290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ректор по семейным обстоятельствам » Текст книги (страница 17)
Ректор по семейным обстоятельствам
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Ректор по семейным обстоятельствам"


Автор книги: Анастасия Никитина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

С такими мыслями я шагнула в портал. Благо доступ у меня, как у королевской дочери, был ко всем портальным аркам Белого континента, кроме, разве что, незарегистрированных. Но в Малом дворце – Питругской резиденции правителя царила тишина. Ни суетливых слуг, ни бродящих или хотя бы храпящих в коридорах вечно пьяных троллей, никого… Словно перепелки склевали и свиту принца, и горное посольство.

Призвав местного духа-охранителя и в очередной раз пожалев, что эти создания не могут разговаривать, я приказала отвести себя к управляющему.

Пожилой магик в ночном халате и колпаке перепугался до полусмерти, узрев возле своей кровати девицу в боевом доспехе с мечами за спиной. Сообразив, что в очередной раз упустила из виду такую малость, как время отхода ко сну законопослушных граждан, я кое-как успокоила бедолагу.

Уразумев, что к нему явилась не убийца, а всего лишь дочь правителя, он немного успокоился, зато начал заикаться:

– Чем могу служить, в-ваше высочество?

– Где мой брат?

– Его высочество г-государь-наследник изволит ох-охотиться с лерами из посольства.

– Где?

– Там же, где и всегда. В Зеленой за-заимке.

– Спасибо, – кивнула я, одновременно стряхивая с ногтя маленькую искорку сонного плетения.

Магик плюхнулся на кровать, откуда его так бесцеремонно выдернули всего несколько минут назад, и захрапел. Хорошая штука эти сонные плетения, помогают избежать неудобных вопросов. Впрочем, именно это плетение я слегка усовершенствовала еще в бытность свою студиозой. Теперь управляющий проснется утром в твердой уверенности, что мое посещение ему приснилось. Конечно, любой менталист исправит эту неточность за пару секунд. Но для этого необходимо присутствие самого менталиста, а привычку проверять свои сны на достоверность обычные магики пока не завели. Пусть лучше грешит на ночные кошмары. Ну не нужно мне сейчас, чтобы Па узнал, как дочурка в очередной раз наплевала на его запреты. Еще меня в заговорщики запишет сгоряча.

Обезопасившись таким образом от последствий возможного служебного рвения, я спокойно вернулась в портальный зал, а оттуда на главную площадь. Общественные загоны, где квартировал мой ездовой ящер, пока хозяйка кисла в ненавистной академии, размещались на окраине. Туда я и побежала, прикинув, что успею добраться до Зеленой заимки, переговорить с братом и к утру вернуться в ректорское кресло. Конечно, мне опять придется наглотаться бодрящего зелья, чтобы не заснуть прямо на лекции у боевиков, но зато никто не заметит моего отсутствия, значит, и Па о нем не доложат. А Макса узнает о подлых интригах нашего негодного родственничка и подготовится к разговору с правителем. Да и в какую-нибудь ловушку не попадет. Мне что-то настойчиво подсказывало, что только одеждой государя-наследника в качестве доказательства его участия мерзавец Алек не ограничится. Но теперь Макса сможет защититься. Как говорится, кто предупрежден – тот вооружен.

ГЛАВА 20
Противодействие заговорам на практике

План был безупречен. Подкачало, как всегда, исполнение. Впрочем, а когда у моего безголового высочества получалось по-другому?

Увлекшись размышлениями о высоком, я порысила к загонам, совершенно упустив из виду, что кратчайшая дорога туда проходит мимо Главных ворот Академии стихий. Кроме нее существовал еще как минимум десяток обходных, длиннее на сотню метров, зато в разы безопаснее для моего склерозного высочества. Уточнять, какой путь я выбрала, думаю, излишне. И дошло до меня, чем грозит чрезмерная торопливость, только когда над ухом громыхнул знакомый голос:

– Рагетта! – сильные руки подхватили мою царственную тушку и непочтительно закружили посреди улицы. – Слава Создателям, ты нашлась!

– Никс… – обреченно выдохнула я. – И ведь не хотела же отношения выяснять…

– Что выяснять? – насторожился чернак, мигом вернув меня на мостовую. – Ты о чем, принцесса?

– Судя по твоей последней фразе, ты прекрасно понимаешь «о чем», – фыркнула я, поправляя перекосившиеся ремни.

– Не понимаю, – покачал головой он.

В темных глазах чернака было столько искреннего недоумения, что я бы поаплодировала его актерскому таланту, если бы не желание расквасить лживую физиономию. Огненный сгусток возник в ладони сам собой, я даже не успела понять, когда завязала плетение.

– Все ты понимаешь! Легких денег захотел? Не ты один. Вполне логичное желание. Только не за мой счет! Ясно тебе?!

Последние слова я прошипела ему в лицо, неимоверным усилием воли заставив себя скомкать готовое сорваться с пальцев плетение. В конце улицы появилась шумная компания студиозов – вечерние гуляки возвращались в альма-матер.

– Рагетта? Что случилось? – Никс схватил меня за руку, не позволяя уйти.

– А что могло случиться между мной и тобой?! Разве между нами может быть хоть что-то общее?!

– Вспомнила, кто я? – его глаза заледенели.

– Узнала, кто ты, – рыкнула я, наконец вырвав свои пальцы из железной хватки переселенца.

– И кто же? – холодно отозвался он, продолжая сверлить мое обозленное высочество пристальным взглядом.

– Продажная шкура!

Чернак отшатнулся, будто его ударили, но мне было не до оскорбленного чернакского самолюбия. Я развернулась на каблуках и, слегка наклонив голову, чтобы не привлекать внимания приблизившейся компании развеселых студиозов, отправилась в сторону загонов. Никс, вынужденный проверять допуски, за мной броситься не смог. Впрочем, уверенности, что никуда он не бросится, мне было не занимать. Я ясно дала понять, что знаю о его афере, а значит, ловить ловкому переселенцу было нечего.

Казалось бы – самое время выбросить негодяя из головы и заняться семейными проблемами. Но вместо этого мое взбешенное высочество всю дорогу выдумывало нелестные эпитеты для наглого чернака. Только в загонах, когда ко мне подвели моего ящера, я кое-как вернула мысли в нужное русло: «Надо предупредить Максу. Это гораздо важнее всяких там горе-любовников!»

Решение было здравое, правильное… Только отчего же так тупо саднило где-то в груди, пока я раз за разом повторяла эти слова, выезжая из города?

Скаковой варан, сразу от городских ворот взяв хороший темп, мерно взрывал когтями утоптанную тысячами ног дорогу. Дождей давно не было, и каждый прыжок ящера поднимал тучу пыли. Но кашлять и чихать было некому. Северные ворота не пользовались популярностью. Торговые телеги тут не пропускали, а редких паломников и одиноких всадников в такой поздний час не нашлось.

Так никого и не встретив по дороге, я за полтора часа добралась до Зеленой заимки. И, не сдержавшись, с облегчением выдохнула: здесь все было так, как и ожидалось.

Первая трехметровая пьяная туша попалась мне сразу у широко распахнутых ворот. Из караулки неслась разухабистая песня под аккомпанемент тролльего рычания – стражники, похоже, тоже решили внести посильный вклад в развитие добрососедских отношений. «Хорошо же охраняют государя-наследника и важных послов. Будь я заговорщиком, от такого обширного выбора заложников глаза бы разбежались», – мелькнула в голове шальная мысль. Я перепрыгнула храпящего тролля, потянув за собой варана. Но ящер дернул за повод, заупрямившись: храпящая благоухающая перегаром туша, перегородившая путь, ему не понравилась. Пришлось вернуться и привязать рептилию прямо к воротам. Уговаривать упрямца у меня не было ни малейшего желания. Да и задерживаться я не планировала.

Зеленую заимку – небольшой трехэтажный особняк в королевских охотничьих угодьях – мое не раз занимавшееся посольствами высочество знало не хуже собственной пятерни, как, впрочем, и нравы этих самых посольств. Поэтому первым делом я заглянула в большой зал, но нашла там только пыльные чучела и мало чем отличающихся от них пьяных троллей. Не обнаружив братца среди спящих, потащилась на третий этаж в его личные покои, по пути открывая все двери подряд. Но, к моему удивлению, Максы нигде не было. Вообще никого не было, кроме спящих тел разной степени потрепанности. Окинув коротким взглядом пустую спальню и глухо выругавшись, я сделала то, с чего следовало начать – призвала духов-охранителей и приказала доставить хоть кого-то трезвого из прислуги.

Толстячок-управляющий с бабьим визгом шлепнулся на ковер минуту спустя.

– Ваше высочество, – узнав меня, он вскочил на ноги, как мячик, и отвесил самый низкий поклон, какой только позволяло жирное брюхо. – Чем могу служить?

– Где мой брат?

– После торжественного ужина в честь удачной охоты слуги сопроводили государя-наследника в его покои для отдыха… – приосанившись, заговорил управляющий.

Хмыкнув, я красноречиво обвела рукой пустующую комнату:

– Короче.

– И все, – сдулся тот.

– В каком смысле «все»? – опешила я.

– Мы сопроводили и были высочайше посланы… Эмм… Его высочество велел не беспокоить.

– Вы что, не знаете, где сейчас государь-наследник?! Да что у вас тут творится? Как вы посмели оставить его без охраны во время… – я осеклась, сообразив, что едва не проболталась, и закончила совсем не так, как собиралась. – Во время посольских мероприятий!

Бледный толстяк, то и дело утирая взмокшую физиономию большим клетчатым платком, покаянно кивал на каждое мое слово, но не говорил ничего толкового. Кое-как я вычленила из его невразумительного блеянья более-менее связную историю. Оказывается, часа полтора назад Макса, никому ничего не объясняя, вскочил на своего варана и умчался по северной дороге.

Знаком отпустив управляющего, я плюхнулась в первое попавшееся кресло и задумалась. Куда могло среди ночи унести моего царственного братца? Даже на похмелье наплевал, так торопился. Ничего, кроме того, что Макса узнал о заговоре и рванул в столицу, в голову не приходило. «Ну и хорошо, – решила я, поднимаясь. – Тем лучше. Меня он не видел, о событиях узнал как-то иначе. А значит, наказ царственного родителя ничего не рассказывать я не нарушила. Па убедится, что Макса к заговору не имеет никакого отношения, обуздает свою паранойю и займется, наконец, обнаглевшим Алексаном. Под шумок можно будет и про подставных женихов рассказать, которых тот мне подсунул. Кстати, а зачем, собственно?»

Размышляя над этим внезапно возникшим вопросом, я спустилась во двор и, вскочив на варана, поехала к городу. Ящер шел мерной рысью. Дорога здесь была одна, заблудиться мне не грозило. Поэтому вялым мыслям ничто не мешало.

Если Алек зарится на трон, то я-то ему не помеха. Никогда не было правителя-женщины. И вряд ли будет. В очереди на корону я стою на самом последнем месте. Сперва законные сыновья ныне здравствующего правителя с полноценным Даром. А их, так, между делом, трое. Потом слабодарцы, то есть Алексан. И только если его тоже не будет, встанет вопрос, кому на голову нахлобучить корону, мне или какому-нибудь дальнему родственнику мужского пола. Причем я буду брыкаться всеми конечностями. Не иначе как негодный братец попросту решил подстраховаться. И перепелке понятно, что уж я-то точно не поверю в заговор Максиана и подниму шум. Глупо, конечно. Но Алек никогда не отличался умом и сообразительностью. Надо будет поинтересоваться, что он себе навоображал, когда его арестуют. Вот будет встреча!

Неожиданная мысль обожгла тяжелой плетью, и я резко натянула поводья. Варан остановился, едва не выкинув мою царственную тушку в пыль. «Встреча! А почему я Максу не встретила?! Дорога-то тут одна. И если он рванул к Па доказывать свою невиновность, то должен был отправиться к телепорту в храмовом городе. Это самый близкий путь. Так почему я его не встретила?!»

Ругаясь последними словами, я развернула варана и четверть часа спустя уже трясла толстяка-управляющего в Заимке.

– В какую сторону он поехал?!

– По северной дороге…

– Я знаю, что по северной, – рявкнуло мое взбешенное высочество. – Она здесь одна. В какую сторону?!

Окончательно перепугавшийся чиновник смог только громко икнуть и махнуть рукой, указывая направление. Я выпустила из рук расшитый золотом воротник и плюхнулась в кресло. Макса уехал в противоположную от города сторону. Туда, где часов на десять пути не было ни одного телепорта.

– Уверен?!

– Да… Я сам видел.

Я выругалась совсем уж неподобающе: Алексан меня опередил. Неизвестно, что он наплел Максе и как выманил его из заимки в одиночестве, но ничем хорошим эта поездка для государя-наследника закончиться не могла. В этом я была уверена.

– Как давно он уехал? – отрывисто спросила я, лихорадочно пытаясь сообразить, как спасать ситуацию.

– Часа два…

– Точнее!

Перепуганный чиновник взглянул на часы:

– Я его видел два часа пятнадцать минут назад у ворот. Его высочество Максиан на своем скаковом ящере пронесся мимо меня. Лицо я не видел, но варан его высочества никого, кроме хозяина, к себе не подпустит.

– Понятно. Болтать не смей!

– Как можно… – заблеял толстяк, но я его уже не слушала, опрометью бросившись к лестнице.

Варан Максы – мощный боевой ящер. Мой – мельче, зато куда резвее. «Если брат не свернет с дороги, а сворачивать тут некуда, к утру его удастся догнать, – решила я. – Вот только в Академию вовремя вернуться точно не успею. Ну и ифиты с ней!»

* * *

Расчет оправдался. Даже не к утру, а гораздо раньше с небольшой возвышенности я увидела далеко впереди одинокого всадника. Его варан шел спокойно. Путешественник никуда не спешил.

Приблизившись на полет стрелы, я узнала приметную масть ящера и крикнула:

– Макса! Стой!

Всадник обернулся и вдруг, стегнув рептилию поводьями, рванулся вперед.

– Макса?! – на мгновенье опешила я и, тут же обозлившись, пнула варана: врешь, братец, не уйдешь!

Мой ящер, хоть и слегка подустал, быстро нагонял собрата-тяжеловеса. Максиан больше не оглядывался, но упорно подгонял своего. Но помогало это мало: расстояние между нами сокращалось на глазах.

– Макса! – снова закричала я, отплевываясь от поднятой пыли. – Стой! Или я тебя сброшу!

На мои вопли братец обратил еще меньше внимания, чем в первый раз. Выругавшись и в очередной раз глотнув пыли, я бросила вперед плетение воздушной волны. Честно говоря, мое задохшееся высочество рассчитывало всего лишь очистить воздух. Не атаковать же одного из лучших магиков Белого континента простеньким плетением. Но нежданно-негаданно удар достиг цели. Варан кувыркнулся, сбрасывая седока и обрушиваясь на него сверху. Завопив, на этот раз от ужаса, я бросилась вперед. «Какое наказание предусмотрено за убийство государя-наследника?» – пронеслась в голове бредовая мысль, пока я бежала к лежавшему в пыли магику.

Ящер Максиана как ни в чем не бывало поднялся на лапы и меланхолично поплелся к обочине. На шее у него висел яркий амулет подчинения. Понимая, что с таким украшением рептилия не нападет, хоть режь ее на куски, я рухнула на колени возле тела и перевернула его лицом вверх.

– Жив? – мое перепуганное высочество откинуло капюшон плаща с королевскими вензелями и едва снова не разоралось: это был не Макса. – Ты кто?

Незнакомый чернак застонал и попытался отползти в сторону. Я отступила и зажгла на ладони огненный шар.

– Кто ты?

– Никто, – прохрипел переселенец, сплевывая кровь с разбитых губ. Ящер его таки не придавил, а вот физиономией к дороге незнакомец приложился изрядно. – Еду себе спокойно по своим делам, никого не трогаю.

– На варане государя-наследника и в его плаще? – с сарказмом протянула я.

– Не знаю никакого наследника. Плащ я купил. И ящерицу эту проклятую тоже.

– Да?.. – неуместное веселье, вызванное тем, что под тушу ящера с моей легкой руки угодил не Макса, ушло так же быстро, как и появилось. – Можно, конечно, вызвать сюда стражу. И пусть они разбираются, где ты такие покупки сделал. Но у меня очень мало времени. Поэтому ты мне сам все расскажешь, или я тебя быстро порежу на ленточки.

Я щелкнула пальцами, и чернак вскрикнул, разом лишившись обеих подметок.

– Ноги надо мыть чаще, – скривилось мое брезгливое высочество. – Палачи, знаешь ли, обычно с ног начинают. Зачем портить им настроение отвратительным запахом несвежих носков? Надевая на свою поганую тушку плащ наследника, мог бы и подготовиться к такому развитию событий. Будешь говорить, мерзавец, или избавить тебя от носков вместе с ногами? Палачи не обидятся. Им еще руки останутся.

Переселенец проникся. Еще минуту назад смуглая физиономия посерела:

– Я все скажу, если вы меня не тронете!

– Не тронуть, говоришь… – протянула я, взглянув на порозовевшую линию горизонта. Время утекало сквозь пальцы с безумной скоростью. – Хорошо. Я тебя не трону.

– Клянитесь! – осмелел чернак.

Я скрипнула зубами, но спорить не стала. Не до споров мне было в этот момент.

– Клянусь Даром, что ни мое оружие, ни моя магия не причинят тебе вреда, если ты будешь говорить правду.

Переселенец с облегчением выдохнул и, наконец, заговорил.

– Я взял варана в загонах в Зеленой Заимке. И плащ там же…

– В загонах? – холодно уточнила я, с трудом сдерживаясь.

– Ну да. Мне его дали вместе с амулетом подчинения для варана.

– Кто дал?

– Они. Те, кто увез Максиана.

– Я обещала не трогать тебя лично, – с угрозой прошипела я, таки потеряв терпение. – Но не вызывать сюда стражу я не обещала!

– Да рассказываю я, – засуетился чернак, – рассказываю. Они забрали принца еще вечером. Он пьяный был, без шума спеленали. Аккуратненько. Хозяину он зачем-то целым и невредимым понадобился. Черным ходом вынесли и на торговой телеге повезли.

– Куда?!

– Не знаю! Мне никто не рассказывал! Я просто работаю… Работал… в загонах! Варан Максиана меня знает! Никто другой не смог бы надеть на него амулет подчинения! Я должен был подождать несколько часов и изобразить принца. Выехать так, чтоб прислуга увидела. Мол, принц сам куда-то ускакал! Я не хотел! У них моя жена и сын! Что я мог сделать?!

– Пойти в стражу? – холодно предположила я.

– У них моя семья! Понимаете, вы?! – взвизгнул переселенец.

– А Максиан – моя семья. И чья семья важнее?!

– Я не хотел! – чернак снова стал отползать спиной вперед. – Вы обещали меня не трогать!

– Обещала, значит, не трону. Я – не трону, а он? – мое взбешенное высочество кивнуло на ящера государя-наследника, безучастно стоявшего в двух шагах.

Переселенец заскулил, в ужасе глядя то на меня, то на огромную рептилию.

– Куда они повезли Максиана? Зачем?! Ну хоть что-то ты слышал?!

– Они говорили что-то про главного заговорщика! Мол, когда его найдут мертвым, вопросов и сомнений не останется! Что Хозяин очень умный, раз придумал такой отличный план, и что зря они сразу в него не поверили! И что Хозяина все держат за дурачка, а он еще покажет магикам, где ифиты зимуют! Все! Потом они уехали, и я больше ничего не слышал! Ничего!

Чернак заикался, размазывал по лицу слезы вперемешку с кровью из разбитого при падении носа, но я видела, что он не лжет. Слишком испуган, чтобы что-то выдумывать.

– Кто такой Хозяин?

– Я не знаю. Никто не знает. Он верховный жрец Безымянной. Она сама избрала его на служение. Предначальная богиня вернется и заберет греховную магию! А он наведет порядок на двух континентах! И белаки больше не будут душить чернаков!

– Да кто вас душит, идиоты? – отмахнулась я, лихорадочно сопоставляя известные мне факты.

Алексан оказался куда умнее, чем думало мое витающее в облаках высочество. Во дворце правителя уже давно ходили слухи о том, что он окончательно сбрендил и увлекся еретическим учением о греховности Силы. Да я и сама посмеивалась, когда слышала об этом. Очень удобно считать греховным то, чего у тебя и так нет, то есть Силу. А разлюбезный братец, оказывается, пошел куда дальше и решил всех переделать по своему образу и подобию. Верховный жрец Безымянной… Надо же такое придумать! Ларчик-слабодарчик! Ну погоди, я тебе устрою торжественное жертвоприношение и второе пришествие Создателей в одном флаконе!

Я снова посмотрела на лежащего в пыли чернака, решая, как поступить.

– Что ты должен был сделать с ящером?

– Зарезать, – переселенец облизал пересохшие губы. – Он слишком приметный.

– А потом?

– Вернуться в Заимку.

– Понятно. Прибить бы тебя…

– Вы обещали! – опять запаниковал чернак.

«И из таких вот братец Алексан собрал свою армию? – я сплюнула. – Все-таки он идиот. И Макса не лучше. Это до какой степени надо было напиться, чтобы не заметить, что тебя похищают? Впрочем, когда он проспится, легко превратит горе-похитителей в головешки. Королевский Дар – это не плетения, где со связанными руками ты почти бессилен. Ифита никакие веревки не сдержат».

– Поднимайся, – чернак кое-как встал на ноги, и я стряхнула с ногтя маленькую, едва заметную искорку. – На тебе маячок. Если вздумаешь рассказать кому-то о нашей встрече или не выполнить мой приказ, стража появится минут через пять. Это понятно?

– Д-да…

– Возьмешь варанов и поедешь в ближайший город, – продолжала распоряжаться я. – Оттуда телепортом в Питруг. Да не трясись ты! Мой ящер смирный! Доберешься и будешь ждать меня завтра в десять часов вечера у задней стены храма Рири. А потом катись на все четыре стороны. Хоть к своим хозяевам. Главное, о нашей встрече ни слова.

– Но ваше плетение, – забеспокоился чернак. – Если его увидят…

– Его никто не увидит. Впрочем, в твоих интересах не маячить на глазах у вашего великого лжеца… То есть жреца, разумеется.

– Да я его не видел ни разу!

– Это твои проблемы, – качнула головой я. – Но сохрани тебя Создатели не явиться к храму…

– Я приду!

– Вот и хорошо. Плащ, кстати, снимай. Тебе он не по чину.

Переселенец торопливо расстегнул фибулу, едва не уронив иглу в пыль, и, скомкав, сунул плащ Максиана мне в руки. Потом он с опаской боком обошел мое нетерпеливо постукивающее ногой высочество и резво вскочил на спину варана. Похоже, все нынешние мечты чернака исчерпывались желанием оказаться от меня как можно дальше.

Я поднялась на холм и какое-то время следила за быстро удаляющимся всадником. «Наверняка пожалею потом, что не прибила его сегодня, – сплюнула я. – Ладно… Он не воин, а я не убийца».

С такими мыслями мое вымотавшееся высочество активировало порт-ключ в ректорский кабинет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю