290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ректор по семейным обстоятельствам » Текст книги (страница 20)
Ректор по семейным обстоятельствам
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Ректор по семейным обстоятельствам"


Автор книги: Анастасия Никитина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Собирая в сгущающихся сумерках хворост для костра, я вспоминала портальную сетку Белого континента. Но возможностей как-то сократить путь не было. Разве что прямо из Питруга отправиться в главный город северной провинции, на окраине которой и притулился Локхар. Но, во-первых, оттуда до проклятого Локхара я добиралась бы еще дольше, а во вторых, в том, что сообщение с мятежным замком еще не взяли под контроль, я сильно сомневалась. Если, перемещаясь короткими скачками, разделенными пешими переходами, я еще могла избежать пристального внимания Тайной канцелярии, то прямой перенос уж точно бы их заинтересовал.

Костер разгорелся быстро. Пристроившись рядом на расстеленном плаще, я нанизала на тонкий прут кусочки холодного окорока, прихваченного в последнем поселке, и закрепила над огнем.

И тут где-то за границей освещенного пламенем костра круга со стороны тракта хрустнула сухая ветка. «Расслабилась!» – мелькнуло в голове, а в ладони уже плясал сгусток раскаленной плазмы. Охранный контур я, разумеется, поставила сразу, как собрала хворост, но мало ли на свете монстров, которым такая защита на два удара лапой?!

– Ровной дороги и чистого неба! – донеслось из темноты, но гасить плетение я не спешила.

На тракте и без монстров хватало опасностей. Да и вообще, правильно как-то сказал бывший хозяин трактира «У наемника»: «Самый опасный монстр – человек». Он знал, о чем говорил – самые страшные шрамы на его покореженном теле оставили как раз люди.

– И тебе ровной дороги! – отозвалась я, впервые услышав собственный новый голос, пока ругалась со стражниками, как-то не до того было. Ну и гадость! – С чем пришел?

– С миром, – отозвался поздний гость и шагнул в круг света.

Я резко выдохнула и забыла вдохнуть. В трех метрах от меня стоял Никс. Пока мое оторопевшее высочество глупо шлепало губами, чернак присел с другой стороны костра и произнес что-то непонятное. Судя по отрывистым рубленым звукам, говорил он по-чернакски, но я-то этого языка знать не знала. Меня, в отличие от Максы и Алексана, ему не учили.

– Совсем маленькой с Черного континента уехала? – с сочувствием проговорил Никс, по-своему поняв мое молчание.

– Угу, – буркнула я, кое-как совладав со сжавшимся горлом.

Мысли метались, как стая взбесившихся варанов. Прогнать незваного соседа я не могла. Не гонят на тракте одиноких путников по ночам. Разве уж гость совсем распоясался, но и то это считалось очень дурной приметой. Но и сидеть вот так рядом… Создатели! За что вы так со мной?!

– Не бойся, не обижу, – мягко улыбнулся чернак, видя, что я продолжаю молчать. – Не рассчитал, думал, успею до города, а тут ящер захромал.

– Прямо тут и захромал? – не удержалось мое язвительное высочество.

Чернак не обиделся:

– Нет. Это я, болван, решил скостить путь. Тут тракт петлю делает, знаешь, небось. А я через осыпь поехал. Ну и… – он развел руками.

– Ясно.

Про изгиб дороги, обходящий старые каменистые осыпи, я прекрасно знала, но при всей своей торопливости рисковать переломать варану ноги, а заодно и себе шею не стала и туда не сунулась. Чернак оказался более рисковым. Или торопился больше? Неужели узнал, что проклятая ректорша испарилась из Академии и мчится доложить об этом хозяину?

– Если я тебе мешаю… – начал было Никс, наконец, правильно поняв мою угрюмую мину, но у моего высочества на этот счет мнение уже изменилось.

– Не мешаешь, – перебила я. – Есть хочешь? Угощайся.

Я сняла прут с поджарившимися кусками мяса и разломила его пополам. Чернак чиниться не стал и угощение принял. А взамен над костром появился котелок, в который он мгновенно натянул воды из воздуха. Пока мы доели мясо, на весь лес уже пахло ароматным травяным чаем.

– Долг платежом красен, – улыбнулся Никс, зачерпнув жестяной кружкой кипящее варево и искоркой остудив его до приемлемой температуры.

Я пригубила напиток, одновременно принюхиваясь. Как бы мое упрямое высочество ни отбрыкивалось от зельеварения, но учили меня на совесть, и уж такие простенькие настои я могла разложить на составляющие по одному запаху. Но ничего вредного или опасного в этом вареве не было.

Когда кружка опустела, я уже окончательно успокоилась и даже решила, как действовать дальше. Никс меня не узнал, да и не мог узнать. Глупо было бы этим не воспользоваться. Мое подлое высочество и воспользовалось, старательно не обращая внимания, как саднит глубоко в груди.

Допивая отвар, я с преувеличенным вниманием вглядывалась в темноту за спиной чернака. В какой-то момент мои усилия увенчались успехом, и Никс обернулся. Этого мгновенья мне хватило, чтоб бросить в кружку щепотку серой пыли из кисета за поясом.

Когда он снова посмотрел в мою сторону, я как ни в чем не бывало протянула ему пустую кружку. Ну почти пустую. Но кто в темноте заметит налипший на влажные стенки порошок? Никс не заметил.

– Что там? – спросил он, зачерпывая настой для себя.

– Показалось, наверное, – пожала плечами я, отчего-то чувствуя себя последней сволочью. Даже захотелось вскочить и вышибить кружку из рук чернака. Но я была принцессой. Меня с детства учили подавлять эмоции и прочие вредоносные порывы. Поэтому мое невозмутимое высочество спокойно смотрело, как переселенец пьет.

– Как меня от тепла разморило, – потянулся Никс, выплеснув в кусты остатки настоя.

– Бывает, – усмехнулась я. – А что тебя по тракту носит?

– Это раньше носило, – хохотнул чернак. – Теперь я оседлый. Ну пока оседлый.

Он немного нахмурился. Похоже, последняя мысль ему не понравилась.

– А что так?

– Раньше я наемником был. Ходил с караванами по тракту. А потом… – плавная речь прервалась. Никс тряхнул головой, пытаясь прогнать навеянную моими травами сонливость. Но этот сбор в свое время не зря так понравился Тайной канцелярии. – В общем, помогли мне, устроился на постоянное место. В Академию стихий в Питруге. Вот уж не думал, что после учебы туда вернусь… Только, как оказалось, ненадолго.

– Надоело? – подначила я.

– Мне-то нет, а вот я надоел, – хмыкнул Никс. – Начальство сменилось, и кончилась моя спокойная жизнь. Такая стерва…

– Почему это стерва?! – не сдержалась я.

– Не потому, что женщина, ты не думай! – спохватился Никс, опять по-своему и в очередной раз неправильно истолковав мои слова. – Она из белаков. Ну знаешь… Из тех, у кого родословная длиннее тракта и самомнение выше неба. Ты же тоже из наемников. Должна была с такими сталкиваться. Для них слова «чернак» и «дурак» – синонимы.

Скрипнув зубами, я сменила тему. Выслушивать о себе гадости мне не хотелось от слова совсем.

– Так тебя уволили?

– Пока нет, но за этим дело не станет.

– А что ж ты на тракте тогда забыл? – наигранно-равнодушно поинтересовалось мое затаившее дыхание высочество.

– Да тут такое дело…

– Какое? – поторопила я, не дождавшись продолжения.

– Девушку ищу, – буркнул чернак и умолк.

– Ну нашел. Вот она я, что дальше?

Но очередная попытка не увенчалась успехом. Никс захлопнул открывшийся было для ответа рот и, завернувшись в плащ, лег ногами к костру:

– Прости. Что-то я заболтался, а ехать еще далеко. Надо отдохнуть.

Говорить, что я удивилась, стало бы сильным преуменьшением. Мое замороченное высочество слетело в откровенный ступор. Да той дозы порошка болтливости, что я ему скормила, хватило бы, чтобы разговорить десяток министров. Противиться действию невзрачной серой пыли было очень сложно, мне ли этого не знать? Ведь подобные штуки я, вопреки приказам и запретам Па, испытывала именно на себе. Так вот. Сама я, зная, что проглотила и каково действие, смогла сопротивляться этой ифитовой смеси раз на пятый, и то с переменным успехом. Раздумывая, есть ли у чернаков врожденный иммунитет к одному из компонентов или это Никс такой экстремально сильный духом уникум, я тоже улеглась.

С необычной сдержанности чернака мысли плавно переползли на собственные планы. Мало того что мне на голову свалился Никс, явно стремившийся туда же, куда ехало мое непредусмотрительное высочество, так еще и вопрос, как попасть в мятежный замок, снова встал во всей красе. Раньше-то я думала покрутиться вокруг, выбрать подходящий момент и наврать охране на воротах что-нибудь про послание Круппа. Наверняка Алексан с нетерпением ждет известий от купленных для сестрички женишков. Но теперь меня все больше терзали сомнения. Да и как отделаться от Никса? Если он узнает меня в замке, мне не жить.

ГЛАВА 24
Что попутчику скормишь, в то и вляпаешься

Проснулась я, вопреки обыкновению, с первыми лучами светила. Впрочем, тому было вполне обыденное объяснение. Варан, которого я из-за вчерашних сюрпризов забыла покормить, выдернул зубами сумку у меня из-под головы, пытаясь добраться до остатков окорока. Шлепнув нахальную рептилию, забывшую, что представители ее породы могут не есть неделями, по морде, мое отбившее затылок высочество поднялось на ноги.

Сборы не заняли много времени, и четверть часа спустя варан уже нес меня по тракту к ближайшему городку, где была портальная арка. Разумеется, Никс ехал рядом. Рассчитывать, что его путь лежит в противоположную сторону, было бы слишком оптимистично. Не с моим счастьем, как говорится.

– Извини, – минут через сорок чернак все-таки заговорил. Наверное, головная боль, побочный эффект от применения порошка болтливости, пошла на спад. – Я даже не назвался вчера. Я – Никс.

– Да ты вчера вообще какой-то убитый был, – отозвалось мое уже давно решившее, как вести себя с незваным попутчиком, высочество.

– Угу, точно. Вечер как в тумане. Видно, пока ехал, еще держался, а тут догнало все сразу.

– Бывает, – кивнула я.

– А как тебя зовут? – продолжал чернак с каким-то странным выражением на лице.

– Рина.

– Рина… Показалось, что я тебя где-то видел, да, видно, ошибся.

– Может, и видел, – пожало плечами мое моментально покрывшееся холодным потом высочество. – На тракте с кем только не сталкиваешься.

– Это да. Ты с караванами ходишь?

– Нет. Я курьер.

– А… Извини, что спросил.

– Да ладно. Я не по работе сейчас. По личному.

Я помолчала, делая вид, что раздумываю, стоит ли что-то рассказывать первому встречному. Конечно, все это было игрой. И да. Я сама себе была противна, разыгрывая сценку из разряда «несчастная девушка доверяется незнакомцу». Но других вариантов мое вдоволь поломавшее мозги высочество не видело. Да и первоначальный план представиться посланницей Круппа, по зрелому размышлению, не выдерживал никакой критики. Ну приеду. Ну скажу, что я от полугнома. И что? В лучшем случае меня проведут к Алексану, тот выслушает мое насквозь лживое сообщение, а потом курьера отправят обратно. А в худшем – просто не пустят.

– Брат у меня есть, – заговорила я наконец. – Младший. Его лет через пять после меня забрали. Он в девушку влюбился со своего курса. А она сбежала из Академии.

– О! – воскликнул чернак.

Впрочем, сыграть достаточную степень удивления он не смог. Знал же прекрасно про удравшую девчонку, сам ее искал, пока Карна ко мне с повинной не явилась.

– Угу. Вот такая дура. А тут у них слухи пошли, что она не сама сбежала, а похитили ее. И держат на севере, в Локхаре. Как по мне – глупость несусветная! Но брат-то у меня один. Очень расстроился. Я и пообещала сгоряча, что съезжу, проверю. Вот, еду теперь. Накостыляют мне там по шее, тем дело и кончится.

Я вздохнула, сумрачно глядя на показавшийся на горизонте городок. Всем своим видом мое актерствующее высочество изображало досаду, а на самом деле, затаив дыхание, ждало, что ответит Никс. Начни он отговаривать меня от посещения Локхара, значит, точно завяз в заговоре по самую маковку. А если предложит помочь, то… Впрочем, существовала еще небольшая вероятность, что, предлагая помощь, он попытается заманить излишне любопытную девицу в ловушку. Но уж это-то ему точно не удастся. Я, конечно, не умею, подобно менталам, на «раз» отличать ложь от правды, но желают мне добра или смерти, разберусь. Как и любой член королевской семьи, кроме, разве что, слабодарца Алека. Нас этому учили. Вопросы выживаемости, знаете ли…

– Знаешь, я тебе помогу. В благодарность за ночлег и вообще… За порядочность.

– В смысле? – неподдельно опешила я.

– Я вчера вырубился, даже охранку не активировал. Ничего. Но ты меня убить не попыталась, даже не ограбила, – усмехнулся чернак.

– Ну и мысли у тебя, – фыркнула я.

– Уж какие есть. Я же видел, что тебе мое появление поперек горла. Но не прогнала и с утра дождалась, пока я глаза продеру, не бросила. Хорошие дела должны вознаграждаться.

Я не нашлась что ответить. Зато мыслей появилось, хоть отбавляй. И все очень мало соответствовали высокому званию принцессы: «Вот почему этот ифитов чернак вечно ждет от меня какой-нибудь гадости?! То чернаков я ненавижу, то спящих граблю!»

– В общем, я тоже в Локхар еду. Мне… Хотя это не важно. Но меня там знают и пропустят. Ну и тебя вместе со мной. Одной бы тебе точно шею намылили. Порядки строгие.

– Спасибо, – отозвалась я, в очередной раз почувствовав себя помесью жабы со слизняком.

«Там мой брат! – пришлось напомнить взбунтовавшейся совести о печальной реальности. – А Никс, как бы по-доброму он себя сейчас ни вел, не так давно волочился за мной в надежде на хороший заработок! И вообще, неизвестно еще, зачем он сам едет в этот ифитов Локхар и почему его там знают!»

– А зачем туда тебе? – рискнула спросить я.

– Да так, – уклончиво ответил чернак, явно думая о чем-то своем. – Надо встретиться кое-с кем.

Дальше мы ехали молча. Так же молча прошли через телепорт и снова сменили булыжную мостовую на пыль тракта. Никс то и дело клевал носом, потом подскакивал и, приподнявшись, оглядывал тракт. Постепенно сонные периоды становились все длиннее, и в какой-то момент он чуть не свалился с варана. Я едва успела подпереть плечом заваливающееся набок тело. Но и тогда чернак не проснулся, навалившись на меня всем весом.

– Эй! – подпихнув его, я случайно коснулась ладонью пальцев Никса.

И едва не обожглась! Чернак полыхал жаром, словно плавильная печь.

Кое-как, больше при помощи ругани и грубой силы, чем магии, я переместила бесчувственное тело в слегка подмороженную траву у обочины. Вот что, ифит пожги мое невезучее высочество, случилось с моим нежданным попутчиком?!

Попытки привести чернака в чувство подручными средствами вроде пощечин и ледяной воды успехом не увенчались. Отвесив мысленную оплеуху уже себе, мое не к месту запаниковавшее высочество слегка опомнилось. Даже моих скромных познаний в целительстве хватило, чтобы понять – в нынешнем плачевном состоянии Никса виновата именно я. То-то он накануне так странно среагировал на мой порошок. Не в повышенной сопротивляемости было дело, а в индивидуальной непереносимости. Впрочем, возможно, эта непереносимость распространялась на всех чернаков, но в данный момент меня заботил только этот один, внезапно оказавшийся у меня на руках в совершенно беспомощном состоянии.

Ругая последними словами и Никса за его упорное нежелание мирно исчезнуть из моей жизни, и себя за излишнее любопытство, я устроила чуть глубже в лесу лежанку из срезанных веток. Уложив чернака, которого уже бил озноб, я укутала его в оба наши плаща, а сверху набросила согревающее плетение. В сумке нашлось простейшее общеукрепляющее зелье, прихваченное на всякий случай для Максы. Им я и напоила трясущегося в лихорадке попутчика. Настой подействовал, и Никс затих, хоть и не пришел в сознание.

Костер из промерзлых сучьев разгорался медленно и неохотно, а я сидела рядом и пыталась понять, что же мне делать дальше. Ну не целитель я. Да, мое много лет угробившее на зельеварение высочество знало полсотни всевозможных настоев и отваров, которые могли бы сбить жар. Несколько из них, пожалуй, можно было бы сварить прямо тут, побродив по округе и собрав подмороженные травы. Но я боялась. Мало ли, на что еще может неправильно среагировать чернак. Еще угроблю его от горячего желания срочно исправить собственные ошибки!

Я с тоской посмотрела в сторону тракта. Никс вырубился ровно на середине дороги между городком, откуда мы выехали сегодня утром, и замком Локхар. И везти его в таком состоянии в любую сторону было невозможно. Разве что перекинуть через холку ящера, как мешок с репой, и привязать удерживающим плетением. Но тогда уж милосерднее было бы его просто убить прямо тут или оставить на обед лесным монстрам, потому что в таком состоянии он не сможет защититься даже от мелкой северной крысы размером с ладонь.

А в мятежном замке проклятый Алексан удерживал моего брата, и только Создатели знают, что сейчас происходило с ним. Как принцесса и дочь правителя, мое верноподданное высочество должно было плюнуть на какого-то безродного переселенца и мчаться на помощь государю-наследнику. Но я вот уже который час продолжала сидеть у костра посреди леса и смотреть в бледное, покрытое мелкими бисеринками пота лицо Никса. Чернака, который ненавидел меня в одном облике и пытался использовать в другом. Чернака, которому, возможно, в ближайшем будущем уготована плаха за участие в заговоре. Чернака, которого я любила…

Испугавшись направления собственных мыслей, я подскочила и закружила по маленькой полянке стоянки. Угомонилось мое в очередной раз распсиховавшееся высочество, только случайно наступив на кончик хвоста варану Никса и с трудом увернувшись от клацнувших в миллиметре от моего бедра зубов.

Я выругалась, ощущая непреодолимое желание побиться дурной головой о ствол ближайшего дерева, и тут у меня за спиной прозвучал хриплый голос Никса:

– Рина?

– Никс! – Я резво развернулась на сто восемьдесят градусов и подскочила к лежанке.

– Где это мы?

– На полпути к Локхару.

– А… – он красноречиво обвел рукой поляну.

– Ты отключился, – с кривой улыбкой пояснило мое пристыженное высочество. – Пришлось остановиться.

– Так вот где оно меня догнало… – пробормотал чернак.

– Что догнало? – насторожилась я.

– Да я тогда на осыпи и сам головой приложился. Думал, ничего, но вчера весь вечер как пьяный, и сегодня башка трещала. Как из города выехали, помню, а дальше – провал. Это ты меня сюда?..

– А кто еще? – буркнула я. Знал бы он, что за осыпь нашлась на его голову.

– Надо ехать, – чернак с трудом сел. – Ночью ворота в Локхар запирают, а ночевать в этом лесу нельзя.

– А ты доедешь? – с сомнением спросила я, глядя на уже не бледную, а какую-то серую физиономию переселенца.

– Если жить хочу, доеду. И тебе из-за моей глупости погибать ни к чему.

– Так сразу и погибать, – хмыкнула я.

– Такие, как ты, не предают, – покачал головой Никс. – Когда упал, не бросила и потом не бросишь. А ночь в этом лесу…

– Что я, думаешь, ночных лесов не видела? – возмутилось мое оскорбленное высочество.

– Таких не видела. Тут недалеко гнезда гарчей. По ночам их личинки по лесу ползают.

– Ифитова Бездна, – невольно ахнула я.

– Вот тебе и Бездна, – невесело ухмыльнулся чернак, кое-как утвердившись на подрагивающих от слабости ногах.

Как мы добирались до Локхара – отдельная песня. Точнее, даже не песня, стон. Никс то и дело норовил свалиться с варана в пыль. Мне приходилось не только править двумя рептилиями и уворачиваться от зубов его варана, недовольного близостью чужака, но и поддерживать чернака, не давая ему упасть. В конце концов я заставила его сесть перед собой, а злобного ящера на длинном поводе потащила следом. В какой-то мере стало легче, теперь я не рисковала лишиться парочки пальцев каждые десять минут. Зато Никс навалился на меня, как на спинку кресла, всем своим немаленьким весом. Одно хорошо – мой варан носил магическую привязку, слушался меня беспрекословно и не пытался откусить кусочек от дополнительного седока.

Увидев перед собой высокие ворота мятежного замка с гостеприимно распахнутой калиткой, я испытала ни с чем не сравнимое облегчение. И только тут мое безголовое высочество сообразило: Никс без сознания, поручиться за незваную гостью некому. А ну как его сейчас заберут внутрь, а меня вышвырнут обратно в лес, к личинкам гарчей?!

* * *

Никто никуда меня не вышвырнул. Да и строгостей, обещанных Никсом, я тоже не заметила. Стражники сидели у ворот на каком-то бревне даже без кольчуг, а оружие вообще было навалено неопрятной кучей в стороне.

– Проходи! – лениво махнул рукой один из горе-охранников.

Удивившись, я-то думала, замок готовится к осаде, а тут тишь да гладь, мое вымотанное высочество, дернув за повод заупрямившегося было ящера Никса, наконец оказалось в относительной безопасности.

Лениво перебрасываясь шутками про какого-то монха, который вдруг обзавелся подружкой, двое из охранников избавили меня от мешка по имени Никс и потащили его в сторону главного здания. Что интересно, говорили они по-белакски. Видимо, не я одна не знала «родной» язык.

Выглянувший из приземистых ворот ящеровод споро накинул на шеи нашим рептилиям амулеты подчинения и увел их в прохладную темноту загона. Мое замороченное высочество только и успело сдернуть походные сумки.

– Эй, тебе что, особое приглашение надо? – один из тащивших Никса парней обернулся и увидел, что я тупо торчу посреди двора. – Топай давай!

Я не заставила просить себя дважды и послушно поплелась за гостеприимными хозяевами, все больше удивляясь их беспечности. Да в тех сумках, что сейчас болтались у меня на плечах, можно было пронести хоть адскую машинку, не оставящую от замка камня на камне, хоть бутыль яда на всех его обитателей! Но меня даже не обыскали.

– Что с ним? – спросил тот же разговорчивый охранник, свалив Никса в узкой комнатушке на набитый соломой большой тюфяк.

– Ифит его знает, – пожала плечами я. Не говорить же, что мое безголовое высочество накормило чернака отравой. – Свалился по дороге. Вот, привезла.

– А куда тебе деваться, ясно, что привезла, – хохотнул болтун. – Ладно, сиди. Сейчас костоправа пришлю.

Минут тридцать спустя действительно явился настоящий костоправ. Назвать это чудовище целителем у меня язык не повернулся.

Пригибая голову и все равно то и дело стукаясь о низкий потолок, огромный, заросший шерстью мужик мгновенно заполнил собой невеликое пространство нашей коморки. Тронув чернака толстыми волосатыми пальцами, он кивнул и гулко пророкотал:

– Жар.

«Какая проницательность. А мы и не знали!» – язвительно подумала я, но вслух сказала совсем другое. Даже голову скромно опустила, чтобы этот монстр не рассмотрел брезгливое выражение на моей физиономии:

– А делать-то что?

– Ну чего… Сходи на кухню, таз возьми. Вода в колодце. Ветошь тебе какую-нибудь тоже кухарки дадут. И вперед. Ведро, ежели приспичит, тут имеется.

– Полы помыть? – опешила я.

– Ежели хочешь, можешь и помыть, – хохотнул так называемый целитель. – Но лучше мужика своего оботри. Может, жар и сгонишь.

– Лучше бы зелье… – осторожно предложила я.

– Где ж я на вас, голодранцев, зельев напасусь? – фыркнул мужик. – Зелья, они денег стоят. Есть у тебя деньги?

Мое ошалевшее высочество замешкалось. Деньги-то у меня были. Но светить кошельком, полным золотых монет, на глазах у этого чудовища вряд ли было разумно. Кроме того, на нормального целителя этот амбал походил еще меньше, чем я на приличную принцессу. Что за зелье он может предложить? Вытяжку из перепелиного гуано? Или настойку на веревке висельника? Что только не называли лекарством в глухих отдаленных поселках.

– Денег нет, – покачала головой я, – но, может, я сама сварю?

– А ты умеешь? – с сомнением покосился на меня костоправ.

Вместо ответа я вытянула вперед руку и усилием воли заставила проявиться татуировку на запястье – скромную змейку, зависшую над котелком. Такие получали все, кто окончил курс зельеварения в Академии стихий, своеобразный диплом, который невозможно подделать. И то, что Контроли я проходила экстерном, параллельно зарабатывая синяки и шишки на выпускных испытаниях боевиков, роли не играло. Основной проблемой было заставить проявиться только Печать зельеваров, оставив вне поля видимости все остальные. А их у меня на руках было с дюжину, начиная от диплома боевиков и заканчивая знаком «Лучший Зельевар Белого Континента». До сих пор помню, как брыкалась, пытаясь отвертеться от последнего. Предчувствия работали, не иначе!

Местный целитель уважительно присвистнул.

– Ну пошли, образованная. Пущу тебя к себе. Там и сваришь. Да побольше. Зима на носу, скоро полгарнизона соплями обвесится, а у меня запасов, как снега у ифита на хвосте. Давненько из города не привозили.

– А?.. – я кивнула на Никса.

– Пришлю девку с кухни, приглядит, – отмахнулся костоправ, и я послушно последовала за ним.

Монстроподобный целитель вел меня на удивление малолюдными коридорами. По дороге он отловил какую-то девицу и отправил ее «присмотреть болезного». А мое запутавшееся в собственных желаниях и долгах высочество машинально переставляло ноги, думая о своем. С одной стороны, план выполнен на «отлично»: я попала в замок и даже чувствовала себя относительно свободно. С другой – громоздящиеся одно на другое ложь и выдумки пугали до икоты. Никсу я сказала, что зарабатываю курьерскими перевозками. А идущему впереди костоправу пришлось показать Печать зельеваров. Мало того, я совершенно не представляю, какие зелья надо варить для чернаков с их странными реакциями, чего зельевар-черначка не знать не может. И в довершение моей грандиозной невезучести я чем дальше, тем глубже увязала в заботах о Никсе, а теперь еще и вместо поисков брата собиралась варить лечебные зелья для гнезда заговорщиков!

Впрочем, насчет брата и заговорщиков мое успевшее слегка осмотреться высочество уже сильно засомневалось. Слишком спокойно, даже беспечно вели себя окружающие. Так не бывает, когда в застенках сидит похищенный государь-наследник, а где-нибудь в подвалах проводятся мрачные служения еретического культа. Неужели меня угораздило ошибиться, и Алек прячет брата вовсе не здесь?!

– Пришли, – он распахнул низкую дверь, втолкнул меня в пропахшую травами комнату и вошел следом. – Котел в углу, трава и корни всякие в кладовке. За лето бабы натаскали, а варить – некому. Нашего зельевара еще по весне гарчи сожрали, пил много.

– Что сварить? – осторожно уточнила я. А ну как намешаю что-нибудь стандартно-простяцкое, а для чернаков это чистый яд.

– Как что? – удивился местный целитель и, сдернув с полки большую, почти пустую бутыль, сунул мне под нос. – Такое сможешь?

Я принюхалась. Обычный противопростудный отвар.

– Конечно.

– А чего тогда ломаешься? – проворчал громила.

– Просто уточнила, – делано-равнодушно пожало плечами мое перестраховавшееся высочество.

– Ничего тут особенного не надо. Вот, на полках все то, чем я пользуюсь.

Быстро сварив требуемое, я отлила немного зелья для Никса. Мирно продремавший последние полчаса в углу костоправ тут же сунул нос в котелок:

– Недурно. Молодец. Иди, напои своего хахаля и возвращайся. Поговорим.

Проглотив рвущиеся с языка протесты по поводу хахаля, я кивнула и вымелась из логова костоправа. За время, проведенное у котелка, вопросов только прибавилось. Например, на полках у целителя стояло множество бутылок, в большинстве своем пустых. Но этикетки-то остались. И прочитать их труда не составило. Все эти зелья я прекрасно знала и готовила еще в детстве на практических занятиях. Но самое интересное, что в них присутствовали все составляющие моего порошка болтливости. По одному, по два, но все. А ведь содержимым этих бутылок лечили как раз местных, в большинстве своем выходцев с Черного континента! А это значило, что мне в очередной раз «повезло», и Никс продемонстрировал индивидуальную непереносимость из разряда «один на миллион»!

За время моего отсутствия в каморке ничего не изменилось. Худенькая черначка клевала носом на колченогом табурете у тюфяка, где лежал Никс. Он так и не пришел в сознание, а жар, казалось, стал еще сильнее. Передав сонной сиделке приказ целителя, я с грехом пополам напоила чернака свежесваренным. Девушка, пообещав принести что-нибудь мне на ужин, побежала предупредить свою начальницу, что не вернется сегодня на кухню.

Воспользовавшись ее отсутствием, я вытащила из-за пояса фиал с бодрящим зельем – ночь обещала быть долгой. Настойка подействовала, как всегда, мгновенно, и в голове у меня сразу прояснилось. А вот на Никса мое варево не повлияло совсем. Смочив ветошь водой, я отерла сухое, пышущее жаром лицо. От прикосновения холодной тряпки чернак застонал, но не очнулся. «Да что же с тобой такое? – думало мое вредоносное высочество, машинально поглаживая горячую ладонь. – Как же я умудрилась тебя так…» Прошло минут пятнадцать, потом полчаса, а жар и не думал спадать.

Вот тут я забеспокоилась уже всерьез. Сваренное мной зелье приводило температуру в норму за считаные минуты всегда. Но сейчас оно не действовало совершенно. Мои ладони стали влажными от пота, а где-то на границе сознания замаячила откровенная паника. Вспомнив, что в прошлый раз чернаку немного полегчало после общеукрепляющего, я снова накапала в кружку этот настой. Но свозь плотно сжатые губы Никса вряд ли просочилась хотя бы половина.

Глухо выругавшись, мое перепуганное высочество заметалось по тесной каморке. Первая мысль – позвать целителя – вызвала только истеричный смешок. Пробовали уже. Чернак застонал, и я рухнула на колени у сучковатой лежанки, прижимая к губам горячие пальцы Никса: «Ну, что с тобой?! Что?!» Слезы сами собой поползли по щекам. Но рядом не было никого, кто мог бы ответить на этот вопрос, и я, ифитов лучший зельевар, способный сварить любое лекарство, оказалась совершенно беспомощной и бесполезной.

От таких мыслей я чуть не взвыла. И взвыла бы наверняка, но меня отвлек странный, едва различимый запах, исходящий от пальцев Никса, которые мое разнывшееся высочество так старательно поливало слезами. Высморкавшись, слезы и сопли никогда не появляются по отдельности, я бросила мокрую ветошь в стоявшее в углу ведро и снова принюхалась.

Запах был. Странный, очень слабый, но он мне не померещился. Мало того, он был мне знаком. Выругавшись одновременно от неожиданности и ужаса, я вытащила из-за голенища небольшой кинжал и полоснула по ладони чернака. Настороживший меня запах сразу стал резким и раздражающим, а показавшаяся кровь была почти черной.

– Ты чего делаешь, дура?! – раздалось от двери.

– Жертву Безымянной приношу, не видишь, что ли, – огрызнулась я, увидев рядом наконец вернувшуюся кухонную девицу.

– Как есть дура! – всплеснула руками она.

– Угу, – пробурчало мое действительно чувствующее себя идиоткой высочество. Тоже мне, лучший зельевар! Не узнать один из самых распространенных ядов замедленного действия – это надо было постараться. Целительству меня, конечно, никто особо не учил. Но вот яды и противоядия занимали львиную долю моего учебного времени. Как и последствия их применения.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю