290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Поймать судьбу за хвост » Текст книги (страница 1)
Поймать судьбу за хвост
  • Текст добавлен: 17 октября 2016, 03:08

Текст книги "Поймать судьбу за хвост"


Автор книги: Анастасия Левковская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Анастасия Левковская
Поймать судьбу за хвост

Моей лучшей подруге Вите посвящается



Пролог

Тусклая лампочка на длинном кривом проводе освещала лестничную клетку, выкрашенную в синий цвет, и дверь с номером 201. Я стояла, упершись лбом в темно-коричневое дерево, и пыталась понять, как мне в свои семнадцать жить дальше. Рука бессознательно поглаживала только что надетое на палец простенькое серебристое колечко с небольшим зеленым камнем. Лишь оно доказывало, что происшедшее было реальностью, а не моей фантазией или сном.

Еще две недели назад мир казался обычным. Дом, школа, ненавистная внешность и не менее ненавистные одноклассники, которые так и норовили позубоскалить надо мной по поводу и без. Я тогда сама себе казалась уродиной. Небольшого роста, полноватая. Овальное лицо с грустными коровьими карими глазами и полными губами. Каштановые волосы до плеч, завивающиеся у висков мелкими спиральками. Да еще и широкие бедра, которые я, стесняясь, прятала за мешковатой одеждой.

Именно тогда в мою жизнь шальными ветрами ворвались близнецы, переведенные в нашу школу. Я долго не могла поверить, что красавчики-новенькие ухаживают за мной всерьез. Да и как вообще это возможно?! Те, по ком девчонки сохнут толпами, не интересуются такими, как я! Да и кто вообще интересуется… Неудивительно, что мне казалось – это какой-то розыгрыш. И я настороженно встречала каждый жест, каждый взгляд парней. Но Саша, которого за легкий, смешливый характер я называла Алекс-плюс, и Леша, благодаря тяжелому, язвительному нраву получивший прозвище Алекс-минус, были настроены серьезно. И каждый день доказывали свою искреннюю симпатию. И я… начала им верить. Боялась, сопротивлялась, как мантру повторяла, что это не к добру, но все равно по чуть-чуть училась доверять. Оттаивала под восхищенными взглядами темных глаз.

Я знала, что наши совместные прогулки не вечны. Увы, я прекрасно осознавала, что отношения втроем хороши только в книжках. А в реальности всегда нужно делать выбор. Безнадежный, невозможный, нежеланный выбор! Ну как можно было отдать предпочтение одному из Алексов?! Особенно если с ужасом понимаешь, что втрескалась в обоих.

Когда прозвучал роковой вопрос, которого я не хотела слышать, черт дернул меня рискнуть. И кто теперь скажет мне, что именно стало решающим фактором? Может, невозможность разорваться между близнецами. Может, нагаданное подругой Асей… Но я, собрав всю волю в кулак, твердо заявила, что буду либо с обоими парнями, либо ни с кем из них.

И после этих слов мир изменился.

Сначала я решила, что как-то незаметно умудрилась спятить. А что еще могла подумать, если вместо двух семнадцатилетних парней передо мной появился взрослый мужчина лет тридцати? Да еще и называющий себя Алексом ди Квиром и утверждающий, что именно он был близнецами.

Будто сквозь пелену я слушала глубокий, с бархатистыми нотками голос мужчины и пыталась поверить в то, что столь любимые с детства сказки вдруг ворвались в мою жизнь. Ведь я всегда любила истории, где девушка спасает от проклятия прекрасного принца…

Алекс обнимал меня так, словно имел на это право, и тихо рассказывал невероятные вещи. Что он не из этого мира и триста лет назад его наказала Судьба, которая принимает облик большой черной зеленоглазой кошки. И нехотя сознался – было за что. Рассказывал, как тяжело было все это время жить на Земле. Появляться двумя семнадцатилетними парнями, искать ту, что снимет проклятие, а к тридцати с горечью понимать – не нашел. И повторять все по кругу… Говорил о том, как долго он искал девушку, которая полюбит обе грани его характера – близнецов. О том, что именно я его половинка и совесть, дарованная высшими силами.

Наверное, я слишком наивная. И слишком отчаянно хотела чуда в своей жизни. Потому что поверила каждому его слову. Даже тому, что он оставит меня на пять лет, но потом обязательно вернется и заберет с собой. И больше мы никогда не расстанемся.

Я тихо млела в надежных объятиях, пока Алекс сетовал на своих врагов, из-за которых не может взять меня с собой. Он – моя ожившая сказка. Я знала, что буду ждать его, что бы ни случилось.

А потом Алекс снял с правой руки один из перстней и надел мне на безымянный палец, где украшение превратилось в изящное кольцо с небольшим зеленым камнем.

– Не снимай его, Вики, – прошептал он и легким касанием пальцев провел по моей щеке. – Так я хотя бы буду знать, что с тобой все хорошо. А если камень покраснеет, значит, меня нет в живых. Сомневаюсь, конечно, что тебе это знание пригодится, но мало ли… Ну а теперь мне пора.

Алекс поцеловал меня и тихо выдохнул в губы:

– Пять лет, Вики, всего пять лет, – после чего исчез.

Я вынырнула из воспоминаний и глубоко вздохнула. Затем тряхнула головой и решительно взялась за ручку двери.

Пять лет.

Ну что же. Отсчет пошел.

Глава 1

Белое платье из последней коллекции, дорогая фата наброшена на опущенное лицо. И никто не увидит слез, блестевших в уголках глаз.

– Имеешь ли, раб божий Александр, произволение благое и непринужденное и крепкую мысль взять в жены сию рабу божию Викторию, ее же здесь пред тобою видишь? – густым басом вещал батюшка.

Что ответил мужчина, я не слышала, да и что он мог ответить, кроме «да»? Вскоре мне задали подобный вопрос, и венчание продолжилось.

Ситуация у меня, конечно, как в стандартных голливудских фильмах. Мне двадцать четыре, и я выхожу замуж за нелюбимого.

Алекс… Мое счастье и моя печаль. После появления, а потом исчезновения загадочного мужчины моя жизнь в корне изменилась. Я перестала быть изгоем и больше ничем не отличалась от сверстников. Только гоняла кавалеров чуть ли не метлой, так как честно ждала Алекса.

А еще я посвятила себя тому, чтобы стать его достойной. Усердно училась, много читала, старалась бороться со своими страхами и комплексами. Пыталась найти вменяемых учителей по холодному оружию, но бросила это дело, поняв, что толковых на моем пути не попадается. Вместо этого сделала упор на физическую подготовку, понимая, что в мире Алекса это может ой как пригодиться. А потому, помимо тренажерного зала, я записалась на айкидо и впоследствии получила черный пояс.

Пять лет… Алекс обещал, что они промчатся очень быстро, на деле же время тянулось мучительно медленно, и отчаяние все глубже запускало когти в сердце и душу.

Тычок под ребра. Недоуменно выныриваю из воспоминаний и понимаю – что-то пропустила.

– Простите? – тихо переспросила священника, ловя недовольный взгляд отца.

– Не обещалась ли еси иному мужу? – терпеливо переспросил батюшка.

Как же… Не обещалась… Эх, семь лет прошло…

– Не обещалась, – тихо ответила трижды, вновь опустив глаза.

Когда пошел шестой год отсутствия Алекса, я уже лезла на стенку. Если бы не моя подруга Ася, которая к этому моменту была благополучно замужем и даже беременна, я бы точно что-нибудь с собой сделала. Ее бессменная колода Таро из раза в раз повторяла одно и то же – жди, он вернется, надо просто ждать. Но… Как же это нестерпимо! Бывало, до боли в глазах всматривалась в оставленное кольцо, но оно радовало ровным зеленым цветом. Временами тоска захлестывала с головой, думалось, что Алекс меня забыл, когда вернулся в привычную обстановку. Однако, как правило, после таких приступов приходили сны, в которых он успокаивал и говорил, что все в порядке.

Но… Прошло семь лет. И Алекс перестал сниться совсем. Карты, правда, так и выдавали, что нужно ждать, но я им уже не верила. Смирилась с тем, что именно на мне дала сбой их правдивость. Алекс обещал пять лет, а прошло семь. Надежды нет.

Примерно год назад бизнес отца стремительно пошел в гору. Как это часто бывает с быстро разбогатевшими людьми, мне начали навязывать определенные вещи. Во что одеваться, с кем общаться, как себя вести. Я сопротивлялась как могла, хотя временами было очень тяжело. И вот в один не очень-то прекрасный день отец поставил перед фактом – они с партнером договорились, и я выхожу замуж за его сына. И напоролся на мой категорический отказ. Был жуткий скандал, после которого я неделю жила у Аси и отец, казалось бы, отступился со своими планами выдать меня замуж. Впрочем, он периодически возвращался к этому разговору, но больше не настаивал.

Следующая атака отца совпала с моей глубокой депрессией. Тогда я как раз окончательно убедила себя, что Алекс не вернется. А потому на ультиматум – либо я выхожу замуж за Александра, либо могу валить на все четыре стороны и он меня больше не знает – ответила согласием. Мне уже было все равно.

Александр оказался милым молодым человеком двадцати восьми лет, который от предстоящего брака был в таком же «восторге», как и я. Мы договорились, что поженимся, раз уж наши родители этого требуют, но будем жить как соседи, пока кто-то из нас не встретит свою любовь.

Именно потому сейчас стою в церкви, а батюшка зычно вещает:

– Венчается раба божья Виктория рабу божию Александру, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Я украдкой посмотрела на правую руку. Почему-то так и не смогла заставить себя снять кольцо Алекса, даже убедившись в том, что за мной уже никто не вернется. А потому тоненькая золотая полоска обручалки была надета прямо над колечком с зеленым камешком.

Немного повернула голову и посмотрела на людей, которые пришли сегодня полюбоваться на этот балаган. Вот стоят отец и его партнер, теперь сват. Гордые и довольные собой. А как же! Какие дети молодцы! Сделали все, что от них требуется! Теперь еще внуков, чтобы окончательно закрепить союз, и вообще все чудесно будет! Мстительно улыбаюсь, благо через фату не видно. А шиш вам, уважаемые, не будет никаких общих внуков!

Вот стоит Ася с мужем, бледная и серьезная. Она до последнего отговаривала от брака, плакала, что буду жалеть. Именно подруга вчера вечером отпаивала меня пустырником, когда весь ужас ситуации дошел до сознания и со мной приключилась глобальная истерика с мыслями покончить на фиг с такой несправедливой жизнью.

Вот и все. Теперь я замужем. Поворачиваюсь к Александру, позволяю откинуть фату назад и мазнуть по губам в формальном поцелуе. У него, наверное, такое же отчаяние в глазах, как и у меня. Родители… Что же вы натворили… И что мы натворили…

– Потрясающе, – слышится вдруг от двери церкви до боли знакомый баритон. – Стоит всего на полчаса опоздать, а твоя женщина уже замужем за другим.

Не может быть! Резко поворачиваюсь и сразу выхватываю взглядом из толпы Алекса. А он ни капли не изменился за это время… Расслабленная поза, заметная даже на смуглой коже щетина, темные волосы забраны в небрежный хвост, карие глаза смотрят испытующе, а чувственные губы крепко сжаты. Он вернулся! Он все-таки вернулся! Не понимая до конца, что делаю, с радостным криком срываюсь с места и, придерживая юбки, несусь к нему.

– Алекс! – задыхаюсь от слез, обнимая мужчину. – Ты вернулся! Я уже не верила…

– Да я уж понял, что не верила, – фыркнул мой лучший сон, после чего обнял и зарылся лицом в волосы. – Как же тебя угораздило, радость моя? – В его голосе проскользнула неподдельная грусть. – Впрочем, не отвечай, сначала я…

И такие родные губы касаются моих легким поцелуем. На меня обрушивается счастье, я буквально ощущаю, как мир опять расцвечивается красками.

– Вика, ты что себе позволяешь! – отмер мой отец. – Немедленно вернись к мужу! Иначе я…

– Это кто? – лениво поинтересовался Алекс, щелкая пальцами. Отец остановился как вкопанный, раскрыв бестолково рот.

– Мой отец, – ответила, прижавшись к груди своего мужчины.

– А, будущий родственник, – равнодушно бросил тот, сразу потеряв интерес. – Значит, пусть живет. И все-таки что случилось, Вики?

Я срывающимся голосом поведала нехитрую историю моего замужества.

– Тебе повезло, что дочь не держит зла, – медленно проговорил Алекс, вновь поворачиваясь к моему отцу, когда я закончила рассказ. – Потому что за такое подходящим наказанием может быть только смерть. А так… Живи уж.

Он легко снял с моей головы венок с фатой и, чмокнув в макушку, отстранился.

– Милая, погоди минутку, – ласково провел по обнаженному плечу. – Сейчас я освобожу тебя от этого недоразумения, который считает себя твоим мужем, и мы сразу уходим, – резко повернулся и направился к алтарю.

– Алекс, нет! – бросилась наперерез и ухватила за руку. – Не убивай его!

Тот смерил побледневшего Александра тяжелым взглядом и обернулся ко мне.

– Объясни, – потребовал, глядя мне в глаза. – Если бы не знал, что ты моя, мог бы подумать… всякое, знаешь ли. Но внимательно слушаю.

– Он же не виноват! – Я настойчиво заглянула в любимые глаза. – Нельзя убивать людей только потому, что тебе так хочется, Алекс! Вспомни, именно за это тебя в свое время Судьба и наказала! Давай мы просто уйдем, и все?

– Начинаю понимать, почему Судьба назвала тебя моей совестью, – проворчал он и, тяжело вздохнув, переплел пальцы с моими. – Видишь ли, милая, его все равно придется убить.

– Но почему? – Я чуть не плакала.

– Я не смогу на тебе жениться, пока ты замужем за этим. – Он прижал меня к себе. – А потому…

– Но можно же развестись! – воскликнула, перебив его. – Это же не Средние века, сейчас даже церковные браки разводят!

– Это они только на бумажке разводят, – мрачно отозвался Алекс и раздраженно дернул плечом. – А на самом деле – если вы поженились перед лицом высшей силы, а ваш бог – одна из таких сил, – то свободной ты можешь стать только после смерти этого мужчины. Ни один способ признания такого союза недействительным не работает, так как все придуманы людьми. Потому прости, милая, у меня просто нет другого выхода.

– Нет! – Я вцепилась в него мертвой хваткой. – Не верю! Должен быть выход! Должен!

– Так-то оно так, – Алекс скривил губы, – но я его не знаю! А потому…

– Давай поищем? – Я просительно посмотрела на него. – Вдруг найдем, а? Алекс, я не смогу спокойно жить с тобой, зная, что из-за меня погиб невинный человек!

– Совесть, ты такая неудобная, – с грустной улыбкой пошутил Алекс, вздохнул и прошептал на ухо: – Ладно, чудо. Давай договоримся так: три года я отвожу на поиск обратного ритуала. Если не найдем – не обессудь, я этого юношу убью. Потому что ждать еще лет шестьдесят, пока он окочурится по естественным причинам, просто не могу. У меня, конечно, физиология не такая, как у человечьих мужчин, но шестьдесят лет воздержания – это слишком даже для меня.

– А зачем воздерживаться? – удивилась и невольно покраснела. – Мы же взрослые люди… – начала было я, но меня перебили.

– Нет! – рявкнул он, сверкнув глазами. – Для нашего, – выделил последнее слово, – брачного ритуала ты должна быть невинной! А ритуал должен быть проведен, так как я не намерен терять тебя по причине какой-то там естественной смерти! Да, я могу продлить тебе жизнь лет до пятисот, но не больше! А этот ритуал сделает тебя бессмертной!

Я озадаченно притихла, осмысливая информацию. Вон оно, оказывается, как все сложно…

И тут к нам протиснулась Ася.

За прошедшие годы моя подруга сильно изменилась. В браке и материнстве она стала мягче, женственнее и еще поправилась. Впрочем, характер у Аськи остался таким же взрывным. Ой, что сейчас будет!..

– Алекс, – она сразу взяла быка за рога, – у меня к тебе есть два дела.

– Я слушаю. – Тот недоуменно посмотрел на мою подругу.

– Во-первых, это, – и подруга залепила Алексу звонкую пощечину, – за то, что семь лет пропадал где-то!

– Хорошее начало, – хмыкнул он, потирая пострадавшую щеку. – Ладно, за дело, я не в обиде… Но боюсь даже представить, что же второе, – и ехидно усмехнулся.

– Второе проще, – вздохнула Ася и негромко произнесла: – Спасибо, что все-таки вернулся. Я Вику вчера чуть ли не из петли вынимала, знаешь ли… И попробуй только ее обидеть! Я тебя и в другом мире найду, чтобы голову открутить! – Подруга воинственно взглянула на Алекса и погрозила кулаком.

– Помню, помню, ты еще семь лет назад грозилась. – Низкий тягучий смех окутал меня, будто теплое облако. – Ты, малышка, страшна во гневе! А если серьезно, – Алекс резко посуровел и вернул Аське пристальный взгляд, – неужели думаешь, что я могу ее обидеть?!

– Тебя не было семь лет! – палец подруги обличающе уткнулся ему в грудь. – Считаешь, ты не обидел ее?!

– У меня были причины, – вздохнул Алекс и обнял меня крепче. – Я не мог прийти, не подвергнув Вики опасности.

– Хочется верить, что все именно так, – проворчала Ася, заметно успокоившись.

Я скосила глаза на толпу гостей. Оказывается, мы тут даем бесплатное представление – все стоят и слушают, развесив уши. Отец так и изображает рыбу-паралитика. Видать, Алекс в него каким-то заклинанием шандарахнул. Родители Александра хлопочут над сыном: он, кажется, в обморок свалился. Н-да, слабоваты нынче мужики пошли…

– Вики, нам пора, – прошептал мой мужчина, наклоняясь к уху. – Прощайся с кем хочешь, мы уходим прямо отсюда.

Согласно кивнув, побежала обнять маму, которая, не стесняясь, всхлипывала.

– Мам, не плачь, – ласково стерла слезинки с ее щек. – Теперь все будет хорошо, я буду счастлива. И обязательно что-нибудь придумаю, чтобы приходить в гости. Хорошо?

– Хорошо, – сквозь слезы улыбнулась мама, которой папина идея никогда не нравилась. – Иди, дочка, он тебя ждет.

Равнодушно прошла мимо отца и даже не взглянула на него. Он мне за последние годы столько нервов вытрепал – не хочу лицемерно делать вид, что буду скучать. Зато я крепко обняла подругу.

– Мне будет тебя не хватать. – Ася мужественно боролась со слезами. – Пообещай, что будешь выбираться к нам, рассказывать о своих подвигах? – Она посмотрела на моего любимого. – Алекс, только попробуй ее не пустить, я… Ну, ты понял!

– Понял, понял! – расхохотался тот. – Не переживай, грозная, буду отпускать Вики погостить. Ну что, радость моя, пойдем?

Я в последний раз обвела взглядом гостей и вложила ладонь в протянутую руку.

– Пойдем.

– Нужно выйти из церкви. – Алекс потянул меня на выход. – Высшая сила, конечно, здесь давно не появляется, но… Ей не понравится, что кто-то вольно магичит в ее храме.

– Слушай, Алекс, – озадачилась я вдруг, – как же ты меня так свободно оставил на столько лет, если я тебе невинной нужна? А вдруг я бы за это время… Того… – Щекам стало тепло, я немного смутилась.

– Не было бы никакого «того», – фыркнул он, аккуратно прикрыв дверь церкви. – Я, видишь ли, на колечко одно заклинание прилепил…

В этот момент Алекс щелкнул пальцами, и мы провалились в портал. Мой возмущенный вопль затерялся в темноте.

Портал выбросил нас на опушке весеннего леса.

В воздухе витали опьяняющие ароматы хвои, к которым примешивался тонкий запах каких-то цветов. В ветвях деревьев, между которыми пробивались яркие солнечные лучи, щебетали птицы. Прямо под ногами начиналась добротная грунтовая дорога, на ней вполне могли разминуться две машины. А в нескольких сотнях метров от нас начиналась живая изгородь, искусно замаскированная под обычные кусты. Собственно, я сначала и приняла ее за кусты, а потому очень удивилась, что дорога проходит по непролазным кущам. Но красоты природы меня заботили мало, поскольку вопрос об «одном заклинании» оставался невыясненным.

– Алекс, стой! – грозно окрикнула мужчину, который уверенным шагом пошел прямо в кусты. – Ты какое вообще право имел…

– Вики, – вздохнул он, даже не обернувшись, – давай мы сначала зайдем в дом, а потом уже устроишь мне выволочку и допрос. Я чертовски устал…

М-да, а ведь я даже не знаю, что именно ему пришлось перенести за эти семь лет. В конце концов, он от меня уже никуда не денется, можно будет и потом спросить. Совесть напомнила о себе, потому я заткнулась и послушно пошла за Алексом, подобрав неудобные юбки свадебного платья. Жду не дождусь, когда его сниму! Очень надеюсь, что не придется в этом мире носить такое постоянно.

Алекс подошел к кустам и прижал к ним открытую ладонь. Я даже не удивилась, когда часть растительности исчезла, открыв вымощенную гладкими камнями дорожку. Она вела к аккуратному домику, окруженному садом.

– Пошли быстрее, – мне достался быстрый взгляд через плечо, – пока не успели отследить мое перемещение.

Я послушно зашла за изгородь, и кусты вновь закрыли проход.

– А это не очень подозрительно, что дорога упирается в заросли? – поинтересовалась, осматривая сад.

– Ну дорогу, допустим, вижу только я. А теперь еще и ты. – Алекс улыбнулся и подмигнул. – А за кустами любопытствующие увидят только лес, и больше ничего.

– Хм, а что это вообще за место? – вытянула я шею, пытаясь рассмотреть, показался ли мне блеск водной глади между деревьями. – Похоже на какое-то убежище…

– Где-то так и есть, – согласился он, открывая дверь в дом. – Проходи.

Мы миновали небольшую прихожую и вошли в просторную комнату, которая сразу вызвала ассоциации с таким классическим киношным охотничьим домиком. Здоровенный камин, рядом с которым расположились два мягких глубоких кресла. У окна – стол, под ним приютились три табуретки. Помимо этого в комнате была полуторная кровать, а возле нее находилась дверь в еще какое-то помещение.

Алекс стремительным шагом прошел к камину и уселся в одно из кресел.

– Присаживайся, поговорим, – улыбнулся он, и от этой улыбки на миг перехватило дыхание.

– Алекс, – нерешительно замерла в дверном проеме, – у тебя случайно не найдется во что переодеться?

– Случайно нет. – Его улыбка стала шире. – А вот не случайно… Посмотри на кровати.

Там лежало легкое платье темно-зеленого цвета. Я схватила его и замерла в нерешительности.

– А где мне можно переодеться? – спросила, переминаясь с ноги на ногу.

– Стесняешься? – В глазах Алекса мелькнул веселый огонек.

– Да! – рявкнула, чувствуя, как заливаюсь краской.

– Какая грозная! – восхитился он и кивнул на дверь рядом с кроватью. – Направо – кухня, а налево – ванная комната. Вперед, милая, я тебя жду.

Ванная комната, к моему изумлению, оказалась настолько привычной, будто я нахожусь не в другом мире, а в типовой многоэтажке. Душевая кабина, умывальник с зеркалом и унитаз – все как дома!

Платье село идеально, и я с наслаждением вдохнула полной грудью, освободившись от корсета. Вообще если здесь такая мода, то я могу быть спокойна. Никаких накрахмаленных юбок, кринолинов и корсетов. Платье спускалось до лодыжек, скроенное из одного куска ткани. Небольшой круглый вырез, длинные рукава – все вполне приемлемо.

Покрутилась перед зеркалом, внимательно рассматривая отражение. Все-таки за эти годы я сильно изменилась, и в лучшую сторону. В первую очередь похудела. Бедра, правда, все равно оставались моей проблемой, но с этим я почти смирилась. Занятия спортом сделали свое дело, так что тело подтянулось. С лица пропала детская припухлость, и теперь чувственные губы, выразительные карие глаза и немного вздернутый нос смотрелись гармоничнее, чем семь лет назад. Или это у меня самооценка повысилась? Растрепанные после фаты волосы ложились на плечи мягкими волнами, а челка, которую я начала носить совсем недавно, придавала облику легкомысленность. В общем, сегодня своим отражением я была более чем довольна.

Немного нерешительно я вернулась в комнату и села напротив Алекса. Красив все-таки. Сидит, рассматривает меня с лукавым прищуром своих невозможных темных глаз. Несколько прядей выпали из небрежного хвоста, и это делало его похожим на благородного книжного разбойника. Кажется, последние годы он много тренировался. По крайней мере, его фигура выглядит массивнее, чем я помню. Невольно перевела взгляд на руку, пальцы которой барабанили по подлокотнику. Красивая ладонь, узкая, с длинными, но сильными пальцами. В голову вдруг полезли неприличные картинки с участием этих самых пальцев, и я вспыхнула, опустив глаза. Так, я вообще-то поговорить хотела, а не о запретном грезить. Решительно подняла голову и наткнулась на понимающую чувственную улыбку и голодный, многообещающий взгляд. Меня опалило жаром, так что пришлось отвесить себе несколько мысленных оплеух. Не о том думаю, тут важный разговор намечается!

– А теперь поговорим, – произнесла немного угрожающе.

– Поговорим, – эхом отозвался он и усмехнулся.

– Что за заклинание, Алекс? – спросила и нахмурилась. – И вообще – какие ты еще на меня заклинания навесил? Может, мой выбор вовсе и не мой, а? – Раздражение ворочалось колючим ежом – не люблю, когда принуждают, а еще больше, когда за спиной что-то делают, причем со мной же и без моего ведома!

Алекс дернулся, как от удара, и поджал губы. Воцарилась тишина.

– Как ты только могла подумать об этом! – тихим, ровным голосом произнес наконец он. У меня аж мурашки по коже пробежали, как ледяной горох. Ну чисто Алекс-минус. – Я бы никогда так не поступил!..

Ладно, с выбором это я лишку хватила. Но вопроса это все равно не отменяло…

– Но на колечко заклинание наложил, – ехидно перебила его. – И что-то мне подсказывает, что не одно.

– Да, не одно, – неохотно, но все-таки признался.

– Я тебя внимательно слушаю, – благосклонно кивнула.

– Ничего такого. – Он пожал плечами, и во взгляде ни капли раскаяния. – Помимо заклинания, которое не подпустило бы к тебе другого мужчину, там только позволяющее знать, что с тобой все хорошо. Оно же, кстати, и тебе показало бы, если бы я умер.

– И это все? – недоверчиво спросила я.

Ой, чую, недоговаривает мой милый.

Скулы Алекса окрасились румянцем. Какая прелесть, он еще краснеть умеет! Я умилилась. Как хорошо быть совестью! Даже такого железного человека прошибает.

– Ладно, не все, – сдался он и запрокинул голову. – Там есть еще одно заклинание, которое не позволило бы снять кольцо.

– Это точно все? – уточнила, все еще сомневаясь. – Или мне из тебя правду клещами вытаскивать?

– Все! – рявкнул Алекс, теряя терпение, и одарил меня мрачным взглядом.

– Верю, верю, не кричи, – улыбнулась, нисколечко не испугавшись. – Лучше расскажи – что мы будем делать?

– Хорошо. – Он заметно успокоился и расслабился. – Сама понимаешь, это не мой замок. Всего лишь тайное убежище, в котором меня точно не найдут, а значит, не найдут и тебя. Так как брачного обряда мы пока совершить не можем, значит, и о тебе никто не должен знать. – Он внимательно посмотрел на меня. – Помнишь, я говорил, что после возвращения меня ждут крупные проблемы? Так вот, они оказались еще крупнее, чем я мог представить.

– Потому тебя так долго не было? – понимающе спросила я.

– Да, – поморщился Алекс. – Мало того что пришлось свои владения с боем отбирать, так еще и брата нужно было срочно найти и вызволить.

– У тебя еще и брат есть? – Я сразу же заинтересовалась. О брате он точно не рассказывал. Впрочем, вообще почти ничего не рассказывал… Нужно расспросить! – Может, расскажешь мне о себе и своей семье? Я же почти ничего о тебе не знаю…

– Да говорить особо нечего, – глубоко вздохнул он и пожал плечами. – Я – боевой маг и немного артефактор. Родители и сестра погибли много веков назад, из родных в живых остался только брат, Леонард. Он… постоянно создает проблемы. – Алекс слегка поморщился. – Гибель отца, а затем и матери повлияли на него не лучшим образом. Лео застрял на уровне развития двенадцати-тринадцатилетнего подростка.

Сочувственно охнула. Самый дурной возраст мальчишек – подростковая дурь на месте сидеть не дает.

– Вижу, ты поняла, что я имею в виду, – криво усмехнулся он. – Когда я исчез… Лео досталось. Мои враги не нашли ничего лучшего, чем поймать мальчишку и закрыть… В одном нехорошем месте. – Было видно, что Алекс не хочет рассказывать, что это было за место. – У меня два года ушло только на то, чтобы найти, куда Леонарда засунули. Потом еще полгода, чтобы поставить остатки моего брата на ноги.

Ого, даже так… Ну, значит, я ему прощаю эти лишние два года. В конце концов, я-то жила себе тихо-мирно, а с Лео черт знает что творили, судя по скупым словам старшего брата. Надеюсь, теперь с ним все в порядке.

– Спасибо, – дала себе мысленный зарок позже расспросить мужчину подробнее и задала более насущный вопрос: – Что будем делать дальше? Надо же найти способ, как аннулировать мой брак…

– Искать пока буду только я, – сурово отрезал Алекс.

– Это почему? – все еще сохраняя спокойствие, приготовилась выслушать аргументы. В конце концов, ему, как жителю этого мира, виднее.

А в приключения вляпаться всегда успею, мелькнула ехидная мыслишка.

– Потому что ты ничего не знаешь из того, что в Соединенных мирах знает даже младенец, – заявил он и сжал губы. – А значит, без всяких вариантов: ты отправляешься учиться.

– Ладно, – даже не собиралась спорить на эту тему. – Может, ты уже и заведение для этого выбрал?

– Конечно, – кивнул Алекс. – Я посчитал, что самым оптимальным вариантом будет ИМБЭЗ.

– Что-что? – не поверила своим ушам, всеми силами пытаясь не расхохотаться. – В какой имбец ты меня собрался отправить?!

Сначала он никак не мог понять, почему я давлюсь смехом. Но вот и до него дошло, что именно напоминает мне название этого учебного заведения, и Алекс от души рассмеялся.

– Да уж, – выговорил он сквозь смех. – Если бы не жил в вашем мире, даже не понял бы, чего тут такого смешного… Вики, как ни крути, для тебя это самый прекрасный вариант.

– А как расшифровывается этот ваш имбец? – продолжала веселиться.

– Институт магических и базово-эстетических знаний, – любезно сказали мне.

Магических – это хорошо…

Примерно пять лет назад я обнаружила, что обладаю силами предположительно огненной стихии. Мы тогда с однокурсниками по политеху на шашлыки пошли. Как водится, все прилично напились, и один из парней начал ко мне приставать. Ну а я же верно ждала Алекса, потому и отшила. Причем довольно грубо. Парень психанул и сильно толкнул меня. Да так, что мне пришлось рукой почти в костер упереться, чтобы не свалиться в него полностью. Ребята, конечно, перепугались, бегали вокруг… А я с удивлением поняла, что совершенно не обожглась. Даже боли не было.

Дальше начала по чуть-чуть экспериментировать, но максимум, чего добилась, – это зажигать взглядом спичку или конфорку на плите.

Так что теперь тешила себя надеждой, что именно Алекс поможет раскрыть дар в полной мере. В конце концов, если меня обучить, смогу хоть как-то постоять за себя. Но смущало слово «эстетических» в этой аббревиатуре. Что-то это сильно напоминало…

– Скажи мне, Алекс, – постаралась, чтобы мой голос звучал ровно, – а что именно я буду там учить?

– Ну, ты получишь основы знаний по Соединенным мирам, – начал перечислять мой милый. – Научишься читать на всеобщем, благо разговорный язык ты выучила при переходе… Что еще? – Он ненадолго задумался. – Всякие полезные вещи – как использовать магию в быту, управлять прислугой и разбираться в искусстве. А! Еще уроки стиля, правильного подбора украшений и всякие дамские штучки, если я правильно понял.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю