не берут перья-то, владельцы писчебумажных магазинов возвращают, мол, товар спросом не пользуется, дорог, да и были случаи подтекания краски или заклинивания шарика в стержне. Я дал команду пока остановить производство – склад забит.

– Мефодий, во первых, мы всегда заменяем неисправные перья, во вторых, думаю что реклама недостаточная, в третьих, мы можем свободно сбросить цену процентов на двадцать и устроить рекламную акцию. У нас отдел рекламы есть?

Выяснилось, что как такового отдела рекламы и поддержки продаж (слово "маркетинг" в России еще не в ходу) у нас нет, есть какая-то барышня, которая пишет и размещает объявления о продаже – то, что в этом времени считается рекламой. Предложил сделать так же, как было до этого сделано с организацией отдела отгрузок и сбыта – провести внутренний конкурс на должность начальника отдела рекламы и поддержки продаж, который потом еще возьмет себе пару помощников и будет нанимать людей на временные мероприятия и акции (рассказал, как это делается). Впереди начало нового учебного года – вот и надо сбросить цену и кроме того провести акцию для студентов – "купи два новых пера – третье получишь бесплатно".

Почему не для гимназистов-реалистов – а потому что в школе нужно каллиграфическое письмо с выведением букв, волосяных линий и рисованием завитушек. Студенту надо быстро записывать лекции – тут не до завитушек и макания ручки в чернильницу. Большинство студентов пишет карандашом, но такие записи трудно читать потом. Можно устроить демонстрацию – как провести линию длиной в четыре версты (понятно, что на рулоне обойной бумаге сажен в 10–15 – много раз пройти туда и обратно).

Поставить "коробейников" возле ворот вузов, прежде всего Московского и Питерского Университетов, да и возле других тоже (только, естественно, получить в городской управе разрешения на торговлю с лотка) – и пусть лоточники зазывают и рекламируют товар, продавая перья по акции. А потом посмотрим, как все это пройдет и тогда решим, может, и правда, народ не дорос еще до наших перьев.

Только распрощались с Парамоновым, пришел дворецкий и сказал, что пришла Мария Владиславовна.

– Какая Мария Владиславовна?

– Как какая, ваше превосходительство?! Матушка ваша-с!

Вот, легка на помине, только что вспоминал, наверно кто-то сказал, что я приехал, уж не сам ли дворецкий, то-то его это не удивило. Велел просить…

Маменька пыталась меня облобызать, но я пресек эти попытки и предложил ей сесть и выпить чаю или кофе. После того как кофе принесли, началось словоизлияние о том, как я изменился и стал настоящим вельможей.

Попросив ближе к делу, так как мне через полчаса надо выезжать на вокзал и я вообще-то по неотложному делу из Петербурга к государю в Крым, только вот к деду на могилу в годовщину заехал.

Начались упреки в холодности к родной матери, что вот на деда у меня есть время, а на нее нет, на что я ответил, что родная мать меня дважды выставила из дома, не дав даже корки хлеба с кружкой воды. А благодаря деду я сейчас жив и относительно здоров, вот, служу и успешно служу, дед, можно сказать спас меня и выходил, не пожалев на лечение сотни тысяч, а родная маменька копеечными конфетками решила отделаться во время первого и последнего визита в больницу, тогда как дед, на котором была фабрика, в больнице дневал и ночевал. Так кто мне ближе? Начались слезы и упреки…

– Хорошо, Мария Владиславовна! Помню, что вы зарабатывали на жизнь уроками французского (произношение, правда, у вас местечковое, из-за этого мне при дворе велено не говорить по-французски, хотя негры этот диалект неплохо понимали), поэтому предлагаю вам место в школе на моем заводе в Александровке, там с третьего по шестой класс изучение языка предусматривается. Квартира заводская – половина деревянного домика, дрова тоже за счет завода, привезут, напилят и наколят. Жалованье вам положу вдвое больше обычного учительского – сто рублей в месяц, сейчас столько действительный статский советник и то, не всякий, получает.

Нет, это не устроило, как же, крестьянские дети… с нашим шляхетством. Уже было собралась уходить, но тут что-то меня в сердце кольнуло, это же сашкина мама, пусть она мне – практически никто, но ведь для Сашки-то она – любимая маменька (хотя больше серебряного пятачка сыну любимая маменька не выделяла, тратя сотни на тряпки для себя).

– Ладно, не хотите учить детей, не надо. Лучше никакого учителя, чем учитель, занимающийся нелюбимым делом с нелюбимыми учениками. Живите здесь, в этом доме, выберите себе одну комнату на господской половине, убирать будет горничная, персональных слуг вам не положено. Питаться – вместе со всеми. Свобода – не ограничена, хотите – давайте уроки, но сюда никого не приводить, ни мужчин, ни женщин, ни самого пана Казимира. Если узнаю, что нарушили – сразу лишитесь крыши и куска хлеба. На извозчиков сами заработаете. Позвал дворецкого и повторил ему условия проживания здесь Марии Владиславовны, никаких выплат, даже карманных денег, что заработает уроками – то ее, с меня – крыша над головой и питание. Оставил пару тысяч на расходы, напомнил, что счет в банке открыт через Парамонова и Карлыча.

10 августа 1893 г.

Приехав утром на крымскую дачу, поцеловал жену и, извинившись, пошел к Ибрагимовым. Хаким и Малаша обрадовались моему прибытию, а я вот был как-то "не в своей тарелке", ведь придется посылать Хакима на опасное дело. Позвал его прогуляться и вдали от чужих ушей объяснил ему ситуацию.

– Господин, я и сам был готов в ближайшее время ехать с новым товаром для Исаака и забирать камни под расчет за прошлую поставку – уже скоро три месяца с прежней поставки, да пока доеду…

– Хаким, но теперь риск больше, тебе придется не только забирать камни как расчет за товар, но и вместе с Исааком пробираться в Аддис-Абебу. Хотя, может все-таки договорятся о том, чтобы выпустить посольство, но тогда вам все равно лучше ехать вместе со всеми, вы будете под защитой России. Только вот проводником лучше ты поработаешь, эфиопы могут вас завести в пустыню и перебить, а потом все свалить на кочевников-сомалей. У тебя будут письма к послу с объяснением твоих полномочий и о том, что ты сопровождаешь Исаака – сам царь попросил его вывезти. В случае успеха русский джеджазмач генерал Обручев (ты к нему возил бумаги от меня и он тебя помнит, поэтому и попросил тебя помочь) обещал тебе, Малаше и твоим детям ходатайство о потомственном дворянстве Российской Империи. Деньги получишь в Одесском банке, а от меня – оружие, которое поможет положить полсотню врагов, – вручил ему "Стенор".

Потом Хаким тренировался в стрельбе из пистолета-пулемета и остался доволен, кроме трех магазинов, я ему вручил шесть пачек по сотне патронов для Нагана (в Питере стоит сущие пустяки – червонец за сотню). Потом протелефонировал дежурному по комендатуре и попросил узнать, когда ближайший пароход из Одессы до Джибути или до Порт-Саида. Через десять минут ответили, что до Порт-Саида через два дня, не считая сегодняшнего, а до Джибути – через три недели. Попросил забронировать один билет второго класса и приготовить мой поезд завтра утром.

Вернулся к Маше, рассказал, что Хакиму нужно срочно уехать, но я договорюсь и охрана будет та же что и для дворца царя, так что пусть не беспокоится о безопасности. Маша ответила, что здесь вообще все спокойно, к ней приезжала Ксения с Марией Федоровной, спрашивали про ее самочувствие, нужно ли что-то, а теперь каждый день от них – корзина с фруктами. Еще Мария Федоровна прислала придворного акушера, который посмотрел Машу и сказал, что беременность протекает хорошо, уже отчетливо слышны тоны сердца и они правильные, плод шевелится. Маша сказала, что шевеления уже отчетливые, она сначала испугалась, а теперь она разговаривает с ребеночком и он ее слушает. Ближе к обеду я зашел к Георгию, он выглядел прекрасно, у него сидел Мишкин и смотрел, как брат рисует фрегат. Я тоже засмотрелся.

Дело в том, что раньше я сам пытался писать маслом картины на морскую и военно-воздушную тему и у меня никогда не получались такие четкие волосяные линии, может быть, на пенсии уже рука не та, хотя я упирал локоть как рекомендуют, сделал даже примитивный пантограф[8], использовал ребро мастихина[9], но таких прямых линий у меня не получалось. Приходилось слегка жульничать – рисовать снасти, реи и леера спиртовым фломастером, а потом поверх него наносить участками краску. А вот у Георгия получалось, прямо как школа Айвазовского, даже позавидовал. Талант, что и говорить! Картина мне понравилось, не понравилось другое – то, что Мишкин торчит у брата несколько часов, а ведь бактериовыделение у Георгия никто не отменял.

Спросил Мишкина, не составит ли он мне компанию до Ливадии, а по дороге поговорим про авиацию, на что Мишкин с радостью согласился. По пути он мне рассказал, что стоимость дирижабля получилась как стоимость броненосца, потому как нет дешевых способов добыть много водорода. Ответил, что поэтому я и подводил его к идее аппарата тяжелее воздуха. Уже сейчас можно строить неплохие планеры и летать на них, а через несколько лет появятся подходящие моторы и если все будет просчитано с инженерной точки зрения, то такой аэроплан полетит. Мишкин сказал, что он будет учится на военного инженера, для чего будет поступать в Николаевское Инженерное училище, а затем в Инженерную Академию. Сказал ему, что в Москве в Университете и Высшем техническом училище преподает профессор Жуковский, большой энтузиаст авиации, вот с ним и надо поговорить, но лучше тогда, когда у самого Мишкина будет багаж знаний, прежде всего математики и физики. Кажется, Михаил запомнил это имя.

За разговорами дошли до Ливадии, там как раз заканчивали обедать, нас усадили за стол, накормили, а потом Александр Александрович и Мария Федоровна позвали меня на чай в кабинет. Царь спросил, что я такой озабоченный. Ответил, что мне не нравится то, что Мишкин часами находится у больного брата.

– Но ведь профессор Иванов сказал, что Георгий на 99 % здоров!

– Мария Федоровна, я бы сказал, что он здоров, когда в течение трех месяцев ни в одном из трех мазков не будет ни одной бациллы Коха, а пока этого нет, больной опасен для окружающих. Поэтому я вас прошу – предельно ограничить контакты с Георгием, особенно детей, и не подпускать их к брату ближе полутора метров. Я сейчас пойду обратно и поговорю с Георгием сам. Мне очень жаль, что Иванов не довел до вас элементарных вещей, видимо, очень хотел награду получить побыстрее.

– Не без этого, Александр, не без этого, – проворчал царь. – Докторишки прямо стаей прибежали докладывать о колоссальном успехе.

– К сожалению, я с вами разминулся в дороге и я не смог вручить письмо Георгия, – передал конверт государю, – впрочем, вы и так все новости уже знаете. Завтра я уеду в Одессу, отправлю Хакима в Эфиопию – по заданию Обручева вызволять наше посольство, а потом вернусь сюда и пробуду здесь неделю. Потом уеду в Петербург, там должны закончить вооружение гусеничной машины, что я на днях получил от Норденфельта и сейчас для нее обучают два русских экипажа, Ванновский в курсе, я у него был и обо всем договорился.

Поблагодарил Марию Федоровну за визит к Маше и фрукты, на что императрица ответила, что у меня премиленькая жена даже во время беременности, которая ей к лицу.

Царь сказал, что ему доставили с курьером сводку по Эфиопии от Обручева, там и мое мнение отражено, спросил, неужели все так плохо?

– Да государь, все хотят воевать, а когда так, то война неизбежна.

Потом мне дали коляску доехать до Георгия, так как уже начало смеркаться. Вопреки моим опасениям, Георгий с пониманием отнесся к тому, что ему следует ограничить контакты с братом и сестрами. Я спросил, а где Николай, так как в Ливадии я его не видел. Оказывается, Ники сейчас у Аликс в Дармштадте, взаимные смотрины… Сказал, что уеду на три дня и вернусь, а потом мне есть что ему (то есть Георгию) показать из новых изобретений.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю